Карим Бензема
Фото: Reuters
Текст: Антон Матвеев

“Я хотел помочь Вальбуэна…”. Стенограмма показаний Бензема в суде

Во французскую прессу попала расшифровка показаний Карима Бензема. Мы перевели её.
2 декабря 2015, среда. 17:30. Футбол
В распоряжении французской газеты Le Monde появилась расшифровка показаний Карима Бензема в суде по «делу Матье Вальбуэна». Напомним, форвард “Реала” считается посредником в шантаже полузащитника “Лиона” интимным видео. Мы никого не шантажируем, просто публикуем стенограмму важнейшей для понимания ситуации беседы – естественно, на русском языке.

Судья Натали Бутар: Вы признаёте свою вину в данном деле?

Карим Бензема: Нет, я не участвовал в шантаже.

Судья: Тогда как вы объясните случившееся?

К.Б.: Это всё большое, огромное недоразумение. Поймите, я хотел помочь Вальбуэна. Матьё – мой друг, партнёр по сборной Франции. Да, я был в курсе происходящего. Моей целью было поговорить с Вальбуэна, предупредить его об опасности, попробовать найти выход из ситуации. Тем более что меня тоже в своё время шантажировали.

Судья: Телефонный номер 06.18.XX.XX.XX принадлежит вам?

К.Б.: Я не помню наизусть свой номер. Но, скорее всего, это мой телефон, да.

Судья: Вы единственный, кто пользуется данным номером?

К.Б.: Да.

Судья: “Коко” – это ваш никнейм?

К.Б.: Да.

Судья: Вы знакомы с мистером Каримом Зенати (один из фигурантов дела. – Прим. “Чемпионата”)?

К.Б.: Да.

Судья: Какие вас связывают отношения?

К.Б.: Он мой друг, очень хороший друг, лучший друг. У нас тесные отношения с самого детства. Карим мне как брат.

Судья: Связывают ли вас деловые отношения?

К.Б.: Да, он работает на меня.

Судья: Как давно?

К.Б.: Два года. Или даже три.

Судья: Знали ли вы, что Зенати отсидел срок в тюрьме и вышел по условно-досрочному?

К.Б.: Да. Разумеется.

Судья: Верна ли информация, что Зенати контактирует с вашим агентом Каримом Джазири?

К.Б.: Да, притом часто.

Судья: Как и когда вы узнали про существование интимного видео с участием Матьё Вальбуэна?

К.Б.: Я не смогу назвать конкретную дату.
Но это было примерно за три недели до матча Франция – Армения. Я обедал в Мадриде вместе с Зенати. К нам подошёл человек, который дал мне подушку Louis Vuitton и заодно рассказал о видео с Вальбуэна.

Судья: Вы знали этого человека?

К.Б.: Нет, я не был с ним знаком. Вчера мне показали его фотографию, по ней я его узнал. Но я даже имени этого человека не знаю.

Судья: Продолжайте свой рассказ.

К.Б.: Он принёс подушку, поздоровался со мной, присел рядом и начал говорить. Но я его не слушал, потому что не привык общаться с незнакомцами. Однако этот человек стал рассказывать о видео с участием Вальбуэна, интимного характера. Я перебил его и сказал: “Немедленно замолчи, я даже слышать об этом не хочу”. Он не стал возражать, и мы молча продолжили трапезу.

Судья: Он ел вместе с вами?

К.Б.: Да. Мы пообедали. Но тему Вальбуэна больше не поднимали.

Судья: Как вы объясните, что во время обеда с вашим другом к вам подошёл неизвестный человек, почему-то подарил подушку Louis Vuitton и начал говорить о странных вещах? Почему вы вообще пригласили его за стол?

К.Б.: Я его не приглашал. Он был знаком с Зенати, потому и подошёл к нам. И это был единственный раз, когда я, не по своей воле, контактировал с этим человеком.

Судья: Как и когда вы впервые говорили о видео с самим Вальбуэна?

К.Б.: В расположении сборной Франции, за два дня до матча с Арменией. У нас был командный обед, после чего я пригласил Матьё в свою комнату. Сказал: “Мне нужно поговорить с тобой кое о чем важном”. В комнате, кроме нас, никого не было. И я начал рассказывать ему об истории с видео. Сообщил ему, что видео интимного характера.

Судья: Что было дальше?

К.Б.: Я сразу сказал, что хочу ему помочь. Вальбуэна начал задавать вопросы. Спрашивал, как лучше поступить. Я посоветовал ему решить всё самостоятельно. Объяснил, что только его слово имеет решающее значение. Матье ответил, что вокруг знаменитостей всегда много сплетен. И что он привык к этому.

Напоследок я заверил его, что есть люди, готовые помочь. Не только я, но и мистер Зенати.

Судья: Какова была реакция Вальбуэна на эти слова?

К.Б.: Он спросил меня, чего хотят шантажисты. Я чувствовал себя потерянным, абсолютно потерянным. Сказал, что не знаю, что просто хотел поговорить с ним, помочь, не более. Матьё сообщил, что обсудит ситуацию с семьёй, адвокатом и полицией.

После этого я вернулся в Мадрид из-за травмы ноги. Мы договорились с Вальбуэна, что он свяжется со мной, если ему понадобится помощь в деле. Или соответственно Матьё решит вопрос самостоятельно.

Судья: Вы упомянули, что тоже становились жертвой шантажа. Заплатили тогда злоумышленникам?

К.Б.: Я вызвал полицию и адвоката. Преступникам сказал, что собираюсь заплатить. Однако на самом деле платить не стал.

Судья: 6 октября 2015 года вы написали мистеру Зенати по итогам вашей встречи с Вальбуэна: “Ты должен встретиться с другими” и “Он не воспринял всё всерьёз”. Поясните эти сообщения.

К.Б.: Я говорил о помощи, которую мы с Зенати можем оказать Вальбуэна. Вы можете прослушать все мои телефонные разговоры, я ничего не скрываю. Никогда у меня не было и мысли участвовать в шантаже. Только помочь Матье – и всё.

Судья: Вы сами видели это загадочное видео?

К.Б.: Нет.

Судья: Но вы ведь сказали Вальбуэна, что видели его. Как так?

К.Б.: Честно говоря, я не знаю, зачем это сделал. Потому что я действительно никогда не видел само видео. Но мне рассказывал про него Зенати. Я поверил ему и со слов Карима пересказывал содержание Вальбуэна. Я доверяю Зенати, потому, основываясь на его словах, примерно представлял, что показано на видео.

Судья: Вы уверены, что сам Зенати видел видео?

К.Б.: Думаю, да. Ведь он рассказывал о нём в деталях.

Судья: О каких деталях вы говорите?

К.Б.: Это видео сексуального, порнографического характера. Там видны татуировки Вальбуэна, его лицо, иногда он сам снимает происходящее.

Судья: Сколько копий этого видео существует?

К.Б.: Только оригинал.

Судья: Откуда вы это знаете?

К.Б.: Только тот самый человек, подошедший ко мне в Мадриде во время обеда, говорил о существовании видео. Потом, естественно, его обсуждали многие. Но, насколько я понимаю, копии не существует.

Судья: Получается, вы доверяете человеку, которого даже не знаете?

К.Б.: Я доверяю Зенати. Перед тем как поговорить с Вальбуэна, я долго обсуждал ситуацию с Каримом. И убедился, что копии видео не существует.

Судья: Вы говорите, что Вальбуэна ваш друг. Разве врать в лицо о существовании видео и участвовать в шантаже – нормальное поведение для друга?

К.Б.: Нет, естественно, нет! Честное слово, я не знаю, как ещё вам объяснить, что я не хотел ничего плохого. Я даже и не думал об участии в шантаже, о деньгах. Мне они просто не нужны, я и так прекрасно зарабатываю. Зенати тоже – я плачу ему деньги, он довольно богатый человек.

Судья: Когда вы посоветовали Вальбуэна связаться со своим другом, то, по словам Матьё, сказали: “Только не впутывай в это дело ни полицию, ни адвокатов, ни друзей, никого”. Зачем вы так говорили?

К.Б.: Я просто не хотел, чтобы моё имя засветилось в этой истории. Мне противно даже говорить о шантаже. Потому я и пытался не допустить появления своей фамилии в прессе.

Судья: 19 октября 2015 года в одном из телефонных разговоров вы очень нервно говорили и жаловались, что “Вальбуэна засветился в интим-видео, а страдать мне”. Почему вы так боялись, что общество узнает о вашей абсолютно невинной помощи другу, если вы говорите правду?

К.Б.: Я не боялся. Но, конечно, меня бесила ситуация. Я семейный человек и ненавижу, когда обо мне пишут всякие гадости, раздувают истории на ровном месте, порочат моё имя. Ладно бы написали, что я помогал Вальбуэна, как и было. Но ведь в итоге меня несправедливо обвиняют в шантаже, я вот даю показания… Разумеется, я не хотел всего этого, я не заслужил всего этого.

Судья: Ещё вы сказали Вальбуэна: “Если ты хочешь, чтобы видео уничтожили, поговори с моим другом, он всё устроит”.

К.Б.: Это просто совет. Повторяю, я сказал Вальбуэна, что всё в его руках, не давил на него. В конце каждого своего предложения я напоминал Матьё об этом. Каждого!

Судья: Вы постоянно повторяете, что не хотели ничего плохого и не общались с шантажистами. Тогда откуда вы вообще знаете, что они хотели денег?

К.Б.: Я и не знаю точно. Но в процессе разговора с Вальбуэна мы обсуждали требования шантажистов. Я лишь предположил, что они хотят денег. Ну а что ещё нужно преступникам в таких ситуациях? Не знаю, может, они хотят ещё массу вещей. Но обычно всё упирается в деньги.

Судья: Вы считаете, что Зенати тоже не шантажировал Вальбуэна?

К.Б.: Естественно! Карим ни в чём не виноват! Мы оба в шоке от того, что нас подозревают в шантаже. Наши помыслы были абсолютно чисты. Помочь другу Матьё – и всё.

Судья: Я правильно понимаю, что все ваши высказывания в прессе визирует личный пресс-атташе?

К.Б.: Да, на меня работает человек, который организовывает все интервью, следит за публикациями про меня в прессе, ведёт мой “твиттер”, аккаунты в “Фейсбуке” и “Инстаграме”.

Судья: Какие у вас на самом деле отношения с Вальбуэна?

К.Б.: Он мой хороший друг. Мы часто видимся в сборной Франции. Всегда весело общаемся, шутим.

Судья: Вы видитесь вне работы? Или только во время сборов национальной команды?

К.Б.: Не видимся. Я ведь живу в Мадриде, а он сейчас в Лионе, до этого в Москве. Потому и встречаемся в сборной. Пару раз пересекались во время отпуска.

Судья: Вы хотите ещё что-то сказать напоследок?

К.Б.: Я действительно очень огорчён из-за всей этой истории. Шантаж – очень серьёзное обвинение… Мы с моим другом Каримом Зенати ни в чём не виноваты. Если мы и смеялись над этой историей по телефону, то исключительно в шутку. Ужасно, что речь идёт ещё и о моём друге Матьё. Надеюсь, всё завершится благополучно, и вы поймёте, что мы с Зенати просто помогали Вальбуэна. Без всяких задних мыслей.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 77
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →