Истории трёх футболистов, ставших террористами в Сирии и ИГИЛ
Текст: Михаил Тяпков

От футбола до террора. Истории игроков, уехавших воевать в Сирию

Они мечтали о футбольной славе, но выбрали путь терроризма: кандидат в сборную Германии, капитан казахского клуба и воспитанник «Спортинга».
14 января 2016, четверг. 19:00. Футбол

Бурак Каран: смерть в Сирии вместо карьеры в Германии



В ноябре 2013 года в Youtube появился ролик – фактически предсмертное обращение молодого джихадиста к своей матери под эмоциональный видеоряд с фотографиями бойца как с автоматом, так и в домашнем антураже с маленькими детьми, семьёй. Сам герой видео погиб накануне в ходе бомбардировки правительственными войсками сирийского города Азаз, где на тот момент удерживали позиции группировки самого разного толка – от умеренного крыла оппозиционной Свободной армии до радикалов из «Фронта ан-Нусра» и ИГИЛ (запрещённые в России организации). И хотя новые товарищи по оружию звали убитого Абу Абдулла аль-Турки, его прежнее имя многое сказало бы Боатенгу, Хедире и другим звёздам сборной Германии. Каких-то 10 лет назад этот бородатый боец с АК в руках играл вместе с ними в юношеских сборных страны, был улыбчив, дружелюбен и совсем не агрессивен. Звали его Бурак Каран.

Бывшие товарищи откликнулись на смерть Карана, тот же Кевин-Принс Боатенг помянул его в своём «твиттере». При этом они отказывались верить, что Бурак настолько изменился.


«Он был абсолютно нерелигиозным парнем, как и мы все, думал только о футболе. Поболтать, сходить куда-то вместе – с этим не было никаких проблем. Бурак был общительным и дружелюбным», — вспоминает игравший с ним вместе в сборной 15-летних полузащитник «Франкфурта» Марк-Андре Круска.

В более позднем возрасте застал Карана тренер молодёжной команды «Ганновера» Маркус Олм.

«Он был набожным человеком – молился пять раз в день в сторону Мекки, где бы ни находились – на базе, на поле, в поезде по пути на выезд. Соблюдал пост. Но он охотно общался с партнёрами по команде, веселился вместе со всеми. Ничто не предвещало того, что он примкнёт к джихадистам».

Успешных футболистов редко затягивает в экстремистские сообщества. И у Карана перед глазами было полно примеров, как мигранты из Турции во втором, а то и в первом поколении чувствовали себя в Германии как дома и вели светский образ жизни. Но был и другой пример – тунисец Низар Трабелси, игравший за команду из городка Вупперталь, где обосновалось семейство Карана и где, собственно, появился на свет он сам. Трабелси не смог шагнуть выше четвёртой Бундеслиги, отошёл от футбола и попал в ряды «Аль-Каиды» (запрещённой в России организации). Он был осуждён за терроризм на 10 лет и в октябре 2013 года депортирован в США, где также был фигурантом уголовного дела. Ещё одна схожая с Караном биография из прошлого – подававший большие надежды воспитанник «Портсмута» Янна Нсаку. Травма колена заставила его завершить карьеру уже на молодёжном уровне, а дальше было возвращение во Францию, ячейка радикалов, попадание на радары спецслужб и осуждение за участие в террористической деятельности. Не случись то злополучное повреждение, конголезец с французским паспортом и сейчас играл бы по одну из сторон Ла-Манша – в АПЛ или Лиге 1.

Бурак Каран перешёл на тёмную сторону при схожих обстоятельствах, только его ставка оказалась больше, чем жизнь. Даровитому правому защитнику юношеских сборных Германии прочили светлое будущее. Но всё сломалось в один миг, когда он порвал крестообразные связки. Операции и полтора года восстановления отбросили Карана даже не на исходную точку карьеры, а гораздо дальше. Бравший отменными физическими данным и чутьём футболист растерял все свои козыри. О Бундестим можно было забыть – Каран оказался не нужен даже во второй команде «Ганновера». Он попытался начать всё сначала в «Алемании» из Ахена, но быстро понял, что максимум, на что он может рассчитывать в футболе, это третий дивизион и ниже. Для талантливого юноши, отыгравшего почти четыре года в сборных своего возраста, это был сокрушительный удар.
С футболом Каран порвал разом, перестав общаться даже с бывшими товарищами. Теперь у него появились новые друзья из числа прихожан мечети Вупперталя. Родители и брат Бурака не уловили тот момент, когда увлечение религией переросло в нечто большее. Казалось, Каран не замыкается в себе, продолжает искать своё место в жизни. Он нашёл себе супругу, у них родился первенец. Однако к тому моменту Каран уже вошёл в радикальную группу, объединённую вокруг другого выходца из Турции, Эмре Эрдогана, позже осуждённого за подготовку теракта в Кении.

В 2010 году небольшая группа вуппертальских джихадистов побывала в лагере «Аль-Каиды» на границе Афганистана и Пакистана. В Германию вернулись не все – кто-то отправился воевать в Ирак, кто-то остался на базе террористов. Каран был среди тех, кто вернулся домой – его ждала семья. Если от жены у Бурака секретов не было, то брат Мустафа и родители были не в курсе, для чего именно и куда тот отлучался. Для них он ездил в Турцию на родину предков. Впрочем, это версия Мустафы Карана, позже рассказанная немецким журналистам. Возможно, на самом деле в семье знали или догадывались о настоящих мотивах и планах Бурака. Для спецслужб же это точно не было секретом – после вояжа в Пакистан экс-футболист оказался под негласным надзором по подозрению в участии в экстремистской деятельности.

«Его никогда не интересовали деньги и карьера, он хотел одного – справедливости для всех. Он уехал в Сирию, чтобы защищать местных жителей, а не для убийств. Оружие нужно было ему только для защиты», — оправдывал уже погибшего брата Мустафа Каран в интервью. Однако факты говорят об обратном. В начале 2013 года Бурак отправился в Турцию, а оттуда перебрался в Сирию, где примкнул к одной из группировок экстремистского направления. Чуть позже к нему присоединилась жена с двумя детьми – младший только родился, и к моменту гибели отца ему едва исполнилось 10 месяцев. Судьба оставшегося в Сирии семейства до сих пор в точности неизвестна. Бесконечная война в регионе сломала миллионы судеб. Но Бурак Каран сделал этот выбор сам. Вспоминая его, Боатенг и другие бывшие партнёры на поле сетуют об утрате жизнерадостного и дружелюбного юноши, защищавшего правый фланг юношеской сборной Германии. Что и зачем защищал в Сирии не расстающийся с автоматом 26-летний мрачный повстанец радикального толка по имени Абу Абдулла аль-Турки, они уже никогда не узнают.

Айбек Губайдуллин: драка, изменившая жизнь



30 сентября 2010 года в кафе «Янтарь» города Уральска дружеская компания футболистов местного клуба «Акжайык» праздновала день рождения одного из старожилов команды. А заодно старалась забыть разгромное поражение от «Жетыса», приблизившее её к вылету из Премьер-лиги Казахстана. Верховодил за столом капитан «Акжайыка» и душа компании Айбек Губайдуллин. Через какое-то время возникла перепалка с соседним столиком, где что-то отмечала уже изрядно захмелевшая другая компания. Как нередко бывает в таких ситуациях, слово за слово – и вспыхнула драка, в которой Губайдуллину нанесли четыре колотых ранения в область живота и груди. Нападавший орудовал шампуром и едва не отправил Айбека на тот свет.

Футболиста срочно доставили в областную больницу, где ему пришлось делать две операции – шампур серьёзно повредил внутренние органы, в том числе почку, которую пришлось удалить. Несколько дней полузащитник провёл в реанимации, а затем потянулись долгие месяцы восстановления. Пока срослись ткани, пока сняли швы, пока организм адаптировался к существованию с одной почкой – «Акжайык» уже оказался во втором дивизионе. Губайдуллин честно пытался стать прежним – что на поле, что за его пределами. Но что-то в нём изменилось – дороги назад не было. В 23 года Губайдуллин ушёл из профессионального футбола. Он попробовал себя ещё в мини – там было попроще с нагрузками, которые с одной почкой стало переносить гораздо тяжелее. Но вскоре Айбек окончательно исчез с радаров, отдалился от бывших товарищей по «Акжайыку» и вычеркнул футбол из своей жизни.

В СМИ его имя вновь мелькнуло уже через пару лет, и в совсем ином контексте. С 12 января 2015 года Айбек Губайдуллин был объявлен в международный розыск. Суд Уральска выдал ордер на его арест по статье Уголовного кодекса Казахстана – участие в деятельности террористической группы или в совершаемых ею актах терроризма. По данным следствия, в 2014 году Губайдуллин транзитом через Турцию перебрался в Сирию, где вступил в ряды радикального исламистского вооруженного формирования. Всего в рядах ИГИЛ числится порядка 300 казахстанцев. На родину с тех пор Губайдуллин не возвращался. Настоящее бывшего капитана «Акжайыка» остаётся неизвестным – жив ли, воюет ли или отправился испытывать судьбу куда-то ещё. К футболу его нынешний путь не имеет уже никакого отношения.
Фото: "РИА Новости"

Фабио Покаш: в академии «Спортинга» готовили к другому



На доске почёта лучших выпускников академии лиссабонского «Спортинга» в шикарной рамке висит парадный портрет Криштиану Роналду. А вот о другом воспитаннике в школе бело-зелёных хотели бы забыть навсегда. Фабио Покаш не относился к числу талантов первого или даже второго ранга, но «плана Б» у него не было – все надежды на самореализацию связывались только с футболом. Покаш мог рассчитывать на приглашение из низших португальских лиг или мог уехать куда-то на окраину мирового футбола, но он решил попытать счастья на Туманном Альбионе. В 2012 году он переехал в Великобританию, где присоединился к только что созданной «гастролирующей» команде UK Football Finder – по сути, это «инкубатор» для молодых игроков, не нашедших себе профессиональный клуб. Португальский полузащитник проявлял себя с лучшей стороны, и курирующие проект Football Finder агенты обещали, что уже через год ему устроят просмотр в приличном профессиональном клубе. Ну а там всё бы зависело уже исключительно от него. Однако приглашения Покаш не дождался. К тому как на него стали выходить с вариантами, жизнь Фабио в корне изменилась.

В стороне оказались не только футбол, но и искусство, которое он изучал в одном из университетов Лондона. Всё свободное время мигрант теперь проводил в компании других выходцев из Португалии, обосновавшихся в районе Уолтем Форест. Обычное землячество? Всё бы ничего, но новые друзья Покаша оказались джихадистами. Когда-то они тоже перебрались в Лондон с мыслями о карьере. Были среди них и бывшие футболисты. Сейчас же их объединяли не поле и мяч, а жажда убийств. По примеру новых знакомых уже в Лондоне Фабио принял ислам, толкователями которого для него стали не мудрые старейшины, а молодые экстремисты, равнявшиеся на Джихади Джона — британца, ставшего палачом в ИГИЛ.
31 марта 2013 года в своём аккаунте в «Твиттере» Покаш написал, что принял решение, которое изменит его жизнь. Раньше на своей странице он делился футбольными мечтами. Осенью того же года, послав агентов с предложениями по развитию футбольной карьеры куда подальше, 20-летний португалец уехал воевать в Сирию – в ИГИЛ, который тогда ещё представлял собой подразделение более могущественной «Аль-Каиды». Вместе с террористической группировкой, заставившей содрогнуться весь мир, преображался и всегда позитивный португалец. В Сирии он обзавёлся несколькими жёнами, одна из которых была его соотечественницей, а другая – несовершеннолетней голландкой. Пока Покаша не заблокировали в социальных сетях, он вовсю размещал там фото в полной экипировке боевика и с флагом Исламского государства.

Фабио – единственный из футболистов-террористов, кто успел дать интервью одной из португальских газет. Впрочем, из него мало можно понять о том, почему мечтавший о карьере Роналду футболист так распорядился своей жизнью. Покаш грозил неверным, сетовал, что родители были поражены случившимися с ним переменами, и рассказывал о своей новой «карьере» — из рядового боевика он превратился в «тренера» новобранцев, в которых у террористов по-прежнему нет недостатка. Живёт он в сирийском «Лондоне» — городе Манбидж, где обосновалось большинство британских экстремистов, приехавших в ИГИЛ.

Два месяца назад в результате авиаудара по позициям боевиков был убит Джихади Джон, которого Покаш называл примером для себя. Не за горами тот день, когда его судьбу повторит и португальский последователь. На его электронную почту до сих пор изредка приходят письма от агентов, предлагающих организовать просмотр в одном из английских клубов. Фабио удаляет их, не читая, с тем же фанатичным упорством, с каким передёргивает теперь затвор автомата.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 159
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →