Александр Коломейцев
Фото: РИА Новости
Текст: Антон Матвеев

Коломейцев: в Перми пугали: «Не езжай в Москву, там нет дружбы»

Рассказ о том, как кормить ребёнка на Мальдивах, зачем создавали вторую сборную России и что говорит Гаджиев на установках.
4 февраля 2016, четверг. 13:00. Футбол
Перед началом сезона «Локомотив» приобрёл россиянина. Казалось, что подробности трансфера особенно и не нужны. Потому что именно паспорт виделся главным козырем Александра Коломейцева. По крайней мере, скептики пренебрежительно отзывались о трансфере — мол, работоспособный паренёк из «Амкара» в «Локо» в лучшем случае будет иногда выходить на замену. Чтобы дать передохнуть лидерам.

Только вот в реальной жизни Александр выдаёт шикарный сезон — забивает, конструирует атаки, пресекает множество чужих. Звучит крайне неожиданно, но без Коломейцева трудно представить нынешний «Локомотив». Как он дошёл до такой прекрасной жизни, полузащитник и рассказал корреспонденту «Чемпионата».

«На Мальдивах не могли с женой объяснить, чем кормить дочку»


— Только что я зашёл на «Чемпионат» и узнал, что, оказывается, Пеп Гвардиола подписал контракт с «Манчестер Сити». И новость эта гуляет по Интернету уже три дня. В Москве я бы прочитал её через три секунды после публикации. Это я к чему: насколько выпадаете из обычной жизни на сборах вы?
— Сильно, у самого бывали такие ситуации. Смотришь новость и думаешь: «Да ладно?! Ничего себе!». А ей уже опять-таки несколько дней.

Плюс по телевизору здесь, как и в большинстве других стран мира, нет русских каналов. На том же «Чемпионате» могу посмотреть новости, но тоже не каждый день.

— Так, может, пора английский осваивать?
— Давно пора! Мы с женой себе после каждого отпуска говорим: «Всё, срочно учим английский!». Потому что даже пару слов связать не можем, объяснить, что хотим. Ну вот сейчас решительно настроены. Вернусь со сборов, обязательно найму репетитора.

— Да зачем нанимать со стороны — у вас тут в команде полно потенциальных репетиторов!
— Думаю, никто из них не захочет заниматься с Коломейцевым (смеётся). Своих дел хватает. И я ещё не знаю, какой из меня ученик…

— Попадали в комичные ситуации из-за незнания английского?
— Один раз на Мальдивах это, наоборот, помогло. Мы пытались объяснить, какой нам нужен номер. И в итоге получили… намного лучше, чем хотели. Чуть ли не люкс вместо обычного. Долго не понимали, почему так вышло. Оказалось, просто отель сделал нам подарок.

— Тогда, может, ну его — этот английский?
— Нет, всё-таки не самые приятные истории тоже бывали. Как-то раз не могли втолковать сотрудникам гостиницы, какую еду отдельно приготовить для дочки. С общего стола она ведь ничего не ела… Хорошо хоть немного пищи для неё взяли с собой.

— А после того как она закончилась? Дочь голодала?
— Ну нет, я просто нахожу переводчиков (смеётся). Всегда есть в отелях русские люди, знающие английский, готовые помочь. К сожалению, дочке пришлось пару дней питаться не совсем правильно. Но потом всё наладилось.

«Скучаем по сборам в Турции»


— Многие люди, которые мечтают стать богатыми, завидуют футболистам, думают примерно так: есть деньги на Мальдивы — жизнь удалась.
— Ерунда. От уровня отдыха не зависит твоё счастье. Если есть возможность — съездил на Мальдивы. Нет — в Турцию или вообще дома остался. Ничего ужасного во втором и третьем вариантах я не вижу. Жизнь везде жизнь. И зависит она от тебя, а не от денег.

— Есть страна, в которой мечтаете побывать, но лень долго лететь?
— Да я и в Мексику летал, и в Доминикану… Скорее хочется Европу посмотреть. Ту же Италию, Испанию.

— Для этого есть Лига Европы. И сборы.
— Это не вариант. Когда приезжаешь на матчи или сборы, толком ничего не успеваешь посмотреть. Надо играть, а не отдыхать.

— Есть в голове цифра, сколько стран в жизни посетили?
— Да нет. Никогда об этом не задумывался.

— Ну, больше 50?
— Вряд ли. Где-то 30. Точно не больше. А так очень много времени провёл в Турции, Австрии на сборах.

— По Турции скучаете?
— Если честно, да. Просто там знают, что нужно футбольному клубу. Всё комфортно, всё близко, всё привычно, никаких трудностей. Тогда как здесь, например, поле тяжеловатое. И на матчи, и на тренировки надо ездить.

Так что плохо, что теперь нет Турции. Тоскуем по ней, тоскуем.

— Сколько я не говорю с футболистами, не читаю их интервью, одного не пойму: ну почему вы вечно жалуетесь на сборы? Занимаетесь любым делом, живёте в шикарных отелях, тренируетесь в основном на хороших полях, немножко смотрите мир, вкусно и бесплатно питаетесь, в конце концов. Что не так-то? Да это работа мечты!
— Не знаю, я особо никогда не жалуюсь. Просто надо понимать, что это работа. Две тренировки в день — реально серьёзный труд. И тебе, по большому счёту, всё равно, вкалываешь ты в этой стране или в другой, в шикарном отеле или в обычном.

Может, журналистам полегче — вы всё-таки не бегаете… Я совершенно не делаю из футболистов каких-то страдальцев. Лишь пытаюсь объяснить, что мы тут трудимся, а не балду пинаем.

— Достойный ответ. Но вы никогда, за столько лет игры в РФПЛ, не думали, что в таком количестве сборы российским командам и не нужны? И это скорее привычка?
— Зимой большой отпуск, нужно действительно долго набирать форму. А что ещё, если не сборы? Зимой тренироваться в Москве? Или в той же Перми, где я играл? Там вообще нет условий. Так что сборы, думаю, необходимы.

«Божович мягкий? Да вы бы знали, как он орёт на игроков!»


— Давайте всё-таки про сам футбол — помните, в матче против какой команды дебютировали в РФПЛ?
— Конечно, «Амкар» играл с «Локомотивом»! Сейчас это символично, но тогда я ведь не знал, что стану «железнодорожником». Первый матч в стартовом составе, ещё и выездной, в Москве. Потрясающе.

Спал перед матчем нормально, но, чем ближе к игре, тем больше волновался. Хотя минуте на 10-й успокоился, понял, что вокруг такие же, обычные люди. Даже гол забил — правда, его отменили.

— Рашид Рахимов, работавший с вами в «Амкаре», ещё шесть лет назад сказал: «Из Коломейцева выйдет толк». Оказался прав? Из Коломейцева вышел толк?
— Ну, наверное (смеётся). Надеюсь по крайней мере. Спасибо Рахимову, который начал доверять, почти не менял по ходу матчей. Я попал к нужному тренеру в начале карьеры. Был бы другой — мог не заметить, не ставить в состав. И ещё неизвестно, как бы тогда сложилась карьера.

Рахимов всегда ставит тех, кто лучше работает на тренировках. Не важно, какой у тебя паспорт и сколько тебе лет. Перед первым матчем Маматкулович мне сказал: «Да не бойся ты ничего! После одной неудачной игры карьера не закончится».

— После Рахимова работа с Божовичем — это, наверное, как отпуск на Мальдивах?
— Ну, требования у Миодрага не такие жёсткие, глупо отрицать. На сборах могли быть и выходные, и одна тренировка в день. Правда, после неё порой уставали больше, чем после двух у других тренеров.

Но мы всё равно были хорошо готовы физически. Да, в целом Миодраг даёт больше свободы футболистам.

— Может, для русских игроков это неправильный выбор?
— Да всё от человека зависит. А не от национальности. С кем-то реально нужно быть строгим, а кому-то дать расслабиться.

— Если так всё замечательно и правильно, почему у Божовича не получилось в «Локомотиве»? Не сработали пермские конспекты?
— Меня не было в команде, но поначалу ведь «Локо» при Божовиче хорошо играл. Возможно, вы и правы — российским футболистам нельзя расслабляться. Не исключено, что кто-то из ребят не так понял требования Божовича.

— Не возникало мысли, что черногорец уж слишком много шутит про секс?
— Да постоянно возникали! На каждой тренировке он шутил. Но я не к тому, что вместо работы у нас был КВН. Во время упражнений Божович вполне серьёзно себя вел. Мог и накричать как следует.

— Накричать? Как следует? Божович? Не верю.
— А зря. Помню, в «Амкаре» один футболист неправильно прессинговал. Миодраг остановил занятие и начал орать. Просто орать на игрока. Громко, злобно, жёстко… Так что, поверьте, Божович отнюдь не мягкий тренер. Вы бы слышали, как он кричит…

— Миодраг всегда удивлялся, почему в Москве так дорого стоит одежда. Какую самую большую сумму вы оставляли в магазине?
— Я не фанат шопинга. Все эти «дольче габаны», «луи витоны» не для меня. Но иногда покупаю одежду, конечно. Несколько лет назад взял кожаную куртку тысяч за 90, наверное. А так я больше спортивные костюмы люблю.

— Четыре месяца назад в интервью вы сказали, что вам должны денег человек 10. Это число уменьшилось?
— Нет (смеётся). Ну, зато не увеличилось.

— Так можно и всю зарплату раздать.
— Я к этому просто отношусь. Тем более суммы небольшие.

— Меньше, чем отдали за куртку?
— Конечно! Близкому человеку я могу одолжить деньги, даже если понимаю, что он их не вернёт.

— Но вы ведь осознаёте, что вокруг футболистов много людей, которых интересуют их деньги? И только они?
— Понимаю. Естественно, я с этим сталкиваюсь. Бывает, звонят бывшие партнёры по команде. Мы с человеком года три вообще не общались. И вдруг он говорит: «Алё, Санёк, денег не одолжишь?!». Ну, странно это… Я отказываю, пусть и в мягкой форме. Я вообще не жёсткий человек.

«Гаджиев любит рассказать истории из жизни, про Олимпиаду, про 70-е...»


— Не забываем обсуждать ваших тренеров: когда я со стороны слышу крики Черчесова на тренировках и в матчах, хочется забиться в угол с мягкой игрушкой. Футболисты как это выдерживают?
— Мы привыкли. Черчесов с Рахимовым очень похожи. Кстати, австрийская манера. Жёсткие, чёткие, всё объясняют.
Главное, что Саламович требует только то, что в силах того или иного футболиста. Чувствует уровень игрока, умеет оценить его способности. То есть из Коломейцева не лепил Месси.

— Кто знает больше про футбольную тактику — Гвардиола или Гаджиев?
(Смеётся.) Не в курсе, сколько знает Гвардиола. Но Гаджи Муслимович — высший уровень! Невероятное количество информации про футбол хранится в его голове.

— Это'О правильно называл Гаджиева профессором?
— Ещё бы! Гаджиев — реальный профессор. В очках, вечно вещает. А мы его ученики. Гаджи Муслимович любил долгие теории, никуда не торопился, мог рассказать истории из жизни, про Олимпиаду, про 70-е, 80-е…

— То есть бывало, что байки длились дольше, чем сама установка?
— Да.

— Никто ни разу не обращался к Гаджиеву: «Гаджи Муслимович, пожалуйста, давайте закончим».
— Нет. Все слишком уважают Муслимовича. Эсэмэсками друг с другом тоже не обменивались. Просто терпеливо ждали, когда Гаджиев закончит. Но было не всегда интересно так долго слушать, чего скрывать.

— Сколько по времени заняла рекордная установка Гаджиева?
— Больше часа. Минут 70, наверное.

— К слову о времени — знаете, кто прервал сухую серию Малафеева из 608 минут в 2011 году?
— Ну, раз вы так спросили — наверное, я (смеётся).

— Вы — но откуда это «наверное»? Неужели не помните?
— Да нет… Сейчас вы мне об этом сообщили. С тех пор «Зенит» стал моим клиентом? Бросьте. Всего пару голов питерцам забил. Просто красивые вышли — сейчас даже в «Локо» порой ребята прикалываются перед матчами с «Зенитом»: «Давай, Колома, чтобы такой же положил!».

Черчесов сказал мне: «Трудись и будешь играть в сборной России»


— В 2011-м вы принимали участие в одном из самых странных проектов в истории нашего футбола — «вторая сборная России». Сами-то поняли, зачем её создавали?
— Не совсем. Когда вызывали туда, были смешанные эмоции. Вроде сборная, а вроде и нет… Хотя был момент, когда в основной команде травмировалось несколько ребят. И троих из второй забрали в главную. Как из дубля в основу перевели.

Но, если проект продлился недолго, значит особого смысла в нём не было. Нету второй сборной и нету. Забыли.

— Внутри коллектива второй сборной у вас был серьёзный настрой? Или больше прикалывались в формате: «В дубле теперь играем, мужики».
— Да нет, профессионально относились. Всё-таки если вызвали во вторую, выходит, следят за тобой. И есть шанс дорасти и до первой. Никакого «расслабона» не было. И никто не говорил: «Зачем вы вообще меня позвали?!».

— Смотрите, у меня есть список игроков, вызванных вместе с вами во вторую сборную на матчи с Беларусью четыре с половиной года назад. Как думаете, сколько из них доросло до первой?
— Немного… Наверное, один-два.

— Вы пессимистичны. Больше.
— Хм, шесть.

— А теперь меньше.
— Четыре?

— Правильно. Файзулин, Ионов, Дмитрий Комбаров, Дзюба.
— Не самый плохой результат. На тот момент многие ребята играли в своих клубах. Сейчас кто-то пропал…

— Представьте, что вас бы вызвали в третью сборную России. Согласились бы приехать?
(Смеётся.) Если бы в клубе сказали, что надо ехать, я бы поехал.

— Станислав Черчесов, тренируя «Амкар», за полгода до ЧМ в Бразилии сказал в интервью: «Советую Капелло присмотреться к Коломейцеву».
— Не знаю, почему он так сказал.

— А я знаю — ценил Коломейцева.
— Наверное. Ну, если честно, Станислав Саламович, когда пришёл в «Амкар», сказал мне: «У тебя есть потенциал стать игроком сборной России. Трудись, и всё будет».

— Крутая мотивация.
— Так и есть. Я чувствовал 100-процентное доверие. Но понимал, что с консерватизмом Капелло чемпионат мира мне не светит. Да и не заслужил я, пожалуй, вызова в 2014 году.

— Но сейчас-то есть адекватный и объективный Слуцкий.
— Да, сейчас реально больше шансов попасть в сборную. Слуцкий давно работает в РФПЛ, знает всех игроков, постоянно следит за нами. А не так, что посмотрел один матч, не понравился ему футболист — и всё, забыл про него. В следующий раз посмотрит на тебя через полгода. В лучшем случае.

— Намёк на Капелло?
— Да не только на Капелло. А вообще на предыдущих тренеров сборной России.

— Раз мы затронули тему иностранцев — какой самый странный легионер, с которым вы играли в РФПЛ?
— Давайте я про сильного скажу — Пеев! Шикарно играл за «Амкар», всё человек умеет. Уверен, он бы заиграл в топ-клубе РФПЛ. Зря его не приглашали наши гранды. Наверное, не совсем всерьёз воспринимали футболистов «Амкара».

А так, помню, купили мы форварда — Радомира Джаловича. Сезон за нас отыграл (черногорец провёл за «Амкар» 27 матчей. — Прим. «Чемпионата») — ноль голов. Ну вообще не мог попасть в ворота. Притом однажды играли товарищеский матч на сборах, заработали пенальти, подходит к точке этот Джалович и… правильно, не забивает (смеётся). Хотя не сказать, что совсем бездарность, что-то умел, в основе выходил. Одна беда — голов нет.

«На пафосе» в «Локомотиве» никого нет»


— Когда вы перешли в «Локомотив» после многих лет в скромном «Амкаре», долго привыкали?
— Честно скажу, в Перми мне некоторые говорили: «Ой, да эти московские клубы… Никто друг с другом не общается, потренировались и разъехались. Не езжай ты туда». Так что у меня на самом деле были опасения. Но в «Локо» я сразу понял, что все разговоры — ерунда. Даже не ожидал, что будет так просто. «На пафосе» в «Локомотиве» никого нет.

— Вы хоть раз видели, чтобы Ниасс уставал?
— Да. В некоторых играх это было видно. Но я понял, о чём вы — Умар действительно невероятно работоспособен.

— Ниасс — человек самоуверенный. Наверное, даже слишком.
— Ну, на поле он себе это может позволить. Нападающий должен быть самоуверенным, по-футбольному наглым. В общении нормальный, самооценка не завышенная. Но интервью его… Там с самоуверенностью проблем нет, это да.

— Его уход — настоящий удар под дых для «Локомотива».
— Возможно, да. Но у нас есть и другие футболисты. С уходом Ниасса «Локомотив» не перестанет забивать.

— Вы много лет играли вместе с Мартином Якубко. Шкулетич — это версия словака 2.0?
— Ну, отчасти Петар и правда похож на Якубко. И внешне, и по стилю игры. Но всё-таки не стал бы их сравнивать. У Шкулетича другая манера игры, он больше передвигается, чем Мартин. А Якубко — классический «столб».

— Да, только вот по сравнению с Ниассом как раз Шкулетич — «столб».
— Не спорю. Но у Петара есть свои козыри. Он хорош и без мяча, и с мячом. Так что всё у нас будет нормально в нападении!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 68
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →