Диего Симеоне
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Топором по цифрам. Как отличить хорошего тренера от выдающегося

На примере харизматичного Диего Симеоне и его «Атлетико» объяснить разницу между «хорошо» и «великолепно» проще всего.
3 февраля 2016, среда. 10:01. Футбол
В эти выходные я, как и вы все, смотрел лучший европейский футбол — «Барселона» играла против мадридского «Атлетико» в важнейшем с точки зрения распределения мест в чемпионате Испании матче. Игра была действительно хороша с обеих сторон, но после того как «Атлетико» остался вдевятером, без двух основных защитников, я смотрел за ней, как ни странно, ещё пристальнее. За это время Мадрид не просто не развалился, не просто за счёт индивидуальных проходов пытался сравнять счёт, но и заставил «Барселону», имеющую на двух игроков больше, играть навесами. Этот факт восхитил меня больше всего.

Это заставляет вновь вспомнить о фигуре главного тренера «Атлетико» Диего Симеоне. А ещё — о роли тренера в жизни футбольной команды, о том, чем и как выделяется элитный тренер среди толпы специалистов среднего и хорошего уровня. Для России эта тема актуальна с тех самых пор, как Леонид Федун выдал легендарную фразу: "Общение с Невио Скалой заставило меня прийти к выводу, что даже самый выдающийся тренер может добавить команде лишь 10 процентов. 85 процентов определяет подбор игроков, а ещё 5 – удача".

Споры о том, прав Федун или нет, не прекращаются и спустя 10 лет, но это тот редкий случай, когда романтиками управляют стереотипы. Романтики уверены, что тренер — ключевая, сакральная фигура в клубе, которая в момент обеспечит результат и которую необходимо снять, если результата нет. Английский спортивный историк Нил Картер считает, что всё началось ещё со старта XX века, когда журналисты, ещё не понимая процессов едва зародившейся футбольной работы, стали находить крайним в случае неудач как раз главного тренера. Тогда сложился стереотип, распространившийся с острова по всему миру — если команда не даёт результата, значит, виноват тренер.

Леонид Федун по своему статусу не может не быть прагматиком. Дело не в его противоречивой для российского футбола личности (он вообще нужен был лишь для «десяти процентов», и, конечно, чтобы разжечь огонь комментариев о «Спартаке» — это же ваш стереотип о нашей работе) — дело в том, что человек, оперирующий горой денег и при этом не прогорающий, не может не понимать сути процесса управления. Лучше всего о степени влияния конкретного футбольного тренера на команду расскажут не журналисты, не эксперты, которые чаще всего сами не состоялись,
как тренеры, не болельщики и точно не результаты (к результатам ещё вернёмся) — лучше всех о тренерах расскажут учёные-экономисты, финансовые аналитики. Многим из них вообще необязательно отличать штангу от перекладины — им нужны объективные данные, такие как возраст, прошлый игровой опыт, причины отставок, суммарная стоимость футболистов, длина пребывания во главе клуба… Список можно продолжать.

Голландский экономист Бас тер Виль в 2011 году на 30 страницах своего научного труда с монотонностью профессионального учёного разложил пугающие для футбольных романтиков истины. Тер Виль изучил все смены тренеров в чемпионате Нидерландов за 30 лет и распределил случаи на три категории — увольнения, расставания по взаимному согласию сторон и контрольную группу, в которую вошли тренеры, долгое время остававшиеся со главе своих команд. У исследования два основных вывода, и оба не добавят вам оптимизма. Во-первых, даже результаты контрольной группы со временем падают, что является очередным доказательством главной истины жизни, на которую принято закрывать глаза — всё имеет своё начало и свой конец, причём конец — штука всегда безрадостная. Во-вторых, результаты клубов, уволивших тренеров, в среднем всё равно хуже тех, что зафиксированы у контрольной группы. Сравнив голландские результаты с другими лигами Европы, тер Виль приходит к выводу, что отставка почти никогда не приводит к структурному улучшению результатов. Более того, постоянные тренеры в одних и тех же обстоятельствах не более удачливы, чем и.о.! От тренеров действительно мало что зависит в результатах конкретной команды в конкретном чемпионате.

Почему в таком случае считается, что смена тренера помогает команде? Здесь вступает в игру другой стереотип — «отставка взбодрит команду». На самом деле, на коротком временном промежутке так и будет, но здесь дело не столько в эмоциональном подъёме игроков, сколько в цифрах. В статистике это называется «возвратом к норме», и это один из немногих научных терминов, которые не требуют перевода на человеческий язык: если результаты идут по параболе вниз и в нижней точке приводят к смене тренера, то дальше парабола идёт вверх, растягиваясь до прямой в той точке, с которой пошла вниз. Последний яркий пример в европейском футболе — мёнхенгладбахская «Боруссия», сменившая тренера после ужасного старта сезона. Вместо Люсьена Фавра пришёл не имевший опыта работы на таком уровне Андре Шуберт и одержал неестественно много побед подряд — шесть. Рано или поздно этот подъём должен был растянуть параболу до прямой, и очередной стереотип «Посмотрим, как он проведёт первую самостоятельную предсезонку» здесь вообще ни при чём.
Сравнив голландские результаты с другими лигами Европы, экономист тер Виль приходит к выводу, что отставка тренера почти никогда не приводит к структурному улучшению результатов.
В последних четырёх матчах Гладбах потерпел три поражения, и сейчас команда, которая в прошлом сезоне получила место в Лиге чемпионов, идёт шестой — примерно там, где и должна была быть без смены тренера (правда, Фавр всё равно бы ушёл, но это мелодраматичная составляющая, которая нас среди этого занудства не интересует).

Теперь о результатах, которые точно никак не могут говорить о влиянии тренера на долгосрочную перспективу команды. Один из авторов культовой «Футболономики» Стефан Шимански вместе с бельгийским экономистом (как видите, только они разбираются в футболе) Томасом Петерсом исследовал 35 сезонов чемпионата Англии на предмет соответствия богатства клубов турнирной таблице. Выяснилось, что за каждый из этих сезонов 75-80% таблицы можно было составить ещё летом, на основании стоимости футболистов и их суммарной зарплате. Ещё одна простая истина — «лучшие игроки — самые дорогие», на которую мы закрываем глаза в поисках футбольной романтики. За последние годы чемпионами своих стран в топ-лигах становились только богатейшие клубы. Исключения? Дортмундская «Боруссия» и… «Атлетико» Диего Симеоне.

Другой автор «Футболономики» — Саймон Купер — весной 2014 года написал для Financial Times колонку с заголовком «Выбор нового тренера — не главная проблема „Манчестер Юнайтед“, в которой объяснял простые вещи: „МЮ“ побеждал, пока был всесилен финансово, а с приходом арабских, русских, китайских, американских и прочих инвестиций в Премьер-лигу стал терять своё трансферное могущество, поэтому любой тренер столкнулся бы с проблемами несоответствия ожиданий возможностям. Болельщики „Юнайтед“ колонку раскритиковали, но они на то и болельщики, чтобы верить — в этом плане что фанаты „Спартака“, что фанаты „Юнайтед“ одинаковы: они уверены, что былое величие можно вернуть сменой одного человека. Практика же показывает, что заклеймённый неудачником Дэвид Мойес был не лучше и не хуже победителя по менталитету Луи ван Гала.

Дэвид Мойес был одним из тех отчаянных людей, кто поставил свою репутацию на зеро завышенных ожиданий, однако в мире есть и тренеры, которые достаточно хитры, чтобы выбирать варианты, где ожиданий нет никаких, а победа будет равносильна джек-поту. Вы и сами знаете имя одного такого тренера: Гус Хиддинк — лучший пример специалиста такой категории. Божество в Южной Корее, спаситель в Австралии и чудотворец в России, он стал заложником вангаловской бронзы „оранье“ на чемпионате мира — впервые за долгие годы, если отбросить нелепый промежуток времени в „Анжи“, его работа подразумевала высокие ожидания. И он провалился, не сдал экзамен на принадлежность к категории выдающихся, а не просто хороших и удачливых тренеров.
Согласно исследованию Шимански и Петерса, лишь около 30 тренеров из более чем шести сотен изученных за 35 сезонов АПЛ стабильно показывали результаты выше среднего ожидаемого — как раз они и принадлежат к категории выдающихся, влияющих на игру.


Согласно исследованию Шимански и Петерса, лишь около 30 тренеров из более чем шести сотен изученных за 35 сезонов АПЛ, стабильно показывали результаты выше среднего ожидаемого — как раз они и принадлежат к категории выдающихся, действительно влияющих на игру. Примерно 4,5% — это вполне коррелирует с высказыванием Федуна о вкладе тренера в успех. Диего Симеоне, чья команда нарушила закономерность богатейших чемпионов, — один из этих пяти процентов, это можно говорить уже сейчас. Выделив его по всезнайке-математике, мы можем доказать это на конкретных футбольных примерах, и здесь придётся вернуться к навесам „Барселоны“ девятерых игроков „Атлетико“. Несколько лет назад о бразильском защитнике Миранде знали только те, кто пристально следил за латиноамериканским футболом или те, кто слишком любознательно отнёсся к поиску популярного ICQ-клиента. Когда бразильский футболист играет дома до 27 лет, практически не остаётся шансов на то, что он станет звездой в европейском футболе, но Симеоне водил Миранду за руку по штрафной и показывал ему, где ему нужно находиться в конкретный момент и как реагировать на быстрое, не латиноамериканское изменение ситуации. В итоге он на несколько сезонов стал важнейшим игроком системы Мадрида, и ключевое слово здесь — «система». Миранда стал одним из символов восхождения «Атлетико» — без звёзд, но с понимаем и уверенностью в своих силах в ключевых матчах, даже если играть приходится вдевятером. Перейдя летом в «Интер», бразилец растерял как раз в важных играх — с «Фиорентиной», «Наполи», «Лацио», «Ювентусом» и «Миланом» он выглядел слабо. От выдающегося тренера Симеоне Миранда попал к просто хорошему тренеру Роберто Манчини.

В каждом конкретном матче математика, экономика и статистика решают не всё, но на длинной дистанции всё становится предсказуемее. Леонид Слуцкий прав, когда говорит, что в футболе можно жить только сегодняшним днём — потому что завтрашний уже написан. Пока Диего Симеоне не окажется в одном из богатейших клубов Европы, будет работать его манифест против прагматизации футбола, подписанный всеми болельщиками мира (кроме фанатов мадридского «Реала»). Рубящий стиль игры, который он ставит «Атлетико», может заставить скрежетать зубами, но именно в этом, а не в 4:4 в конкретном матче при рассчитанной ещё в июле итоговой позиции в чемпионате, и заключается подлинный пятипроцентный шанс на романтику в футболе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 278
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →