Томас Хитцльшпергер
Фото: Reuters
Текст: Антон Михашенок

Не говори никому. Почему ориентация остаётся главным табу футбола

Этот околофутбольный текст наберёт много гневных комментариев ещё до того, как вы доберётесь до последнего абзаца.
12 февраля 2016, пятница. 00:00. Футбол
Несколько дней назад я довольно случайно наткнулся на дискуссию на немецком телеканале WDR, основной темой которой была проблема нетрадиционной ориентации в футболе. Около десятка взрослых людей, среди которых был бывший защитник сборной Германии Йенс Новотны, обстоятельно разбирали все «за» и «против» массовых футбольных каминг-аутов — вплоть до того, насколько комфортно будут чувствовать себя партнёры открытого гея по команде в душе. Профессор социологии института Фрайбурга Нина Дегеле рассказала о результатах их исследования, согласно которым даже воспитанные и воспитываемые в среде приятия немецкие болельщики по-прежнему слабо видят в футболе женщин и гомосексуалистов. Участники беседы высказывали верные мысли: «нужно помогать геям чувствовать себя не чужими» и тому подобное.

Пока я смотрел передачу, меня не покидало ощущение дежавю. Всё это уже определённо было. Почти ровно два года назад полузащитник Томас Хитцльшпергер признал свою гомосексуальность, и для Германии это была новость дня и недели. Каждое уважающее себя издание выступило как минимум с одной колонкой, посвящённой дискриминации геев в футболе, где высказывались те же мысли — пора закончить со средневековьем, должен найтись футболист, который проложит путь. Почти четыре года назад в той же Германии эффект разорвавшейся бомбы произвело анонимное признание одного из игроков Бундеслиги, который заявил, что пока не хочет открыто говорить об ориентации. И тогда были такие же колонки, и тогда всё быстро накрыло тишиной.

На дворе 2016 год — политики, шоумены, певцы, журналисты, актёры и ведущие новостей не боятся совершать каминг-ауты, а футбол так и остаётся последним глобальным телевизионным продуктом, где тема ориентации является табуированной. За последние несколько лет хорошо известны помимо случая Хитцльшпергера лишь признания шведа Антона Хюсена и американца Робби Роджерса, который, раскрыв свою ориентацию, не упустил возможность подколоть ФИФА за отправку двух следующих чемпионатов мира в Россию и Катар. При этом общество, как минимум в Европе, кажется готовым к первому громкому каминг-ауту — клубы и болельщики поддерживают акции против дискриминации, на телевидении проблема обсуждается гораздо чаще, чем возникают поводы, а федерация футбола Нидерландов и вовсе сняла в меру забавный социальный ролик, главный посыл которого — носить в себе не нужно, открыться ничто не мешает.
Однако желающих говорить по-прежнему не находится, появляются только полуопровержения-полунамёки. Бывший президент «Санкт-Паули» Корни Литтманн видит все основания для молчания: «Это может иметь серьёзные последствия. Для футболиста, который признает себя геем, карьера фактически будет закончена. Ему будет очень непросто найти команду». Литтманн, руководивший клубом, который толерантнее всех в мире относится к меньшинствам, Литтманн, ставший в 2003 году первым в Германии открытым геем на посту президента профессионального футбольного клуба, признаёт, что только каминг-аут какого-нибудь очень большого игрока, глобальной звезды, сможет повлечь изменения.

Ситуация крайне сложная. С точки зрения соответствия футбола социальным нормам будет правильно, если футболисты перестанут тщательно скрывать свою ориентацию только из-за того, что они еженедельно публичные люди. Однако с точки зрения любви к футболу надо понимать, что если условная мировая звезда объявит о том, что он гей, обсуждение игры прекратится минимум на год — последует цепочка каминг-аутов, и обсуждать будут только их, а не то, как мяч передвигается по полю. Такова человеческая природа, от неё не скрыться.

Театральный режиссёр Корни Литтманн отлично понимает, что актёрам, певцам, музыкантам и журналистам гораздо проще признать свою ориентацию — они никогда не играют на выезде, они всегда при своей аудитории, которая готова принимать их такими, какие они есть.
Ориентация футболистов останется главным табу игры — ожидать первого громкого каминг-аута придётся ещё долго. В первую очередь, из-за невероятного, маниакального интереса к жизни футболистов-мужчин — одно полушуточное появление в линии британской букмекерской конторы события, предлагающего угадать первого открытого гея в сборной Англии, вызвало шторм комментариев в соцсетях. Женщины играют в такой же футбол, как и мужчины, но внимания к ним меньше — поэтому скрывать свою ориентацию там не имеет практического смысла. Можете поизучать составы женских команд, скажем, в чемпионате Швеции и убедиться в этом.

Во-вторых, признавать свою нетрадиционную ориентацию означает ставить себя под профессиональную угрозу. Общество и болельщики могут сколько угодно поддерживать тебя, но тренеры и руководители зачастую остаются крайне консервативными людьми. По оценке Корни Литтманна, около половины немецких тренеров — гомофобы, а значит футболист, признавший себя геем, практически вычёркивает половину вариантов продолжения карьеры — и это речь ещё не идёт о том, как его могут принять партнёры. Ситуация изменится только тогда, когда нынешнее поколение более терпимых футболистов станут тренерами, но это произойдёт ещё нескоро.

Наконец, возможно, ключевая причина, по которой футбол остаётся единственным шоу-продуктом без открытых гомосексуалистов, заключается в самих его правилах. Театральный режиссёр Корни Литтманн отлично понимает, что актёрам, певцам, музыкантам и журналистам гораздо проще признать свою ориентацию — они никогда не играют на выезде, они всегда при своей аудитории, которая готова принимать их такими, какие они есть. Человек может сколько угодно быть пацифистом в спокойном состоянии, но если он на эмоциях, то сложно не схватиться за ружьё. С ориентацией всё ровно то же: за пределами стадиона люди могут быть толерантными, но с удовольствием будут оскорблять гея из команды гостей на трибуне. Эффект толпы — вы и сами сталкивались с этим на стадионах, когда даже самые приличные и неконсервативные люди с удовольствием начинают растягивать кричалку, в которой говорится об ориентации судьи совсем не в комплиментарных тонах.

Такие дискуссии, как на WDR, может, и повторяют сказанное ранее уже сотни раз, но они нужны. Нужны не для футболистов, которые вынуждены оставаться «в шкафах», а для нас, потому что мы норовим заглянуть не только в этот шкаф, но ещё и в постель. Осознание того, что Тим Кук — гей, не заставляет вас сжигать айфоны, так почему в футболе всё должно быть иначе? Любите игру и игроков, а интересоваться, кто именно и как любит игроков, совершенно необязательно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 362
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →