Эду Домингес и Тино Коста
Фото: Александр Ступников
Текст: Дмитрий Егоров

«Отставка Карпина — ошибка. С Валерой «Спартак» взял бы золото»

Экс-тренер по физподготовке «Спартака» Эду Домингес – о Карпине, Мостовом и причинах, почему «Спартак» до сих пор без титулов.
26 января 2016, вторник. 15:30. Футбол
Лично с Эду Домингесом мы уже сталкивались два года назад. 5 июня 2014 года бывший тренер по физподготовке «Спартака» приехал в офис «Лукойла» за последней зарплатой и всего на 10 минут разминулся с Муратом Якином, подписывавшим контракт с красно-белыми.

Тогда Эду выдал эмоциональное утверждение, что увольнение Карпина (и его, Домингеса, тоже) – ошибка, которую он отказывается логически принять. Не понимали многое и мы: как команда, которую представляли будущим чемпионом, после зимних сборов умудрилась проиграть «Тереку», вылететь из Кубка России от клуба второй лиги «Тосно», а затем с тяжёлыми ногами пропустить на последней минуте от «Анжи».

Тогда получается, что в увольнении Карпина сам Домингес виноват не меньше, чем Леонид Федун. Спустя полтора сезона – после того как «Спартаком» порулили ещё два тренера, Якин и Гунько, — мы встречаемся с Эду в Абу-Даби и просим рассказать его версию спартаковской истории 2012-2014 годов.

«Профессия тренера – она для Карпина, а не для Мостового»


— Вы работали с Валерием Карпиным больше 10 лет. Каково это?
— Я тренировал его в «Сельте» и в «Реале Сосьедад». Затем уже Валера руководил штабом в «Спартаке».
Если нужно сказать о Карпине, то я выберу слово «сильный». Он всегда хотел быть первым.
Если нужно сказать о Карпине, то я выберу слово «сильный». Он всегда хотел быть первым: на тренировках, как игрок на поле, как тренер на бровке.

— Вы рассказывали как-то, что в «Сельте» у вас с Карпиным случалось недопонимание.
— Валера иногда был немножко тяжёлым. Каждая тренировка, каждое задание сопровождалось его словами: «Тренер, зачем мне это»? «Почему я должен делать так, а не так»?

— Бурчание напрягало?
— Если только вначале. Потом я понял, что если потратить пару минут и всё объяснить, то Карпин сделает любое упражнение лучше остальных.

— Он был самым физически сильным футболистом в «Сельте»?
— Нет. Карпин по силе, восстановлению, скоростным данным – это твёрдая «восьмёрка». «Десятка» на моей памяти была одна – это Макелеле.

— Принято считать, что Карпин – это труд, а вот Мостовой – талант.
— Близко. Но на самом деле они оба талантливы. Только в разном. Карпин силён, работоспособен, он хорош в коммуникации. Мостовой другой.

— Они не были друзьями?
— Они были разными. У Валеры не было такого принципа, что дружить нужно с русскими. Карпин интересовался всеми, общался с испанцами, хорошо знал язык. Он был открыт и любил находиться в центре коллектива. Мостовой другой. Алекс приходил на тренировку, после неё ехал домой, был одиночкой. У него было не так много друзей. Если вообще были.

— Что думаете о его прозвище — Царь?
— Фанатам нет разницы, что происходит в команде. Они видят очень сильного игрока, лидера. Если Мостовой приехал из России, то кем ему быть, если не Царём? Фанаты действительно очень любили Сашу.

— Поэтому он не перешёл в топ-клуб?
— Он был техничен и достаточно силён, чтобы играть в «Реале» и «Барселоне». Даже заслуживал этого. Но проблемы были в голове. Он не мог держать уровень, замыкался, отвлекался на внешние раздражители. Думаю, что клубы вели его, следили, но всегда выбирали других. Наверное, считали, что с условиями суперконкуренции Мостовой не справится.

— Мостовой тренировался как Карпин?
— Точно нет. Если Карпин постоянно спрашивал, интересовался, то Мостовой просто делал всё молча, и не сказать что с огромным желанием. Он любил играть больше, чем бегать.

— Вы знаете, что Мостовой – эксперт, который постоянно критикует тренеров?
— Когда был в России, то включал ТВ – и видел Сашу. Это было забавно и неожиданно.

— Из него, на ваш взгляд, может получиться тренер?
— Мне кажется, такая кропотливая работа не для него. Ему нужно быть скаутом, ассистентом гендиректора, спортивным директором. Оценить качества игрока, например, — это для него. А рутина, кропотливая многочасовая работа – нет. В этом Карпин хорош. Валера готов работать 24 часа в сутки. Ему нравится всё: тренировочный процесс, теория, работа в офисе, настраивание психологии в большом коллективе.

— В чём плюс Карпина как тренера?
— В мотивации. Он сам всё делает на сто процентов. Можно сказать, что в «Спартаке» были не лучшие в лиге футболисты, где-то мы проигрывали из-за ошибок, но команда всегда была безупречна в мотивации. Во многом поэтому клуб всегда был наверху, несмотря на соперничество очень богатых команд.

— А минусы?
— Он всегда говорит, что думает. Иногда стоило бы схитрить, промолчать, успокоиться, но Карпин так не мог. Наверное, в современном мире такое поведение не очень выгодно.

«Кетчуп и майонез в Тарасовке – это шок!»


— Как вас пригласили в «Спартак»?
— Валера звал и раньше, но у меня был контракт с «Депортиво». Пришлось подождать до января 2012-го.

— Смысл переезда — деньги?
— Менял жизнь, поэтому да, контракт был важен. Вас это удивляет?

— Нет.
— Но я 20 лет работал в испанских командах и действительно хотел попробовать что-то новое. «Спартак» — топ-клуб, который играл в Лиге чемпионов. Так что все факторы сходились.

— Что вас поразило в первые дни в клубе?
— Приехал зимой на сборы в Эмираты. Зашёл в отель на завтрак, посмотрел на меню. Круассаны, печенья, тортики! Мне показалось, что я ошибся залом, потому что это было похоже на меню для туристов, а не для игроков. Там не хватало разве что алкоголя. Я вернулся в холл, поискал табличку и не поверил глазам: «Приятного аппетита, ФК «Спартак». В это же время стали подходить игроки. Они набирали сладкое, мучное. Я сказал Валере: «Это ужасно! Игроки такого клуба не должны набивать желудок чем попало». Карпин ответил: «Хорошо, для этого ты теперь у нас и работаешь». На следующий день все сладости и агрессивные мучные продукты убрали из меню.

— Обидно.
— Да, игроки косо смотрели: пришёл какой-то чувак и забрал нашу еду. Паршивлюк ещё шутил: «Эй, Эду, а у меня круассан».

— На кухне в Тарасовке тоже порядок навели?
— Тарасовка – это отдельно. Вы не поверите, на каждом столе были горчица, кетчуп и майонез. У меня дар речи пропал, реально, я был в шоке! Получается, столько лет команда питалась непонятно как.

— Неправильный рацион питания как-то сказывался? В каком состоянии команда к вам попала?
— В среднем. Но мы развивались, и результаты улучшились. Вспомните, был переходный сезон, после 30 матчей «Спартак», по-моему, был пятым, но что мы вытворяли в концовке?! Проигрывали «Зениту» в Питере, но раздавили их на последних минутах.
Комбаров сделал сумасшедший рывок на 90-й минуте, а Кариока был так готов, что подключился к атаке и забил после выхода 1 на 1. В последней игре нужно было обыгрывать «Локомотив» для попадания в Лигу чемпионов. Мы были намного быстрее и сильнее, выиграли легко. Это был успех.

— Кто был самым физическим сильным в «Спартаке»?
— Знаете, я вам, прежде чем на это ответить, другое скажу: за все эти годы я не видел конфликтов в команде. В «Спартаке» была нормальная обстановка и даже тяжёлые решения принимались профессионально. Не было драк, не было такого, чтобы кто-то кого-то ненавидел. Всё, возможно, было даже слишком хорошо.

Если же говорить о физическом состоянии, то лучшим был Дмитрий Комбаров, потом Денис Глушаков, Евгений Макеев. Очень силён был Паршивлюк. Он отличный и умный парень, но травмы много ему испортили.

Артём Дзюба?
— Он был другим. Ему не нужно было много бегать на своей позиции. И да, у него действительно были проблемы с Карпиным.

— В чём?
— Бывает, что люди не подходят друг другу. Валера всегда требовал от Артёма большего. Артём злился, сердился, считал, что к нему несправедливы. Но давайте вернём время. Валера всегда хотел лучшего для Дзюбы, именно поэтому так строго к нему относился, подстёгивал. Я не удивлюсь, если нынешние успехи Дзюбы – это результат как раз той работы Карпина. Артём вынужден был протестовать, доказывать, работать ещё лучше, возможно, назло – и сейчас он один из лучших форвардов в стране. Может, Дзюба этого до сих пор не понял, но именно Карпин его воспитал.
Валерий Карпин и Артём Дзюба
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Валерий Карпин и Артём Дзюба


— Была информация, что у Карпина особенное и снисходительное отношение к иностранцам.
— Иностранцы – это очень сложно. Вот Веллитон, прекрасный форвард. Но только тогда, когда хочет играть. Но в какой-то момент он расхотел. На тренировках не работал, хотел выкладываться только на играх. На какое-то время этого хватило, но потом запас иссяк. Перестроиться Веллитон уже не смог.

— Кариока такой же?
— Несмотря на критику, он очень сильный футболист. Один из лучших в «Спартаке» по уровню. Но с психологией у него проблема. Язык, среда, погода – всё это он находит в Бразилии. Да и по манере игры ему лучше находиться в не самом жёстком чемпионате.

«Увольнение из «Спартака» — удача для Эмери и клуба»


— Почему у Эмери не получилось в «Спартаке»?
— Когда Унаи перешёл в «Спартак», то позвонил и сказал, что мы будем работать вместе.
Мостовой приходил на тренировку, после неё ехал домой, был одиночкой. У него было не так много друзей. Если вообще были.
Я знал его и раньше. Эмери — фанатик. Футбол – вся его жизнь. Но в России у него не было шансов.
— Объясните?
— Сила Унаи в личном общении. Знаете, подойти так, взять за руку игрока, нашептать на ухо, мотивировать. Он мог достучаться до души футболиста и на тактических заданиях. Но то, что хорошо для Испании, в «Спартаке» не проходило. Унаи старался, не спал, но игроки его не понимали. Он выглядел странно – не более.

— Говорят, что Карпин не оказывал тренеру поддержки и сразу задумывал вернуться в должность тренера.
— Это точно неправда. Валера работал в офисе, почти не приезжал на тренировки, не лез в процесс. Он выполнял просьбы Унаи.

— Они были друзьями?
— Не думаю. Это были исключительно профессиональные отношения.

— Правда, что при Эмери команда расслабилась?
— У них разные подходы. Валера напирал на дисциплину, и команда играла на все сто. Унаи давал игрокам свободу и тоже хотел, чтобы «Спартак» играл на все сто. Но в случае с Эмери это было ошибкой. Повторю, сложно доверять тому, кого ты не понимаешь.

— Эмери выиграл от того, что его уволили так быстро?
— Посмотрите на успехи «Севильи», трофеи. Вы и сами понимаете: Эмери повезло уйти так рано. И «Спартаку» тоже. Вместе с Карпиным вернулись и победы.

«Никогда не пойму увольнения Карпина»


— Карпин вернулся другим?
— «Спартак» прибавил во второй части, занял 4-е место, подготовился к новому сезону, который мы начали великолепно. Мы играли в фантастический футбол, шли на первом месте. Помните, как был обыгран ЦСКА?! 3:0, без шансов! Мы вообще ничего не дали создать им в дерби. Да, нас чуть подкосил тот факт, что команде приходилось выступать на пустом стадионе.

— Да, фанаты тогда разгромили стадион в Ярославле.
— Единственное, что я могу сказать про фанатов, это: «Вперёд, «Спартак», — напевает Эду по-русски. – Эти слова всегда будут звучать у меня в голове. Куда бы мы не приезжали, в самый дальний город России, везде были наши болельщики, которые пели: «Вперёд, «Спартак»!

— Кстати, как вам дальние уголки России?
— Было очень много красивых городов. Я был восхищён Санкт-Петербургом. Но бывало и иначе. Махачкала, например. Когда играешь против Это’О, Карлоса, а потом видишь сам город, то начинаешь сомневаться, а этично ли вообще команде покупать таких игроков? Та же ситуация с Грозным. В марте 2014-го мы полетели туда в день матча. Я спросил: «Это же плохо для игроков». Мне ответили: «В городе просто одна нормальная гостиница. И там живёт «Терек», поэтому летим в день игры». Это было удивительно.

— Именно с «Терека» началась история с увольнением.
— Мы были близки к золоту, считались фаворитами, но тогда проиграли. Но это всего лишь одно поражение.

— Но затем «Спартак» вылетел от «Тосно» в Кубке, сыграл вничью с аутсайдером, «Анжи».
— Да, но команда всё ещё была в лидерах! Как можно увольнять тренера, чья команда вторая в лиге?! Я этого не понимаю. У нас была масса моментов в игре с «Тосно». У «Анжи» тоже выигрывали 2:0 и имели моменты. Это локальное невезение, небольшой спад, от которого команда бы быстро оправилась.

— Но позже игроки говорили, что зимние сборы были настолько лёгкими, что команда не готова играть в футбол.
— Знаете, мы с ними работали всю зиму, начали сезон. И ни один из футболистов не подошёл и не пожаловался: «Эду, я плохо себя чувствую, я не готов играть». Все были довольны. У нас действительно было хорошее состояние, что подтверждалось тестами.

— Ещё раз: Карпина уволили зря, вы ни в чём не виноваты?
— Да. И все эти неприятные слова в спину тренеру – это было нехорошо. Давайте посчитаем, сколько тренеров сменилось при Леониде Федуне. Их было очень много, и почти никто не получил полного доверия и был эмоционально уволен. Карпину нужно было дать ещё немного времени. Год, два, пару новых игроков – и «Спартак» стал бы чемпионом. Точно говорю, у команды уже было бы золото. Кстати, кто пришёл после Карпина?

— Якин.
— Сколько он проработал?

— Год.
— Вот именно. На самом деле, я слежу за командой. Сейчас в «Спартаке» Аленичев. Уже ведь есть слухи, что он может уйти? Есть!
В это же время стали подходить игроки. Они набирали сладкое, мучное. Я сказал Валере: «Это ужасно!».
Но лучшее для Федуна – это дать Аленичеву три года. Не получилось сразу? Пусть тренер создаёт команду, привыкает, готовит, подстраивает под себя. Я действительно болею за «Спартак». И чувствую, что многие решения в клубе принимаются на эмоциях.

— Вы знакомы с Леонидом Федуном?
— Нет, ни разу с ним не общался.

Карпин: Федуну мне точно ничего доказывать не надо

«Сын плакал, когда уезжал из России»


— Почему у вас с Карпиным не получилось и в «Мальорке»?
— Всё просто. Инвестор, с которыми мы вели переговоры, пообещал, что в первый год цель команды – остаться в Сегунде. Во второй – набрать хороших игроков и сыграться. На третий – вернуться в Примеру. Состав был не очень силён, мы провалили старт, но в какой-то момент начались победы, команда шла в середине таблицы. Но в этот момент инвестор отказался вкладывать деньги. Руководству больше не нужен был Карпин и все стратегия развития. Валерия убрали и объявили, что клуб очень скоро вернется в Примеру. Ну и что происходит сейчас? Команда на дне таблицы в Сегунде. Та же история, что и в «Спартаке».

— Почему вы не поехали с Карпиным в Армавир?
— Пришло время расстаться. Мы долго работали вместе. Слишком долго. У нас отличные отношения. Но он в Армавире, а я с новой командой в Эмиратах. Мне нравится познавать мир.

— Как вам жилось в России?
— Знаете: пробки, трафик, дорога от «Алых Парусов» до Тарасовки – это всё очень долго и сложно. Но мне всё нравилось. Я очень много работал и был счастлив. Да и вся семья тоже. Когда сын уезжал из России, то он плакал.

— Если когда-нибудь Карпин вернётся в «Спартак» и позовёт вас – согласитесь?
— А ведь я вам забыл рассказать историю о первом дне в Тарасовке. За окном шёл снег, я вышел на улицу: сосны, красота. Я вдохнул, сделал первый шаг, попал на лёд и со всей силы шлепнулся назад головой. Секунд 40 лежал без сознания, пока не пришёл в себя. Сейчас я такой ошибки не допущу, потому что знаю, как правильно ходить. Такая же ситуация и с командой. Если кто угодно, пусть даже не Карпин, предложит вновь поработать в «Спартаке», то я точно соглашусь, потому что уже знаю, что делать.
Эду Домингес и Маджид Уорис
Фото: Денис Целых, "Чемпионат"

Эду Домингес и Маджид Уорис


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 212
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →