Нобель Арустамян
Текст: «Чемпионат»

Арустамян: не болею за ЦСКА и не люблю слово «инсайдер»

В День радио Нобель Арустамян рассказал, как выжить после эфиров с Бубновым, уедет ли Халк в Китай и что он пишет в смс Мхитаряну.
13 февраля 2016, суббота. 17:00 Футбол

Сегодня один из самых важных для представителей СМИ праздников — Всемирный день радио. Именно всемирный, подчёркиваем на всякий случай. 13 февраля 1946 года впервые вышло в эфир «Радио ООН», станция которого располагалась в штаб-квартире Организации объединенных наций. В такой торжественный день мы публикуем интервью с человеком, знающим о радио абсолютно всё. С Нобелем Арустамяном. Но, разумеется, знаменитый комментатор «Матч ТВ» помнит миллион интересных историй и о других сферах деятельности. Например, о телевидении, мастерстве инсайда и работе с Александром Бубновым.

«Поначалу на «Радио Спорт» получал семь тысяч рублей»

— Почему вы выбрали именно радио, Нобель?
— Честно говоря, я не собирался работать в этой сфере. Хотя спортивным журналистом хотел стать, да. Я всю жизнь мечтал работать на «НТВ-Плюс», с детства смотрел «Футбольный клуб» и другие программы, рос на этом.

На первом курсе журфака пытался попасть в любые редакции. А в 2006 году как раз открывалось «Радио Спорт». Брат случайно узнал об этом в Интернете. Ну я и пришёл на обычную практику… Пару месяцев работал стажёром, а к концу лета взяли в штат.

— Какие представители медиа упустили будущую звезду?
— Да какую звезду? Бросьте. Но вообще, я писал и в «Спорт-экспресс», и в «Советский спорт», и много куда ещё. Мне повезло, что тогда «Радио Спорт» только открывалось, потому, естественно, нужны были сотрудники.

Помню, мы очень ждали первого звонка слушателя в истории нашей радиостанции. И в итоге я сам, сидя в соседней студии, позвонил в эфир. Было очень смешно.

В те времена на «Спорте» сложилась очень сильная команда: Боровский, Ткачёв, Кузмак, Розанов, другие звёзды. Они мне очень помогли, я им до сих пор безумно благодарен. Тот же Юрий Альбертович сажал меня соведущим в эфир. Это бесценный опыт, невероятное счастье. Вчера ты с восторгом слушал комментарии Розанова в эфире, а сегодня работаешь бок о бок с ним. Саша Ткачёв мне очень помогал в начале моей работы на радио.

— Какой была ваша первая зарплата?
— Совсем мизерная. Семь тыс. рублей, по-моему. Но затем взяли на полставки, на полноценную и так далее. Но это было не так важно. Работать я тогда готов был и бесплатно.

— Говорить о футболе интереснее, чем писать о нём?
— Лично для меня – да. Хотя я ведь и писал. Полтора года публиковался в журнале SportWeek. Но для подготовки материала мне нужно время. Я не могу, как вы, писать несколько тысяч знаков с закрытыми глазами и за полчасика.

— Эфир на ТВ и на радио сильно отличается?
— Очень! Особенно комментарии матчей. На радио нельзя делать паузы. Человек ведь не видит, что происходит. Потому надо описывать каждую атаку. И чуть ли не каждую минуту повторять счёт. Кроме того, можно что-то приукрасить. Ну, не количество голов. (Смеётся.) Но добавить игре драйва, где-то красоты – нормальная практика.

ТВ – другой формат. Там нужно больше пауз и анализа моментов. Болельщик же смотрит трансляцию. Эта отдельная профессия, и сейчас я как раз пытаюсь ею овладеть.

«Бубнов говорит о футболе эмоционально – это же круто!»

— Расскажите, как вести программу с Бубновым и не сойти с ума?
— Да я, вроде, не сошёл. (Смеётся.) На самом деле не преувеличивайте, Бубнов – вполне нормальный человек. Вопросов нет, порой он слишком эмоциональный, категоричен, может взорваться, с его мнением многие не согласны. Но футбол тем и хорош – ты посмотрел матч два часа, а потом его обсуждаешь два дня, две недели или даже года. Бубнов говорит о футболе эмоционально – это круто!

Конечно, он может обидеть спортсменов, да и соведущих тоже. Это очень тонкая грань, которую нужно соблюдать. Но я спокойно воспринимаю его резкость.

Бубнов — вполне нормальный человек. Мы с ним ладим.

Я ещё в 2008 году слушал эфиры Александра Викторовича вместе с Севидовым на радио «Русская служба новостей». Сумасшедший драйв и эмоции были у них! В какой-то момент подсел на их разговоры.

Вообще, вне эфира с Бубновым общаться очень просто. Да и во время программ мы почти не переходили грань.

— То есть выход Бубнова из эфира – это нормальный рабочий процесс?
— Из моего эфира он не выходил. С Мартановым и Пирожковым были такие истории.

Когда мы с ним регулярно вели программу, то меня первым делом спрашивали: «Как ты переживаешь эфиры с Бубновым»? В какой-то момент этот вопрос был ежедневным для меня. Такое ощущение, что наши передачи слушали все.

— Чем он вас поражает?
— Смехом, конечно. Не знаю, у кого ещё он настолько заразительный.

— Бубнов нужен на «Матч ТВ»?
— Скажу так: в футболе очень важна полемика. Нашу аудиторию, наших болельщиков надо приучить к обсуждению футбола. А не только к просмотру трансляций.

В этом смысле Бубнов – бесценный кадр, когда он говорит непосредственно о футболе. Но я не хочу говорить, подходит он конкретно «Матч ТВ» или нет. Кстати, я не исключаю, что сам Александр Викторович не захочет работать на нашем канале.

Леонид Слуцкий как-то сказал про Бубнова: «Когда вы говорите, такое ощущение, что вы бредите».
— Леонид Викторович имеет право на своё мнение. Но многие люди, с которыми я обсуждал Бубнова, признают: «Если убрать его эмоциональность, резкость и предвзятое отношение к некоторым игрокам, то он говорит правильные и интересные вещи».

— Как восприняли неприятную историю с вашим другом Дмитрием Дерунцом, ударившим болельщика «Спартака»?
— Он был неправ, это очевидно. Дима и сам не отрицает своей вины. Мы с ним созванивались после той игры, обсуждали. Наверное, с каждым человеком такое случается – Дима в том эпизоде был не похож сам себя. Будто ему вдруг снова исполнилось 18 лет. Ему такое поведение абсолютно несвойственно. Он спокойный, добрый, адекватный человек.

«Критика «Матч ТВ» — это нормально»

— Расскажите о самых забавных историях в эфире «Радио Спорт».
— Помните, как во время полуфинала ЧЕ-2008 Германия – Турция пропала картинка на весь мир? Семь минут никто на планете, кроме болельщиков на стадионе,

Мы с Дерунцом придумывали, что происходит в матче Германия — Турция.

не видел, что происходило в матче. Мы с Дерунцом решили выкрутиться из ситуации и… просто выдумывали все события на поле!

Проверяли в «лайве» счёт, видели, что он не меняется, потому кричали что-нибудь вроде: «Опасный моооомент! Эх, чуть-чуть не хватило для гола». И всё в таком духе.

Слушатели тогда звонили и поражались: «А где вы матч-то смотрите?!». Ну мы отвечали: «У нас есть специальная связь».

Один раз позвонил болельщик ЦСКА и две минуты очень интересно, интеллигентно, рассудительно говорил о футболе. Я подумал: «Ух ты, какой классный слушатель!». Только вот в конце он сказал: «Болельщиков «Спартака» миллионы, и все они – г...». Ну, вы поняли.

— Знаменитые люди звонили в эфир?
— А как же! Сергей Овчинников звонил. В «Локомотиве» тогда работал Бышовец, и команда очередной матч сыграла неудачно. Звонок в эфир — на связи Сергей. Ну мало ли людей с такими именем… И он начинает критиковать «Локо». Секунд через 30-40 мы поняли, что это Овчинников. Так что рассекретили его.

Часто бывало, когда известные люди звонили лично мне на мобильный и просили вывести в эфир. Очень уж хотели выступить. В основном это различные футбольные эксперты. Как я уже говорил, полемика всегда идёт на пользу. Потому мы их и выводили.

— Как вы относитесь к очень жёсткой критике «Матч ТВ»?
— Спокойно. Критика — это нормально, без неё никуда. У людей может быть разное мнение. Я понимаю, что нельзя сделать классный спортивный канал за несколько месяцев. Во всём мире на это требуются годы.

Плюс в России, к сожалению, пока нет настоящей любви к спорту и тем более к спортивному телевидению. У нас в стране есть культ сборных, особенно когда они побеждают. Думаю, это наследие СССР. Хочется, чтобы болельщики любили футбол каждую неделю. А не только в дни «больших» матчей сборной. Но это, разумеется, проблема не только созданного «Матч ТВ», а всех спортивных СМИ.

Вы знаете, что если бы не телевидение, то в Италии давно бы разорилась Серия А?! Именно ТВ помогает развиваться чемпионату. Но это Италия, у нас всё по-другому.

— Тина Канделаки выучила вашу фамилию?
— Надеюсь. Но я и тогда не придал большого значения случившемуся. Главное, что Тина сразу запомнила моё имя – это уже хорошо. Его как раз в моей жизни коверкали постоянно…

— Когда последний раз вас называли по-отчеству?
— В последнее время это случается часто. Молодые журналисты в «Фейсбуке» пишут: «Нобель Эдуардович…» На матчах порой кто-то может так сказать. Честно говоря, это немного раздражает. (Смеётся.) Мне ведь всего 28, какой Эдуардович?

Нобель Арустамян

Нобель Арустамян

Фото: «Фэйсбук»

«Я понимаю, что теперь некоторые агенты хотят меня использовать»

— Как вам удалось стать «главным инсайдером российского футбола»?
— Я никогда не стремился к такому статусу. Просто я ведь огромный фанат итальянской журналистики. И там блестяще умеют работать с информацией и живут футболом не только два часа игры, а всё время. И естественно там очень любят обсуждать жизнь команд, кто куда переходит, за какие деньги и так далее. Как-то я общался с культовым инсайдером Джанлука Ди Марцо из SkySports. Он объяснял, в чём смысл трансферных новостей в его стране и почему программа calciomercato имеет рейтинг выше чем некоторые футбольные трансляции. В Италии безумно популярен такой формат.

Мне всё равно, как завершится дерби ЦСКА — «Спартак».

Так вышло, что и я им увлекся и стал работать с информацией. Но меня огорчает, что многие люди думают, будто моя цель — предсказать будущее. Мол, Нобель сказал – значит, так и будет. А я, наоборот, рассказываю, что происходит сегодня, а не что случится завтра. И любой трансфер может сорваться в любой момент.

Скажем, новость: «Ренн» заинтересовался Игорем Денисовым. Все тут же подумали, что французы обязательно купят россиянина. Но я просто рассказал, что «Ренн» действительно рассматривал кандидатуру Денисова. Агенты, которые работают с французами, предлагали несколько кандидатур, в том числе и игрока «Динамо». «Ренн» готов был взять Игоря в аренду, но тот отказался. Это интересно? Мне кажется, что да. Но я не заявлял, что Игорь обязательно подпишет контракт с французским клубом.

— С Алешандре Пато и «Спартаком» похожая история?
— Отчасти. Агенты Пато, поняв, что Алешандре хочет покинуть «Сан-Паулу», связались чуть ли не с половиной больших команд Европы. В том числе предложили форварда «Спартаку». Красно-белые действительно изучали этот вариант. Но решили от него отказаться по объективным причинам. Как и от Крамарича из «Лестера».

— Халк уедет в Китай?
— Думаю, нет. Но это моё мнение, основанное только на анализе рынка и ситуации в «Зените». Летом может быть всякое, хотя я в отъезд бразильца не верю категорически. Только подчеркиваю: я не Нострадамус. (Смеётся.) Просто ответил на ваш вопрос.

— Но, скажите честно, вы гордитесь тем, насколько крутым инсайдером стали?
— Поймите, я не занимаюсь этим в ежедневном формате. У меня нет цели непременно каждый день что-то написать. Я просто стараюсь общаться с интересными людьми, которые знают ситуацию изнутри, следить за какими-то тенденциями, анализировать происходящее на трансферном рынке. Я даже слово это не люблю — «инсайдер». Вообще, не понимаю, что оно значит. Давайте лучше говорить: «Человек, владеющий и работающий с информацией».

— Как вы достаёте свои многочисленные инсайды?
— С одной стороны, я регулярно общаюсь с агентами, людьми, которые понимают рынок российский и европейский. И с известными, публичными и с теми, кто в тени. При этом обладающими ценной информацией. Но совсем не только агенты рассказывают интересные подробности трансферов и жизни клубов. Я общаюсь и со спортивными директорами, сотрудниками селекционной службы. Тут ключевой момент – отношения, доверие. Большинство людей, от которых я узнаю информацию, — проверенные. И если я в какой-то информации не уверен, то стараюсь её перепроверять. Но бывают и моменты, когда некоторую информацию давать нельзя. Это тоже издержки работы.

— Да, но вы понимаете, что теперь некоторые агенты захотят вас использовать? Чтобы вы специально вбрасывали нужную им информацию в прессу?
— И это тоже правда. Но я стараюсь строить отношения с людьми на доверии. Если человек мне доверяет, я его не буду подводить. Но я понимаю, что многие малознакомые люди предполагают такой вариант: «Сегодня я поделюсь с тобой крутым, правдивым инсайдом, а завтра ты дашь новость, которую я хочу». Но я стараюсь этого избегать.

«Дружу с Глушаковым. И что, теперь я болельщик «Спартака»?»

— Многие считают, что вы болеете за ЦСКА. Это правда?
— Нет. Я с детства болею только за одну команду — «Ювентус». Тут как с девушкой – не понимаю, как можно любить двух сразу. Потому моё сердце принадлежит «старой синьоре». Я вырос на трансляциях Серии A, восторгался Дель Пьеро, смотрел все матчи «Ювентуса». Я, кстати, знаком с Мхитаряном и уговариваю его в шутку перейти в «Юве». «Генрих, если будет такой шанс, не упусти его, пожалуйста», — пишу ему регулярно в «вотсаппе».

Возвращаясь к любимой команде: я не скрываю, что в раннем детстве даже пытался болеть за какой-нибудь российский клуб. У меня вот брат – фанат «Спартака». Мы росли в Москве, в Красносельском районе, где жили в основном болельщики «Спартака». Я тоже ходил на игры красно-белых. Как и на матчи ЦСКА, «Динамо», «Локомотива». Но полноценных эмоций, страсти ни одна команда так и не вызвала.

Просто у меня хорошие отношения со многими клубами. В том числе и ЦСКА. Я хорошо знаком с Евгением Гинером, уважаю его умение вести футбольный бизнес, не обладая большими финансовыми возможностями. Был у него однажды на юбилее, немало раз лично общался с президентом «армейцев». Очень давно и хорошо общаюсь с Сергеем Аксеновым, который в своё время пригласил меня ведущим программы «Планета ЦСКА». Со многими футболистами ЦСКА у меня прекрасные отношения, некоторых даже могу назвать друзьями. Но это совершенно не значит, что я болею за красно-синих. Естественно, я переживаю за знакомых людей, желаю им успеха. Но не более того.

— В других командах у вас тоже есть друзья?
— Да. Вот Денис Глушаков – мой очень хороший друг. Я знаком с его замечательной семьёй, бывал у него на турнирах в родном для спартаковца Миллерово. Кроме того, добрые отношения у меня и с Мовсисяном, игравшим за красно-белых. С тем же Джеваном Челоянцом, экс-членом совета директоров. Порядочный, искренний, скромный человек, сделавший очень многое для «Спартака». Мало кто знает, например, как сильно он помогал академии и ветеранам красно-белых. Но это всё опять-таки не значит, что я болею или болел за «Спартак».

— То есть вам всё равно, как завершится дерби ЦСКА — «Спартак»?
— Именно. Я буду болеть за красивый футбол. Надеюсь, этот матч по традиции будет хорошей витриной для российского чемпионата.

— Есть вещи, которыми вы гордитесь как журналист?
— К счастью, да. Собственно я счастлив, что комментирую футбол. Я всегда буду благодарен Васе Уткину, который летом 2010 года позвал меня на телевидение. Горжусь тем, что в 2006 году попал на «Радио Спорт».

Из других событий прошлого года вспоминаю, как я стал ведущим праздника в честь 60-летия Хорена Оганесяна, притом активно помогал и в организации. Кстати, вместе с главным редактором «Чемпионата» Самвелом Авакяном. Нам, с помощью моего большого друга Марко Трабукки, удалось привезти в Ереван таких звёзд, как Дженнаро Гаттузо и Марко Матерацци. У них там столько автографов брали, фотографировались — невероятно! Дженнаро сказал мне, что, даже играя за «Милан», он так много времени не уделял поклонникам.

Кроме того, меня попросили вживую прокомментировать матч на Республиканском стадионе. Я дико нервничал! Тысячи болельщиков, звёзды мирового футбола, армянский язык я знаю так себе… В итоге комментировал на родном русском. К счастью, все приняли меня хорошо.

Ещё вспоминается торжественная церемония «1000 дней до чемпионата мира по футболу в России», вели её вместе с Юрой Черданцевым. Тоже очень сильно волновался — такое престижное, ответственное мероприятие, на Красной площади… Фантастика.

Нобель Арустамян

Нобель Арустамян

Фото: «Фэйсбук»
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 167
23 августа 2017, среда
Партнерский контент