Александр Горшков: вижу ту пользу, которую приношу «Зениту»
Текст:

Александр Горшков: вижу ту пользу, которую приношу «Зениту»

В нынешнем «Зените» нет недостатка в ярких личностях. Чаще других, когда заходит речь о питерском клубе, вспоминают главного тренера Властимила Петржелу, любимца местных болельщиков Андрея Аршавина, капитана Владислава Радимова или лидера атак Александра Кержакова.
8 марта 2006, среда. 19:56. Футбол
В нынешнем «Зените» нет недостатка в ярких личностях. Чаще других, когда заходит речь о питерском клубе, вспоминают главного тренера Властимила Петржелу, любимца местных болельщиков Андрея Аршавина, капитана Владислава Радимова или лидера атак Александра Кержакова. Но в «Зените» есть и другие незаурядные фигуры — например, Александр Горшков. В свои 36 лет он — один из ключевых игроков «Зенита», самой быстрой команды российской Премьер-лиги. Такое в нашем футболе происходит нечасто, а потому не может не внушать уважения!

МОЙ ДОМ — САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

— Несмотря на раннее начало сезона, «Зенит» очень хорошо смотрелся в матчах 1/16 финала Кубка УЕФА с «Русенборгом ». Команда победила норвежцев на выезде — 2:0 и 2:1 — дома, продемонстрировав мастерство и высокий запас прочности. О чем это говорит — о слабости «Русенборга » или о силе «Зенита»?

— «Русенборг», перед тем как попасть в Кубок УЕФА, выступал в Лиге чемпионов, а там, как известно, слабых команд не бывает. Так что победы над норвежцами говорят именно о силе «Зенита». Мы заслуженно вышли в следующий раунд!

— «Зенит» остался единственной российской командой в еврокубках. А после победы ЦСКА в Кубке УЕФА- 2005 отечественные любители футбола жаждут нового успеха. Тяжело ощущать такой груз ответственности?
— ЦСКА доказал, что ничего невозможного для России в победе в Кубке УЕФА нет. Будем стараться повторить путь армейцев. Конечно, это непросто, но приложим все силы. Пока же в Европе нас ждет встреча с «Марселем».

— Уже совсем близок и старт чемпионата России. На что, по-вашему, способен нынешний «Зенит» в этом турнире?
— Будем бороться за медали. Других прогнозов делать не буду. Все-таки сезон длинный, он состоит из множества матчей. Это не одна и не две игры… Ответ на ваш вопрос будет известен только в конце года.

— Может быть, тогда ответите на другой вопрос: можно ли в Премьер-лиге выступать до сорока лет?
— Помните Давыдова Анатолия Викторовича, он же и в 43 года играл в высшем дивизионе! У него, правда, перерыв был, но в эти годы он провел больше десятка матчей в основе. Это не значит, что и у меня такие планы… (Улыбается). Александр Бородюк вот в «Крыльях» играл же до 38 лет. Может, в нашем футболе такие случаи и реже случаются, чем в иностранном, но они есть. При нормальном отношении к себе, к делу все возможно. Но у меня цели рекорд ставить нет. Мне кажется, футболисты заканчивают, когда уходит желание играть. Ну и, конечно, здоровье.

— Многие, завершая карьеру, ссылаются на усталость. Трудно, дескать, проводить много времени на сборах, вдали от семьи. Сейчас ситуация в отечественном футболе постепенно меняется. Или это только взгляд со стороны?
— Сокращение сборов не просто способствует футбольному долголетию, а очень сильно помогает! Раньше было как заведено — заезд на базу за три дня до матча. Если неудачно сыграли, то и за четыре-пять. В межсезонье — сборы по двадцать дней с перерывом на один день. От этого у возрастных футболистов обязательно возникают мысли: пора заканчивать. Всегда шли разговоры на эту тему. Да и как иначе?

А сейчас, например, в «Зените » совсем другая картина. Тренеры рассказывают, что у них в Чехии лет десять назад тоже были длинные сборы, но потом методика поменялась. Мы заезжаем на базу на одну ночь перед игрой. И этого достаточно. Никто никому не надоедает. Тренеры сами говорят: «Мы каждый день тренируемся. А если еще и закроем вас на два дня на базе, где вы будете ходить и друг на друга смотреть, то никаких эмоций не останется». И я сам убеждаюсь: сейчас в «Зените » все выходят на игры с удовольствием. Или возьмем ситуацию, когда футболист выступает в одном городе, а его семья находится в другом. Тяжело? Тяжело. Какие длительные сборы тут помогут? Никакие.

— За свою карьеру вы сменили немало клубов, переезжая из города в город. А где сейчас чувствуете себя дома?
— В Санкт-Петербурге. Но не всегда так было. Я ведь в Луганской области родился. Первое время туда очень тянуло, к родственникам, друзьям… Потом жил в Киеве, но там я провел только два года, служил в армейской команде. Затем в Одессе… В этом городе не очень хорошо чувствовал себя. Там на каждом углу тебя хотят обмануть (смеется). Очень Сочи нравился. Выступая за «Жемчужину», я понял, что лучше места просто не может быть.

Климат мягкий, море, деревья зеленые, да и зимой красиво. Так получилось, что когда перешел в «Зенит», то вначале даже семью не перевозил в Петербург. Но потом влюбился в этот город. Здесь живут интеллигентные люди, да и большие возможности открываются для детей — театры, музеи…

А потом мы выиграли в 1999 году Кубок России. Это самая дорогая для меня награда. Для Питера это было выдающееся достижение. Надо было видеть, как команду встречали! Весь Невский проспект был окрашен в синие цвета. Мы ехали в открытых машинах- кабриолетах мимо огромной колонны болельщиков. А потом все эти люди собрались на Дворцовой площади! Тогда СанктПетербург стал для меня еще роднее.

И даже уезжая потом в Раменское, я не стал брать с собой семью. Сын в школу пошел, не хотелось дергать… Было непросто, приходилось каждую неделю летать в Питер. Так и прошли два года в постоянных перелетах.

ОБХОЖУСЬ БЕЗ ПОМОЩИ ПСИХОЛОГА

— Тем не менее всегда создавалось впечатление, что ваша игра неподвластна настроению. Это действительно так или вы стараетесь его не показывать?

— На самом деле так оно и есть. Вроде уже и возраст, и игр провел много, но каждый матч по-прежнему вызывает волнение. Без этих эмоций уже просто не можешь обходиться. В отпуске, к примеру.

— Кстати, насчет контроля над эмоциями: появлялась информация, что в «Зените » трудится штатный психолог…
— Не знаю, чья это была идея. Главному тренеру виднее.

— Ну, а на ваш взгляд, насколько игроку необходима психологическая помощь?
— Психология футболиста… она немножко отличается… Психолог… Он, например, ставит такие вопросы: «Почему вы не остановились возле болельщиков после матча, не пообщались с ними?» Он в этом видит закрепощенность. А я, если уж о психологии игрока говорить, не хотел бы накануне матча беседовать на серьезные темы. Мне это мешает сосредоточиться на игре.

— В «Зенит» вы приходили дважды. И тут тоже есть своеобразный психологический подтекст. Чем же отличается второе «пришествие» от первого?
— Первое приглашение от «Зенита» поступило мне после хорошего сезона в «Жемчужине».

Тогда помимо Питера меня хотели видеть и в московских клубах, но Виталий Леонтьевич Мутко убедил, что в «Зените» будет лучше, чем где-либо. Меня очень хотели видеть в «Зените»! Заинтересованность была большой, питерская команда проходила тогда период становления, была не такой яркой. В первые полгода я забил пять мячей и стал лучшим бомбардиром «Зенита».

Второй раз команда была уже сильнее. Она заняла в чемпионате второе место. В «Зените» появилось много молодых перспективных ребят. Да и у меня возраст уже был… Многие не верили, что смогу вновь заиграть в Петербурге. Я и сам не ожидал!

Когда уходил в «Сатурн», то стопроцентно был уверен: в «Зенит» никогда не вернусь. И тут такое! Я с удовольствием согласился. При встрече Петржела сказал мне: «Мы заняли второе место с молодыми ребятами, но мне нужны и опытные люди».

— В России примеров, когда футболист ушел из одного клуба в другой, а потом вернулся, при этом не уезжая из страны, очень мало. Ваше самолюбие потешило предложение вернуться в «Зенит»?
— Для меня это было настолько радостно… Понимаете, питерские болельщики меня не только не забыли за два года. Когда «Сатурн» играл против «Зенита», трибуны скандировали мою фамилию! Я не сомневался ни минуты: «Зенит» — это хороший уровень!

У МОЛОДЫХ УЧУСЬ ИМПРОВИЗАЦИИ

— Если сравнивать вашу игру в «Сатурне» и в «Зените » еще первого прихода с нынешними действиями, то напрашивается вывод, что сегодня ваши функции на поле несколько отличаются. Теперь вы в основном отнимаете мяч, подбираете его, участвуете в подыгрыше, тогда как раньше приходилось организовывать атаки, постоянно подключаться, нередко самому выходить на завершающий удар. Не смущает подобное ограничение полномочий?

— Согласен, все именно так. Но о смущении речи нет. С опытом стал понимать, что больше необходимо команде, и даже если это идет где-то в ущерб моей игре и результативности, принимаю это абсолютно спокойно. Сегодня мне важнее результат, показанный командой. Ради этого выполняю функции, которые больше необходимы команде, к примеру, меньше подключаюсь в атаку. Во-первых, этого просят тренеры, во-вторых, сокращаю возможный риск при потере мяча и контратаке соперника. Опять-таки нынешний «Зенит » — сильнее того, прежнего.

— Не устаете от однообразной, черновой работы? Вообще можно ли в данном случае говорить о получении удовольствия от игры?
— Нет, мне нисколько не обидно. Впрочем, я и от таких действий испытываю положительные эмоции. У меня нет ощущения, что я «отпахал» на поле. Иногда, конечно, бывает непросто, но я вижу ту пользу, которую приношу. Если же еще и достигнут нужный результат, вообще замечательно.

— «Зенит» — команда молодая, на первых ролях здесь вчерашние мальчишки, они ведут игру, задают ее ритм и так далее. Как вы выстраиваете с ними отношения на поле?
— Петржела часто просит меня, Влада Радимова, других ребят постарше, чтобы мы заводили команду. Бывает, матч складывается не так, как хочется, а главному тренеру сложно со скамейки докричаться до всех игроков. Петржела говорит в первую очередь нам, а мы потом доводим его указания до остальных.

Хотя, к примеру, Кержакову и Аршавину не стоит подсказывать. Они уже стали лидерами команды, сами все знают и умеют.

— В футболе нет предела совершенству. Чему вы сами учитесь у молодых ребят, ведь кое-кто из них уже игрок сборной, а кто-то скоро им станет?
— Для меня всегда интересно что-то новое. Нравится их юношеский задор, умение импровизировать на поле. И нередко самому хочется сыграть нестандартно. Еще молодежь привнесла в команду хорошее настроение. Рабочий процесс проходит весело, с добрыми, смешными подначками и шутками. Безусловно, в этом есть и заслуга тренерского штаба. Обычно тренеры реагируют на смех и веселье очень сдержанно, но у нас все иначе.

— Саша, нельзя не спросить еще об одном эпизоде биографии. На вашем счету есть матчи и за сборную России, и за украинскую национальную команду. Как вам это удалось?
— За сборную России я был заигран только в товарищеских матчах. Поэтому когда выяснилось, что могу выступать за Украину в официальных играх, то откликнулся на предложение Леонида Буряка. Глупо было упускать такой шанс. Кстати, свой самый удивительный мяч в карьере я забил именно за сборную Украины. На 80-тысячном стадионе в Киеве в отборочном матче чемпионата Европы-2004 Украина — Испания. Дальним ударом на последней минуте встречи. Это было настоящее знамение свыше! Правда, сыграли мы с испанцами вничью — 2:2. Да и общий итог выступления сборной получился неудачным — в Португалию- то мы не попали.

— Нынешний успех сборной Украины, сумевшей пробиться на чемпионат мира в Германию, вас обрадовал?
— Ребята — молодцы! Сумели выйти в Германию из очень сложной группы, показав при этом хорошую игру. Только моего вклада в этот успех нет…

— А что, на ваш взгляд, будут вспоминать о футболисте Горшкове, когда он перестанет выходить на поле?
— (Улыбается). В Питере уже об этом в книге «Зенит»: История в лицах» написано. Там о каждом футболисте нашей команды рассказывается. Поэтому знаю, за что меня уважают болельщики, — за трудолюбие и самоотдачу. Ну и другие качества тоже, как пишут, неплохие.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов:
1 октября 2016, суббота
30 сентября 2016, пятница
Какой клуб произвёл на вас наилучшее впечатление в последних матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы?
Архив →