Объясните Газзаева!
Текст:

Объясните Газзаева!

Как же это назвать и что это было? ЦСКА в финале Кубка УЕФА. На какую полочку это положить, как с этим разобраться, пусть и всего лишь внутри собственной головы?
8 мая 2005, воскресенье. 18:29. Футбол
Как же это назвать и что это было? ЦСКА в финале Кубка УЕФА. На какую полочку это положить, как с этим разобраться, пусть и всего лишь внутри собственной головы? Я знаю одного коллегу, который пару лет назад написал окончательную такую, решительную заметку о тренере Газзаеве, предложив (при всей риторичности этой фигуры речи) больше о нем никогда и ничего не писать. Потому что все с ним уже ясно.

Если бы не склонность никогда не говорить «никогда», я бы легко к нему присоединился. Мне тоже тогда казалось, что все с Валерием Георгиевичем ясно надолго вперед.

Другого своего коллегу я буквально неделю назад попросил сделать для «Футбольного клуба» сюжет о Газзаеве. Как к нему теперь относиться, когда прежний стереотип как минимум нуждается в уточнении. В переосмыслении. Коллега промучился эту самую неделю и за день-другой до эфира с мольбой в глазах попросил его от взятого на себя обязательства уволить. Не то чтобы нечего сказать, нет, но как-то не клеится. Не сочиняется.

Думаю, сейчас он уже мог бы что-нибудь сотворить, к победной развязке полуфинала. Но укатил в командировку. Так что помочь мне совершенно некому.

В последний раз такое чудесное превращение на моей памяти произошло, когда в принятой Георгием Ярцевым сборной России вдруг заиграл Дмитрий Булыкин. Эффект был, как в пословице, – вот она, палка, выстрелила! Причем не просто так, лежала-лежала да пальнула, а кто-то взял ее, прицелился – и в этот самый момент выстрел, и враг наповал.

Хет-трик в матче со Швейцарией произвел на меня особенно сильное впечатление, потому что эту игру я смотрел на стадионе, и справа от меня сидел мой хороший товарищ, а слева совершенно мне не знакомый человек, который и вообще-то бурно реагировал на происходящее, а после второго из булыкинских голов настолько страстно схватил меня за плечо и восторженно затряс, что куртку пришлось потом отвезти на дачу – пришить обратно надорванный рукав было невозможно.

Пропала вещь. Ну да не жалко. Жалко другого – что Булыкин больше ТАК никогда не игрывал. А ждали мы довольно долго, и разочарования это стоило большого.

С одной стороны, преображение Газзаева – вещь, конечно, куда более фундаментальная. Команда не просто разок сыграла на вдохновении – она выстроена, она прочна, в ней чувствуется большой запас. Хотя и сырость, конечно, чувствуется тоже; ну, да ведь довольно новый проект. В строительстве нынешнего ЦСКА всегда настолько эмоциональный, бросающийся из крайности в крайность Газзаев проявил прежде всего удивительную выдержку.

Со всех сторон взамен ушедшим Семаку и Ярошику требовали замен, а ЦСКА никого не покупал. Конечно, оставались Красич и Карвальо, да и не только они, но это ведь мы со стороны – что болельщики, что журналисты – решаем, «верить» в них или «не верить». Тренер-то знать должен. Под ним проект многомиллионный, и решать тем более сложно, что миллионы эти – не твои.

Что еще поразило из черт, раньше Газзаеву не свойственных? Устойчивость к испытаниям. В Лиге чемпионов ЦСКА вообще-то ведь сыграл неудачно. Потому что в домашнем матче с «Порту», соперником сильным, но посильным (оставим это непроизвольное созвучие), проиграл путевку в плей-офф. Потому что проиграл чемпионат, бывший, казалось, в руках. Еще один коллега…

Надеюсь, ссылки на коллег не очень раздражают. Они совершенно необходимы, во-первых, потому, что образ Газзаева, казалось, законченный и сложившийся, обрушился отнюдь не только в моем личном представлении. Это раз. И еще. Я, честно говоря, с Валерием Георгиевичем не слишком близок. Поэтому личных, самостоятельно сделанных наблюдений не слишком много. А они ведь нужны.

Так вот, еще один мой коллега рассказывал мне очень газзаевскую историю более чем двухлетней давности. ЦСКА проводил предсезонный сбор сразу после того, как проиграл золотой матч «Локомотиву». Зайдя в гости к Газзаеву, разместившемуся в номере 222, товарищ мой пошутил: дескать, Валер, стали б чемпионами – поселился бы в номере 111. «Мы заняли по итогам чемпионата первое место», – обиженно отчеканил Газзаев.

Если бы даже допустить, что этой истории не было, ее стоило бы придумать.

Но сейчас мы видим совсем другого человека. Раскованного, творческого, легко, не меняя шага, переосмысливающего собственные промахи… Кстати, даже гораздо менее темпераментного на бровке. Если мне, конечно, не кажется. Что же происходит?

Предполагать страшновато. По причинам житейским в первую очередь. Мы же помним Булыкина. Мы уходили со стадиона «Локомотив» после матча со Швейцарией, я, мой товарищ (это уже четвертый товарищ, не те, о которых я раньше упоминал) и мой оторванный рукав, с твердым ощущением, что в российском футболе появился нападающий класса Кристиана Вьери. Из таких разочарований, конечно, и состоит жизнь, но повторять их просто так, от нечего делать, тоже не хочется.

А хочется, наоборот, верить в лучшее.

Я не знаю, что произошло с Газзаевым. Каким образом, за счет каких личностных качеств он настолько изменился, избавился от профессиональных, а возможно, и не только профессиональных, комплексов. Просто восхищаюсь этой переменой, ее плодами, а именно игрой ЦСКА.

Мне немного тревожно думать, что будет с командой, если она столкнется с соперником, обороняющимся большими силами. Я не очень вижу, как ЦСКА будет взламывать массированную оборону, это игра, в чем-то противоположная удали контратак, на которых армейцы пока все настолько успешно строили. Но теперь, когда в финале на ЦСКА попал не фундаментальный «Алкмар» с рослыми защитниками, а темпераментный «Спортинг», играющий впридачу еще и на своем поле, это просто не актуальный для нынешнего розыгрыша Кубка УЕФА вопрос. Нет такого вопроса.

Но если зайти с другой стороны…

Несколько лет подряд, будучи свидетелями растущей капитализации нашего футбола, покупки все более дорогих и классных игроков, мы каждую весну, со стартом внутреннего чемпионата, видели, что в игре лучших команд появляются новые черточки. Что они мужают, прибавляют, растут в классе. Но каждую осень в лучшем случае один наш представитель, наиболее опытный, как правило, добивался относительного успеха в чемпионской Лиге. Например, выходил в плей-офф. ЦСКА, кстати, туда не попал, но, как видим, это было к добру.

И каждую осень можно было расстраиваться. И отовсюду раздавались голоса, что вот, снова мы со свиным своим рылом сунулись в калашный ряд. И нам там не были рады, и ушли мы несолоно хлебавши.

А на самом деле тут даже не было никакого противоречия. Просто изменения к лучшему долго копятся, а качественный прорыв может долго не наступать. Мне кажется, что успех ЦСКА, который во внутреннем чемпионате отнюдь не стал сегодня клубом, который на голову выше остальных, знаменует этот самый прорыв.

Но ведь точно то же самое могло произойти не только с командой и с национальным футболом. С человеком тоже. Газзаев просто повзрослел, он накопил должный опыт, он совершил свои ошибки, на которых выучился чему-то. Чему сегодня мы можем только аплодировать, конечно.

Не так ли рос и Юрий Семин со своим «Локомотивом»? Ведь между пресловутым «пятым колесом в московской телеге» и славой самой стабильной команды страны у «Локомотива» при Семине некоторое время существовала слава вечно второго клуба. Видимо, не способного на этот самый качественный прорыв; во всяком случае, при этом вот так хорошо известном руководстве. Возможности которого за долгие годы были нами сосчитаны и взвешены… Ан нет, в последние три сезона у «Локо» два титула. И в их отсвете уже и кубки, ранее расставленные в коллекции трофеев, смотрятся совершенно иначе.

Может быть, Валерий Газзаев в конце концов и выйдет снова на свою синусоиду. За резким взлетом в его карьере часто следовало столь же стремительное падение. Но уж очень хочется ему пожелать, чтобы этого не случилось.

Российский тренер на наших глазах сделал команду европейского класса. Преобразил своих игроков и преобразился сам. «Победителей не судят» – это же значит вовсе не то, что их не осуждают. Осуждать их не за что. А просто победу часто бывает сложно, да и очень рискованно разделять на составные части. Может быть, они и угловатые, эти части, по отдельности. Они хороши в целом.

Поэтому выводы – в будущем. Финал Кубка УЕФА для нас уже не турнир, а отдельно стоящий матч. В нем может быть что угодно, на то он и один, на то он и кубковый. Тем не менее страшно интересно, как этот вот блестящий, лаковый, модный ЦСКА пройдется по нашему сезону. С помощью этого доказавшего свой европейский вес произведения мы каждую неделю, каждый тур будем заново узнавать собственный чемпионат, смотреть на него раскованным взглядом, освобождаясь от нажитых комплексов.

Автор: Василий Уткин.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов:
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →