Александр Дюков
Фото: Пресс-служба ФК «Зенит»
Текст: Самвел Авакян

Дюков: плей-офф Лиги чемпионов – время запредельных эмоций!

Президент «Зенита» Александр Дюков дал интервью «Чемпионату», в котором подвёл итоги года и рассказал о будущем клуба.
15 февраля 2016, понедельник. 01:00. Футбол
Президент «Зенита» Александр Дюков дал интервью «Чемпионату», в котором подвёл итоги года, рассказал о будущем петербургского клуба и необходимости системно подойти к развитию детско-юношеского футбола в России.

«РФС понемногу выходит из кризиса»


— Александр Валерьевич, нашу беседу хотелось бы начать с тех изменений, которые коснулись руководства российского футбола. Сейчас уже можно говорить, что РФС выходит из состояния финансового и управленческого кризиса?
— Прошло не так много времени, невозможно так быстро добиться кардинальных перемен. Но я вижу изменения в лучшую сторону. Появилась коммуникация внутри исполкома, между РФС и лигами, клубами. Стороны пытаются слушать друг друга и находить консенсус. Этого, к сожалению, не было в последние три года. Сейчас значительно снизился негативный фон, который окружал футбол. Последние годы интерес к футболу падал, и в этом была «заслуга» в том числе руководства РФС, которое провоцировало конфликтные ситуации в российском футболе и часто акцентировало внимание на негативе, вместо того чтобы пытаться от него избавиться и внести что-то позитивное в повестку дня, связанную с футболом.

Помимо этого у РФС наконец-то стали появляться спонсоры. Помощь, которую оказал Алишер Бурханович (Усманов. – Прим. «Чемпионата») РФС, была по своему характеру благотворительностью. Но все последующие сделки — это уже чисто спонсорские контракты. Они абсолютно рыночные. Очевидно, что компании приходят не под воздействием административного ресурса. Они видят РФС, российский футбол и сборную эффективными инструментами продвижения своих брендов.

— Как в целом вы оцениваете 2015 год с точки зрения развития нашего футбола?
— Если говорить о спортивных результатах, выступлении клубов и сборной — год был в целом неплохим. Сборная, находясь в тяжёлой ситуации, смогла завоевать путёвку на Евро-2016.

Российские клубы набрали немало очков в рейтинге стран УЕФА, и у нас появилась возможность выйти на шестое место в рейтинге и получить дополнительное место в Лиге чемпионов.

Произошли изменения в руководстве РФС. О позитивных последствиях этих перестановок я уже сказал. Важно, что теперь есть диалог. Мы с надеждой смотрим в будущее и ждём, что повестка будет более позитивная, направленная на развитие, в том числе и детско-юношеского футбола.
Александр Дюков
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Александр Дюков

«Мы хотим сохранить уровень основной команды»


— О развитии детско-юношеского футбола говорят много лет, но мало что меняется. Как в «Зените» занимаются решением этой проблемы?
— В структуре клуба есть академия и 15 филиалов академии в разных районах города и области. Это 22 поля, 6 из них в самой академии и 16 в филиалах, и 100 тренеров. В академии и филиалах единовременно занимается 1 500 детей в возрасте от 6 до 17 лет. Мы помогаем и другим школам. Если добавить их воспитанников, будет уже 2 000 ребят. Многое делаем для повышения квалификации наших тренеров — от обучения по специальной программе, дающей навыки работы с детьми, основы педагогики и психологии в педагогическом университете имени Герцена, до прохождения стажировок в лучших европейских академиях. Стараемся организовывать для юных футболистов участие в турнирах, где представлены сильнейшие европейские академии.

На вершине нашей пирамиды подготовки спортивного резерва молодёжная команда, «Зенит-2», выступая за который получают необходимую игровую практику в ФНЛ игроки до 23 лет. Также стараемся активно использовать такой инструмент повышения мастерства, как аренда в другие клубы, либо продажа молодых игроков с правом обратного выкупа.

— Сейчас многие воспитанники «Зенита» играют в других командах РФПЛ. А в родном клубе у них не было даже шанса пробиться в состав…
— Шансы предоставляются, но пока они не были реализованы.

— В чём причина?
— Высокий уровень первой команды. Место во второй десятке европейского клубного футбола в принципе говорит о многом (в настоящее время «Зенит» занимает 12-е место в рейтинге УЕФА. – Прим. «Чемпионата»). И, наверное, пока недостаточно эффективная работа нашей системы подготовки резерва. С одной стороны, объективно для её раскрутки надо чуть больше времени. Мы создали свою академию на базе футбольной школы «Смена» в 2009 году, до этого у клуба не было своей футбольной школы. «Локомотив», «Спартак», «Динамо» начали формировать свои системы подготовки резерва значительно раньше. С другой стороны, чего скрывать, есть и проблемы, затыки в клубной работе, которые абсолютно субъективны. Но мы с этим разбираемся.

— Но всё-таки что мешает предоставлять регулярное игровое время своим воспитанникам?
— Мы сами как никто заинтересованы, чтобы больше наших воспитанников становилось игроками основного состава. Но на данный момент очень часто это вопрос выбора между сохранением уровня первой команды, на который мы вышли, и обязательной гарантированной практики для наших воспитанников — молодых футболистов. Мы выбираем первое и ставим перед собой задачу повысить эффективность работы вертикали академия – «Зенит-м» — «Зенит-2» с тем, чтобы процесс вхождения наших воспитанников — молодых игроков — в основной состав не оказывал существенного влияния на спортивные результаты. Мы хотим, что касается первой команды, «держать планку» и считаем, что это важно как для основной части наших болельщиков, так и для клуба и, я считаю, для всего российского клубного футбола. Очки, набранные нами, наряду с другими российскими клубами участвующими в еврокубках, обеспечивают представительство российского футбола в сильнейших мировых клубных турнирах и дают необходимую практику игрокам национальной сборной. А что касается молодых игроков, мы предоставляем им очень ценную возможность и шанс проявить себя в ФНЛ. А там всё зависит от них самих. Проявите себя в ФНЛ, и тогда претензии на то, чтобы иметь больше игровой практики в основе, будут вполне обоснованы.

— С другой стороны, молодые игроки, отправленные в «Зенит-2», теряют возможность тренироваться рядом с мастерами уровня Халка, Данни, Хави Гарсии. Не секрет, что прогресс Шатова и Смольникова обусловлен работой с сильнейшими партнёрами и под руководством топ-тренера.
— Многие игроки «Зенита-2» и молодёжной команды регулярно привлекаются к тренировкам с основным составом.

— Хорошо, а пример, Павла Могилевца, который прилично выступал за «Рубин», а сейчас достойно играет в аренде в «Ростове»? Почему он не смог пробиться в «Зените»? А на его место покупаются другие россияне. Например, Артур Юсупов.
— Я воздержусь от сравнения качеств Юсупова и Могилевца. Скажу лишь, что в силу разных обстоятельств у Павла пока не получилось закрепиться в основе «Зенита». Шансы давались, но вы прекрасно понимаете, что чем выше уровень команды, тем меньше их предоставляется. Шатов, Смольников, Лодыгин свои шансы реализовали. Это говорит об отсутствии какой-либо дискриминации в отношении молодых россиян в команде. В «Ростове» Павел имеет возможность получать необходимую игровую практику, и, если он там проявит себя, безусловно, мы будем рады видеть его в «Зените» снова.

— А у вас у самого нет ностальгии по началу 2000-х, когда в «Зените» выступало много своих воспитанников?
— Есть. Но сейчас перед клубом и командой стоят задачи немного другого уровня. Когда-то матчи против «Сельты» в финале Кубка Интертото за право играть Кубке УЕФА были событием. Тогда это был прорыв, это было в новинку, это была уникальная возможность приобщиться к европейскому футболу. Сегодня этим уже никого не удивить. Пока, к сожалению, болельщикам, для которых принципиально болеть за воспитанников питерского футбола, мы можем предложить «Зенит-2». Эта команда также нуждается в поддержке. Приходите, болейте, поддерживаете наших ребят, и со временем кто-то из них станет игроком основы.

Скажу ещё раз, мы ждём от нашей академии результата и заинтересованы в том, чтобы наши воспитанники закреплялись в основном составе команды. Мы этим занимаемся всерьёз и продолжим работу. Но для того, чтобы наша система подготовки спортивного резерва начала давать результат, нужно чуть больше времени.

И что ещё важно, чтобы наша академия, «Зенит-м», «Зенит-2» были частью единой системы. В одиночку ни одна клубная академия, какие бы условия там ни были созданы, не сможет выращивать футболистов высокого уровня. А наш детско-юношеский футбол в целом и система подготовки спортивного резерва нуждается в серьёзной перестройке.
«Зенит» — чемпион!
Фото: Елена Разина, "Чемпионат"

«Зенит» — чемпион!

Могу, конечно, позвонить Евгению Гинеру и попросить его дать добро на переход Слуцкого в «Зенит». Но не думаю, что Евгений его отпустит.

«Сейчас в России нет единой системы подготовки резерва»


— Вроде бы и тратим на детский футбол немало и школ футбольных, как сказал министр спорта РФ Виталий Мутко на президентском совете, в России более полутора тысяч…
— Да, инвестируют в футбол, в том числе и детский у нас многие — РФС, региональные федерации, комитеты, министерства по спорту и образованию в регионах. Есть частные инвесторы. Клубы, предприятия. Это хорошо, но нет единой системы подготовки резерва, отсутствует координация, идёт распыление ресурсов и усилий. Если объективно оценить возможности тех 2 500 школ, о которых говорил Виталий Леонтьевич Мутко (по данным РФС, 2 488 школ и отделений футбола в РФ на июнь 2013 года. – Прим. «Чемпионата»), то, очевидно, что далеко не у всех из них есть условия, необходимые для подготовки футболистов для клубов Премьер-Лиги и сборной. Школ и академий, у которых есть современная материально-техническая база, квалифицированный тренерский персонал и возможность обеспечить воспитанников необходимым уровнем соревновательной практики, у нас не так и много: 10-12, в лучшем случае 15. Это известные московские клубы плюс «Рубин», «Краснодар», «Зенит», «Строгино», «Чертаново» и академия Коноплёва. Неплохие результаты у СДЮШОР «Зенит» в Петербурге, c которой мы сотрудничаем. Есть ещё пара других школ, где имеются приемлемые условия для подготовки детей. Посмотрите, кем в основном подготовлены игроки для наших юношеских сборных команд. Именно этими школами и академиями.

— Для страны с 120-миллионным населением 15 школ действительно немного.
— Если посчитать число детей, которые занимаются в таких ведущих школах, наберётся тысячи три, может быть, чуть больше. Это общее число воспитанников от 6 до 17-18 лет. Не густо. Можно сказать – совсем ничего, по сравнению с той же Германией, где 366 региональных базовых центров подготовки и 53 профессиональных центров, созданных, как правило, при профессиональных клубах. Эти центры имеют такие же материально-технические условия и тренерский персонал, если не лучше, для подготовки молодых футболистов, как перечисленные мной наши лучшие школы и академии.

Притом что и территория Германии меньше, что позволяет обеспечить воспитанников этих центров и академий регулярной и интенсивной соревновательной практикой нужного уровня.

Необходимо ещё отметить совсем другой уровень организации взаимодействия и координации работы всех звеньев системы детско-юношеского футбола в Германии. Что позволяет поддерживать одинаково высокий уровень всех школ, подтягивать отстающих, последовательно поднимать планку и не терять талантливых детей, передавая их на следующий уровень по мере взросления. Школы, фокусируются на работе с детьми, региональные базовые центры — следующий уровень, сконцентрированы на развитии футболистов 11-14 лет, и чуть выше профцентры, академии клубов, задача которых максимальное развитие ребят в возрасте 15-18 лет. Фактически это пирамида, где все элементы стандартизированы, в хорошем смысле этого слова, и крепко связаны друг с другом.

Поэтому неудивительно, что в Германии система подготовки работает более эффективно. Больше число занимающихся обеспеченных надлежащими условиями подготовки — больше подготовленных квалифицированных игроков.

— Почему нельзя построить такую же пирамиду, которая выстроена в Германии в детско-юношеском футболе?
— У нас тоже есть. Проблема в том, что с одной стороны, элементы этой пирамиды не знают, что они являются частью общей конструкции. Они разъединены, каждый сам по себе, взаимодействие носит случайный, а не системный характер. А с другой стороны, как я уже сказал, школ и академий второго и третьего уровня, имеющих соответствующую инфраструктуру и возможности для развития футболистов в возрасте 11-18 лет, крайне мало.

Конечно, не все 2 500 школ, которые проводят стартовую селекцию и просматривают детишек в возрасте 6-7 лет, давая им начальную футбольную подготовку, обладают должной материально-технической базой и тренерскими кадрами. И здесь есть над чем работать. Но, однозначно, количество школ, способных провести вторичную селекцию в возрасте 10-11 лет, отобрать самых одарённых детей, и в дальнейшем максимально реализовать и раскрыть их потенциал, должно быть гораздо больше. Если мы, конечно, хотим вывести подготовку спортивного резерва на другой качественный уровень, а не просто решать социальные задачи, — растить здоровых граждан, футболистов-любителей. Региональные центры, созданные на базе СДЮШОР, могли бы стать школами второго яруса этой пирамиды. При этом в задачи, которые они должны решать, нужно включить не только отбор наиболее талантливых детей и дальнейшее их футбольное обучение, но и осуществление методической помощи и координации деятельности школ первого уровня. Третий уровень – академии клубов и ряд региональных центров, прошедших дополнительную сертификацию и обладающих более высоким уровнем материально-технического оснащения и квалификации педагогического состава. Таких должно быть не меньше 30. Это следующий уровень селекции и работы с подростками 15-18 лет. И на вершине пирамиды — центр подготовки сборных юношеских команд.

«Государство тратит серьёзные деньги на футбол»


— И с чего следует начать, по-вашему, строительство такой пирамиды?
— Определить стандарты, которым каждое учреждение на каждом уровне должно соответствовать. Провести ревизию, лицензирование существующих ДЮСШ, СДЮСШОР и академий. Определить роль каждой и разработать дорожные карты, программы по доведению каждого образовательного учреждения до нужного уровня, поскольку очевидно, что многие школы и центры будут сначала этим стандартам не соответствовать.

При этом выбирая школы и определяя роли для них, очень важно следовать кластерному подходу. В Германии и Голландии ты садишься в автобус и через 20-30 минут уже играешь против другой команды, оказывающей тебе равное сопротивление. У нас, за исключением московского региона, такая возможность практически отсутствует. Даже в Петербурге количество школ, которые могли бы оказать конкуренцию нашей академии, крайне мало. Я не говорю уже о других регионах. Можно создать прекрасную академию на Чукотке, но смогут ли ребята, занимающиеся там, получать регулярно достойного уровня соревновательную практику? Нужен кластерный подход, чтобы академии и региональные центры могли получать соревновательную практику нужного уровня на протяжении всего сезона.

Особого внимания требует вопрос подготовки детских тренеров. Это наша ахиллесова пята. К сожалению, существующее качество подготовки этих специалистов не очень высокое. По сути, желающий стать детским тренером сдаёт деньги и через некоторое время получает «корочку». Качество преподавания в межрегиональных центрах по подготовке и лицензированию тренеров невысокое, не говоря уже об отсутствии элементарной педагогической подготовки тренеров, необходимой для работы с детьми – знания основ детской психологии и педагогики.

— Но где взять деньги на всё это?
— Как ни работай со спонсорами, возможностей РФС на это не хватит. Это очевидно. И в этом плане очень важна общая координация усилий, чтобы эффективно распределить все средства, которые сейчас направляются в детско-юношеский футбол. В принципе, их уже тратится немало.

— За какой срок реально выстроить ту пирамиду, о которой вы говорите?
— Организационный период — разработка стандартов, сертификация, составление дорожных карт и программ займёт 1,5-2 года. Доведение выбранных школ до стандартов, повышение качества работы центров по подготовке и лицензированию тренеров, донастройка, дошлифовка, конечно, займёт больше времени.

— То, что вы рассказали, — целая программа. Нет ли желания вынести её на рассмотрение коллег по исполкому РФС?
— То, что я сказал, это всего лишь концепция, чтобы она стала программой – нужен дополнительный анализ, разработанные стандарты, бюджеты и наличие источников финансирования. Надеюсь, что в начале года вопрос подготовки спортивного резерва и развития детско-юношеского футбола будет подняты на исполкоме РФС и даны соответствующие поручения.

— При РФС создали комитет по развитию детско-юношеского футбола. Есть ли контакты с Игорем Лебедевым, который этим занимается?
— У нас есть договорённость о встрече.

— Кто должен быть ответственным за разработку и исполнение такой программы на всех уровнях? Это достаточно затратно…
— Ответственным за разработку программы, конечно, должен быть РФС. Но что ещё важно: поскольку на детский футбол, на содержание спортивных школ значительные средства тратят регионы (в лице комитетов по спорту и комитетов по образованию), было бы логично использовать и эти источники финансирования для реализации программы. Ну и очевидно, что эта программа или стратегия, разработанная и принятая в РФС, и получившая поддержку на уровне правительства, будет способствовать тому, что регионы и муниципалитеты начнут расходовать средства на футбол не только по своему усмотрению, а всё-таки попытаются действовать синхронизированно, в русле общей стратегии.

— То есть РФС может повлиять на клубы, а правительство — на регионы?
— Это должна быть государственная программа. Сейчас государство тратит серьёзные деньги на подготовку к проведению чемпионата мира 2018 года. Поэтому правительство должно быть заинтересовано, чтобы проведение столь масштабного соревнования стало не просто неким разовым событием, а придало импульс развитию футбола в России.

«Премьер-Лига — не полигон для испытаний»


— Что вы думаете по поводу предложения внести в регламент пункт, по которому каждый клуб обязан выпускать в стартовом составе футболиста с российским паспортом в возрасте до 21 года?
— А вам не кажется, что велика вероятность того, что мы получим много игроков на одну позицию, а в других возникнет дефицит? Есть позиции, на которых цена ошибки в современном футболе фатальна, и поставить молодого игрока на неё мало кто решится.

— Ну, всё равно уже что-то...
— Конечно, было бы здорово, чтобы регулярно вместе с игроками основного состава «Зенита» или ЦСКА одновременно выходил бы и 20-летний игрок, а ещё бы и 19-летний и 18-летний имели возможность играть с «Валенсией», «МЮ», «Бенфикой». Но на поле одновременно может находиться только 11 игроков. Значит — они должны кого-то заменить. Хорошо, если молодой игрок сможет поддержать общий уровень команды. А если нет? Премьер-Лига — это витрина нашего клубного футбола, это коммерческий турнир. Искусственное ограничение может привести к тому, что наш чемпионат недосчитается рейтинговых очков и в следующих сезонах у России будет уже не 5-6 команд в Европе, а меньше. Не забывайте, что благодаря силе чемпионата мы получаем места в европейских кубковых турнирах, а практика в европейских матчах помогает прогрессировать футболистам сборной. Потеря конкурентоспособности в еврокубках приведёт к снижению интереса и к чемпионату России, и к футболу в целом.

Пытаться решить задачу подготовки спортивного резерва исключительно за счёт РФПЛ — неправильно. Может быть, имеет смысл более критически взглянуть на ФНЛ и ПФЛ. Как раз эти лиги и должны играть основную роль в обкатке молодых игроков и подготовке их к выступлению на уровне Премьер-Лиги.

Имеет смысл также критически посмотреть и на наше молодёжное первенство. Сейчас сложно понять, что это действительно молодёжное первенство или турнир дублирующих команд? Участие в молодёжном первенстве и содержание команд в этом турнире для некоторых клубов реальная обуза. И серьёзно этим там не занимаются. Почему не дать возможность играть в этом первенстве не молодёжным командам клубов РФПЛ, а сильнейшим СДЮСШОР и академиям? При этом проводить чемпионаты для футболистов до 17 и до 19 лет, как в Германии и Англии.

— А что делать с игроками старше 19 лет? Отправлять в ПФЛ, ФНЛ?
— Именно. Уровень Премьер-Лиги достаточно высок, и наша задача его не только сохранить, но и попытаться поднять. Не каждый футболист в возрасте 19-22 лет может на равных противостоять зрелым профессионалам. Поэтому нужно приветствовать опыт создания фарм-клубов, таких как «Зенит-2» или «Спартак-2» и помогать командам в этих начинаниях. Кто не имеет возможности иметь свои фарм-клубы, может использовать как инструмент сдачу игроков в аренду в команды ФНЛ и ПФЛ для получения игровой практики. Конечно, здесь очень важно отдать игрока в правильные руки, чтобы он имел возможность прогрессировать, а не протирать скамейку запасных или практиковаться исключительно в навыке постановке «автобуса» у своей штрафной и игры в «кость» соперника. Но это вопрос в том числе и изменения стиля, который превалирует в российском футболе.
Александр Дюков с Евгением Гинером
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Александр Дюков с Евгением Гинером

«Не думаю, что Гинер отпустит Слуцкого в «Зенит»


— Не секрет, что в конце сезона Андре Виллаш-Боаш покинет «Зенит». Наверняка клуб уже подыскивает замену. Кто это будет — вновь именитый иностранец или, может быть, вы рискнёте доверить команду кому-то из молодых россиян — например, Радимову или Семаку?
— Именитый, не именитый… Нам нужен квалифицированный специалист, который справится с задачами, поставленными перед ним. А какой у него паспорт — не принципиально. При прочих равных условиях приоритет будет отдан российскому специалисту. Если к этому моменту мы увидим, что кто-то из наших специалистов в состоянии решать поставленные задачи, то у «Зенита» может быть и отечественный тренер.

Радимов, Семак, Симутенков набираются знаний и опыта, матереют как тренеры, и уверен, что через какое-то время им по плечу будут более серьёзные задачи.

— У вас есть джентльменский договор с ЦСКА по поводу трансферов. На тренеров он тоже распространяется? Может, Леонид Слуцкий возглавить «Зенит»?
— Сейчас Слуцкий работает в ЦСКА и сборной.

— Но, может быть, летом ситуация изменится.
— И там, и там?

— Кто знает — всё возможно…
— Если так произойдёт — мы, безусловно, рассмотрим его кандидатуру.

— А если говорить о перекупке Слуцкого? Ведь сделать тренеру предложение — явление вполне распространённое?
— Это невозможно, поскольку у нас есть договорённость с ЦСКА. Могу, конечно, позвонить Евгению Гинеру и попросить его дать добро на переход Слуцкого в «Зенит». Но не думаю, что Евгений его отпустит.

«В мае Виллаш-Боаш хотел покинуть Петербург»


— Существует ли вероятность, что Виллаш-Боаш после сезона останется в «Зените»?
— Это маловероятно. Он уже объявил, что по окончании действия контракта вернётся в Португалию.

— Но он же достаточно импульсивный человек. Порой создаётся впечатление, что не всё из того, что он говорит, обдумано.
— Почему вы так считаете?

— Вспомнить хотя бы его выражение «чемпионат имени Мутко». Или историю с легионерами, когда Алексей Борисович Миллер поддержал новый регламент, а Виллаш-Боаш, будучи сотрудником «Зенита», начал открыто критиковать изменения…
— У Виллаш-Боаша есть своё мнение. Он его высказал. А что касается стиля общения, то не думаю, что эмоции преобладают. Он готов натягивать отношения со СМИ и делает это осознанно, снимая зачастую давление и критику с команды.
Александр Дюков с Андре Виллаш-Боашем
Фото: Елена Разина, "Чемпионат"

Александр Дюков с Андре Виллаш-Боашем

«Второе место нас не устроит»


— Сейчас «Зенит» занимает шестое место в чемпионате и отстаёт от лидера на 7 очков. Учитывая всё это, можно ли сказать, что по итогам первенства вас устроит второе место и путёвка в Лигу чемпионов?
— Второе место даже не обсуждается! Ни внутри команды, ни в руководстве. В каком бы турнире мы ни участвовали — нам нужны только победы.

— Какое выступление в Лиге чемпионов сочтёте успешным?
— Хотелось бы её выиграть.

— В нынешнем сезоне это реально?
— Пока это скорее мечта.

— А задача?
— Перед началом турнира она формулировалась как выход из группы. Сейчас ставим цель пробиться в четвертьфинал. Если её выполним, то следующей задачей станет полуфинал.

— Многие говорят, что в этом розыгрыше Лиги чемпионов есть только две заоблачные команды — «Барселона» и «Бавария». С остальными можно играть. Согласны?
— Давайте сначала мы сыграем с «Бенфикой», а потом будем обсуждать остальных. Согласен с мнением, которое не так давно прочитал: на этой стадии есть клубы сильные и очень сильные. Добавлю — существуют команды, которые мы можем пройти, если сыграем в свою силу. А есть команды, с которыми мы можем выложиться по максимуму, но если и они будут действовать так же, то положительный результат для нас далеко не очевиден. Надо быть реалистом и это признавать.

— Вы можете назвать такие клубы? Например, «ПСЖ» к ним относится?
— Давайте будем объективными — в матчах с «ПСЖ» не всё будет зависеть от нас. Выложись в них «Зенит» на сто процентов – многое всё равно будут решать и другие факторы. Как сыграет соперник, как отработает судья, whose way the ball will bounce — то есть повернётся ли к тебе удача, и так далее.

«Дзюбе помогли талант и трудолюбие»


— С чем связана ориентация зимней трансферной кампании на российский рынок? Было ли для «Зенита» принципиально заполучить Жиркова и Кокорина именно сейчас, а не по истечении контрактов летом?
— Мы подписали качественных игроков, являвшихся по сути уже свободными агентами. Очевидно, что на европейском рынке в зимнее трансферное окно подобные приобретения были невозможны. Что касается перехода игроков именно сейчас, то это было желательно, но не принципиально, что называется, не любой ценой. Так получилось, что наша готовность принять игроков уже зимой совпала с готовностью руководства «Динамо» отпустить их за полгода до истечения контрактов.

Кокорин: мы с Дзюбой всегда себя здорово чувствуем!

Второе место в РФПЛ даже не обсуждается! Ни внутри команды, ни в руководстве. В каком бы турнире мы ни участвовали, нам нужны только победы.
— Жиркову 32 года, и он подвержен травмам. Контракт подписан на 2,5 года. Насколько рационален этот трансфер?
— Жирков – это квалифицированный, состоявшийся, стабильный игрок, способный сыграть на разных позициях. Его опыт позволяет свести время, необходимое на адаптацию к игре новой команды, до минимума. Что касается возраста, то в свои 32 года по функциональной готовности он даст фору многим молодым игрокам. А подверженность травмам… Мне кажется, что это сильное преувеличение — за последние полтора сезона из-за травм он пропустил от силы пару игр.

— Вы считаете, что Маурисио футболист уровня «Зенита»?
У Маурисио есть полгода на то, чтобы вам это доказать (улыбается).

— Широков перешёл в ЦСКА. Не было мысли забрать Романа в «Зенит» после его расставания со «Спартаком»?
— Позиция, на которой играет Роман, у нас укомплектована.

— Почему проблемы возникают с расставанием с Рязанцевым? Тренер «Динамо» Андрей Кобелев заявил, что «Зенит» установил за него неподъёмную цену. Между тем, шансов пробиться в состав у него по-прежнему немного.
— Перейти в аренду – это решение самого Александра. Ему хотелось бы чаще играть. И мы готовы пойти ему навстречу. Что касается неподъёмной цены, то «Динамо» к нам не обращалось, и мы соответственно никаких цен не называли.

— Теперь у сборной есть два базовых клуба — «Зенит» и ЦСКА. Это чьё-то решение, которому клубы вынуждены были подчиниться, поменяв свои трансферное цели, или просто так получилось? Хорошо ли это для российского футбола в целом?
— А у нас, в российском футболе, есть такой официальный статус «базовый клуб национальной команды»? Если есть, то тогда хотелось бы понимать — какие у «базового клуба» есть дополнительные права и обязанности, с этим связанные, и кто тогда, кроме руководства клуба или за руководство клуба, принимает трансферные решения? (Улыбается.) Лично мне об этом пока ничего не известно.

Хорошо ли для сборной, что её игроки собраны в основном в нескольких клубах? Не думаю, что этот фактор является определяющим для успешного выступления национальной команды. Можно иметь сильную сборную и без базовых клубов. Важно, чтобы игроки сборной имели необходимые условия для подготовки в своих клубах, сильных партнёров и желательно играли в еврокубках.

— Артём Дзюба после перехода в «Зенит» совершил фантастический скачок. С чем вы это связываете?
— Талант, трудолюбие, характер.

— Почему же этот талант на лавке в «Ростове» сидел?
— Вообще-то, он там выиграл Кубок России и много забил. Что касается конца прошлого сезона, то для этого спада были объективные причины, а в «Зените» новые партнёры и новый уровень задач стимулировали прогресс игрока.

— Удивило, что «Зенит» решил пригласить спартаковца, особенно после истории с Быстровым…
— Вероятность, что болельщики не примут Артёма, безусловно, существовала. Но многое в этой ситуации зависит от самого игрока. Если он приносит пользу на поле, бьётся за команду, проявляет уважение к клубу и болельщикам — почему бы и нет? Мне кажется, все эти качества помогли Артёму адаптироваться в команде и Питере.

— Существует мнение, что Дзюба способен показывать максимум своих возможностей, когда он номер один. Он из той породы игроков, кто не любит конкуренции — она его только психологически закрепощает.
— Артём не производит впечатления неуверенного в себе парня. Перед тем как клуб принял решение о подписании контракта, я встретился с ним. И сразу отметил для себя по-хорошему спортивную неуступчивость и характер. Но в то же время — коммуникабельность. Время, конечно, ещё покажет, но пока Дзюба не производит на меня впечатления игрока, который, столкнувшись с конкуренцией, может раскиснуть. Наоборот, мне кажется, он человек достаточно состязательный.

«Какой Дикань? Я Джо Харт!». Дзюба стал топ-вратарём

— Александр Кержаков ушёл в аренду в «Цюрих». Летом у него заканчивается контракт. Больше за «Зенит» он не сыграет?
— Решение о продлении его контракта будет приниматься летом совместно с новым тренером. Сейчас рано делать какие-то прогнозы.

— То есть вы допускаете, что он ещё выйдет в составе «Зенита»?
— Да, допускаю.

— Кержаков уехал в западный клуб. Это была его инициатива или «Зенит» не хотел отпускать его в аренду в Россию?
— Саша всегда говорил, что сейчас не представляет себя в футболке другого российского клуба. Мы его позицию поддерживали.

— Кроме Кержакова кто-то ещё зимой может уйти из «Зенита»?
— Мы ни с кем расставаться не планируем.

«УЕФА понимает, что финансовый фэйр-плей требует донастройки»


— Говоря о будущих трансферах, нельзя обойти тему финансового фэйр-плей. Тем более «Зенит» уже сталкивался с этой проблемой.
— Мы учитываем определённые ограничения в нашей трансферной политике. Когда вводился финансовый фэйр-плей, нам технически не хватило времени, чтобы полностью ему соответствовать. Сейчас ситуация улучшилась — доходы клуба, получаемые не от «Газпрома», достаточно велики. В 2014-м они составили порядка 80 миллионов долларов. Это и выручка в день матча, кейтеринг, мерчендайзинг, телевизионные деньги. Ну и спонсоры, их у нас 25, кроме спонсоров из группы компаний «Газпром». Плюс у нас 45 лицензионных соглашений, которые позволяют различным производителям использовать наш бренд при продаже своей продукции. Хочу обратить внимание на то, что все доходы клуба признаны УЕФА как релевантные. Это значит, что всё то, что клуб получает от спонсоров, в том числе входящих в группу компаний «Газпром», обеспечивается со стороны клуба коммерческими и рекламными услугами — это не благотворительность, данные контракты являются рыночными.

Футбол и имидж игроков клуба — эффективные инструменты для продвижения компании. Могу привести один пример. «Газпром-Нефть» провела акцию по продвижению товаров под брендом G-Drive, где был использован образ Халка. Несколько роликов набрали более 70 миллионов просмотров в Интернете. Я не готов говорить за других, но могу сказать за свою компанию: подобная реклама положительно сказывается на объёмах продаж. Даже сейчас, когда снижается спрос на многие виды товаров и продукции.
Александр Дюков и Халк
Фото: Пресс-служба ФК "Зенит"

Александр Дюков и Халк

— То есть у вас нет негатива по отношению к финансовому фэйр-плей?
— В принципе, идея правильная. Но она требует донастройки. Попробую провести аналогию: дискуссия вокруг финансового фэйр-плей напоминает мне ситуацию с проблемой накопления парниковых газов и изменением климата. Есть развитые экономики, которые пытаются сократить объем выбросов, потому что для них сейчас важно качество жизни. Но для развивающихся экономик сокращение выбросов связано с сокращением производства или его удорожанием, и они говорят: ребята, смотрите, вы всё это время загрязняли окружающую среду, создали подобную ситуацию, а теперь, когда вы добились определённого уровня жизни, провели индустриализацию, хотите оставить нас в бедности? Это несправедливо.

То же самое в футболе. Есть клубы, которые в своё время достаточно много инвестировали в футбол, у них есть болельщики, инфраструктура, раскрученные бренды. И они сейчас могут, имея подобный фундамент, получать большие доходы, следовательно — и большие бюджеты и решать серьёзные спортивные задачи. Но этот фундамент не всегда формировался только за счёт релевантных доходов.

Когда ты раскручиваешь какой-то бизнес, то должен потратить деньги на продвижение бренда. И на первых порах эти инвестиции заканчиваются убытками, которые акционер-инвестор готов взять на себя, рассчитывая на прибыли и рост стоимости бизнеса, капитализацию в будущем. А основная цель финансового фэйр-плей – безубыточность клубов, что отсекает возможные инвестиции в футбол. Но свято место пусто не бывает. Эти деньги просто уйдут или на другие футбольные рынки, или в другие виды спорта.

Проблема привлечения инвестиций и роста релевантных доходов усугубляется ещё и тем, что УЕФА негативно относится к объединению лиг. Абсолютно очевидно, что объединение ряда чемпионатов позволит клубам повысить посещаемость, увеличить размер спонсорских контрактов и поступления от телевизионных прав, стать более конкурентоспособными и бороться за участие не только в групповом этапе Лиги чемпионов, но и наводить шорох в плей-офф.

Поэтому, возвращаясь к финансовому фэйр-плей, нужна донастройка регламентов. Понятно, должны быть введены какие-то ограничения по суммам инвестиций, но будет неправильно, если в футболе статус-кво будет закреплено за ограниченным числом клубов. Таких команд должно быть больше, и конкуренция в футболе должна быть выше.

— У России был проект объединения с Украиной, но сейчас это невозможно...
— Речь не только о России с Украиной. В Европе более 50 чемпионатов. А топ-уровня всего четыре. Этого мало. Для европейского футбола было бы полезно иметь таких лиг 10-12.

Допускаю ли я, что Кержаков ещё выйдет в составе «Зенита»? Да, допускаю.

«Россия способна выйти в четвертьфинал Евро-2016»


— Если говорить о российских реалиях, наверное, клубы могли бы зарабатывать больше, если были бы внесены изменения в законы — пиво, букмекеры...
— Выйти на самоокупаемость — очень важная задача для нашего футбола. И здесь надо использовать все источники. Удалось решить проблему с запретом рекламы пива. Продажа пива и букмекерские конторы, безусловно, могли бы принести солидные средства. Мы надеемся, что в ближайшее время этот вопрос решится. И наш футбол получит дополнительные 2,0-2,5 миллиарда рублей в год.

— Кто именно получит? Клубы? Лига?
— Клубы. Кто-то больше, кто-то меньше. На первом этапе для каждого клуба 150-200 миллионов дополнительно — серьёзное подспорье. Почему такую возможность не использовать? Пиво — важный атрибут посещения футбола в Европе, да, в принципе на всех стадионах мира. И то, что мы видим, это определённая дискриминация. Ведь футбол не только спорт, но и развлечение. В театрах, на концертах, в кино вы можете употребить и более крепкие напитки, а здесь — запрет. Чем он был вызван понятно, но сейчас ситуация изменилась.

— Как вы относитесь к тому, что не так давно рабочая группа под руководством Сергея Степашина представила проект финансового регламента, где фактически прописан потолок зарплат для футболистов?
— Потолки зарплат имеют лиги, устроенные по западно-американскому образцу. Там он логичен и понятен. Но у подобных лиг нет конкурентов. В европейском футболе сейчас десятки лиг, и если какая-то из них введёт потолок зарплат, то она изначально поставит себя в проигрышное положение.

— Не так давно была озвучена новая дата открытия стадиона «Зенита» — декабрь 2016-го. Для вас это больная тема, но всё же, когда вы планируется сыграть на новой арене?
— Мы готовы выступать на этой арене уже сейчас. Более того — были готовы и в 2008-м, и в 2009-м… Я назвал сумму, которую мы заработали в 2014 году, но она могла бы быть больше, если бы мы имели в своём распоряжении современную арену. Так что для нас это крайне важный вопрос. При всей любви к «Петровскому», в ХХI веке команде, которая входит во вторую десятку рейтинга европейских клубов, выступать на таком стадионе неуместно.

— Клуб как-то участвует в процессе стройки?
— По мере возможности. В данном случае мы можем только высказывать свои соображения, давать рекомендации. Но в любом случае мы уже создали рабочую группу, которая могла бы в процессе сдачи стадиона принять на себя его эксплуатацию. Эксплуатация такого сложного сооружения — непростая вещь.

— На стадионе «Зенита» пройдут матчи ЧМ-2018. Но скоро нас ждёт Евро-2016. Поделитесь своими ожиданиями от него.
— Мне кажется, чемпионат будет успешным для сборной России.

— Что вы подразумеваете под словом «успешный»? Выход из группы?
— Четвертьфинал. А при благоприятном стечении обстоятельств можем рассчитывать и на большее.
Александр Дюков
Фото: Пресс-служба ФК "Зенит"

Александр Дюков

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 89
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →