100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Саади Каддафи
Текст: Михаил Тяпков
Фото: Reuters

Сын диктатора. История Саади Каддафи – футболиста и палача

В декабре возобновился суд над сыном Муамара Каддафи Саади — экс-игроком Серии А, акционером «Юве», главой ФА Ливии, богачом и преступником.
16 декабря 2015, среда. 10:00 Футбол

Было у отца три сына…

Даже у самых кровавых убийц, жестоких тиранов и отъявленных мерзавцев всегда есть своя печать человечности. Как правило, их «слабое место» — семья. Муамара Каддафи, при всех его диктаторских и преступных замашках, человеконенавистником не назовёшь. Пока на Ближнем Востоке не началась цепочка арабских революций и Муамар не стал для любителей устанавливать демократию «огнём и мечом» одним из лютых врагов, он был частым гостем европейских дворцов и светских раутов. Он был продуктом своего времени – не вырос на идеях гуманизма и народовластия, но, как показывают нынешние события на Ближнем Востоке, такие, как он, были не самым страшным злом. Став безраздельным владыкой Ливии, Каддафи тянулся к Европе. И как сейчас в Старом Свете охотно рукоплещут инвестициям шейхов Катара и Эмиратов, так в 1990-е вполне тепло приветствовали сближение с ливийскими магнатами, главным образом, из семейства самого Каддафи.

Было у отца три сына: двое умных, а третий футболист. Этот бородатый анекдот в жизни лидера джамахирии воплотился почти в точности, разве что сыновей в итоге оказалось больше. Но третьим родился именно футболист, который сразу после рождения сделался любимцем диктатора. Живой, подвижный, неугомонный – эти качества в ливийских семьях не слишком-то ценятся даже в детях, но именно этим Саади, кажется, и подкупил отца, всегда проявлявшего особую заботу о судьбе своего третьего сына. Связывают это с тем, что двое старших были вполне самостоятельны и крепки характером. Саади же вырос большим ребёнком – изрядно избалованным и довольно далёким от политических реалий, что его в конечном счёте и сгубило.

Но беззаботное детство было счастливым временем – пока старшие члены семьи заботились о сохранении власти и экспорте нефти, Саади дни и ночи проводил у телевизора, с открытым ртом внимая каждому движению суперзвёзд 1990-х – Зидана, Дель Пьеро, Роберто Карлоса и других. Особенно Каддафи-младший уважал итальянскую Серию А. Насмотревшись матчей, он спускался на личный мини-стадион семейства и подолгу пытался копировать кумиров – в компании кого-то из слуг или охранников, либо в одиночестве – братья и отец не разделяли его страсти.

Отец хотел, чтобы он занял высокий пост по линии военного или гражданского руководства, но Саади не проявлял никакого интереса к государственной карьере. Муамару не оставалось ничего иного, как отдать ему на откуп федерацию футбола Ливии – тут Саади был в своей стихии и своей инфантильностью не мог ничего испортить. Если вспомнить «успехи» сборной этой страны, то очевидно, что там и портить абсолютно нечего.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters

Критикуешь Каддафи – расстрел на трибуне

Однако должности ему было мало – амбиции Саади были связаны в первую очередь непосредственно с игрой в футбол. До этого он довольствовался молодёжными и полулюбительскими командами (хотя с профи в Ливии в принципе туго, и только настойчивость Саади в переговорах с отцом позволила возродить в стране профессиональный спорт), а тут к 27 годам осознал, что пора бы и трофеи брать, и за сборную играть. Так началась беспрецедентная история совмещения. Играющий глава федерации – настоящая экзотика.

Как ни старались судьи, как ни рвался на первое место сам сын Каддафи – с «Аль-Ахли» он ограничился лишь Кубком да Суперкубком. Матчи с участием Саади напоминали встречи на высшем уровне, только не футбольные, а политические. Повсюду снайперы, личная охрана – разве что на поле секьюрити не выходили. Как в мультфильме про Вовку – а вы и в футбол за меня играть будете? Может, кстати, и сыграли бы лучше. Апофеоз абсурдности происходящего – один из матчей, на который пожаловала практически вся семья Каддафи. В результате на стадион пускали буквально по спецпропускам. Уже и пенальти в ворота соперников «Аль-Ахли» назначили, и Саади дали его пробить, а гола так и не случилось. Может, вратарь готов был даже не дёргаться, но Каддафи-младший пробил мимо. В общем, как ни помогали ему – дело закончилось вторым местом и четырьмя забитыми мячами.

Обиженный на весь свет Саади решил, что если гора, то есть чемпионство, не идёт к Магомеду, то надо ему отправиться к горе. Так он волевым решением осуществил свой трансфер в «Аль-Иттихад» — клуб, собственно и не позволивший «Аль-Ахли» завоевать золотые медали. Сопротивляться этому переходу чемпионы не смогли – можно было и головы не сносить. Недаром в порыве гнева Саади в своё время приказал отслеживать на трибунах проявлявших недовольство его игрой и судейскими решениями в пользу его команды. Однажды по таким болельщикам даже была открыта стрельба.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters

Ученик Марадоны

Параллельно Саади занимался, как сказали бы сейчас, саморазвитием – прямо как богач с премиум-картой фитнес-клуба, он заказал тренировки с индивидуальным тренером. Да не с каким-нибудь, а с самим Диего Марадоной, приехавшем ликвидировать пробелы в футбольном образовании Каддафи-младшего. А за физические кондиции сына диктатора через несколько лет стал отвечать сам легкоатлет Бен Джонсон, в своё время лишённый большинства регалий из-за употребления допинга.

С помощью таких «инструкторов», судей, федерации и достаточно сильного по местным меркам состава «Аль-Иттихад» стал чемпионом с Каддафи в составе. Он играл, забивал и быстро намекнул тренеру сборной, что пора попробовать его и на международной арене. Вряд ли кого-то удивит, что вместе с первых же вызовом в сборную Ливии он получил и капитанскую повязку. Наверняка партнёры Саади по клубу и национальной команде не воспринимали происходящее как должное, но протестовать открыто не решался никто. Весь ливийский футбол существовал для одного человека. В репортажах с матчей игроков называли по номера на футболке, якобы из религиозных соображений, и только Каддафи-младшего – по имени. Собственно, он был и единственным, у кого на спине красовалось имя.

Будучи натурой увлекающейся, Саади Каддафи быстро устал от всех своих ливийских успехов. Равно как и от жизни в золотом вакууме. Сыграв за несколько сезонов под сотню матчей в национальном чемпионате и за сборную, «вольной царицею» он быть уже не хотел. Теперь от старче Муамара и его Золотой рыбки, а точнее, Золотого нефтяного тельца требовалось сделать сына «владычицей морской», то есть заморской. В детстве, глядя трансляции матчей Серии А, Саади понимал, что вряд ли когда-нибудь сможет оказаться по ту сторону экрана. Подрастая, он начал осознавать, что у статуса сына диктатора нефтяной страны много плюсов и мечты иногда сбываются.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters

Купленное место в истории Серии А

Через контролируемую семьёй Каддафи фирму Саади вошёл в состав акционеров «Ювентуса» и даже получил пост в совете директоров клуба. Каддафи съездил со «старой синьорой» на сборы, но, к счастью, до попадания в официальную заявку на сезон дела не дошло. Притом что у Италии в Ливии были масштабные экономические интересы. В «Юве» ему было не пробиться, но непонятна и другая крайность — чуть ранее Саади перешёл было в мальтийскую «Биркиркару», мечтая сыграть в Лиге чемпионов. Но в составе так ни разу и не появился – на острове он в принципе не задержался. Отпрыск правящего семейства обосновался в Италии, где дал волю всем таившимся в нём порокам (к слову, отец в этом плане мало чем отличался от нерадивого сына) – наркотики, алкоголь, многочисленные связи с мужчинами и женщинами. Параллельно продолжал он и футбольную карьеру, ничуть не смущаясь тем, что даже действительно сильным игрокам кокаин и виски как минимум не полезны, что уж говорить о не одарённом природой Саади. Впрочем, может, Диего Марадона внушал своему подопечному обратное.

Союз с Беном Джонсоном на пользу Каддафи точно не пошёл. В 2003 году казалось, что его мечты начали сбываться. Саади был уже на хорошем счету в Италии – экспрессивный, вполне в духе какого-нибудь Неаполя или Сицилии, миллионер, влюблённый в футбол, вполне светский ловелас и пьяница. Летом 2002-го он добился проведения матча за Суперкубок Италии в Триполи, принеся в бюджет итальянского футбола солидные деньги. А через год подписал двухлетний контракт с «Перуджей». В свой «Милан» его Сильвио Берлускони не взял, а вот в команду поскромнее лоббировал изо всех сил и в итоге нашёл-таки местечко. Вот тут-то и сказался союз с пойманном на допинге Джонсоном – Саади ещё не успел провести ни одной игры, как оказался уличён в использовании запрещенного препарата – тест он сдавал как запасной. Трёхмесячная дисквалификация отсрочила неизбежное, но всё же в мае 2004-го в ничего не значащем матче Каддафи впервые сыграл в Серии А. Мечта детства сбылась.

Засыпал Саади счастливым и наверняка не один и не вполне трезв. А утром его ждала пачка свежих итальянских газет, которые соревновались в остроумии, издеваясь над «самопровозглашённым футболистом». «Даже если он будет бегать в два раза быстрее, то всё равно будет в два раза медленнее, чем надо», — писала La Stampa. «Позорный момент в истории итальянского чемпионата», — откликалась Gazzetta della Sport. «Купленное место в составе», «футбольный абсурд» — каких только эпитетов не удостоили СМИ дебют сына диктатора в «Перудже».

Сколько пережил тренер Серси Косми, которого с одной стороны прессовало руководство клуба и даже государства, а с другой болельщики и общественность! Но давление не помешало Каддафи и Косми через год встретиться снова – уже в «Удинезе». В разгар первого сезона тренер уже готов был выдохнуть, когда Саади заявил, что он повзрослел и есть дела посерьёзнее игры в футбол – возглавить некую секретную военную службу на родине. То ли она была настолько секретна, что Каддафи-младшему предстояло работать под прикрытием, то ли сумасбродный и совсем отбившийся в Европе от рук отпрыск быстро лишил отца терпения, но буквально через три месяца Саади как ни в чём не бывало снова тренировался с «Удинезе». И вновь в последнем, ничего не значащем туре вышел на поле. «Чем бы дитя ни тешилось», — рассудил уже привычный Косми.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters

Из футболистов – в палачи

Следующим итальянским пристанищем Каддафи стала «Сампдория», чей владелец мечтал о совместном с семьёй Каддафи нефтяном бизнесе. Судя по тому, что в футболке генуэзцев Саади так и не сыграл, переговоры так ни к чему и не привели. И без того несладкий и «подпитанный» всеми мыслимыми пороками характер третьего сына Каддафи к 40 годам стал совсем как у отца – взбалмошный, упёртый, жестокий. Кризис среднего возраста Саади встретил, осознав, что в футболе не добился ничего, кроме как стал посмешищем даже за пределами Италии. Карьеру он закончил и вернулся на родину не солоно хлебавши. Первый ливиец в Серии А, но какой ценой – в прямом смысле?

В Ливии Каддафи-младший продолжил управлять футбольной федерацией, параллельно пытаясь организовывать сумасшедшие бизнес-проекты, обречённые на провал. На Муамара тем временем уже ополчился практически весь свет, в стране разгоралась гражданская война. Нервы начали сдавать и у самого европеизированного в семействе. Впрочем, убийство одного из самых известных в прошлом ливийских футболистов и тренеров Аль-Риади, в котором ныне обвиняют Саади, произошло ещё в бытность его игроком «Удинезе». С Аль-Риади у Каддафи были давние счёты. Когда-то он тренировал Саади и не слишком рьяно восхищался талантами сына диктатора. Кроме того, игравший ещё в 1980-е ветеран не скрывал скептического отношения и к отцу и вообще режиму джамахирии. Убеждённым оппозиционером его не назовёшь, но и взглядов своих авторитетный специалист не стеснялся. В 2005 году пропал, как выяснилось позже – был убит. Как стало известно уже в ходе судебного процесса – подвергнут пыткам и умерщвлён.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters

Но это не единственное, что вменяют в вину Саади Каддафи. На радары Интерпола он попал в 2011 году, когда в Бенгази отдавал приказ о жёстком подавлении протестных акций. Ещё одна статья обвинения – незаконное присвоение имущества федерации футбола Ливии, а также мошенничество в особо крупных размерах.

Во время волнений в Ливии для Европы Саади до последнего играл роль цивилизованного и дружественного посла семейства Каддафи, который ратует за мирное решение конфликта и вообще белый и пушистый. Он давал интервью BBC, CNN и другим видным каналам, рассказывая, что в Ливии «всё не так однозначно», а виноват во всём его старший брат, настаивающий на жёстком подавлении любой оппозиции. В итоге сейчас они сидят в одной тюрьме, и никаких скидок «европейцу» Саади не полагается.

Поначалу с падением джамахирии Каддафи с проворностью, которой он никогда не демонстрировал на футбольном поле, через пустыню Сахару бежал в Нигер. Там он купил дом и несколько лет благополучно отсиживался после убийства отца и репрессий в отношении всех его родственников и сподвижников, не успевших бежать по примеру Саади. Правительство Нигера отказывалось выдавать Каддафи-младшего на суд новых властей Ливии, тем более что в стране по-прежнему царит хаос, в котором наряду с правительством действует несколько экстремистских группировок, контролирующих целые районы. Однако когда Нигер получил веские доказательства вины Саади в убийстве Аль-Риади, и к политическим и экономическим обвинениям добавилось уголовное, Каддафи был выдан Ливии.

За него не вступился никто – ни бывшие друзья и звёзды шоу-бизнеса, с которыми он выходил в свет, когда купался в деньгах, ни Сильвио Берлускони, так отчаянно радевший за футбольную карьеру Саади в Серии А, ни те, кто создавал «массовку», когда Каддафи хотелось чувствовать себя лучшим игроком Ливии. 6 декабря судебный процесс над бывшим футболистом и главой федерации возобновился. Дело идёт как минимум к пожизненному заключению в условиях, на которые когда-то обрекал своих недоброжелателей сам Каддафи. Если он «случайно» не скончается во время процесса и не будет приговорён к смерти, то уже через пару лет про Саади Каддафи и его футбольную карьеру на международном уровне благополучно забудут. Настоящим футболистом можно стать через талант, тренировки и труд. А купленное или добытое политическим путём место на поле не приносит счастья – история сына ливийского диктатора это наглядно показывает. Теперь, без денег и положения сына лидера джамахирии, Саади Каддафи может мечтать разве что сыграть в футбольном чемпионате своей тюрьмы. И, кстати, далеко не факт, что он будет в нём лучшим игроком.

Саади Каддафи

Саади Каддафи

Фото: Reuters
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
21 октября 2017, суббота
Партнерский контент