Виталий Лысцов
Фото: Instagram
Текст: Олег Лысенко

«Русская мафия, зачем приехали?» Лысцов – наш человек в «Бенфике»

Наш спецкор встретился в Краснодаре с русским легионером «Бенфики» Виталием Лысцовым и разузнал, как его из «Локо» занесло в Португалию.
12 ноября 2015, четверг. 11:00. Футбол
В Лейрии их была целая компания – полдесятка молодых, весёлых ребят из России. В Лиссабоне Лысцов остался один на один с чужой страной, непростым языком, иной культурой. Но он не жалуется. Грех жаловаться, попав в самый титулованный клуб Португалии! У Виталия есть пара месяцев, чтобы доказать свою состоятельность тренерам «Бенфики» и перейти ещё на один уровень выше. Из третьего дивизиона во второй он уже поднялся – теперь стремится в первый.

«Из Лиссабона в Краснодар – за сутки»


— Слышал, вы больше суток добирались до расположения молодёжной сборной. Как это возможно?
— Да, добирался тяжело. Из-за забастовки работников «Люфтганзы» пришлось перенести рейс. В итоге летел через Рим в Москву, а оттуда – в Краснодар. И везде зазор между рейсами был не больше часа. В Италии с трудом, но успел на пересадку, а в Москве – нет. Регистрация к тому времени закрылась. На стойке сказали: «Без шансов». Ничего не оставалось, кроме как заночевать в гостинице и уже утром лететь в Краснодар.

— Отошли от утомительного путешествия?
— Во вторник ещё чувствовал себя плохо.
Я к переводчику: «Стёпа, куда мне выходить?». И слышу: играешь крайнего… нападающего!
Тренироваться было тяжко. Сейчас уже более-менее. Главное – выспался.

— Играть с Фарерами готовы?
— Играть, конечно, готов. Всегда.

— Два поражения молодёжной сборной на старте – шокировали, озадачили, удручили, разозлили? Нужное подчеркнуть.
— Я примерно понимаю, почему эти поражения случились. Новый тренер – новые требования. И он ещё, видимо, не очень хорошо знал команду, и мы не вполне понимали его принципы. Наверное, поэтому неорганизованно действовали, где-то даже расхлябанно. Свои ошибки осознали и уже в товарищеском матче с хорватами показали, что умеем играть в футбол. Думаю, с Фарерскими островами и Азербайджаном сыграем ещё более агрессивно.

— После двух поражений получили втык от Хомухи?
— Конечно получили. Нельзя было так проигрывать командам не очень высокого уровня. И с теми, и с другими можно было играть. Невнимательно сработали в защите, а в атаке создавали много – реализовывали мало.

— Трудно настраиваться на противника класса фарерцев?
— Вообще, видно, что команда не очень высокого уровня. Но по своему опыту знаем, что даже на слабые команды надо настраиваться серьёзно: всё может быть. Контратака, гол и потом всем составом сели в оборону – попробуй её взломай. Так что очень ответственно готовимся к матчу.

«Минуту на поле провёл – ерунда, а не дебют»


— Из вашего созыва «Локомотива», по-моему, только Подберёзкин сейчас выделяется в Премьер-Лиге.
— Почему? Есть ещё Миранчук. Точнее – два Миранчука, Лёша и Антон.

— Антон не играет в РФПЛ.
— Пока не играет. Тот же Баринов выходил за основу. Но из 1995 года, наверное, всё-таки Лёша Миранчук больше всех на виду.

— Вам конкурировать с Чорлукой и Дюрицей нереально было?
— Скорее всего да. Молодой, без опыта в Премьер-Лиге. Меня подводили к первой команде, но мне захотелось больше практики. В молодёжном первенстве уже неинтересно было играть. Чувствовал: не прогрессирую. Пришлось уходить из «Локомотива».

— Опыт — понятно. В чём еще уступали основным бекам «Локо»?
— Мне кажется, только игровой практики на хорошем уровне не хватало.
Как там только ни шутили над нами! Подкалывали: мафия, зачем приехали, чего вам дома не сидится?
Не буду ссылаться на возраст, потому что возраст сейчас не имеет значения. Главное – играть, проявлять себя.

— Тем не менее причин обижаться на Билича у вас не должно быть.
— Что вы, никаких обид. Он меня подтянул к Премьер-Лиге, дал почувствовать атмосферу. Билич повторял: «Не паникуй, тренируйся как можешь, как умеешь, показывай свои лучшие качества. Здесь все такие, как ты».

— В 17 лет дебют в Премьер-Лиге. Голова не закружилась?
— От чего? Минуту на поле провёл – ерунда, а не дебют (смеётся). Но тогда и этому был рад. До сих пор помню свои эмоции, будто вчера было. Когда выходил, было ощущение, что на стадионе полная тишина стоит. Как в тумане находился, ничего не понимал. Билич бросил взгляд на скамейку запасных и задумался: кого выпустить? Последние минуты – надо время потянуть. И вдруг мне говорит: «Лысцов, переодевайся». Я за три секунды всё сбросил. Выхожу, а он даже не сказал, на какую позицию. Думаю: наверное, в центр защиты. Потом смотрю: уходит Кайседо, нападающий. Я к переводчику: «Стёпа, куда мне выходить?». И слышу: играешь крайнего… нападающего! С одной стороны – потерялся, с другой – немного успокоился: всё же не такая ответственная позиция, как центр обороны.

— Мяча-то коснулись?
— Нет. Хотя был один эпизод. «Краснодар» убежал в атаку, Бурлак вынес мяч, и я понёсся вперёд. Слышу за спиной: «Куда ты?! Не надо!». Жаль, защитник оказался первым на мяче и через пас меня обрезал. А если бы зацепился, мог один на один с вратарём выйти.

— До или после Краснодара шансы сыграть за первую команду были?
— Не было. В заявку периодически попадал, сидел на замене, но не более того.

— Кучук и близко не подпускал к основе?
— Когда Кучук пришёл в клуб, я травмирован был – проблемы с коленом. Потом познакомились, он хорошо обо мне отзывался. Кучук говорил, что готовит меня к Премьер-Лиге, рассчитывает. Но я решил попробовать себя в Португалии.

«Ассоциации с Россией стандартные: Путин, медведь, водка»


— Без раздумий согласились на переход в «Лейрию»?
— Да. В России трансферное окно закрывалось, и нужно было быстро принимать решение.

— Статус клуба — третий дивизион — не смущал?
— Нет. Я знал, что после травмы нахожусь в плохой форме, что нужно подтянуть кондиции, получить практику. Рассудил так: через игры наберу, а там, глядишь, какие-то команды обратят внимание. Так и получилось.

— Вы в курсе, что в этом клубе играл по юношам и начинал тренерское восхождение сам Моуринью?
— Что играл, не знал, а о тренерском этапе Моуринью в «Лейрии» наслышан. Там его помнят – фотографии на стадионе висят.

— Молодых россиян в Лейрии целая бригада собралась. Одной компанией и жили?
— Вместе, но не совсем. Мы с Пашей Дроновым и ещё одним португальцем жили на одной квартире и ещё трое русских – на другой.

— Квартира-то большая?
— Большая. Четыре комнаты.

— Как разделяли обязанности по дому?
— Не было такого: сегодня ты готовишь или убираешь, а завтра я. Всё делали вместе. Я ещё с «Локомотива» привык постоянно быть с пацанами. Может, потому мы много и выигрывали по юношам, что костяк был дружный, в основном из интернатовских ребят.

— Русской мафией португальцы не называли?
— Да как там только ни шутили над нами! Подкалывали: мафия, зачем приехали, чего вам дома не сидится? У них ассоциации с Россией стандартные: Путин, медведь, водка.

— Как в окружении земляков заставить себя учить язык?
— Вот в этом моя проблема и была! Никак не получалось заставить себя учить язык. Когда перешёл в «Бенфику», первое время вообще не мог общаться – настолько серьёзный языковой барьер стоял.
Вообще ноль был! Пришлось навёрстывать упущенное.

— Жизнь заставила.
— Да уж. В «Лейрии» у нас Бавин и Панфилов знали португальский и английский чуть-чуть. Если что – всегда помогут, переведут. На первых порах мне этого хватало.

— Суров он, третий португальский дивизион?
— Неплохой на самом деле уровень. Все умеют обращаться с мячом. Где-то физики не хватает, где-то техники, но видно, что хотят играть.

— Стадионы.
— Стадионы хорошие. У «Лейрии» вообще огромная арена. Они же в первом дивизионе были.

«Не наступай на те же грабли – учи язык!»


— Как вы попали в «Бенфику»?
— Провёл пять матчей за «Лейрию» и через агента узнал об интересе «Бенфики». Предложение приехать на просмотр принял без раздумий. Неделю за мной наблюдали, после чего сказали: «Берём». Подписал контракт на полгода, если устрою тренеров – продлим на пять лет.

— Речь изначально шла о второй команде?
— Они берут людей не для второй команды, а на перспективу. Покупают молодых ребят, готовят и потом продают за большие деньги. Система отлажена и чётко работает. В «Бенфику» даже на просмотр тяжело попасть.

— В Лиссабоне вспоминают предыдущих русских легионеров «Бенфики»?
— В разговорах со мной вспоминали, рассказывали, а так – не особо. Президент говорил, что проблемой русских, игравших в «Бенфике», было незнание языка. «Не наступай на те же грабли, — наставлял он меня. – Учи язык». Учу помаленьку. Ребята примерно знают мой словарный запас – с ними уже нормально общаюсь.

— Ваш тренер Хелдер и сам был в прошлом добротным защитником. Для вас это плюс?
— Моё дело – работать, а плюс или не плюс – не знаю. Там видно будет.

— Играете регулярно?
— Да, по две игры на неделе. Плотный график. Играю постоянно.
Подписал контракт на полгода, если устрою тренеров – продлим на пять лет.

— Разница между третьим и вторым дивизионами ощущается?
— Конечно. Уровень хороший. Молодёжь только во вторых командах «Порту», «Спортинга», «Браги» и «Бенфики». Остальные команды «взрослые», многие уже играли или пытаются выйти в Примейру.

— К занятиям основы Руй Витория не подключает?
— Одно время подключал, но последнее время у «Бенфики-Б» плотный график, и у нас тренировки в большей степени восстановительные. Вписаться в расписание основы сейчас объективно трудно – можно элементарно перегрузиться.

«Тяжёлый орёл. И когти такие огромные!»


— Тяжело одному без земляков в Лиссабоне?
— Тяжеловато, если честно. Скучно. Зато футбол хороший – мне нравится. Я рад, что здесь оказался.

— Город, говорят, шикарный?
— Красивый и приятный для жизни.

— Экскурсию для земляков смогли бы провести?
— Скорее всего просто заказал бы экскурсию – заодно и сам достопримечательности посмотрел бы.

— Знаменитого орла – талисман «Бенфики» — в руках держали?
— Даже фотографировался с ним.

— Не страшно было?
— А он в маске был – с репетиции несли. Я увидел, попросил быстро сфотографироваться. Посадили на руку. Не знаю, сколько килограмм, но тяжёлая птица. И когти такие огромные!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 71
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →