Георгий Лория
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Дмитрий Егоров

«Два колеса машины повисли над пропастью. Это был конец»

Вратарь «Крыльев» Георгий Лория рассказывает о шести авариях в Греции, работе с Гаттузо, предложении «Челси» и тайнах работы кинооператора.
24 января 2016, воскресенье. 22:30. Футбол
В сентябре 2015-го Георгию Лории позвонили из «Челси» с предложением срочно заключить контракт. Петер Чех был продан, Тибо Куртуа травмирован, трансферное окно закрылось – и команда Абрамовича осталась без топового вратаря. Жозе Моуринью уже несколько дней рыскал по рынку свободных агентов, пока не нашёл подходящего. — Ты очень понравился Жозе! – так ошарашили Лорию звонком из «Челси». — Правда?! – не верил Георгий, пока не сказал одну из самых сложных фраз в жизни. — Но, вы знаете, Грузия – не в топ-70 сборных. Мне не дадут разрешения на работу. И я уже подписываю контракт с «Крыльями».

— «Крылья»? – переспросил голос «Челси». — Мы разберёмся… В этот момент мы ещё не знали, что Лория вытащит на ноль игру с ЦСКА и дважды после четырёх матчей попадёт в символическую сборную тура. Тогда нас интересовало другое: что этот вратарь, имя которого была нам знакомо ещё 10 лет назад, столько времени делал в грузинском чемпионате?!

— Да я бы и дальше оставался в Грузии, но в августе 2014-го «Динамо» просто выставило меня на трансфер.

— Конфликт с руководством?
— Да всё проще. И правильно. Клуб подписал легионеров, на фоне остальных клубов Грузии финансовое положение «Динамо» было реально хорошим. Цель была одна – попасть в Лигу чемпионов. В 2014-м мы были очень близки: вышли на «Актобе», по всем раскладам должны были их обыграть, но что-то пошло не так. Слетели в обоих матчах. Ну и президент разочаровался, решил расстаться почти со всей основой. Я зла не держу. И вообще Роману Пипия очень благодарен. Мы сами виноваты.

— В Грузии вы очень давно выиграли всё, что можно. В чём была мотивация играть за «Динамо» столько времени?
— Я был дома. Побеждал. Предложения, в принципе, были. Когда «Динамо» тренировал Алекс Гарсия, то появился вариант с «Депортиво». Но Алекса уволили, и я остался в «Динамо». Предлагал контракт и клуб из Москвы.

— Были слухи об интересе «Спартака».
— «Спартак» вообще ни при чём. «Динамо» хотело взять. Контракт у агента был на руках, но тоже не сложилось. Но, повторю, мне всё нравилось в Грузии.

— Правда, что в какой-то момент в Грузии стало приятнее жить?
— Да. После 2004 года страна стала другой. Приняли законы, ужесточающие ответственность за коррупцию, трансформировали милицию в полицию и патруль. Воровать стало страшно. Такого, как в 90-х, когда творился беспредел и люди по улицам с оружием бегали – уже нельзя было представить в самом страшном сне. Знаете, я не очень люблю политику. Вот это сказал – и хватит. Давайте о футболе. Единственное, я очень люблю Грузию и хотел бы вернуться, завершить карьеру именно в «Динамо».

«6 разбитых машин»


— Кроме ОФИ из «Ираклиона» вас никто не звал?
— Нас выставили на трансфер, когда окно закрывалось. Места в хороших командах не было. Агент предложил вариант с ОФИ. Ещё был «Видеотон», но венгерский
В Грузии приняли законы, ужесточающие ответственность за коррупцию, трансформировали милицию в полицию и патруль. Воровать стало страшно.
чемпионат – это что-то совсем далёкое. Ну и Крит – это сказка. Я бы оттуда и не уезжал, если бы не кризис в Греции. Погода, море – всё изумительно. Ну и мотивация у меня сразу была: так себя показать, чтобы через год оказаться в «Олимпиакосе».

— Говорят, что на Крите у вас не заладилось с машинами?
— Ну, немножко. Шесть разбил.

— За полгода?
— Ага. Каждый раз новую давали, а я бил, бил, бил…

— Сильно?
— Скорее страшно. В первый раз особенно. Вечерняя тренировка закончилась, поехал на базу. Там была небольшая дорожка, по которой можно было немного срезать путь. Я её не очень хорошо запомнил, а тут ещё и стемнело. Короче, ехал с горки, разогнался, задумался — и вдруг вижу очертания маленького холмика. А за ним – пустота. Тут же включил дальний. Е-моё, точно, пустота! Дал по тормозам, машина завизжала, въехала брюхом на холмик и передними колесами повисла над пропастью. Как в фильмах.

— А если?..
— Ну, очень-очень мягко говоря, мог бы серьёзно пострадать. Вы понимаете… Добрался потом до офиса клуба, сказал: «Что-то у вас с тормозами случилось, чуть не погиб». Хотя сам знал, что слишком разогнался. Отмазался, но пообещал себе больше никогда не лихачить.

— И потом разбили ещё пять машин.
— Ну, мне помогали. Как-то еду по пустой дороге в городе. Тут раз, из-за поворота вылетает женщина на мопеде и ка-а-ак даст в бок. Я охренел. Кричу: «Где твои тормоза?!». А потом думаю: «С ней хоть всё нормально?!». В общем, хорошо, что в шлеме была, иначе тоже… — «Серьёзно бы пострадала»… — Очень серьёзно.
Георгий Лория
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Георгий Лория


«Гаттузо – бешеный»


— Первые полгода ОФИ тренировал Дженарро Гаттузо. Рассказывайте.
— Он бешеный. Как тренер, как человек. В положительном смысле. И помощники сумасшедшие. Гайтано Петрелли, например, тренировал Буффона. Он рассказывал про Джиджи сильные истории, но, извините, не могу их передать. Пусть о моём любимом футболисте знают то, что говорит он сам. Ничего больше.

— Чему научил Петрелли?
— Он вообще сделал меня другим вратарём. Вот смотрите: большая часть тренировок кипера проходит на линии. Но в игре мы не так часто эти навыки используем. И Петрелли убеждал, что умение играть на выходах не менее важно. Он объяснял, показывал, давал упражнения и за несколько месяцев слепил из меня вратаря вообще другого уровня. Я ведь на ленточке работал, бамбук курил всегда, а сейчас постоянно в игре – выхожу, читаю.

— Вы сказали, что Гаттузо сумасшедший. Почему?
— Стадион у ОФИ был на 10 000 человек. Он всегда заполнялся. Фанаты в Греции – это что-то. Они ведь убивают друг друга. Один раз в третьей лиге так подрались, что всё закончилось смертью, и на две недели в стране вообще запретили футбол. Ну вот и представьте: 10 тысяч, все поют, жгут пиротехнику, и весь этот рёв перебивает один недовольный тренер. Взбешённого Гаттузо было слышно лучше, чем их всех.

— Как он вёл себя в раздевалке?
— Как-как? Шкафчики металлические ломал. Так что с мотивацией у нас не было проблем никогда. Команда-аутсайдер всегда выходила грызть соперника.

— Почему Гаттузо ушёл после первого круга?
— Он хотел помочь нам. В стране продолжался кризис, Рино бился с руководством, чтобы футболисты получали обещанные деньги, но в один день послал президента куда подальше, сел в машину – и больше мы его не видели.

— Бросил вас.
— Бросил? Да он рубился изо всех сил за нас. Думаю, просто понял, что ничего хорошего не будет, и не хотел всех этих соплей с прощаниями. За три тура до конца чемпионата команда обанкротилась, и ОФИ снялся с турнира.

— Летом Гаттузо приезжал на матч «Спартака» и присматривался к российскому футболу. Нужен ли такой тренер нашим клубам?
— Если есть хоть какая-то возможность его подписать – берите! Вы спросили – я ответил. Там сила не только в Гаттузо, но и в штабе. Про Петрелли я уже говорил. Ещё есть тренер по физподготовке, работавший с Фергюсоном, другие суперпрофи. С Рино будет плюс не только одному клубу, но и всему российскому футболу.

— Вы с ним сдружились?
— Я ходил с нему в гости, знакомился с семьёй. Но самые крутые воспоминания – это его удары по воротам.

— Да Гаттузо никогда этим не выделялся.
— Это вы так думаете. Только мне он рассказал, что на спор забил Буффону 27 пенальти подряд. Я спросил: «А что ж ты в матчах не исполнял»? «Мне это не надо, — ответил. – Стеснялся».

— Так что удары?
— Таких ни у кого не видел. Бешеные. Все по девяткам. Говорю: «Если ты так бьёшь, то что тогда Пирло делал»? Он смеётся: «Георгий, лучше не спрашивай»! С Рино классно было.

«Лучший вратарь Греции»


— С Рино было классно, но команда шла внизу таблицы.
— Но в плане игры я был счастлив. В «Динамо»-то как: бывает, весь матч отыграешь без ударов по своим воротам. А тут с первой минуты обстрел. В общем, уже в первом туре попал в символическую сборную, сейвы крутили по ТВ. В конце сезона посчитали спасения, перехваты – и равных мне не было. В общем, хотел я понравиться Греции и попасть в «Олимпиакос» — и всё сделал за один год.

— Лига чемпионов была очень близко.
И тут звонок — спортивный директор «Челси». Он представился, рассказал, что Жозе Моуринью нравится, как я играю.
— Были и другие варианты. В «Сток Сити», например. Там ждали, что уйдёт Бегович, поэтому в мае я сидел на чемоданах. Он остался. Хотели меня забрать из «Панатинаикоса» и «Паока». Но там какие-то тёрки между фанатами, президентами, поэтому с Крита в эти клуба не переходят никогда. Это опасно для здоровья. Ну и в один день позвонили из «Олимпиакоса».

— Звали вас как первого вратаря?
— Там ведь какая история. По оценкам газет лучшими в сезоне стали я и Роберто из «Олимпиакоса», но главный тренер Перейра вроде как им был не очень доволен. Он хотел устроить ротацию, проверить, кто лучше. Я согласился. Тем более как ни прикольно было делать по 10 сейвов за матч, но уже хотелось брать титулы. В общем, забрали свободным агентом, я поехал на сборы.

— Встретили там Алехандро Домингеса.
— Цори ещё так обрадовался…

— Цори? Бердыев называл его Чори.
— Нет-нет, в Греции – Цори. Так вот, он обрадовался, говорит: «Я русский совсем забыл, хорошо, что ты здесь». Домингес очень хорошо к России относится, но по уровню Алехандро должен играть в топ-клубе западных чемпионатов.

— Так почему не играет?
— А зачем лезть из кожи? В этом ведь преимущество Греции. Не самый сильный чемпионат, можно чувствовать себя спокойно. Идеальный климат, море, тепло круглый год. Команда играет в Лиге чемпионов. Деньги хорошие, несмотря на кризис. Кризис, кстати, очень чувствовался. Я хоть в «Олимпиакосе» совсем недолго пробыл, но пикеты видел.

— Почему ушли, не сыграв и матча?
— Пришёл из «Спортинга» Марку Силва, который хорошо знал Роберту по португальскому чемпионату. Я понял, что играть не буду. Попросил о разрыве контракта. Тренер не возражал.

— Хорошо отпустили?
— Ну не сказать. Почему-то не дали перейти в «Трабзонспор» к Шоте Арвеладзе. Странная логика, я ведь всё равно не играл бы. Ради работы с легендой Грузии готов был даже в аренде там оказаться, но меня заблокировали. Не знаю, может, между странами странные отношения.

— Как пресса реагировала на то, что одного из лучших вратарей прошлого сезона немного зажимают?
— Да «Олимпиакос» выиграл 18 чемпионств за последние 20 лет. У них вся пресса под колпаком – слова плохого не напишет. В общем, в Греции оставаться уже не хотелось.


«Моуринью хотел меня вместо Куртуа»


— И тут возник вариант с «Челси».
— Нет. Он появился позже и очень неожиданно. Сначала позвонили из «Ноттингем Форест». Это «Чемпионшип», но команда с большой историей. Я уже обрадовался, но тут оказалось, что закон выпустили, мол, нельзя приглашать игроков не из числа топ-70 сборных мира. Потом появился вариант с «Крыльями». Я подумал: отлично, Россия, давно этого хотел. Мы уже подписывали документы, как раздался звонок.

— Кто набирал?
— Спортивный директор «Челси». Он представился, рассказал, что Жозе Моуринью нравится, как я играю. Думаю, там не обошлось и без совета Петрелли. Вот и всё. Говорят: «У Куртуа травма, ты нам срочно нужен». То есть я отдаю себе отчёт, что они могли купить кого-то другого, но на рынке свободных агентов оставался только я.

— И?
— Ответил, что переход невозможен по закону. Так спортивный директор успокоил: «Собирайся, мы этот вопрос решим». «Челси» уже общался с «Крыльями», утрясал проблемы, но вечером мне перезвонили: «Очень жаль, Георгий, но из-за законов шанса нет».

— И тут вы впервые пожалели, что играете за сборную Грузии.
— Да если бы я не играл, то никто и не знал Лорию. А обидно было очень. Тот день один из самых сумасшедших. Ведь «Челси» — это так близко к мечте.

— Почему близко, а не мечта?
— Потому что сам за «Манчестер Юнайтед» болею. Ну ладно, это шутка. «Челси» — мечта, конечно.

— В «Крыльях» вы долго не играли, были вторым вратарем. Зато было время в городе осмотреться.
Гаттузо рассказал, что на спор забил Буффону 27 пенальти подряд. Я спросил: «А что ж ты в матчах не исполнял»?
— Да я до Волги-то не доехал. Засел на базе, все дни в тренажёрке проводил да на поле. Ребята за руки тянули, а я отказывался. Сосредотачивался, ждал шанса.

— Дождались, сыграли четыре тура и дважды попали в символическую сборную по версии «Чемпионата».
— Ой, да, это очень приятно было. Я читал, видел, знал. У меня ведь сейчас тоже свои цели в России, как и в Греции. Понравиться, принести максимум пользы «Крыльям», пойти на повышение.

— Клуб уже наметили?
— Это я не буду рассказывать. Сейчас я в «Крыльях» и думаю только об этой команде.

— Но в детстве за какую команду из России поддерживали?
— Да я только «Спартак» знал. Советский: Дасаев там, Черенков. Они же играли в такой футбол, который сравнивают с «Барселоной». Все им восхищались.

— Лимит на легионеров по вам бьёт?
— Конечно, мне с этим сложнее развиваться. С одной стороны, для легионеров лимит очень плох. С другой, хорош для русских ребят. Мне сложно судить или критиковать кого-то, правда.

— На последних минутах матча с ЦСКА могли вспомнить времена из ОФИ. Навал был жуткий.
— Почему на последних? Там с первой началось, когда я потащил удар от Мусы. Просто 90 минут полного давления, как я люблю. А тут ещё и выиграли – идеальный вариант. Хотя, честно скажу, с «Амкаром» было не легче. На последних минутах взял пару ударов. Поражение дома было бы очень обидным. Но, если честно, вся команда мне больше в игре со «Спартаком» понравилась. «Крылья» ведь обычно действуют так, чтобы не пропустить гол. А на «Открытие Арене» все увидели, что мы умеем играть в футбол. Ещё пара таких матчей, и ярлык закрытой команды на нас больше крепить не будут.


«Оскар – медведю, а не Ди Каприо»


— Вы ведь из творческой семьи.
— Верно. Папа – режиссёр. Он снимал грузинские фильмы, но вы их вряд ли знаете. Мама – телережиссёр на первом канале Грузии. Сестра – актриса, училась в Петербурге. Я сам учился на оператора и актёра, но не закончил.

— Из-за футбола?
— Да при чём тут футбол? Просто как сказать. Скучно было – я уже всё знал. Мама и папа всё в голову заложили ещё в детстве, так зачем мне было это по второму разу слушать?!

— Тогда давайте профессиональные советы – какие фильмы нужно смотреть нашим читателям.
— У меня вкус такой, необычный. Могу посоветовать «12 разгневанных мужчин» Сидни Люмета. Это фильм 1957 года. Ещё «Отец солдата» Резо Чхеидзе. Это вот две главные картины для меня.

— Очевидный вопрос. Смотрели «Выжившего»?
— Конечно. И «Оскар» возьмёт медведь. 100 процентов. Ни в одном фильме медведь так не играл. Это чистая победа.

— А если серьёзно?
— А если серьёзно, то роль оператора всегда была недооценена. Вот кто там режиссёр: Иньярриту? И заслуженный оператор – Любецки. Как они договариваются. Иньярриту что-то просит, но на 60 процентов всю картину, всё восприятие создаёт именно оператор. Он снимает так, как сам хочет.

— Режиссёра и оператора можно сравнить с тренером и игроками?
— Ой, да они там пьют в кино и развлекаются. Ответственность меньше.

— Я имел в виду немного другое: создание картины и игры.
— Наверное. Тренер просит, даёт установку. А футболист уже это перерабатывает и создаёт. Кстати, я вот ещё об «Оскаре» хотел сказать. Лучшего актёра-2014 дают Мэтью Макконахи. Мол, для съёмок в «Далласском клубе покупателей» он сильно похудел. Ну похудел и что?! Это разве достижение? Достижение, на мой взгляд, это роль Ди Каприо в «Острове психов» («Остров проклятых» в России). Лео – мой любимый актёр, наравне с Томом Хэнксом.

— А режиссёр?
— Гай Риччи. Особенно британская часть его картин. «Карты, деньги» два ствола», «Большой куш», «Револьвер». В «Куше» цыгана гениально играет Бред Питт.

— Гай Риччи любил снимать Винни Джонса.
— Ну, он для меня не актёр. Просто бугай и ладно.

— Риччи – провокатор.
— Но не такой, как Тарантино. Он специально тянет время, собирает все тенденции кино и выдаёт фильмы, которые моду полностью переворачивают. Это круто.

— Вы ведь тоже снимались в кино.
— Это был ремейк «Мальчишника». Я не уделил этому так много времени, поэтому особенно нечего рассказывать.

— Преимущество актёра над футболистом, что в кино нет ограничений по возрасту.
— Я сейчас смотрю футбол и понимаю, что ограничения уходят и у нас. Вот вратари вообще прибавляют после 30 и играют до 40 лет. Так что у меня ещё времени много на своё футбольное кино.
Георгий Лория
Фото: sportall.ge

Георгий Лория


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 98
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →