Александр Зотов
Текст: Олег Лысенко
Фото: РИА Новости

Зотов: ноги ватные были, когда Карпин поставил против ЦСКА

Восхищение Лаудрупом и Эмери, признательность Аленичеву, приключения в ФНЛ и… ярославский домовой – в интервью со спартаковцем Зотовым.
8 февраля 2016, понедельник. 12:00. Футбол

В бесконечных арендах и странствиях по городам и весям он почти потерял надежду заиграть в родном клубе. Дмитрий Аленичев её Александру Зотову вернул.

«Карпин тоже выпускал молодых, но не в таком количестве»

— Последние изменения в «Спартаке» повысили ваши шансы встретить весну в стартовом составе?
— Чтобы заслужить место в составе, нужно работать. Вне зависимости от того, ушли игроки или нет. Опять-таки, может, кто-то придёт ещё. Окно не закрыто. Моё дело – отдаваться полностью на тренировках и в матчах. Каждый день и каждую минуту.

— Всё так, но сейчас на места в опорной зоне осталось три опытных кандидата — вы, Глушаков да Ромуло.
— Опытных – да. Но не забывайте, есть ещё Леонтьев, есть Тимофеев. Они тоже в обойме и точно так же хотят играть.

— Такое обилие молодёжи в первой команде – в новинку?
— В моей практике такое впервые. Но ничего удивительного в этом не вижу. Раз они здесь, значит соответствуют уровню. И доказывают это каждый день, в том числе победами над старшими товарищами в спаррингах. Хорошо, что они есть.

— Для команды это плюс?
— И для команды, и для них самих. И им легче, потому что хорошо друг друга знают, и нам полезно.

— Наверное, так широко двери первой команды не распахивались перед дублёрами два десятка лет, со времён Ярцева?
— Карпин тоже выпускал молодых, но не в таком количестве.

«Казалось, уже не вернусь»

— Собираясь полтора года назад в Тулу, верили, что вернётесь?
— Честно говоря, думал, что это уже пройденный этап. При Якине казалось, не вернусь. А потом шансы появились – после того как Дмитрий Анатольевич возглавил «Спартак». И я поехал домой. В хорошем настроении.

— Многие ли после такого количества аренд пробивались в спартаковскую основу? Кроме Дзюбы, разумеется.
— Дзюба – да. У меня перед глазами стоял его пример. Артём тоже ездил в аренды, но от этого становился только сильнее.

— Когда Аленичев позвал в Москву, были сомнения?
— Никаких. Было воодушевление. Я знал требования, которые предъявит команде Дмитрий Анатольевич, знал весь тренерский штаб. Поэтому мне на первых порах, наверное, даже полегче было, чем партнёрам.

— Никто не отговаривал – мол, ну сколько же можно биться в закрытую дверь?
— Наоборот, родные всегда хотели, чтобы я никуда не ездил и всегда играл за «Спартак». Они были только счастливы моему возвращению.

— Вы единственный пришли в «Спартак» вместе с тренером. Чувствуете себя «человеком Аленичева»?
— Дело случая, что так совпало. У меня закончилось арендной соглашение, и я всё равно должен был вернуться в «Спартак». А получилось, вместе вернулись.

— Если бы Аленичев на вас не рассчитывал, вряд ли оставил бы в команде.
— Это да. Или опять в аренду отдали бы, или продали бы.

— Тренерское доверие ко многому обязывает.
— А я всегда и в любой команде чувствовал ответственность перед тренером, если он доверял мне. Сейчас не исключение.

«Я, конечно, спокойный, но не до такой степени…»

— Осенью Аленичев говорил, что игроку вашего амплуа следует быстрее принимать решения. Работаете в этом направлении?
— Конечно, работаю. Каждый день стараюсь совершенствоваться, слышать то, что подсказывают тренерский штаб, партнёры.

— Прогресс ощущаете?
— Потихонечку процесс идёт, наверное, раз поначалу не играл, а потом начал.

— Со стороны вы производите впечатление человека рассудительного, основательного, не торопыги. Такой и есть?
— Со стороны виднее. В игре не получается быть спокойным. Там надо быть заведённым, в хорошем смысле. По-спортивному злым. Стараюсь на поле отдать всё, что внутри. Иногда могу вспылить, но мне это, в общем-то, не свойственно.

— В повседневной жизни приходится себя подгонять?
— Я, конечно, спокойный, но не до такой степени, чтобы ещё и самого себя подгонять (улыбается).

— В «Спартаке» Аленичев следует тем же принципам, что и в Туле?
— Да.

— Сформулируйте несколькими словами.
— Есть такое выражение – спартаковский футбол. Вот его нам тренер и прививает.

— О зрелищной составляющей игры Дмитрий Анатольевич напоминает?
— Не раз говорил, что нужно получать удовольствие от игры.

— Но требования всё же выше, чем были в Туле?
— Что-то добавилось, что-то убавилось, но плюс-минус примерно в том же ключе работаем, как и в «Арсенале». Сейчас только на сборе добавили кое-что – тренажёрный зал, некоторые беговые упражнения с мячом. Психологически с мячом вроде бы полегче, а всё равно нагрузка приличная.

«Потерянным временем ни одну аренду не назову»

— Четыре аренды – не перебор?
— Конечно, хотелось бы всё это время провести в «Спартаке». Но получилось так, как получилось. В каждой команде я что-то приобретал. Знакомился с новыми друзьями, вещами, целыми городами. Потерянным временем ни одну свою аренду не назову.

— Все четыре раза — вариант «тренер всегда прав»?
— А как иначе? Если тренер тебя не видит в составе, хоть что делай, ничего не изменишь. Не подхожу – ради бога, буду играть в другой команде. Может, там наберусь того, чего сейчас мне не хватает, и потом устрою тренера.

— Не возникало желания уйти насовсем?
— Возникало. После рождения сына в 2012 году захотелось уже немножко успокоиться и хотя бы два-три года провести на одном месте.

— Желание было – а возможности?
— Разговоры ходили, но, как видим, ни до чего конкретного не дошли. Как ездил до того по арендам, так и продолжил ездить.

«Лаудруп такое на тренировках вытворял…»

— Лаудрупа с теплотой вспоминаете?
— Ну конечно! Благодаря ему я и попал в «Спартак». Не знаю, что он там в 18-летнем мальчишке разглядел, но я ему за это очень признателен.

— Дебют помните?
— Владивосток. 1:1 сыграли, по-моему.

— Ноги ватные, голова туманная?
— Честно, не скажу, какие там ноги были. Не помню. У меня ноги ватные были, когда Карпин против ЦСКА поставил в 2011 году.

Зашёл в чашу «Лужников» – трибуны, народ… Ног вообще не чувствовал! Ничего, с первым свистком волнение ушло.

— Лаудруп и футболистом, и тренером производил впечатление интеллигента. Хотя бы раз голос на игроков повысил?
— На моей памяти – нет. Но каков мастер был! Такое на тренировках вытворял… Исполнение, техника – всё на высочайшем уровне.

— А не слишком ли либерален он был с игроками?
— Может быть… Он же отменил заезды перед играми. Возможно, в России тогда ещё не стоило так работу строить. Так по-европейски.

— Огорчились его увольнению?
— Не без этого. Он меня видел, пригласил. Правда, перед началом предсезонки предупредил: сейчас приедет народ из аренд, мы должны всех посмотреть. Поэтому пока поезжай с дублем. И в этом момент я получаю травму. Сломал плюсневую на ноге – и выбыл на два месяца. Когда выздоровел, всё опять поменялось, и я уехал на следующий год в Сочи. В свою первую аренду.

«Перед первой игрой Эмери выучил всех футболистов «Алании»

— Эмери — полная противоположность Лаудрупу?
— Он был такой… Импульсивный. Чистый испанец! Хороший тренер. Большой профессионал. Интересно было работать. Даже за тот небольшой промежуток я многому у него научился. На меня Эмери произвёл сильное впечатление.

— Немного непривычно слышать от нашего футболиста такие тёплые слова о тренере, у которого он даже не играл.
— А я совершенно не в обиде на него. Моего мнения это не меняет: классный тренер.

— Занятные случаи с участием Унаи случались?
— Эмери сразу поразил. Перед первой игрой он изучил всех футболистов «Алании» и по полочкам нам разложил сильные и слабые стороны каждого. Каждого, представляете?!

— Карпин в первый заход вам более или менее доверял?
— Да, в 2011 году он меня вернул из Сочи. И всё более-менее хорошо складывалось, пока в Нальчике не повредил мениск. Только дела пошли на лад – бабах! – опять травма. Предсезонку прохожу, всё хорошо, но на последних тренировках перед игрой в Казани опухает бедро. И я снова вылетаю. Ещё мелькнула мысль: «Может, и правда не судьба мне в «Спартаке» играть?». Всегда что-то мешало. Дай бог, чтобы теперь это осталось в прошлом.

«Давайте-ка специально задерживайте зарплату!»

— Где игралось приятнее всего?
— Во всех командах было что-то хорошее. В Ярославле – масса друзей. Сочи – первая и очень познавательная аренда. Побывал на курорте у Черчесова (улыбается). К сожалению, там всё закончилось печально. Четыре месяца вообще денег не получали. В 20 лет для меня это было потрясением. В Томске выполнили задачу – вышли в Премьер-Лигу. А коллектив был какой классный! Ренат Сабитов, Баженов поддерживали очаг этого коллектива. Мы там как одна семья жили.

— Там тоже с деньгами не очень хорошо было.
— Перебои были. Когда пришла «Роснефть», начали платить день в день. Хазик (Антон Хазов. – Прим. авт.) даже шутить начал: «Э, мы так в Премьер-Лигу не выйдем! Не привыкли, чтобы нам вовремя зарплату выдавали. Давайте-ка специально задерживайте!».

— Тула футбольным бумом обязана Аленичеву?
— Ну а как вы думаете? Человек с низов вывел команду в Премьер-Лигу.

— Болельщики в Туле, конечно, сумасшедшие – в хорошем смысле.
— Ни одного плохого слова, ни после одного поражения я от них за год не слышал. Ни на улицах, нигде. Настолько доброжелательный народ… Реально приятно играть было.

«В Ярославле у нас жил домовой»

— За время аренд вы, наверное, всю страну объездили. Экстремальные случаи бывали?
— Вроде, ничего такого не было. Кроме того что в Ярославле у нас жил домовой.

— Кто?!
— Домовой. Ну или кто-то в этом роде. Реально страшно было. Даже родители боялись приезжать.

— Ну-ка, ну-ка, расскажите.
— Мы снимали дом. Первый этаж – кухня-студия, второй – спальня, третий биллиардная. Ну, там стол и беговая дорожка. И вот в этой биллиардной время от времени шары бились друг о друга. Притом что в комнате никого не было. Как-то раз лежим с женой, часов 11. И тут опять этот стук. Через какое время Даша говорит: «Надо пойти вниз роутер переключить». «Никаких роутеров, — отвечаю. — Спать!». До того жутко было… Хозяин дома не отрицал: ну да, живёт домовой. Надо, говорит, хлеб в угол положить.

Четыре месяца мы там прожили. Потом жена в Москву вернулась, а я на базу съехал. И вздохнул с облегчением.

«Хочется послушать гимн Лиги чемпионов»

— Супруга чем занимается по жизни?
— Любит меня…

— Где познакомились?
— В школе. В 2006, по-моему, году. Она пришла к нам в девятый класс. До сих пор дружим (улыбается). В 2011 поженились. Они с сыном – мои главные болельщики.

— Ищете глазами на трибуне?
— Конечно. Всегда знаю, где они сидят. Стараемся встретиться взглядами перед игрой, подмигнуть, рукой махнуть.

— Хочется гол для них забить?
— В Туле два раза забивал – посвящал им. В «Спартаке» пока только в Кубке отличался, но их не было в Нижнем. С Самарой два момента было – не забил, блин! Не хватило мастерства.

— Какое место в этом сезоне будет для «Спартака» успехом?
— Для «Спартака» только одно место может быть успехом. Всё остальное – провал.

— А если объективно?
— Было бы здорово сыграть осенью в Лиге чемпионов. Хочется уже послушать этот гимн.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 77
21 июля 2017, пятница
20 июля 2017, четверг
Партнерский контент
Кто из призёров прошлого сезона РФПЛ произвёл на вас наилучшее впечатление на старте нового чемпионата?
Архив →