Виталий Калешин
Фото: РИА Новости
Текст: Дмитрий Егоров

Калешин: я реалист. Сборная в 35 лет – фантастика

Виталий Калешин — о том, каково быть одним из лучших защитников России, но к 35 годам так и не сыграть за сборную.
1 февраля 2016, понедельник. 12:03. Футбол
В Абу-Даби было плюс 30, а «Краснодар» во втором тайме контрольного матча никак не мог раскачать «Жетысу». Микросхемы комбинаций, короткие передачи, финты Смолова у флажка – всё это выглядело лишь игрой на удержание мяча. Нагруженному тренировками «Краснодару» нужен был выход за пределы темпа, и его нашёл Виталий Калешин. Он стартовал от своей штрафной в тот момент, когда мяч был параллельно ему на другой стороне поля. И через 10 секунд и два быстрых паса 35-летний защитник уже зарабатывал пенальти вблизи чужой вратарской.

«Дедушка играл в футбол во время Великой отечественной»


— Как играть на фланге в 35? – переспрашивает Калешин. – Да так же, как и раньше. Есть простая формула: это не я старею и становлюсь тяжелее, а просто молодёжь с каждым годом всё быстрее бегает. А если совсем серьёзно, то есть определённый опыт, за счёт которого стараюсь компенсировать разрывы в физике. Выбор позиции, например, понимание игры.

— Под разрывы в физике клубу всё равно необходимо подстраивать тактику. Есть ли какой-то перекос между вами и Сергеем Петровым в тактике «Краснодара»?
— Нет. Да и какой смысл подстраивать? Это вопрос к моей готовности. Футбол вообще сильно поменялся. Крайних защитников, заточенных на оборону, единицы. Сейчас ты обязан атаковать, ускоряться, пасовать, делать кроссы, забивать… и защищаться тоже.

— Лошадиная позиция.
— И если ты не готов всё это делать, значит, не готов играть в серьёзном клубе.

— 15 матчей в основе в РФПЛ, вся группа в Лиге Европе. Только в гостях с «Боруссией» вы не играли – и там «Краснодар» уступил. Вы готовы к серьёзному клубу, получается, поэтому мы хотим услышать тайны, как держать себя в такой форме в 35 лет.
— Точно не делаю чего-то особенного, веду профессиональный образ жизни футболиста. Знаю, что можно, что нельзя. Тут даже заострять внимание на чем-то не буду, потому что все типично: нормальный режим дня, плюс здоровое питание.


— Ключевой фактор – природа?
— Думаю, да, мне действительно дано. Дедушка играл в футбол во время Великой отечественной и в послевоенные годы. Папа до 35 лет выступал за «Кубань». Двоюродный брат в тульском «Арсенале» сейчас, ему уже 32. Думал как-то заканчивать, но продолжил.

— Дедушка рассказывал про футбол во время войны?
— Вот тут, к сожалению, не очень много информации. Не очень я его расспрашивал. Знаю только, что играл он в Майкопе.

— Кто для вас идеал крайнего защитника?
— Бранислав Иванович двухлетней давности. Это золотая середина. Он забивает, обыгрывает, подаёт, читает игру, снимает воздух, отлично борется и отбирает. Собирай я сборную мира – взял бы его.

— А как же остроатакующие фланги «Барсы»?
— У них ведь сзади много проблем, если ловить. Другое дело, что «Барса» 90 процентов с мячом играет, поэтому логичен выбор в пользу Хорди Альбы, Дани Алвеса.

— Олег Кононов пробовал на фланге обороны Жоаозиньо. Это ведь тоже вариант, приближенный к «Барсе».
— Вот многие удивляются, как это Жоаозиньо играл на фланге обороны. Но ведь это почти родная для него позиция – в Болгарии Жо там и выступал. Да, по габаритам он не очень на защитника похож, но зато очень цепкий, с отличной левой ногой. Другое дело, травма его подкосила. Перелом ноги, тяжелейший, после такого люди инвалидами могут остаться, там о футболе речь может не идти. Но Жо восстанавливается. Надеемся, пройдёт через сборы, забудет проблемы и полностью вернёт свой прежний уровень. Тут нужно Сергею Николаевичу Галицкому спасибо сказать, он в то тяжёлое время всю нужную помощь оказал.

«Каждый клуб, который финансируют из бюджета, обречён»


— В «Краснодар» вы переходили почти три года назад. Галицкий уже тогда обещал, что клуб будет бороться за чемпионство, играть в еврокубках?
— Ничего такого, конечно, не было озвучено. Когда я приходил, то знал лишь пару-тройку игроков, с кем сталкивался в Премьер-Лиге. Руслана Нахушева, например. Не было ощущения, что я еду за титулами. Всё происходило проще: заканчивался контракт, поступило предложение, и мы с женой решили, что хватит уже кататься по стране, пора вернуться домой. Плюс за несколько недель до этого «Краснодар» нас с «Рубином» хорошенько повозил и обыграл. Так стало понятно, что и в профессиональном смысле я не проиграю.

— А затем началось укрепление.
— Неожиданно мы начали приобретать очень сильных футболистов: Гранквиста, Ахмедова, Мамаева. Паша мне ещё в ЦСКА очень нравился. Он очень сильно в центре играл, пока не сел на лавку из-за конфликта с Леонидом Слуцким… Вот когда эти игроки пришли, то появилось осознание, что «Краснодар» действительно будет за что-то серьёзное бороться. Тем более, ещё выступая за «Кубань», я понял, что за персона Сергей Галицкий. У него всё очень чётко, постепенно и надёжно к цели движется.

— Чем вас удивил Галицкий?
— Это большой, занятой, богатый человек. У него объективно мало свободного времени. И меня потрясло, что он присутствовал на трёх-четырёх наших тренировках в неделю. Михаила Прохорова, например, я за время выступлений за «Москву» ни разу не видел, даже на матчах. Да и вообще, руководители всех клубов — они как привыкли: зайдут после больших побед или поражений, накидают лозунгов в раздевалке — и всё, жди их ещё год. В «Краснодаре» же чувствуешь, что руководство рядом.

— Вячеслав Подберёзкин, перейдя в «Краснодар», сказал, что сбылась его мечта. Приходит ли ощущение, что вы играете в топ-клубе?
— Честно признаюсь, такое ощущение постепенно появляется. То есть мы ещё не в группе с «Зенитом», ЦСКА, «Спартаком», но нас уже серьёзно опасаются. Думаю, если всё пойдёт тем же темпом, то да, через годик «Краснодар» действительно можно будет назвать топ-клубом по российским меркам. И я тут говорю не только о результатах, но и о школе, стадионе, инфраструктуре.

— Значительную часть карьеры вы провели в «Кубани» — этот клуб тоже был близок к приставке «топ», но в этом году был на грани закрытия.
— Во-первых, вся РФПЛ потеряет, если «Кубани» не будет в лиге. Для города это тоже плохо, потому что у нас уже появилось узнаваемое краснодарское дерби. Думаю, что в Москве не в восторге, что потеряли «Торпедо». Вот и Сергей Галицкий говорил, что не обрадуется, если «Кубань» исчезнет. Думаю, что у них всё будет хорошо. Надеюсь на это. Нужно только, чтобы появился хозяин, и, насколько понимаю, он сейчас всё-таки нашёлся. Просто почти каждый клуб, который финансируют из бюджета, обречён. И так ведь регионы не богаты, а тут им приходится содержать целые команды.

— Но регионы, в данном случае Краснодарский край, подписывают Аршавина и Павлюченко.
— Я ж не знаю, какие у них там условия, зарплаты. Да, пишут, что много, но на заборе тоже написано. Так что тут нет смысла оценивать, рассуждать.

— Вам обидно, что Краснодар остаётся без чемпионата мира — 2018?
— Обидно. Да, с одной стороны, есть правило, что ФИФА запрещает играть на трёх объектах в одном регионе. Сочи – готовый стадион, который модернизируют после Олимпиады. Оставить чемпионат без этой арены, сами понимаете, невозможно. Ростов – южный административный центр, по иерархии его статус выше. Мы на бумаге третьи. Но! У нас на обычные матчи чемпионата ходит по 20 тысяч человек, а на еврокубках народу битком. В Краснодаре климат, своё дерби, хорошие команды, новый стадион. Да, он чуть меньше по вместимости, но есть возможность «догнать» его до 40 000 тысяч зрителей.
Саша Анюков великолепно играл в сборной на моей позиции от звонка до звонка. Так какой смысл ставить вместо него парня, который ещё и на два года старше? Лучше уж наигрывать молодых Комбаровых, ещё кого-то, которые через 2-3 года будут стабильно выступать
В общем, я надеюсь, что где-то что-то…Точнее, нет, я не желаю кому-то проблем. Но все же понимают, что в Мордовии, при всём уважении, интерес к футболу никогда не будет сравним с краснодарским. Да, пройдёт чемпионат мира, а что там дальше с футболом будет?! Я очень хочу, кстати, чтобы в Саранске всё было хорошо и полная арена набиралась. Но для Краснодара тоже хочется справедливости.

— Кстати, после Олимпиады в Краснодарском крае стало лучше?
— Я, честно говоря, был в Сочи в этом году, а до этого 20 лет назад. Тогда была просто деревня у моря, сейчас лучше: развязки, дороги, здания. Значит стало лучше.

«Слуцкий пригласил в „Москву“, а потом его уволили»


— За «Кубань» вы сыграли больше 150 матчей, но в 28 лет решились перейти в «Москву».
— Да, мне позвонил Леонид Слуцкий, предложил контракт. Дело близилось к подписанию, но Слуцкого уволили, однако на мой переход это не повлияло.

— «Москва» задумывалась как очень амбициозный проект.
— Мне этот проект вообще амбициозным не показался. Да, сильная команда была, но непонятно, для кого она играла. Прохорова, как я говорил, на стадионе никогда не было, да у них там ещё и конфликт какой-то с Потаниным начался. С финансами был порядок, но на одних деньгах клуб не построишь.

— Говорят, именно в тот год в команде начался раздрай. Аргентинцы, например, не хотели играть.
— Никаких историй с их участием не помню. Нормально работали, тренировались. Да, у Барьентоса и Лопеса был конфликт с Олегом Блохиным, но ссоры прошли мимо меня. Просто Пабло уехал, а Макси реже выходил на поле – на этом всё и закончилось.

— Сложно работать с Блохиным?
— Слышал, люди говорят, мол, Блохин кого-то подавлял. Но чтобы он сказал: «Я – лучший футболист Европы и мира, а ты кто?!» — нет, такого не было. Скорее просто чувствовалось, что это очень сильная личность. У Блохина просто такая аура, манеры.

— Правда, что после объявления об увольнении на корабле к Блохину никто не подошёл?
— Во-первых, да, мы закрывали сезон действительно на корабле, плавая по Москва-реке. Там нам и объявили о его увольнении. Блохин, может, сам и знал обо всём, но со сцены выступил критически к руководству, мол, такое событие, праздничное, а вы тут с этой новостью. На самом деле к Блохину подходили, благодарили за работу. Только это и успели, кстати. Поплавали часик, пришвартовались и по домам разъехались.

— После Блохина пришёл Божович и повёз вас на сборы в ЮАР.
— Это не Божович повёз, а руководство. На коммерческий турнир с призовым фондом. Решили заработать денег. И в итоге не четвёртый день оказались на улице. Приходим с тренировки, а нам в отеле говорят: «Пока номера не оплатите, не пустим». Ну мы и встали, все потные и потерянные. Оказалось, что организатор турнира всех кинул, оплатил отель только за три дня. Пришлось звонить мэру города, утрясать вопрос, выкупать жилье.

— Город-то более-менее европейский?
— Да какой там. Обычный, африканский. Лишний раз на прогулку выходить не особо хотелось.

— Чем ещё запомнилась страна?
— На сафари поехали. Жирафы рядом ходят, львы за забором лежат. Ощущения новые, не как в зоопарке.

— Есть истории с того сафари?
— Да никто вроде не чудачил. Главное чудачество – это вообще сбор в ЮАР. После одного перелёта нужно было дня три восстанавливаться.

— Турнир-то доиграли?
— Доиграли и победили. Только денег, естественно, нам никто не заплатил.

«На „Камп Ноу“ только шеей крутишь, да прижимаешься ближе к штрафной»


— В «Рубин» вы перешли сразу после ЮАР?
— Во время сборов у меня умер дедушка. Естественно, я в Москве не остался, сразу поехал домой. Был в таком странном состоянии, всё перепуталось, и вдруг прошёл звонок с незнакомого номера. «Добрый день», — говорю. «Сейчас вечер, а не день, — ответил Бердыев. – Переходи к нам».

— Сомневались?
— Сразу согласился. Уже было понимание, что для «Москвы» может всё не очень благополучно закончиться. Но это второстепенное. Главное, что «Рубин» был действующим чемпионом, играл в ЛЧ. Плюс в «Москве» я выступал не на своей позиции, а тут вроде возвращали в оборону. Уже на следующем сборе в Турции агент сказал: «Собирай все свои финты, ты переходишь в Казань». Я пошёл к Божовичу, он запротестовал: «Ничего не собирай, мне нужно поговорить с руководством». Миодраг на меня рассчитывал, но его, похоже, даже не оповестили о трансфере. Заключительный сбор я уже провёл в «Рубине».

— Где познакомились с Бердыевым.
— О нём слишком много надуманно. Да, Курбан Бекиевич говорит тихо, не кричит, на его теории никто не может позволить сидеть и смеяться. Да, очень сильная командная дисциплина. Да, серьёзный тренировочный процесс. Но это не значит, что мы не могли пошутить, когда, например, Бердыев сам в квадрат с нами играл. В общении 1 на 1 тоже не было проблем. Если тебе куда-то надо по семейным делам уехать – разрешит. Если у тебя есть хоть один шанс получить травму – не выпустит на поле. Он дорожит всеми игроками, не пользуется ими как материалом. А то, что говорят, это всё странно.

— Говорят много и разное. Большинство хвалит. Но была фраза Романа Широкова о том, что «единственный бог для Бердыева – это Бенджамин Фарнклин со 100-долларовой купюры». Затем Андрей Стрельцов упомянул о том, что в состав попадали за деньги.
— Говорить и писать, повторю, могут разное, но я ничего такого не видел.
В структуре клуба «Краснодар» я хотел бы остаться. А вот тренером – точно нет. Хочется пожить и для себя, увидеть, как растут дети, взрослеют… Но всё это после, а пока – я ещё в футболе.


— Что ещё надумывали про «Рубин» другие?
— Про «автобус» у ворот очень нравилось. Всем советую посмотреть статистику забитых мячей в сезоне-2009. У «Рубина» больше всех, ведь правда? Так о каком «автобусе» речь? Или это приклеилось после матчей с грандами типа «Барсы»? Но лучше там окопаться у своих ворот, достойно выглядеть и даже победить, что мы и сделали, чем открыться, получить 0:10 и ходить, рассказывать: «Ой, какие мы молодцы, с «Барселоной» в открытый футбол рубились». Да с «Барсой» даже «Реал» не открывается. А когда открывается, то тоже по пять получает.

— Перед матчем на «Камп Ноу» Семак сказал: «Давайте сыграем так, чтобы нам не было стыдно». А чем тогда удивил Бердыев?
— Да ничем особенным. Может, вместо одного теоретического занятия было два. Вот и всё. Нас не программировали, чтобы мы что-то сверхъестественное показали.

— Но было похоже, что программировали.
— Ага. На что?! Самым сложным действием тогда было просто поймать кого-то из «Барсы». Я уж не говорю про отбор мяча. Даже если ты хотел (а я не хотел) рубануть их по ногам, то, скорее всего, не успел бы. Настолько всё быстро, правильно, чётко. Нужен пас в правую – получи, в левую – держи. Только шеей крутишь, да прижимаешься ближе к штрафной, где уже можешь накрыть.

— Другая планета?
— Против меня никогда и никто так не играл. Это было что-то невероятное.

— Траектория удара Рязанцева на второй минуте тоже была невероятной? Помните этот эпизод?
— Да. Я играл слева в полузащите, помню, прошёл пас через центр, мяч прошёл через ноги Туре и выкатился к Саше, он пробил. В голове успело проскочить, что на тренировках Рязанцев часто бьёт из странных, нелогичных позиций и забивает. Это было ему свойственно.

— И мяч влетел от штанги.
— Да, но дикой радости не было. Мы понимали, с кем играем. И что 1:0 на второй минуте матча с «Барсой» — это почти 0:0 или даже хуже. Потому что соперник сразу включает скорости на полную.

— Вы играли на одном фланге и противостояли Месси.
— Не совсем так. По своим действиям я чаще с Дани Алвесом сталкивался. Доигрывал каждый эпизод до конца. На самом деле, я какие-то фрагменты борьбы не очень разбираю. Всё было как в тумане, потому что мы играли на пределе сил.

— Сейчас можете сделать вывод, почему обыграли «Барсу»?
— Грамотно играли в обороне, наверное. Но что тут отрицать, фактор везения был очень серьёзен.

— «Камп Ноу» после финального свистка аплодировал?
— Опять же не помню. В голове другой момент. Как мы сидим в раздевалке и не радуемся. Заходит Бердыев и говорит: «Вы что? Как будто не «Барселону» обыграли». А лица у нас и впрямь такие, будто победили в контрольном матче команду второй лиги. На радость сил просто не осталось.

— Зато память останется навсегда. Вы уже вошли в историю российского футбола.
— Для нас память да, навсегда останется. А вот для страны… ЦСКА ведь «Барсу» в начале 90-х, разве кто-то об этом помнит? «Спартак» дважды дома побеждал «Реал» — об этом редко говорят. Так же и про победу на «Камп Ноу» забудут. И надеюсь, что случится это потому, что будет ещё много новых побед.

— Вы за «Рубином» следите?
— Нет, только с Серёгой Рыжиковым, Олегом Кузьминым общаемся иногда.

— Это я к чему. Клуб выпустил ролик, посвящённый победе над «Барсой». Такая обычная нарезка матча, на которой нет одного человека – Бердыева.
— Я ещё раз отвечу: «Рубин» без Бердыева – не «Рубин». Без него там побед не будет. И последние три года это только подтверждают. Бронза РФПЛ, чемпионство, ЛЧ – это всё в прошлом.

«Только Бердыев мог приструнить Бухарова»


— Вы уже вспоминали статистику 2009 года, где «Рубин» больше всех забил. Тогда ведь чемпионство очень уверенно далось.
— Ну, ещё вратарь «Спартака» сделал несколько ошибок под занавес сезона.
Слышал, люди говоря, мол, Блохин кого-то подавлял. Но чтобы он сказал: «Я – лучший футболист Европы и мира, а ты кто?!» — нет, такого не было. Скорее просто чувствовалось, что это очень сильная личность. У Блохина просто такая аура, манеры.


— Так вот, тогда много-много забивал один из самых противоречивых персонажей российского футбола Александр Бухаров.
— Сашке нужен Бекиич. Только Бердыев мог его приструнить и образумить. Бухаров классно тогда играл… И всё-таки я не понимаю, почему все считают Бердыева тираном. Да нормальный он, просто просит всех работать на максимуме. Когда тренер к подходит к команде, на нём лица нет из-за того, что вкалывал двое суток без сна, то и команда не может иначе относиться к работе. Вот мы и провели тот сезон с одним маленьким спадом: в Киеве первый тур ЛЧ проиграли, затем в Томске вничью сгоняли, а закончили поражением от «Амкара». А начало сезона вспомните?! Нам несколько туров вообще никто забить не мог.

— Рыжикову не повезло играть в эпоху Акинфеева?
— Точно! Считаю Серёгу вторым вратарём России. Он трудоголик, фанатик, сам вылепил себя. А Акинфееву не только работой, но и богом дано.

— Рыжикову не повезло играть в эпоху Акинфеева. Что тогда сказать о Калешине, который выигрывал трофеи, выступал в ЛЧ?
— Наверное, есть такое, что к игрокам московских и питерского клубов лучше присматриваются. Другое дело, что я всегда был объективен. Саша Анюков великолепно играл на моей позиции от звонка до звонка. Так какой смысл ставить вместо него парня, который ещё и на два года старше? Лучше уж наигрывать молодых Комбаровых, ещё кого-то, которые через 2-3 года будут стабильно выступать. Это логическое оправдание, почему я не был в сборной, после которого ни на кого не хочется обижаться.

— Но оборона сейчас проблемное место для российского футбола.
— Поэтому Олег Кузьмин в 34 года вызывается и смотрится не хуже молодых… Я не знаю, почему так в России. Большинство сильных ребят действительно к атаке расположены. А в обороне, особенно в центральной зоне, альтернативы Березуцкому и Игнашевичу нет.

— Опыт Кузьмина даёт надежду, что Слуцкий может вызвать и вас?
— Ну какая надежда?! Я не буду сидеть и ждать, чтобы все в сборной травмировались для меня. Есть ребята, которые играют. Мне уже не 26. Мне 36 в этом году будет. Попасть в сборную в таком возрасте – это фантастика. Я реалист, иллюзий не питаю. У меня в голове не мифические расширенные списки игроков сборной, а семья и трое детей.

— У вас уже бывает такое, что после тяжёлых матчей говорите себе: «Всё, хватит»!
— Не после тяжёлых, а после неудачных скорее. Думаешь: «Ну всё, может, пора». Но такие мысли будут всегда, пока наконец не закончишь. Представляю, какая будет ломка по футболу. Но всё логично: молодым везде у нас дорога. Мне, кстати, кажется, что сейчас юным игрокам доверяют больше, чем раньше. В моей юности всегда говорили: «Эй, молодой, да куда тебе ещё, 22 года всего»!? В состав пролезали единицы: Измайлов, Сычёв, Акинфеев.

— Вы сами хотите воспитывать молодых как тренер?
— В структуре клуба «Краснодар» я хотел бы остаться. А вот тренером – точно нет. Хочется пожить и для себя, увидеть, как растут дети, взрослеют… Но всё это после, а пока – я ещё в футболе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 90
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →