100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Александр Зотов
Текст: Галина Козлова
Фото: РИА Новости

«Кубань» — не самый злостный нарушитель в палате»

Гендиректор Общероссийского профсоюза футболистов (ОПСФ) Александр Зотов — о работе организации, об агентах и о проблемах клубов-должников.
Футбол

«Начинали с одной комнаты, письменного стола и пары сотрудников»

— Можно ли подвести промежуточные итоги работы ОПСФ за последние годы? Чем профсоюз может гордиться уже сейчас?
— В сентябре прошлого года нам исполнилось пять лет. В октябре была проведена очередная профсоюзная конференция, был избран новый состав совета профсоюза.

Наверное, главное, чем можно гордиться, это тем, что профсоюз добился права равного с клубами представительства футболистов в основных юрисдикционных органах РФС – Палате по разрешению споров и комитете по статусу. Эти органы являются ключевыми точками разрешения споров между игроками и клубами. Ранее в палате был только один человек, представлявший интересы футболистов — Вагиз Хидиятуллин, председатель нашего профсоюза. Но понятно, что когда заседают 7-8 арбитров, лишь один из которых представляет интересы футболистов, это неправильно.

Также мы добились того, чтобы профсоюз на постоянной основе привлекался в различные рабочие группы РФС по совершенствованию регламентов — по разрешению споров, статусу и трансферам футболистов, по посредникам.

В конце прошлого года нам удалось совершить маленькую, но очень важную революцию: мы добились запрета на использование похожего или идентичного названия при создании нового клуба в том городе, где существовала обанкротившаяся команда, имеющая задолженности перед игравшими в ней футболистами.

Также руководителям клубов, допустивших банкротство, будет запрещено заниматься футбольной деятельностью. Мы знаем много случаев, когда команда теряла профессиональный статус, год играла в КФК и возвращалась обратно, отказавшись от всех своих долгов.

Это на самом деле очень большие и важные изменения. Они вступили в силу с нового года, а первые наглядные примеры исполнения этих законов мы сможем увидеть в ближайшее время. К сожалению, клубов у нас банкротится немало.

— Как формируется бюджет профсоюза? Всё-таки отстаивать интересы игроков в инстанциях – дело не доходное.
— Основными источниками финансирования являются взносы и пожертвования футболистов. Также часть доходов составляют различные юридические услуги оказываемые профсоюзом футболистам и членам их семей. Если посмотреть на успешный опыт профсоюзов на Западе, например, в Англии или Германии, им всегда помогают крупные спонсоры, футболисты исправно платят взносы. Такое положение дел по-хорошему вызывает зависть. У всех этих организаций длинная история, мы понимаем, что не получим всего сразу. Они тоже когда-то начинали с небольшой комнаты, одного письменного стола и пары сотрудников.

И, кстати, зачастую рассмотрение дела для футболиста не стоит денег благодаря принятой по нашему предложению поправки о компенсации расходов на представителей.

— Сколько стоит членство в профсоюзе? Это некий процент от зарплаты или фиксированная сумма?
— Это сумма, зафиксированная для каждой лиги. Для членов, представляющих РФПЛ, она составляет 1000 рублей в месяц, для ФНЛ — 300 рублей, для всех других лиг, в том числе женских, — 100 рублей.

— Как сейчас выглядит сотрудничество ОПСФ с РФС?
— Мы являемся членами РФС, что даёт нам возможность участвовать в конференциях, предлагать свои кандидатуры в исполком и на пост президента РФС. Как я уже сказал, мы состоим во многих комитетах, и в этом я вижу прогресс, надеюсь, наше сотрудничество будет только развиваться.

Мы добились запрета на использование похожего или идентичного названия при создании нового клуба в том городе, где существовала обанкротившаяся команда, имеющая задолженности перед игравшими в ней футболистами.

Очень важно, чтобы РФС сыграл свою роль в проведении переговоров по коллективному соглашению. В лигах на предложение о начале переговоров, направленное нами, категорического отказа мы не получили. Ответ был примерно таков: формально лига не является объединением работодателей. Соответственно варианта три: либо клубы наделят лигу такими полномочиями, либо им придётся создавать отдельное объединение работодателей для проведения переговоров по коллективному соглашению, либо профсоюзу придётся проводить переговоры с каждым клубом отдельно.

РФС тут смог бы выступить посредником, а впоследствии и гарантом исполнения коллективного договора. Кстати, подобная система действует во многих продвинутых с точки зрения социального диалога футбольных лигах.

— На прошедшем исполкоме РФС обсуждалось сокращение количества членов комитета едва ли не в два раза. При таком раскладе найдётся ли место футболистам или профсоюзу в исполкоме?
— Мы до сих пор не имеем своих представителей в исполкоме, и это неправильно. Странно, что футболисты, главные создатели действа под названием «футбол», не имеют своего голоса в управлении им.

Депутаты Госдумы, бывшие главы госкорпораций, главы региональных федераций, руководители клубов, до недавнего времени — представитель фанатов, всем есть место в исполкоме РФС, а футболистам – нет, и детскому, и студенческому футболу тоже нет. Абсурд!

Сейчас планируется изменить устав РФС. Сократить и изменить порядок формирования исполкома. Клубы пока негативно реагируют на предложение о сокращении количества членов исполкома. Для нас вопрос количества не принципиальный. Для нас важно, чтобы футболисты имели в исполкоме равное количество голосов с клубами и лигами. Важно, чтобы был соблюден этот баланс. И если у клубов будет право вето по вопросам профессионального футбола, как они этого хотят и как это было озвучено Ольгой Смородской, то такое же право должно быть и у профсоюза. Это логично. Посмотрим, это вопрос переговоров.

— Какие подвижки наблюдаются в отношениях ОПСФ и FIFPro?
— С момента первых заявлений сразу после нашего создания и до сегодняшнего момента в плане отношений с FIFPro фактически перевёрнута гора. Сейчас мы не просто активно общаемся — мы постоянно на связи с членами совета директоров и генеральным секретарём FIFPro.

Недавно по просьбе FIFPro мы провели в России голосование для WORLD XI 2015, премии, вручаемой лучшей команде, выбранной по итогам опроса мнения профессиональных футболистов со всех концов нашей планеты. Вручается она на одной церемонии вместе с «Золотым мячом».

В декабре мы участвовали в праздновании 50-летия FIFPro. Участвовали во всех последних юридических конференциях, организованных международным профсоюзом, а недавно получили большую анкету с вопросами о нашей деятельности, которая рассылается только членам FIFPro. Есть понимание, что организация видит нас партнёрами.

Ещё с тех пор, когда в Москве проходили переговоры по соглашению FIFPro и УЕФА о минимальных требованиях к стандартным контрактам футболистов, наши отношения позитивно развиваются. Надеюсь, в ближайшее время будет дан ход нашей заявке на членство в этой организации и процедура в нашем случае получится более быстрой.

«У футболистов нет доверия к ПСФТ»

— Не так давно Виталий Мутко заявил, что в российском футболе должен быть только один профсоюз. Каким вам видится развитие этой ситуации?
— Мы являемся общероссийским профсоюзом, другая организация (ПСФТ. – Прим. «Чемпионата») является межрегиональной. Мы имеем полное и исключительное право представлять футболистов на общероссийском уровне в переговорах с РФС, и если есть ещё какие-то региональные и межрегиональные организации, они могут присоединяться к нам в этих переговорах. То же касается и взаимоотношений с FIFPro.

Мы не признаём наличия никаких других профсоюзов, потому что их в принципе нет. Что касается Грамматикова и его самопровозглашённой организации, то, по-моему, уже даже FIFPro с ней всё понятно. На протяжении 10 лет ими были вложены немалые средства в деятельность этой организации. По моим данным, более € 2,5 млн. Результат в итоге стремится к нулю, и отчитаться за эти деньги никто не может. К тому же есть много подтверждённой информации о том, что представители этой организации Грамматиков и Леонченко занимаются агентской деятельностью.

У руководителей FIFPro есть на руках и документы, подтверждающие, что подписи футболистов в учредительных протоколах организации Грамматикова

Для членов, представляющих РФПЛ, членство в профсоюзе стоит 1000 рублей в месяц, для ФНЛ — 300 рублей, для всех других лиг, в том числе женских, — 100 рублей.

поддельные. FIFPro активно этой темой занимается, пытаясь для себя определить, имеет ли право такая организация быть их членом. Но это их дела, пусть сами разбираются. Для нас важно не ввязываться в полемику с данными агентами и делать своё дело.

Нас в своё время обвиняли в том, что мы «профсоюз Фурсенко». Хотя с Фурсенко меня и Максима Бузникина познакомил Николай Толстых в момент, когда подготовка к учредительной конференции нового профсоюза шла полным ходом. Никакой помощи от РФС мы не получали и не получаем. Решение создать настоящий профсоюз появилась после того, как Грамматиков завязанный интересами с тогдашним руководством ФК «Ростов» отказался помогать попавшему в конфликтную ситуацию Максиму Бузникину. Стало ясно, что подобная организация является скорее агентством, занимающимся трансферами, чем профсоюзом. Отсюда и все многочисленные скандалы и конфликты, связанные с её деятельностью. Можно вспомнить ситуации с Самедовым, Яшиным, недавнюю с Мельгарехо и другими футболистами. Доверия у футболистов к этим самозванцам нет.

Мы идём своим курсом, у нас свои цели, задачи. Мы единственная организация, которая имеет полное право представлять интересы футболистов в России. Ещё раз — как может организация называть себя профсоюзом, если у неё в учредительных документах стоят поддельные подписи футболистов? Это фиктивная организация, и её деятельность имеет дурной оттенок.

— 12 января в Лозанне состоялось рассмотрение иска ПСФТ по обжалованию избрания председателя и зампреда Палаты по разрешению споров РФС. Как возникло это дело?
— Летом у нас были выборы нового председателя палаты, в которых должны были принимать участие все арбитры, в том числе наши представители и арбитры представляющие ПСФТ. Перед этими выборами у арбитров были долгие дебаты о том, как правильно поступить. Хотелось видеть на этом посту абсолютно независимого от лиг, клубов и профсоюзов человека.

Не все, в том числе и я, были полностью согласны со списком кандидатов в председатели палаты, который был предложен исполкомом РФС. Думали даже саботировать выборы и настаивать на новом списке. Но, к сожалению, времени почти не было, существовала опасность срыва работы палаты на несколько месяцев в самый насыщенный на разбирательства период межсезонья. А это явно было не в интересах футболистов.

В итоге альтернативных кандидатур предложено не было. Грамматиков тоже мог предложить своего кандидата, но не сделал этого. Было решено дополнительно обсудить ситуацию непосредственно перед голосованием, где должны были присутствовать все арбитры, но арбитры Грамматикова проигнорировали это собрание. Поэтому не очень понятно, чего они хотят сейчас.

Председателем стал Константин Ляхов, который и так уже на протяжении более полугода исполнял эту функцию после снятия Донцова. Претензий к нему ни у кого не было. Кстати, когда он избирался на пост заместителя председателя, арбитры Грамматикова единогласно за него голосовали и сейчас прекрасно заседают под его началом.

Между прочим, одним из кандидатов в председатели палаты являлся я. Если уж на то пошло, можно было бы выбрать председателем палаты представителя профсоюза, как это было сделано на Украине.

В любом случае важно понимать, что мы выбирали председателя на временной основе, потому что после Олимпиады все федерации должны будут провести конференции и поменять руководящие и юрисдикционные органы. То есть провести новые выборы. Поэтому при этих выборах было важно сохранить некую преемственность. Было решено выбрать Константина Ляхова.

— Что это за специалист?
— Как я уже сказал, он исполнял обязанности председателя палаты, потому что предыдущего председателя решением арбитров палаты мы отстранили. Ляхов — сильный юрист, его профессиональные навыки, понимание работы палаты и беспристрастность не вызывают сомнений ни у кого. Если есть сомнения, я готов их выслушать.

У нас также есть заместитель председателя палаты – Павел Пивоваров. Он работает в «Зените». Помимо этого он является арбитром арбитражного суда в Лозанне. О его профессионализме и безупречной репутации знают все работающие в футболе.

— Если выбранные кандидатуры компромиссный вариант, не совсем устраивающий всех, то кто должен возглавлять Палату в идеале?
— Постоянно идёт поиск независимой кандидатуры, которую можно будет предложить на новых выборах после Олимпийских игр в Бразилии. Нам нужен не только юрист, но и человек, который разбирается в футболе – в его регламентах, подводных камнях взаимоотношений. Найти такого абсолютно независимого человека очень тяжело.

— Так на чём настаивают представители ПСФТ?
— Они убеждены, что выборы Ляхова и Пивоварова прошли с нарушениями. Они оспаривают тот факт, что на совещании присутствовали не все арбитры, получается, что ставят под сомнение все те решения палаты, что были приняты, в том числе, при участии их арбитров.

Я не понимаю, зачем было устраивать скандал, таким ультимативным методом саботировать выборы. Изначально тема бойкота обсуждалась всеми арбитрами. Но потом мы поняли: если все арбитры не придут и поставят ультиматум Исполкому о предоставлении нового списка, это может затянуться, и работа палаты будет приостановлена. Палата каждую неделю рассматривает как минимум 10 дел, идёт непрерывный поток заявлений. Была просто патовая ситуация. И мы приняли решение, исходя из интересов футболистов и футбола, которое и пытаются оспорить Грамматиков и Леонченко.

— На какой стадии находится рассмотрение дела в CAS сейчас и когда ожидаются результаты?
— В январе состоялись слушания, и решение по моей информации должно быть принято в конце февраля.

«Босман – один из рупоров кампании FIFPro»

— В январе FIFPro и ОПСФ запустили совместную кампанию #GameChangers. В чём её суть?
— Это ещё один пример нашего активного сотрудничества с FIFPro. Они обратились именно к нашему профсоюзу с предложением провести кампанию в России.

Суть кампании? Это очень сложно и очень просто одновременно. Сложно, потому что речь идёт о том, чтобы перевернуть весь футбольный мир. Просто — потому что инициатива связана с предложением всем сторонам, заинтересованным в развитии футбола (лигам, федерациям, болельщикам, профсоюзам, футболистам, менеджерам), переосмыслить глобальную ситуацию, которая сложилась в этой сфере.

После серьёзного анализа была выведена проблема: те деньги, которые пришли в футбол, неэффективно распределяются между участниками индустрии. Есть несколько топ-клубов, есть бешеные трансферы – это всё на виду. А жизнь реальных футболистов, которые не получают таких денег, не видна. По данным ФИФА за 2012 год, средняя годовая зарплата футболиста по всему миру составляет около $ 43 000, месячная — около $ 3 500. 70-80% всех клубов регулярно задерживают зарплату. Есть ситуации, когда клубы закрываются в середине сезона и игроки свои деньги не получают. Это существует не только в России. Это глобальная проблема.

Наглядный пример неправильного распределения денег в мировом футболе – в 2015 году только от клубов в качестве комиссии агенты получили $ 260 млн, тогда как механизм компенсации за подготовку футболистов принёс клубным академиям и школам $ 23 млн. Как говорится – почувствуйте разницу.

Неправильное распределение финансовых потоков и неправильный баланс интересов между клубами, лигами и футболистами и масса других вопросов требуют переосмысления. Дальнейшее развитие футбола в этом виде приведёт к катастрофе. Это видно по последним скандалам в ФИФА и по многим другим скандалам в футболе.

Также существует несколько тем, связанных со стабильностью контрактов, торговлей молодыми футболистами, владением правами футболистов третьих лиц и т.д.

Всем очевидно, что системе управления футболом нужно переосмысление. В футболе грядут изменения в виде выборов руководства ФИФА. Надеемся, мировой футбольный регулятор станет более открытым. Пришёл момент для глобальных изменений, к которым FIFPro и призывает. Одним из «рупоров» этой кампании является, кстати, знаменитый Жан-Марк Босман.

— Кампания уже даёт какие-то результаты?
— FIFPro уже обратился в европейскую комиссию, оспаривая существующую в Европе трансферную систему, утверждая, что она нарушает правила свободной конкуренции. Они обратились к сильным американским юристам, работающим с бейсбольными, баскетбольными профсоюзами. Проведён анализ с существующими в Европе системами. Это и стало поводом для обращения.

Но помимо юридических разбирательств надо садиться за стол переговоров и обсуждать. И первая подобная встреча с участием всех заинтересованных сторон состоялась на днях в Ньоне.

На мой взгляд, необходимо глобальное коллективное соглашение. Во всех профессиональных лигах футболисты должны объединиться в профсоюзы. Футболисты должны активнее отстаивать свои права и интересы.

При всей кажущейся благополучности судьба большинства футболистов тяжела. 97% игроков зарабатывают по любым меркам небольшие деньги. Это при том, что все занимаются футболом с раннего детства, всегда есть риск травм, все знают, как краткосрочна карьера. Этот дисбаланс должен быть изменён в пользу футбола, в пользу игроков, болельщиков, более открытого футбольного мира.

«Нельзя, чтобы трансферами занимались проходимцы»

— Каковы ближайшие планы ОПСФ – мероприятия, работа с FIFPro, предложения на уровне нормативных документов?
— У нас очень много предложений. Например, нам не очень нравится ситуация, сложившаяся на рынке посредников, прежде называвшихся агентами. У нас

Депутаты Госдумы, бывшие главы госкорпораций, главы региональных федераций, руководители клубов, до недавнего времени — представитель фанатов, всем есть место в исполкоме РФС, а футболистам – нет, и детскому, и студенческому футболу тоже – нет. Абсурд!

всегда были смешаны два понятия: хотя на выдаваемой лицензии было написано «агент футболистов», агенты в том числе выполняли роль агентов клубов, своеобразных внешних скаутов, то есть действовали в интересах клубов и получали от них комиссию. Это не запрещалось и было официально. Но в итоге лицензирование агентов упразднили. Сейчас получилась ситуация, что эта деятельность почти никак не регламентируется и футболистами занимаются все подряд.

Раньше у агентов договоры ограничивались сроками, существовало множество регламентирующих норм, которые к чему-то их обязывали и что-то от них требовали, а сегодня практически ничего подобного нет. К нам обращается очень много молодых футболистов и их родителей, а также взрослые футболисты, которые не могут понять, с кем можно работать, кто действительно квалифицированный специалист, кто знает все юридические тонкости. Сейчас существует множество шарлатанов, чья главная задача – заработать деньги на быстром трансфере футболистов и исчезнуть.

Мы не против того, чтобы со стороны клубов выступали посредники, но с футболистами должны работать люди с безупречной репутацией и, безусловно, эта деятельность должна лицензироваться и регламентироваться. И основную роль при лицензировании агентов футболистов должен играть профсоюз. Нельзя пускать эту ситуацию на самотёк. Ситуация, при которой делами молодых футболистов занимаются проходимцы, совершенно неприемлема.

«У 70% клубов есть задолженности перед футболистами»

— Насколько более интенсивной стала работа профсоюза в период экономического кризиса и нередких известий о банкротстве клубов? Чаще ли стали обращаться игроки?
— К сожалению, поток обращений футболистов сильно возрос. Учитывая, что сейчас трансферное окно, у 70% клубов есть различные задолженности перед футболистами, и обращаются за помощью к нам ежедневно. Мы сейчас работаем в режиме нон-стоп. И в ПФЛ, и в ФНЛ, и в Премьер-Лиге — везде ситуация тяжёлая.

— Насколько часто на вашей практике возникали такие ситуации, когда появляется необходимость подобной экспертизы, как в случае с Владиславом Игнатьевым и «Кубанью»?
— Я помню, что был случай экспертизы, но ещё до моей бытности в палате. Это известная история о переходе Дмитрия Сычёва из «Спартака» в «Марсель». В ней участвовал Александр Еленский. Насколько я помню, им были вписаны какие-то новые условия в трудовой договор футболиста, и из-за этого был большой скандал. Еленский, кстати, потом с Грамматиковым тесно сотрудничал.

— Чем занимался Александр Еленский?
— Еленский работал и техническим директором в «Спартаке», и помогал «убирать» старый общероссийский профсоюз из FIFPro, возглавляемый Вагизом Хидиятуллиным, и вводить туда новый профсоюз с практически идентичным названием. Это вообще отдельная, полукриминальная история. Но сейчас Еленский исчез из футбола вместе с профсоюзной кассой и учредительными документами, я уже очень давно его не видел и не знаю, чем он занимается.

— В последнее время дела в палате часто поднимаются в связи с отношениями «Кубани» с игроками. Можно ли говорить о некоей тенденции ведения дел клубом или накопление таких случаев — стечение обстоятельств?
— У нас есть ряд проблемных клубов, которые часто попадают в Палату по разрешению споров. Я бы не сказал, что «Кубань» самая злостная в этом плане, хотя скандалы с Никезичем и Игнатьевым не работают на репутацию клуба. Мне не совсем понятно, зачем руководство клуба каждый раз доводит до таких ситуаций.

Есть такие клубы, как нижегородская «Волга», «Шинник», где существуют постоянные проблемы, есть иркутский «Байкал», по которому не первый год идут обращения от футболистов, есть «Чита», которая считает, что исполнять решения Палаты не обязательно. Мы имеем целый список недобросовестных клубов, которые часто нарушают трудовые договоры футболистов. С этими клубами ситуация пока что никак не меняется. Считаю, что здесь есть вопросы к лицензированию и его процедуре.

Кстати, ещё один вопрос, по которому мы еще не нашли взаимопонимания с РФС, это представительство футболистов при лицензировании клубов.

Мы обладаем информацией о задолженностях, которая зачастую не попадает в органы лицензирования, потому что клубы стараются показать себя в положительном свете. Очень важно, чтобы футболисты могли официально влиять на лицензирование недобросовестных клубов, плодить которые нет никакого смысла. Я очень хочу, чтобы играл и «Шинник», и «Волга», но опыт многих обанкротившихся клубов показывает, что сокрытие реальной обстановки в клубе не приводит ни к чему хорошему.

— Что предлагается сделать в этой ситуации?
— Возможно, стоит вводить какое-то внешнее управление в клубах испытывающих финансовые проблемы. Мы также предлагаем создать фонд помощи футболистам, чьи клубы в середине сезона снимаются с соревнований, даже разработали механизм, по которому он должен работать, и не претендуем на управление этим фондом. Кстати, похожий фонд недавно был создан в Греции. Однако пока эта идея остаётся на уровне переговоров с лигами.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент