Вадим Скрипченко
Фото: Дмитрий Медведев, «Чемпионат»
Текст: Олег Лысенко

Скрипченко: от «Спартака» можно ожидать чего угодно

Первое большое интервью с главным тренером «Урала» – о расставании с Гончаренко, прошедших встречах со Слуцким и предстоящей – с Аленичевым.
30 октября 2015, пятница. 13:16. Футбол
Тренер «Урала» попросил повременить с интервью – до прохождения двойного, чемпионатно-кубкового, «армейского» теста. И слово своё сдержал. По окончании четверговой тренировки в Москве Вадим Викторович на час отвлёкся от дум о «Спартаке» и дал, возможно, самое обстоятельное пока интервью в своей тренерской практике.

Против ЦСКА


— Вадим Викторович, уже пересмотрели кубковую игру с ЦСКА?
— Безусловно.

— По горячим следам или наутро, на холодную голову?
— Анализ сразу по прошествии игры начинается. Смотрим видео, разбираем.

— Стало быть, есть уже понимание, где недоработали, в чём?
— При отрицательном результате всегда есть недовольство – собой, теми моментами, которые не получились в игре. Не хватило концентрации на стандартных положениях. Два мяча за 10 дней пропустили от ЦСКА после стандартов. В чемпионате Вернблум забил после углового, теперь – Панченко после штрафного. Это тот элемент, над которым нам нужно работать. Но если в первом случае это чисто проигранное единоборство Сашей Новиковым, то в среду игроки не успели занять те позиции, на которых должны были быть. Пока у нас организация защитных построений при чужих стандартах оставляет желать лучшего.


Второй момент – мы понимали, что при своих болельщиках ЦСКА будет действовать с позиции силы, поэтому в первом тайме была установка сыграть по счёту, надёжно, и это «Уралу» в целом удалось. Да, провели много времени в позиционной обороне, но промежуточной цели — 0:0 к перерыву — достигли. Во втором тайме хотели добавить в агрессии. Надеялись, что наше функциональное состояние будет лучше – всё-таки они играли через два дня на третий, а мы – через три на четвёртый. При 0:1 пришлось раскрываться, и тем не менее мы забили очень классный гол, имели ещё два момента, чтобы перевернуть игру с ног на голову. Данцев здорово выходил под углом, Манучарян хорошо вошёл в игру… К сожалению, мы свои моменты не использовали, а Зоран Тошич… Мы знали, что у него сильная левая нога, знали, что он смещается в середину и играет накоротке перед линией штрафной, но он снова всё исполнил на высочайшем уровне. Вратаря сложно упрекнуть: в момент удара он был закрыт. Здесь, наверное, больше претензий к центральной зоне – нельзя позволять бить с такой убойной позиции людям, обладающим таким ударом!

В любом случае это опыт, который пойдёт нам в плюс. Хотелось бы в будущем добиваться более высоких достижений – доходить до полуфинала, до финала, стараться выиграть турнир. Кубок – кратчайший путь к завоеванию трофея, и я не вижу проблем в том, чтобы ставить такую цель.

— «Урал» под вашим командованием пока проигрывает только ЦСКА. Вас как бывшего «армейца» этот фактик хоть сколько-нибудь утешает?
— Конечно, то был памятный и хороший, хоть и непродолжительный, отрезок в карьере, но никакого утешения в этом факте не может быть. Я не сопоставляю эти жизненные периоды. Сегодня воспринимаю ЦСКА как хороший раздражитель, лидера российского футбола. Сильные исполнители, квалифицированный штаб во главе с тренером сборной России – с таким соперником интересно играть. Для нас это возможность проверить себя на фоне искусного противника. Пускай с точки зрения результата эти два матча не получились, но пищу для размышлений они дали серьёзную. Да, мы выглядели достойно, но сегодня команда находится на таком этапе, когда просто достойной игры ей уже не хватает. Мы хотим намного большего. Мы проиграли и огорчены. Будем в следующий раз стремиться с такими соперниками добиваться положительного результата.

За ЦСКА


— В бытность футболистом вы дважды срывались из родной Беларуси в Россию. Заход в ЦСКА чем запомнился?
— Во-первых, хорошим коллективом. В то время главным тренером был Олег Васильевич Долматов, и команда под его руководством довольно успешно выступала. В предыдущем чемпионате у ЦСКА был существенный скачок: команда из нижней части таблицы поднялась на второе место. Была 12-матчевая победная серия, которую клуб прошёл на одном дыхании. В тот
Хотелось бы добиваться в Кубке более высоких достижений – доходить до полуфинала, до финала, стараться выиграть турнир.
коллектив было легко влиться – команда была сбалансированная и по личностям сильная. Само по себе попадание из белорусского чемпионата в команду с такими традициями было большой ответственностью и честью для меня.

К сожалению, мы не очень удачно стартовали. Нельзя сказать, что это была основная причина, но пропажу супруги Олега Васильевича вся команда тяжело переживала, не говоря уже о нём самом. Личная трагедия тренера не могла не отразиться на команде. Чемпионат начали неважно – зато в Кубке добрались до финала. В полуфинале в Петровском парке уверенно обыграли «Спартак» — 3:1, но, к сожалению, завоевать трофей не удалось. В финале с «Локо» практически весь матч играли вдесятером – минуте на 17-й был удалён Максим Боков. Тем не менее в основное время сыграли вничью – 1:1, а в дополнительное просто не хватило силёнок, чтобы повернуть игру в свою сторону или хотя бы дотянуть до пенальти. Уступили – 2:3.

— Вас Хомуха в перерыве сменил.
— Если память не изменяет, в первом тайме я получил микроповреждение и в перерыве попросил замену.

— Как вы вообще в ЦСКА очутились?
— В то время, если помните, проводился Кубок Содружества. И уровень турнира в конце 1990-х – начале 2000-х был довольно высок. Приезжали чемпионы стран СНГ, практически все основными составами. От Беларуси в Москву регулярно ездил БАТЭ, лидер национального футбола. В нашей группе были «Спартак», рижский «Сконто» и еще кто-то, не вспомню – кто. На трибунах сидели скауты, специалисты. И в одном из матчей, как мне потом рассказали, я произвёл приятное впечатление на селекционеров ЦСКА. Буквально через две недели получил предложение подписать контракт. Выбирая между немецкой «Алеманией» (это вторая Бундеслига) и ЦСКА, я отдал предпочтение столичному клубу.

— В «Алемании» тоже шло к подписанию контракта?
— Я прошёл просмотр, но в последний момент тренер попросил сыграть за сборную клубов Беларуси со «Штутгартом», чтобы увидеть меня в контрольной игре. В то время как с ЦСКА мне оставалось только приехать и обсудить условия контракта. Поэтому я не стал дожидаться этого спарринга и принял предложение москвичей. О чём ни капельки не жалею.

Элиста


— Отчего таким мимолётным получился красно-синий период?
— Неудачный старт в чемпионате, проигрыш Кубка, трагедия в семье – всё это в совокупности повлияло на решение Олега Васильевича подать в отставку. Команду принял Павел Фёдорович Садырин, и многим игрокам, которых приглашал Долматов под своё видение, пришлось искать другие варианты продолжения карьеры. Меня новый тренер тоже не видел в составе. Я на правах аренды уехал в БАТЭ, провёл там неплохой отрезок времени, после чего вернулся в Россию, заключив полноценный контракт с «Ураланом». Калмыцкий клуб выкупил у ЦСКА все права на меня.

— Год в «Уралане» — хорошее время?
— Вполне. Отличная была команда. Много людей приехало из Высшей лиги, Сергей Павлов нас объединил, и мы успешно выполнили поставленную республикой и лично Кирсаном Илюмжиновым задачу – со второго места вышли в РФПЛ.

— Про Илюмжинова разные байки и легенды ходят. Вам он каким запомнился?
— А мы не так уж часто его видели – человек занятой. Большую часть времени он находился в Москве. Однажды были на приёме в его то ли офисе, то ли резиденции – не знаю, как правильно это назвать. Президент обозначил цели на сезон, пожелал удачи. А на играх видели Илюмжинова считаные разы. Кирсан Николаевич прилетал в Элисту на личном самолёте, давал небольшие напутствия в раздевалке. Приятно, когда руководитель такого масштаба находится рядом с командой, переживает. Одно его присутствие на стадионе придавало «Уралану» дополнительный импульс. В Калмыкии в то время футбол особняком стоял. Стадион всегда полон, люди яростно поддерживали команду. А главное – коллектив прекрасный был. Все футболисты жили в шахматном городке, Сити-Чесс. После побед, неудач собирались с детьми, жёнами. Могли посидеть, пообщаться. Коллектив был как семья. Благодаря этому и решили задачу.

Гончаренко


— До сих пор единственным самостоятельным тренерским опытом у вас был «Минск»?
— Да, городская команда, «горожане», такой, знаете ли, белорусский аналог футбольного клуба «Москва». В БАТЭ я старшим тренером помогал Виктору Михайловичу Гончаренко, но в какой-то момент понял, что хочу попробовать себя в самостоятельной работе. «Минск» такую возможность предоставил. Молодая команда, самая большая в республике школа, хорошая инфраструктура – все условия для развития футбола. Ставку делали на своих воспитанников. И вот с этой командой мы дважды за два года достигли кубкового финала. Раз уступили в серии пенальти, раз выиграли. Минское «Динамо» было фаворитом, но мы смогли — за счёт командных действий, характера, желания, амбиций – добиться успеха. Для молодого клуба «Минск» завоевание этого Кубка пока остаётся самым значимым достижением.

— Вы не один год ассистировали Виктору Гончаренко – в БАТЭ, «Кубани», «Урале». Роль второго не угнетала?
Игра с «Тереком» была честной во всех отношениях – здесь даже не может быть никаких домыслов!
— Не могу сказать, что угнетала. Я фактически действующим футболистом получил предложение Виктора Михайловича стать его ассистентом. Мне несложно было перестроиться, поскольку внутренне готовил себя к тренерской деятельности. В 32 года я закончил карьеру. Здоровье ещё позволяло год-два поиграть в чемпионате Беларуси – на опыте, но я всё взвесил, посоветовался с семьёй и, конечно же, принял это предложение. Всё-таки в БАТЭ прошла большая часть карьеры. Первые годы было очень интересно. Я с горящими глазами выполнял новую работу. В этот же период к БАТЭ пришли первые успехи на европейской арене – попадания в групповой турнир Лиги чемпионов, Лиги Европы, матчи с «Ювентусом», «Реалом», «Зенитом», киевским «Динамо»… Но, конечно, в какой-то момент мне как амбициозному человеку захотелось попробовать себя в качестве главного. Виктор Михайлович и руководство БАТЭ с пониманием к этому отнеслись.

— Вы и поиграть с Гончаренко успели в Борисове.
— Да, года три вместе в БАТЭ отыграли, пока он не закончил по травме.

— Каким Гончаренко был футболистом?
— Очень трудолюбивым, это сразу бросалось в глаза. Играл правого защитника, мог опорного хава оборонительного плана исполнить. Сильно переживал, если что-то не получалось. Виктор Михайлович и игроком был самокритичным, ответственным, и тренером таким же стал. Гончаренко всегда отдавался и отдаётся работе от и до.

— Загадочная отставка Виктора Михайловича из «Урала» не отразилась на ваших взаимоотношениях?
— Я благодарен Григорию Викторовичу Иванову, президенту клуба, за то, что он разложил по полочкам, что и как было. Мне к этому интервью даже добавить нечего – настолько подробно он всё объяснил. Так сложилось, что Виктор Михайлович покинул «Урал». Я тоже написал заявление об уходе, чтобы быть солидарным с главным тренером, который меня приглашал как помощника. Но Григорий Викторович убедил меня остаться, продолжить то дело, которое начали с Гончаренко. Я не знал, в какой роли остаюсь, но согласился помочь команде. После нескольких неплохих по результату игр мне предложили стать главным тренером, и я этот вызов принял. Виктор Михайлович был в курсе всех событий. Мы общались. За его спиной я никаких шагов не предпринимал. Да, для себя я решение принял, но оно с ним проговаривалось, обсуждалось. Он сказал: «У меня к тебе, Вадим Викторович, никаких вопросов нет. Ты взрослый человек, тренер, так что принимай решение, а моя реакция на него в любом случае будет нормальной».

— Можете сказать, что остались товарищами?
— Могу даже сказать, что мы остались в дружеских отношениях. Никаких недомолвок. Мы можем смело смотреть друг другу в глаза, обняться и пожать руку. Здесь нет никаких сомнений.
Виктор Гончаренко и Вадим Скрипченко
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Виктор Гончаренко и Вадим Скрипченко


«Урал»


— Вы морально были готовы к выходу на первые роли?
— Не могу сказать, что предложение свалилось на голову и прибило к земле. Я спокойно воспринял его, поскольку знал: у меня есть опыт, наработки, методика и понимание, как в этой ситуации действовать, как командой управлять. В этом отношении не было никаких проблем.

— К игре с «Тереком» вы готовили «Урал»?
— Нет. Виктор Михайлович к тому времени покинул клуб, я остался в штабе, но к «Тереку» команду готовил Юрий Александрович Матвеев. На этот счёт было чёткое распоряжение президента.

— Шумиха перед «Тереком» – подозрения букмекеров, ажиотаж в прессе – давила на психику?
— Совсем не воздействовать на команду такие вещи не могут. Естественно, когда эти слухи пошли, все задавались вопросом: что? откуда? Ещё за день до игры обстановка в коллективе была неспокойной. Тут очень важно было, чтобы от руководства клуба исходила 100-процентная уверенность, которая передалась бы команде. Как только футболисты её почувствовали – всё, раскрепостились и сыграли. 2:0 вели, потом 2:3 проигрывали и в последней десятиминутке сравняли счёт. Ну какие могут быть разговоры после этого? Игра была честной во всех отношениях – здесь даже не может быть никаких домыслов!

— При вас вернулся в состав Гогниев. Старт сезона он пропустил из-за травмы?
— Да, из-за неё Спартак продолжительное время находился вне игры. А когда внедрили его в тренировочный процесс, естественно, что функциональное состояние Гогниева было не оптимальным. Целый матч проводить на поле он был не готов. Мы его постепенно подводили, и он выдал хороший отрезок. В Казани, выйдя на замену, решил исход матча, пускай и при помощи рикошета от защитника. В кубковой игре с «Енисеем» Спартак и сам забил, и Сашу Ставпеца отправил на рандеву с вратарём. В ворота ЦСКА потрясающий гол забил в чемпионате. Тогда хорошая комбинация получилась в исполнении всей команды, но он как нападающий, у которого есть высокий уровень понимания таких моментов, её завершил. Спартак внимательно слушает подсказки тренерского штаба – при том, что уровень исполнительского мастерства у него высочайший. К сожалению, микротравмы мешают ему проводить сезон в полном объёме. Стараемся бережно к нему относиться. Увы, сейчас у него опять микротравма, и насколько она вывела Спартака из состава, пока неизвестно.

Ерохин


— Выходит, Ерохин на острие атаки – это вынужденная мера?
— На сегодняшний день – да. Мы вынуждены вести поиск оптимальных позиций. Приходится Сашу Ерохина переводить из средней линии в центр нападения. И, на мой взгляд, он с этой ролью очень хорошо справляется – за счёт ростовых данных, понимания игры. Ерохин – очень творческий, интеллектуальный футболист. 10-й номер, 11-й, центральный нападающий, опорный полузащитник – Саша отлично перестраивается с одной позиции на другую и добротно выполняет даже не свойственные себе функции.

— Тем не менее в первом матче с ЦСКА он, играя опорного, совершил серьёзную ошибку.
— Роковая ошибка всегда бросается в глаза. Возможно, если бы мы не пропустили этот мяч перед перерывом, игра могла сложиться иначе. Но давайте не будем употреблять сослагательное наклонение. Да, он допустил ошибку, но в целом его игра на этой позиции произвела на меня благоприятное впечатление. Не стал бы на основании одной помарки категорично утверждать, что это не Ерохина место.

— Видите его в числе потенциальных участников Евро-2016?
— Я видел, как сильно Саша переживал, не получив вызов в сборную России на матчи с Молдавией и Черногорией. И сказал ему так: «То, что тебя тренерский штаб сборной заметил и пригласил, уже говорит о многом. За тобой наблюдают, на тебя рассчитывают, и это для тебя должно быть главным мотивационным моментом. Продолжай играть на том же уровне в клубе – и обязательно получишь новый шанс в сборной. До чемпионата Европы ещё достаточно времени. Стремись, доказывай!». То, что Ерохин будет в расширенном списке кандидатов на поездку во Францию, не вызывает у меня сомнений.

— Не допускаете, что из более статусного клуба дорога Ерохина в национальную команду была бы короче?
— А почему яркий футболист не может обратить на себя внимание в «Урале»? Я считаю, что команда у нас довольно крепкая. Команда заставила себя уважать. Я внимательно слушаю выступления своих коллег, и тот же Леонид Викторович сказал: С «Уралом» никому легко не будет». Нет, я не думаю, что в команде с большими традициями, чем у нас, Саша обязательно имел бы больше шансов попасть в сборную. Ещё не факт, что в таком клубе он имел бы постоянную игровую практику. Будучи лидером «Урала», он имеет все основания рассчитывать на внимание тренеров сборной.

— Молодой Арапов во многом по воле обстоятельств выбился в основные вратари команды?
— К сожалению, сегодня Юра Жевнов травмирован. Для нас это проблема – всё-таки голкипер № 1, вратарь с огромным опытом выступлений в чемпионате России, в том числе за ведущие клубы. Дима Арапов, безусловно, талантливый парень, но молодости свойственны ошибки.

— Когда ждёте Жевнова?
— Он находится в Минске, проходит курс реабилитации. Динамика восстановления улучшается. 2 ноября Юра появится в расположении команды, но ещё вопрос, сколько времени ему понадобится, чтобы набрать оптимальные кондиции. Сами понимаете: вратарь – это последний рубеж. Здесь нужна 100-процентная готовность.

— Куда пропал Заболотный?
— У Коли заканчивается контракт, и мы обсудим его перспективы с руководством. В этом чемпионате он не заявлен за команду.

— В чём проблема Страндберга – почему он практически не играет?
— Нет никаких проблем со Страндбергом. Парень в аренде у нас, не проходил подготовительный период. Не до конца он усвоил ещё требования тренерского штаба «Урала». В нём подкупают профессионализм и огромное желание работать. По самоотдаче на тренировках не могу претензий предъявить. Языковой барьер плюс непонимание некоторых моментов пока не дают ему возможности играть так, как хотелось бы. Даже против ЦСКА, своего клуба, проявить себя, выйдя на замену, Карлос не сумел.

«Спартак»


— Сколько матчей «Спартака» вы уже просмотрели?
— По ходу сезона видели достаточно много – с московским «Динамо», с «Кубанью» в чемпионате. По кубковой игре в Краснодаре пока видел только обзор, но рассчитываю посмотреть её
Посоперничать со «Спартаком» на таком прекрасном стадионе в такой футбольной атмосфере – это счастье для игроков и тренеров «Урала».
целиком. Плюс аналитический штаб привезёт в Москву информацию, аккумулировав которую, мы сможем выработать план на игру со «Спартаком».

— Ваш коллега Аленичев чуть не в каждом матче меняет тактический рисунок команды. Примерно представляете себе, чего ждать от него в воскресенье?
— Мы можем только догадываться, предполагать. «Спартак» способен играть и в четыре защитника, и в три, с двумя опорными полузащитниками и со строенным центром, где есть Широков и Попов, футболисты индивидуально сильные. Знаю, у них Боккетти пропускает, Мовсисян под вопросом. Но у Дмитрия Анатольевича в любом случае есть вариации в тактической системе под тех исполнителей, которые есть. От «Спартака» можно ожидать чего угодно.

— Дисквалификация Боккетти – серьёзное подспорье для «Урала»?
— «Спартак» обладает хорошим подбором сильных футболистов во всех линиях. Не думаю, что отсутствие Боккетти каким-то образом отразится на защите команды. Наверное, тренер найдёт возможности для перестановок. Это прерогатива штаба «Спартака».

— То, что «Спартак» увереннее чувствует себя в гостях, чем дома, — обнадёживает?
— Скажу одно: посоперничать со «Спартаком» на таком прекрасном стадионе в такой футбольной атмосфере – это счастье для игроков и тренеров «Урала». Наша задача – показать своё лицо и заставить болельщиков «Спартака» уважать себя.
Вадим Скрипченко
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Вадим Скрипченко

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 50
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →