Все новости

Ледяхов: за сборную России забивал с центра поля в девятку

Игорь Ледяхов закончил карьеру, как и большинство партнеров по той «золотой» команде начала 90-х, не на той ноте, что его таланту отводилась.
Футбол

Это теперь уже понимаешь, в том «Спартаке» начала 90-х все были игрочищами — кого ни возьми. Например, Игорь Ледяхов. Фигура. Мастер. Но вот закончил карьеру, как и большинство партнеров по той «золотой» команде, не на той ноте, что его таланту отводилась, пишет еженедельник «Футбол. Хоккей». Тихо как-то. Скомканно…

Школа за миллион Евро? Глупости!

Его испанский мобильник ответил сразу же. А я-то грешным делом беспокоился — сменил Игорь номер за давностью лет…

— А какой смысл? — голос весельчака и балагура Ледяхова звучит привычно звонко. — Я все так же живу в Испании, в Барселоне, все у меня спокойно и размеренно… Свободные часы с семьей провожу, остальное время — работаю. Бизнес у меня свой. Агентство по продаже недвижимости. И дела вроде нормально идут. Во всяком случае, пока не бедствуем (смеется).

— С кем-то из наших ребят, также, как и вы, в Испании осевших, отношения поддерживаете?

— Стараюсь со всеми контачить. Карпин, Никифоров, Попов, Онопко, Мостовой… Сейчас вот в январе все вместе в Германии собирались — на мини-футбольном турнире. Дима Радченко все это дело организовал. Как выступили? Первое место! Самих бразильцев с Карекой обыграли! Впрочем, результат здесь во главе угла не стоял. Главное — встретились после долгого перерыва, в свое удовольствие побегали…

— Не так давно разговоры ходили — мол, Онопко, Мостовой, Карпин, Ледяхов и Никифоров хотят все вместе в Испании футбольную школу стоимостью в 1 млн. евро открыть. Что, действительно была такая идея?

— Слухи и глупость полная! Чистой воды журналистская «утка». Даже мыслей таких не было! Я вообще не знаю, откуда все эти разговоры пошли…

— В Россию-то не тянет?

— Тянет, конечно. Поэтому и стараюсь как можно чаще на родину приезжать. Раз в два-три месяца. В Москве гощу, в Сочи…

— Как, кстати, дела у сочинской «Жемчужины»?

— Да никак! Футбол там, видимо, никому не нужен. Мне лично на все это очень грустно смотреть. На такой богатый футбольный край — и всего одна серьезная команда — «Кубань»! Дожили, что называется…

— Отец до сих пор при футболе или отошел от дел?

— Нет, по-прежнему на сочинском стадионе работает. И тоже вздыхает о лучших временах. Раньше-то в Сочи все наши команды сборы проводили, а теперь им Турцию да Испанию подавай…

Из-за артрита я еще в «Днепре» мог закончить

— Вы начинали играть в Сочи, но потом транзитом через таганрогское «Торпедо» в ростовском СКА оказались. Сейчас-то можете сказать, чем это вас так ростовские военачальники прельстили, что вы там и на третий год служить остались?

— Прежде всего, воинским званием. Прапорщика мне в Ростове обещали. До сих пор, кстати, где-то удостоверение вместе с формой валяется… Ну и потом, сама команда в то время неплохо выглядела. И цели высокие перед СКА стояли — клуб о выходе в высшую лигу грезил. Увы, на деле все это пшиком обернулось. Но я ни о чем не жалею — что сделано, то сделано.

— Вы как-то признавались, что в Ростове через школу договорных матчей прошли…

— Не без этого… Мы, молодые пацаны, выходили на поле играть, через какое-то время осознавая, что игры-то и нет! Нас ведь, зеленых юнцов, никто в известность не ставил. Вот и приходилось все 90 минут ерундой маяться — сделать-то ничего нельзя было…

— После Ростова в вашей карьере был «Днепр». Доводилось слышать, в Днепропетровске вообще могли с футболом закончить…

— Да уж, там такая история получилось… Даже вспоминать не хочется. Только начал играть за основной состав, а тут болезнь… Артрит. Полгода я вне футбола был. Все перепробовал — народную медицину, то, сё… В конце концов встал на ноги, но на поле мне практически все пришлось начинать с нуля. Это, правда, уже не в «Днепре» было — в «Роторе»…

— И именно из Волгограда вас и пригласили в «Спартак»… Причем, если я не ошибаюсь, в качестве защитника.

— Не ошибаетесь. На первый сбор я игроком обороны отправлялся. Только оказалось, что защитников в команде — перебор. И Романцев меня в середину передвинул. Как чувствовал, что там у меня пойдет…

— Такое мнение о себе, как «не спартаковский игрок — Ледяхов», слышали?

— Первое время что-то подобное народ кричал с трибун… Но не только по моему адресу, и только первые месяцы. Когда всех подряд обыгрывать начали — тут уже все поголовно спартаковскими игроками стали (улыбается).

— «Спартак» — удивительная команда, я бы сказал, уникальная». Ваши слова?

— Мои, только утверждал я это лет десять назад. С того времени много воды утекло… Сейчас другие законы. И в футболе, и в жизни. И «Спартак» другим стал.

— При этом красно-белых по-прежнему «народной командой» величают...

— Это уже скорее за былые заслуги…

— То есть вам нынешний «Спартак» не нравится?

— Я этого не говорил. Команда довольно солидная, прежде всего в плане построения игры. Но это уже совсем другая команда, понимаете?

— Вы вообще российский футбол смотрите? Какие впечатления?

— Видел пару игр в прошлом году… Что могу сказать — если уровень нашего чемпионата и повысился (ЦСКА вон Кубок УЕФА взял), то сборная где была, там и осталась. Возможно, даже слабее стала…

За карьеру ни одного штрафа не заплатил!

— «Этот сочинский парень будет своим в любой компании. Если уж завелся острить — не остановишь!» — сказал как-то о вас Евгений Кучеревский. Справедливое мнение?

— Ну, если сам Евгений Мефодьевич сказал, значит, так оно и есть. А чего мне, собственно говоря, было не куролесить? Вспомнить те же спартаковские времена — я холостой был, молодой. Естественно, и клубы посещал, и дискотеки, балагурил, веселился… А почему нет? Главное, что все это футболу не мешало. А у меня (хотите — верьте, хотите — нет) с дисциплиной никогда проблем не было. Я, например, за всю свою карьеру ни одного штрафа не заплатил!

— Между тем, Наталья Онопко до сих пор вспоминает, как вы ее мужа учили машину водить… Говорит, нервничали сильно, когда у Виктора что-то не получалось.

— Кто? Я? Не может такого быть! Заставить меня на кого-то голос повысить — нужно сильно постараться. Кстати, я вам хочу заметить, что сейчас Витя очень прилично с машиной управляется. Видимо, мои уроки — какими бы они там ни были — не прошли даром (улыбается)…

— А это правда, что вы однажды Онопко расческу подарили, намекая на его не слишком богатую шевелюру?

— Честно говоря, я такого случая не помню. Хотя… Может быть, я таким способом дать ему понять, чтобы он наконец причесался? (Смеется.) А вообще у нас с Витей по жизни полное взаимопонимание и уважение. Он на мои шутки никогда не обижается. Знает, что я все это не со зла делаю…

— В кого вы вообще юморист такой?

— Не знаю даже… Наверное, это все еще с ростовского интерната пошло, где я в свое время семь лет оттрубил. Ох, и весело же мы там жили!

— А сейчас весело живете?

— Спрашиваете! Сейчас сама жизнь — сплошное веселье…

«В «Барселону» меня просто не отпустили

— «Будь моя воля, я бы всю карьеру в «Спартаке» отыграл». Почему же тогда ушли?

— Наверное, все-таки исчерпал я себя в этом клубе. Нужно было что-то менять…

— Другие варианты были, кроме «Спортинга»?

— Какие-то слухи ходили — даже про «Реал» народ шептался, но… Дальше разговоров дело не пошло.

— В первом же матче за хихонский клуб вам удалось забить гол. И кому — великой «Барсе»!

— Да уж, «Барселона» тогда была в полном порядке. Куман, Ромарио… И у этой команды мы дома выиграли — 2:1! И я забил победный мяч! У меня, кстати, запись той игры до сих пор где-то на видео хранится.

— Не секрет, что именно после того гола «Барселона» вам выгодный контракт предлагала…

— Опять-таки все это осталось на уровне разговоров. Да, может быть, такой вариант и был бы реален — только что теперь прошлое ворошить. «Спортинг» не захотел меня отпускать… Во многом из-за того, что в моем контракте цифра возможной неустойки равнялась одному миллиарду (!) песет. Огромная сумма! Как такое получилось? Нечистые на руку посредники, «помогавшие» мне заключать контракт, что-то там нахимичили. Я ведь, будучи юридически неграмотным человеком, договор подписывал практически не глядя. Только через год-два, когда уже сам более-менее сносно по-испански заговорил, понял, что эти люди на мне просто нажились…

— Помимо постоянного барражирования между двумя высшими дивизионами Испании «Спортинг» тех времен запомнился абсолютным антирекордом — серией из 20 поражений подряд… Что все-таки тогда с командой случилось?

— Да ничего особенного — мы были просто не готовы к сезону. Слабый уровень подготовки, слабый состав… Плюс тренер к нам пришел такой, что без смеха не вспомнишь… Человек о футболе элементарных вещей не знал! Все это в итоге и послужило причиной нашего безобразного выступления.

— Скольких, кстати, тренеров в Хихоне пережили?

— Если так навскидку вспоминать — человек десять, наверное. Один раз случилось — за год трех специалистов сменили! При таких-то условиях откуда было достойным результатам взяться?

— Было дело, вас крайним в неудачах команды выставили…

— Да, в 98-м году, когда «Спортинг» страшно валился (команда в итоге вылетела в первую лигу), после первого круга мне сказали: «Это ты во всем виноват! Тебе нужно сменить обстановку…» Я сначала удивился, а потом махнул на все это дело рукой и отправился на год в Японию — в клуб «Дзубило Ивата», к Карлесу Рексачу, кстати, экс-тренеру «Барселоны»…

— И как, понравилось вам на Востоке?

— Очень! Уровень жизни, культура, да и футбол там в те годы был неплохой… Скажу больше — мы даже хотели всей семьей там остаться. Так бы, наверное, и сделали, если бы «Спортинг», которому я по-прежнему принадлежал, за меня огромную сумму не запросил… В итоге я опять вернулся в Хихон и подписал с клубом новый контракт. На четыре года. Отыграл три сезона, а потом опять проблемы начались… Команда, испытывающая определенные финансовые трудности, не захотела выплачивать мне зарплату! И главное, все это дело испанцы выставили в таком свете, что, мол, Ледяхов уже не тянет, поэтому мы его на чемпионат и не заявляем. Вроде как в целях воспитания! Но позвольте, какое может быть воспитание, если футболисту уже за тридцатник? Ну я на них в суд и подал с требованием предоставить мне статус свободного агента…

— И в итоге выиграли дело…

— В суде-то я выиграл (Ледяхов также получил в качестве компенсации около 450 тысяч евро — Р. Е.) — я в другом проиграл. Драгоценное время было упущено. Как результат — раньше времени пришлось завязать с футболом. Но это было уже в «Эйбаре»…

— Где вы в первом же матче заработали красную карточку…

— Да уж, любопытный момент. Я до этого полгода не играл, весь на нервах был, вот меня соперник и спровоцировал…

Шалимов звал в «Уралан»

— Кстати, почему именно «Эйбар»? Что, Ледяхов лучше варианта не мог себе найти, чем команда-середнячок второго испанского дивизиона?

— Так уж получилось: сезон был в самом разгаре, и мне, чтобы время не терять, нужно было срочно куда-то трудоустроиться. Тут как раз и возник вариант с «Эйбаром», благо эта команда дислоцируется недалеко от Хихона. Я решил — четыре месяца отыграю, а там посмотрим…

— Отыграли, посмотрели… И?

— И ничего… Варианты были — и в Россию меня звали (Игорь Шалимов в «Уралан» приглашал), но я решил завершить карьеру. Скажем так, по семейным обстоятельствам.

— Говорят, вы и в «Спартак» могли вернуться?

— Да, два раза у меня были разговоры с руководством команды. Последний раз — уже при Червиченко. Романцев вроде как был не против, но президент клуба сказал — нет…

— Кстати, это правда, что по окончании карьеры вы приезжали в Сочи, где играли вместе с друзьями на первенство города?

— Вы и это знаете? Бегали — да. В свободное время. И знаете — неплохо получалось! (Смеется.)

— «Моя карьера сложилось удачно». Подпишетесь?

— Скажем так: грешить мне не на что. Могло, конечно, и удачней все получиться, и в сборной я мог бы почаще играть, но… Что есть, то есть. Значит, были люди посильнее Игоря Ледяхова.

— Да, но на чемпионате мира-94 вы все-таки сыграли. Какие воспоминания от того турнира остались?

— Матч с Камеруном, пять мячей Саленко… И нездоровая обстановка в сборной. Сами помните — все эти письма, спонсорские контракты…

— 92-й год — самый запоминающийся в карьере? Как-никак по ряду опросов лучшим игроком страны стали…

— … и «Спартак» свое первое российское золото взял. Не знаю, я лично все три сезона, проведенных мной в «Спартаке», приблизительно на один уровень ставлю.

— Лицевой счет за годы выступлений у вас мог бы и «пообъемнее» быть, согласны?

— Абсолютно. Но при этом, опять-таки, жаловаться мне не на что. Все, что забил, — все мое. Тем более что есть мячи, которые и по сей день приятно вспомнить. Тот же гол «Барселоне», или мяч, забитый в ворота сборной Сальвадора, который, увы, в России мало кто видел. А жаль! Я тогда с центра поля ударил и в самую «девятку» попал…

— Ледяхов — известный технарь был. Часто тренеры предъявляли претензии за то, что мяч передерживаете?

— Честно говоря, я такого не помню… Все как-то обходилось (смеется).

Ледяхов-младший от футбола не фанатеет

— В прошлом году вы в компании с Поповым, Карпиным, Мостовым и Никифоровым в пляжном футболе засветились…

— Да, на чемпионате Европы (он на Майорке проводился) честь России защищали. Хотя что я там «назащищал» — смех сквозь слезы… Представляете, в стартовой же игре травму получил! Первый раз по воротам ударил, и сразу голеностоп до размеров футбольного мяча распух…

— В чем для вас главное отличие пляжного футбола от обычного? Сергей Кирьяков вон очень простую формулу песочных баталий вывел — «поймал, подкинул, пробил...»

— В общем-то, все так и есть. Только вот поймать мяч на пляже — само по себе занятие довольно сложное. Песок — сами понимаете. Траектория полета мяча просто непредсказуемая!

— Знаю, вы одно время на тренера учились… А сейчас что? Забросили это дело?

— Да, я один курс закончил — получил диплом. На большее у меня сейчас просто времени нет. Хотя такие планы и имеются…

— Испанским в совершенстве владеете?

— Достаточно неплохо, скажем так. Причем бился я над ним долго. Года два точно… Ну что тут поделаешь — не расположен я к иностранным языкам! Слава богу, хоть вообще прорвало (смеется).

— Я так понимаю, у вас испанского паспорта нет?

— А зачем он мне? Я никаких проблем в этом плане не испытываю. Дети у меня — испанцы, и мне этого вполне достаточно.

— Ваша жена одно время признавалось, что очень хочет, чтобы Ледяхов-младший футболистом стал…

— Посмотрим… Ему еще только семь лет. Пока я не скажу, что сын фанатеет от футбола. Ну а дальше — пусть сам выбирает. В любом случае, я считаю, что сейчас для моих детей самое главное — это учеба.

— Смотрю, отец вы строгий…

— А как же! (Улыбается.) У меня не разгуляешься…

— Лет пять назад в одном из спортивных журналов был фотоматериал о жизни наших испанцев — так вот, Ледяхов там был изображен с двумя шикарными собаками…

— Да, бульмастифом и шарпеем. Увы, оба пса умерли. Один под машину попал, другой заболел… После этого у нас долго собак не было. Но вот недавно, под самый Новый год, решили еще одного щеночка приобрести — маленький такой песик, на чау-чау похожий. Мы его все Мальчиком зовем. Какая-никакая, а дополнительная радость в жизни…

Ледяхов Игорь Анатольевич.

Полузащитник. Мастер спорта.

Родился 22 мая 1968 г.

Выступал за клубы «Торпедо» Таганрог, СКА Ростов-на-Дону (1988-1989), «Днепр» Днепропетровск (1990), «Ротор» Волгоград (1991-1992), «Спартак» Москва (1992-1994), «Спортинг» Хихон, Португалия (1994-1998, 1999-2002), «Дзубило Ивата», Япония (1998), «Эйбар», Испания (2003).

Чемпион СССР 1992, 1993, 1994. Обладатель Кубка России 1992, 1994.

Лучший футболист России 1992 года.

За сборную СНГ/России провел 16 матчей, забил 1 гол.

Участник чемпионата мира 1994 года.

Комментарии (0)
Партнерский контент