Александр Кокорин
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Кокорин и другие. Как перейти в клуб и за него не сыграть

Рассказываем о футболистах и тренерах, которые, подписав контракт с клубом, почти сразу же соглашение и расторгли.
12 января 2016, вторник. 23:30. Футбол

Владимир Гаджев, «Кубань»


Человек, вдохновивший нас на этот материал. Вернее, тут большое спасибо скорее стоит сказать «Кубани» — вот уж кто привык веселить футбольный народ! 7 января главный тренер болгарского «Левски» Стойчо Стоев заявил: «Владимир Гаджев переезжает в Россию. Он будет выступать за «Рубин». Только вот наставник перепутал названия команд РФПЛ. «С кем не бывает», — извинялся он. Оказалось, Гаджев подписал контракт с «Кубанью».

Всё бы ничего, но всего через три дня появилась новая, шокирующая информация. Гаджев не приехал на сбор «Кубани». Краснодарцы, пригласив игрока, «неожиданно» поняли, что не готовы платить 28-летнему футболисту зарплату из-за финансовых проблем. Будто узнали в «Кубани» о них только что…

В итоге Гаджев вроде бы согласился доиграть сезон в «Левски». Но теперь ждёт от «Кубани» неустойки. Совершенно не факт, что дождётся. Может, и правда стоило переходить в «Рубин»?

Андрей Канчельскис, «Динамо»


В 2004-м 35-летний полузащитник впервые в карьере решил поиграть в чемпионате России. Экс-футболист «МЮ» подписал контракт с «Динамо». Но с клубом Канчельскис определённо ошибся. Вернее, с тренером. Чех Ярослав Гжебик с Андреем явно не поладил. В итоге на втором сборе в Испании наставник
выгнал игрока с тренировки, а «Динамо» позже разорвало с хавбеком контракт, утверждая, что он явился на то занятие пьяным.

— В конце 2003-го мне поступило предложение от «Динамо», — вспоминает Канчельскис. — Великий клуб с большими традициями, отличные болельщики, и совершенно естественно, что я согласился. Хотя были другие предложения, более выгодные. В Азию звали, речь шла о сумме в миллион долларов.

С Россией глобальные планы связывал. В ноябре 2004-го, после чемпионата, собирался в Высшую школу тренеров.

Думаю, что конфликтность исходила и исходит от главного тренера «Динамо» Ярослава Гжебика. Он повёл себя как-то неправильно. Я не хотел ничего плохого для этой команды. Наоборот, было желание сделать максимум хорошего, полезного. Чтобы мы играли, призы и титулы завоёвывали, понимаете?

А «Динамо» имело виды на меня как на тренера. Может быть, эта информация дошла до Гжебика, он начал нервничать, запаниковал. Конкуренции, что ли, испугался? Я же хотел как лучше! И когда ему подсказывал на тренировке, что то или иное упражнение антифутбольное и его нельзя выполнять, естественно, он к этому относился критически. Мне кажется, что Гжебик очень далёк от тех тренеров, с которыми работал я, и от наших лучших специалистов, многие из них сейчас без работы и не могут найти себе клуб.

Гжебик просто остановил занятие и сказал, что я к нему не готов. Даже не объяснив мне, почему, собственно, не готов. Там было такое упражнение – через барьеры прыгать. И оттого, что у меня болело ребро, я не смог его выполнить безупречно. Между барьерами земли ногами можно было касаться один раз, а у меня получалось два. Просто больно было. Гжебик увидел это и сказал: «Уходи». Я ему объяснил, что готов продолжить. Он настаивал. С ним сложно спорить, он очень эмоциональный, часто кричит. Ведёт себя некорректно. И не только по отношению ко мне, ко всем игрокам. Я ушёл в номер. Буквально через пять минут смотрю – все ребята вернулись в гостиницу. Говорят: «Он психанул, на всех накричал, мол вы плохо прыгаете, вы сорвали тренировку». Я такое первый раз в жизни видел. Потом появились все эти статьи.

Я профессионал и никогда не позволю себе на тренировку прийти пьяным».

Эти слова не помогли Канчельскису вернуться в «Динамо». Вингера даже не включили в заявку на сезон. Зато Палата по разрешению споров обязала клуб выплатить Андрею компенсацию.

Однако история всё равно оставила крайне неприятный осадок. У Гжебика с «Динамо» ничего не получилось. В июле чеха уволили, когда бело-голубые занимали жалкое 14-е место. Канчельскис же нашёл себе более адекватный вариант в России — раменский «Сатурн».

Александр Кокорин, «Анжи»


В 2013-м «Анжи» собирался делать клуб европейского уровняя. Вернее, уже активно этим занимался, скупая не только иностранных звёзд, в том числе Это'О, но и российских. В рамках отечественной закупки махачкалинцы рекрутировали Денисова и Кокорина. Но если Игорь до своего привычного бунта хотя бы успел поиграть за «Анжи», то Александр не провёл за клуб из Дагестана ни одного официального матча. Форвард съездил на сбор, полечился от травмы, а потом стал одним из ценных лотов махачкалинской распродажи. Сулейман Керимов решил «сменить курс развития» и избавился от всех ценных экземпляров.

— Двоякое чувство было, когда уходил из «Анжи», — вспоминает Кокорин. — С одной стороны, наверное, радость. Я понимал, что, скорее всего, вернусь в «Динамо». С другой стороны – горечь. Я так и не сыграл в одной команде с футболистами, с которыми хотел.

Виктор Муньос, «Терек»


В конце декабря 2010 года грозненский клуб радостно объявил: «Известный испанский тренер Виктор Муньос теперь будет работать в «Тереке». Однако это не соответствовало действительности, поскольку специалист, собственно, в «Тереке» толком не поработал. Через пару недель «Терек» выступил с другим заявлением, в котором говорилось, что с Муньосом не удалось договориться об условиях контракта. Подтвердил эту версию и сам Виктор, так и не сумевший насладиться незабываемыми ощущениями от работы в РФПЛ.

«Никаких конфликтов ни с игроками, ни с персоналом, ни с представителями «Терека» у меня не было. Просто вышло так, что до Нового года мы говорили об одном, а на деле получилось совсем по-другому. Я имею в виду условия своего контракта с «Тереком». Они внезапно начали меняться незадолго до подписания окончательного соглашения, причём явно не в мою пользу. Я пытался об этом сказать, но не был услышан».

Юрий Красножан, «Анжи»


Где Красножан — там и скандал. К сожалению, это правило работает почти в каждом клубе, в котором после Нальчика трудился российский специалист. 27 декабря 2011 года Юрия Анатольевича назначили в «Анжи» — клуб, напичканный топ-футболистами или просто легендами (Роберто Карлос, Самюэль Это'О).

С ними Красножан категорически не сработался, потому уже в феврале ушёл «по собственному желанию». Однако всем очевидно, что это его «ушли». Тренерские методы Красножана пришлись не по душе Карлосу и К. Статусных легионеров раздражала монотонность работы, слишком жёсткие требования и неприятие их мнения главным тренером.

«Красножан — сильный методист, у него есть своя программа тренировок. Но он никогда не сможет работать с теми, кто выше него по статусу, масштабом в тысячу раз больше, как Это'О, Роберто Карлос, другие, — рассказывал в редакции «Чемпионата» бывший PR-директор «Анжи» Александр Удальцов. — Красножан — идеальный тренер для команд с периферии, но не для топовых.

Вот и подходил к нему Это'О: «Я в футболе 30 лет, всё выиграл, зачем мне тягать эту штангу?!» А Красножан: «Иди, тренируйся, потом объясню». Понятно, что такого отношения Самуэль перенести не мог.

Плюс бесило большое количество теории. Два-три часа в день сидели, после чего приходит тренер по вратарям… Время десять вечера, все хотят спать, и тут: «А теперь теория для голкиперов...» И ещё два часа. Помню, Габул за голову хватался…

Конечно, недовольство накапливалось. Красножан держит команду в ежовых рукавицах, потому игроки его и не любят».
Юрий Красножан
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Юрий Красножан

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 53
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →