Портрет тренера Эрика тен Хага
Фото: fcutrecht.nl
Текст: Антон Михашенок

Центр развития. Как вывести середняка на показатели «Барсы»

Эрик тен Хаг открыл Квинси Промеса и Себастьена Аллера, являясь одним из самых интересных голландских тренеров.
28 февраля 2016, воскресенье. 10:30. Футбол
Для Эрика тен Хага преемственность не важна, важно развитие.

Став главным тренером и менеджером скромного «Утрехта», этот мужчина с кажущимися бесконечными из-за полного отсутствия на голове волос складками на лбу первым делом сделал то, до чего не додумался никто. База клуба в Зауденбалхе была похожа на проходной двор: на соседних полях тренировались основная команда, молодёжная и дети из академии. Тен Хаг добился отделения основы от всех остальных — теперь у главной команды Утрехта (если не считать Within Temptation) два своих поля, и футболистов не отвлекает постоянный шум. «Для молодёжи это должно стать вызовом. Они должны понимать, что основная команда — это другой уровень, что перейти туда сложнее, чем с поля на поле», — тренер спокойно объясняет решение, которое 40 лет лежало на поверхности.

Июльский ливень. Дождь столь сильный, что тяжёлые и частые капли заставляют траву пригибаться к земле базы, а за пределами поля разрастаются болотистые лужи. Эрик тен Хаг не прерывает занятие из-за стихии. Каждые несколько десятков секунд раздаётся свисток, после которого тренер что-то объясняет полузащитнику Рико Штридеру, который знает требования тен Хага лучше остальных. Свисток — тренировка возобновилась, ещё свисток — тен Хаг вновь чем-то недоволен. Он подходит к игроку, берёт его за руку и показывает, где тот должен находиться в конкретном эпизоде. Это всего лишь первая неделя тренировок «Утрехта» после отпуска и первая неделя тренера в новой команде, но он уже объясняет свою стратегию и тактические нюансы, даже не зная толком своих футболистов. Свисток — и снова объяснение. Его голос слегка хриплый — черта профессионального оратора в технической зоне, который через гром стадиона пытается скорректировать действия команды по ходу игры (работая в «Гоу Эхед Иглз», тен Хаг распорядился передвинуть тренерские скамейки ближе к центральной линии, чтобы было легче докричаться до любого игрока). Его тон почти никогда не повышается, а по эмоциям сложно понять, доволен он или нет — морщины на лбу, придающие ему слегка удивлённое выражение лица, неизменны всегда. Его речь чуть резка и отрывиста — как, говорят, и у многих, кто родился на границе Нидерландов и Германии.

С другой стороны границы тен Хаг постарался контрабандой провезти победный немецкий менталитет. В 2013 году его крохотный «Гоу Эхед Иглз» неожиданно даже для самих себя поднялся в Эредивизию, однако тренер решил не оставаться в команде. Это решение было воспринято с недоумением, потому что вместо высшего дивизиона тен Хаг отправился в четвёртую по силе немецкую лигу, но шанс поучиться в «Баварии II» у Хосепа Гвардиолы и Маттиаса Заммера, с которым голландец знаком давно, был слишком привлекательным, чтобы его упускать. После двух лет, проведённых во второй команде «Баварии», только очень ленивый голландский журналист не сравнивал тен Хага с Пепом — совпадения начинаются прямо со внешности. Однако есть сходство и гораздо глубже. Безусловно, совместная работа с Гвардиолой оказала влияние на голландца — так же, как и отдельные идеи Луи ван Гала, однако в концепции тен Хага прослеживаются чёткие итальянские мотивы — выстроить атакующую игру на командной обороне. И здесь стоит вспомнить, кого сам Гвардиола называл лучшим тренером мира, а был это Карло Маццоне, к которому Пеп уехал играть в «Брешию». Идеи Сакки и Маццоне отразились на формировании тренерского гения Гвардиолы, а затем были переданы тен Хагу. Профессиональное кредо голландца формируется из трёх понятий: борьба, страсть и наступательный футбол, однако в начале сезона «Утрехт» подвергали критике за слишком скучную игру. «Если хотите построить наступательный футбол, нужен прочный фундамент сзади, иначе не будет контроля», — спокойно отвечал тен Хаг. Он принял команду с самой безбашенной защитой в Нидерландах (для лиги без обороны это сомнительное достижение) и принялся ломать её под себя. Через границу тренер провёз не только менталитет, но и капитана «Баварии II» Рико Штридера — умного и гибкого опорника, который, вполне вероятно, играл бы уже в Бундеслиге, если бы не тяжёлые травмы.

Немец сразу стал ключевым игроком в облагораживании защиты «Утрехта». Тен Хагу нравилась идея ван Гала о плавном переходе 4-4-2 в 5-3-2 в зависимости от фазы игры — главный голландский философ планировал применить это на чемпионате мира, но всё сразу слишком хорошо пошло с 5-3-2, чтобы экспериментировать на коротком турнире. В Европе уже был удачный пример плавной трансформации схемы: шведский «Мальмё» сезон назад прошёл «Спарту» (как мы теперь понимаем, это серьёзное достижение) и «Ред Булл Зальцбург» в квалификации к Лиге чемпионов, а на групповом этапе потрепал дома и «Ювентус», и «Атлетико», играя с аналогом баскетбольного свингмена — игрока, действующего на двух позициях, — им был финн Маркус Хальсти, похожий по интеллекту и навыкам на Штридера. В начальной стадии атак соперника «Утрехт» образует схему 5-2-3/4-1-2-1-2, максимально широко располагая нападающих, чтобы не позволить оппоненту вывести мяч через крайних защитников и провести быструю фланговую атаку (так как края при такой централизации у «Утрехта» теоретически слабое место). Штридер свободен от персональной опеки и позиции вообще — на скриншоте видно, как он передаёт партнёру игрока, с которым в другой команде другой опорник остался бы без вопросов. Подсказ на поле — важнейшая составляющая командной обороны «Утрехта»: он позволяет сохранить компактность даже в критических моментах. Всё это приводит к тому, что скромный по возможностям клуб лидирует в Эредивизии по числу передач соперника, которые приходится сделать до удара по воротам «Утрехта» (37) — похожие цифры только у «Аякса». Оппоненты не знают, как действовать против гибкой, подвижной и цепкой обороны команды тен Хага.
После того как «Утрехт» отобрал мяч, игроки стремятся как можно быстрее сгруппироваться к центру. Здесь заметно влияние на тен Хага другой школы — идей Ральфа Рангника, которые позже развил в «Падерборне», «Ред Булл Зальцбурге» и «Байере» Роджер Шмидт. Тен Хаг и Шмидт расходятся в вопросе зоны построения компактности и прессинга: если у немца это ультравысокое давление, приводящее к огромному количеству единоборств и фолов, то голландец предпочитает умеренно принимать соперников на своей половине — «Утрехт» меньше остальных в Эредивизии получает предупреждения. Сходятся тен Хаг и Шмидт в более глобальном принципе: оба, что в целом в характере этих мужчин, не согласны с общепринятым мнением по поводу длинных передач и применяют этот концепт в своих командах. В отличие от распространённого сегодня начала атак с паса на крайних защитников «Утрехт» предпочитает выводить мяч на чужую половину поля через длинную передачу вратаря Роббина Рюйтера в зону между обороной и полузащитой соперника. Один из двух нападающих «Утрехта» Себастьен Аллер, на которого претендовал ЦСКА, борется за мяч (в итоге Аллер лидирует в чемпионате по количеству выигранных верховых единоборств), а четверо других сбившихся к центру игроков с атакующими функциями готовы к подбору. Принцип простой: Аллер вытянет на себя одного из центральных защитников, выиграет единоборство и тут же рванёт в свободную зону, куда последует моментальная передача с подбора.
После перехода мяча следует быстрый длинный пас на Аллера…

После перехода мяча следует быстрый длинный пас на Аллера…

… который выигрывает мяч и открывается под передачу вразрез

… который выигрывает мяч и открывается под передачу вразрез

Такой стиль делает «Утрехт» пусть и немногословным, но крайне язвительным в атаке. Команда тен Хага, сбившись к центру, одна из немногих в Европе сделала игру вразрез своим основополагающим принципом — её показатели сравнимы с цифрами «Барселоны», которая лучше всех в мире умеет вскрывать оборону резким ударом по центру. Даже крайние защитники, которые в современном футболе оказывают больше влияния на атаку, чем на оборону, воспринимаются тен Хагом как вспомогательный элемент при взломе чужой обороны вертикальным пасом из глубины — они должны мониторить свободные зоны и при возможности врываться в них. В итоге каждый пятый мяч «Утрехт» забивает после передач вразрез.
Ставка на давление по центру предполагает и высокую точность последних передач низом, а для этого «Утрехту» требуются газоны хорошего качества. Это одна из главных причин для головной боли тен Хага: поля в Зауденбалхе были всеми заброшены. Раньше у «Утрехта» на базе было всего одно нормальное поле — тен Хаг не стал с этим мириться и отказался от ставки тренера для нападающих ради приглашения в клуб гринкипера, который следил бы за состоянием газонов. Травм стало меньше, но из-за стиля, который ставит тренер, зимний спад результатов «Утрехта» был предсказуем: на не лучших полях отдавать ключевые пасы низом сложнее.

Другой принцип в нападении, на который ставит тен Хаг, — доведение атаки до удара из наиболее опасной позиции, и он связан с игрой вразрез. «Утрехт» реже всех команд в Нидерландах бьёт издали, стараясь найти вариант развития атаки через пас. Идеальный пример — первый гол Насера Баразите в ворота «Хераклеса». Домашнее задание: обратите внимание на то, сколько игроков «Утрехта» находятся в центральной зоне, и сосчитайте, сколько потенциальных моментов для удара пропустила команда тен Хага ради дальнейшего улучшения позиции.

Тренер «Утрехта» понимает, что относительно малое количество попыток должно компенсироваться их эффективностью — методологии ударов уделяется отдельное внимание на тренировках команды. Серьёзным для топ-лиги считается показатель точности 38-39% — «Утрехт» ещё в прошлом сезоне имел цифры на уровне чуть ниже 36%. С приходом тен Хага всё круто изменилось, теперь скромнейшая команда и по этому показателю стремится к «Барселоне». «Барселона», «Утрехт» и «ПСЖ» — единственные команды из европейских топ-лиг, которые входят в десятку и по голам после передач вразрез, и по точности ударов. Эти показатели во многом связаны и говорят об эффективности атак «Утрехта». У команды нет великих исполнителей, но есть стремление играть единым целым.
Зимний спад не стал для «Утрехта» первым в сезоне. В октябре De Telegraaf сообщал о том, что футболисты недовольны методами главного тренера: слишком много теории, никакого отеческого отношения и жёсткая дисциплина — все вместе на тренировку, все вместе с тренировки, никаких мобильных телефонов. Однако, во-первых, тен Хаг неслучайно десять лет назад стажировался у Феликса Магата — он знает, как действовать в таких ситуациях. Во-вторых, тен Хаг прекрасно знает менталитет молодых и сложных по характеру игроков. В «Утрехте» ему досталась компания тяжёлых парней. Характер Баразите не позволил ему заиграть на соответствующем его таланту уровне, одарённый Яссин Аюб был отчислен из академии «Аякса» после драки, а имеющий огромный потенциал Софьян Амрабат стал закисать из-за нефутбольных проблем. Главный тренер «Утрехта» уже сталкивался с такими молодыми людьми и справлялся с ними. Вы и сами знаете одного такого игрока: Квинси Промес был талантливым полузащитником с явными недостатками — тен Хагу, который взял его в «Иглз» в аренду из «Твенте», не нравилось, что будущий лидер «Спартака» падает при каждом стыке. Тренер раз за разом выговаривал Промесу, что злило того ещё больше. Теперь Квинси благодарит тен Хага как одного из двух людей, максимально повлиявших на его карьеру. Нынешний тренер «Утрехта» первым обнаружил, что Промеса нельзя ограничивать действиями на одном фланге, и добился того, что футболист стал ментально сильнее. Помимо теоретических и практических знаний тен Хаг является отличным психологом — по крайней мере, в работе с молодыми игроками. Он один из немногих тренеров, которые при всей требовательности к дисциплине вне поля дают игроку свободу действий на поле: «Ошибочное решение лучше, чем никакого решения. Если игрок отказывается брать на себя ответственность, у него со мной будут проблемы».

История Эрика тен Хага абсолютно футбольная. Здесь нет ничего слезоточивого и доводящего до мурашек — у тренера «Утрехта» даже традиционных в футболе примет перед игрой нет. У него нет захватывающего прошлого с гулянками, жарким образом жизни или внезапным моментом истины, определившим его как человека — в общем, нет жизненной истории, которая сегодня почему-то ценится выше футбольной. Его установка на каждый день проста и даже кажется немного скучной: сегодня я должен быть сильнее, чем вчера.

Более 20 лет своей жизни Эрик тен Хаг отдал «Твенте». В 1983 году он впервые купил абонемент на фанатскую трибуну, получив на сезонный билет автограф своего кумира, вратаря Тео Снелдерса. В 1989-м дебютировал за «Твенте» в профессиональном футболе, а в 2006-м стал помощником главного тренера команды. «Твенте» как раз набирал мощь и стал главным конкурентом ПСВ — в этот момент тен Хаг принял решение переехать из Энсхеде в более перспективный со спортивной точки зрения Эйндховен. «Растущим организмам свойственны ошибки», — с доброй иронией комментирует тот отъезд из своей фактической семьи отец тренера Хенни тен Хаг, который всю свою жизнь отработал в «Твенте».

Семья для Эрика тен Хага, конечно, важна, но важнее всего развитие.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 104
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →