Халк
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Анатолий Романов

Митрофанов: мы много говорили с Халком после предложения из Китая

Генеральный директор «Зенита» рассказал, как клуб вписывается в финансовый фэйр-плей и ведёт себя на трансферном рынке.
1 марта 2016, вторник. 19:30. Футбол
Сегодня в Петербурге состоялось подписание соглашения между футбольным клубом «Зенит» и Heineken. Пивоваренная компания будет выпускать официальное пиво чемпионов России под названием «Степан Разин Зенитовское». По окончании акции журналисты побеседовали с Максимом Митрофановым. Генеральный директор сине-бело-голубых признался, что «Зенит» действительно получил предложение по Халку на 30 млн евро из Китая, и рассказал, почему петербургский клуб отказал китайцам. Кроме того, Митрофанов не исключил, что Андре Виллаш-Боаш останется в «Зените».

«Зенит Арена» – это не стадион»


У многих российских клубов были проблемы с финансовым фэйр-плей. Какова на сегодняшний день ситуация у «Зенита»?
— У нас заключено с УЕФА специальное соглашение по дополнительным контрольным параметрам, которое наш клуб должен выполнять. В настоящий момент мы оцениваем динамику и достигнутый результат положительно. Рассчитываем поставить перед УЕФА вопрос о досрочном выходе из-под дополнительных условий финансового контроля.
Ближайшее заседание запланировано на конец апреля – май. Надеюсь, нам удастся убедить их. По текущим параметрам «Зенит» полностью соответствует всем требованиям.

— «Зенит» заработал хорошие деньги в этой Лиге чемпионов. На что собираетесь их потратить?
— Если отвечать немного в шутку, то на выплату зарплат футболистам (улыбается). Хотя во многом так и есть. Сумма, которую «Зенит» получает в качестве дохода от УЕФА, составляет довольно весомую часть коммерческого заработка. Конечно, полученные средства прежде всего идут на команду, на инвестиции и возможные приобретения. Огромных денег на новых футболистов мы за последний год не потратили. Но сейчас приступили к реконструкции базы и других тренировочных объектов, в том числе с целью её подготовки к чемпионату мира. Кстати, делаем это за свой счёт. Больше зарабатываем – меньше требуется вложений от генерального спонсора.

— Виталий Мутко заявил, что у него есть опасения по поводу того, что «Зенит» не принимает участия в последних решениях относительно нового стадиона. Какие надежды вы связываете с «Зенит Ареной»?
— В 2006 году нам обещали построить стадион к 2009-му. В 2008 году наш клуб создал дочернюю компанию, получившую название «Зенит Арена». Так вот, «Зенит Арена» – это на самом деле дочерняя компания клуба, а не тот строящийся объект, который все любят называть этим именем. В настоящий момент созданная клубом компания имеет ряд соглашений с городом, постоянно «сидит» на строительном объекте и абсолютно бесплатно для города проводит анализ всех технических и строительных решений, принимаемых на объекте. Участвует в приёмке как сторонний консультант. Никакого юридического статуса у неё не существует. Виталий Леонтьевич как раз говорил о том, что неплохо бы этой компании придать юридический статус. Например, разрешить не принимать какие-то виды работ, если они не соответствуют по своим параметрам целям, ради которых и строится стадион. Зависит всё от того, как сформулировано действующее законодательство. Ряд решений нужно было просто своевременно принимать. С этой инициативой и выступал футбольный клуб «Зенит».

«Китай может стать привлекательным для звёзд»


— В связи с экспансией китайцев на рынке европейские клубы собираются просить УЕФА пересмотреть действующий финансовый фэйр-плей?
— Про экспансию китайцев ещё рано говорить, пока есть отдельные прецеденты. На данный момент непонятно, во что они выльются. Наверное, летняя трансферная кампания в Китае будет похожа на зимнюю, а дальнейшие перспективы сложно предугадать. Один из наших аргументов на встрече с УЕФА в части финансового фэйр-плей заключался в том, что футбольный рынок един. Его специфика – существование по единым правилам во всём мире. Когда обсуждалось введение потолка зарплат в отдельных федерациях, не принимался он только потому, что все стоящие футболисты сразу уйдут в другую федерацию: из Испании в Германию, из Германию в Англию, из Англию в Италию. Они пойдут туда, где им будут платить столько, сколько эти игроки стоят. В настоящий момент УЕФА, несомненно, является ведущим футбольным рынком в мире. Но отдельные футболисты уже ушли, а в перспективе их может быть больше. Благодаря уже ушедшим футболистам уровень чемпионата Китая постепенно вырастет, соответственно вырастет и его привлекательность. Тогда в Китай поедут уже не завершающие карьеру мастера или игроки второго-третьего эшелона, а звёзды в самом расцвете сил.
По Халку было предложение на 30 млн евро, присланное в последний день перед закрытием трансферного окна. Можете сами догадаться, какой ответ дал «Зенит». Он был соответствующим: спасибо, но, во-первых, Халк стоит не столько, а во-вторых, дела так не делаются.
Наш аргумент состоял в том, что есть риск задушить футбол в Европе. Кроме того, деньги могут уходить в другой вид спорта. Например, в Хорватии организовали хоккейный «Медвешчак». Его руководители счастливы, что участвуют в КХЛ. Зачем им какие-то дополнительные ограничения, если есть возможность вкладывать в спорт?

Финансовый фэйр-плей нужен, но он должен быть более адаптирован и соответствовать основной цели – не уничтожать клубы. Цель и ставилась так изначально. Ведь приходил новый инвестор, у него что-то не получалось, он понимал, что от денег не зависит результат, а финансировать, оказывается, нужно каждый год. После чего инвестор уходил, при этом набор социальных обязательств перед болельщиками и футболистами оставался.

— А предложение из Китая по Халку действительно было?
По Халку было предложение на 30 млн евро, присланное в последний день перед закрытием трансферного окна. Можете сами догадаться, какой ответ дал «Зенит». Он был соответствующим: спасибо, но, во-первых, Халк стоит не столько, а во-вторых, дела так не делаются.

— Утверждалось, что китайцы готовы платить Халку 20 млн евро в год. На самом деле лидера «Зенита» соблазняли такими цифрами?
— Скажу так: коллеги с китайского рынка пытаются действовать не совсем корректно, стремятся «взорвать» голову футболисту, в том числе гигантскими суммами. Более подробно эту тему позвольте мне не комментировать, но подобная тактика ими используется. Представьте, приходит некий человек, который не имеет никакого отношения к конкретным клубам и на которого не распространяются никакие регламенты. Тем более сейчас даже как таковых агентов нет. Их отменили, поэтому любой может позиционировать себя в качестве агента. Этот человек рисует сумму на бумажке, а чем она подкреплена, неизвестно. Однако у игрока в голове начинают происходить химические процессы, которые, в общем-то, можно понять и объяснить.

— Думаете, у Халка эти процессы происходили?
— Уверен в этом. Поверьте, мы много чего объясняли Халку. Долго с ним разговаривали. Всех деталей рассказывать не могу. В любом случае игроку сложно жить, держа в голове обещанную гигантскую сумму. Я видел это.

«В нашем списке есть российские тренеры»


— Андре Виллаш-Боаш уже не единожды говорил, что уходит из «Зенит»? Ведёт ли клуб переговоры с его возможными сменщиками?
— У него заканчивается контракт. Посмотрим, достигнем ли мы с ним новой договорённости или не достигнем. В настоящий момент он является тренером «Зенита». У нас есть время, чтобы определиться. Естественно, наш клуб не станет ждать до последнего дня. Мы понимаем, какого уровня специалиста хотим видеть во главе команды. Условный список в голове написан, он есть даже на бумаге. Называть кандидатуры я не буду.

— В вашем списке больше российских тренеров или зарубежных?
— В нём есть российские специалисты, в том числе и на первых позициях. Разумеется, есть и зарубежные тренеры. Андре Виллаш-Боаш ещё может остаться, почему нет? Он говорил, что уходит, но в жизни всё течёт и меняется. Появляются новые факторы. Были определённые проблемы, возможно, они решатся в любой момент.
Позиция Жиркова – абсолютно профессиональная. Думаю, можно понять футболиста, который имеет возможность сразу же сыграть в Лиге чемпионов и побороться за более высокие места в чемпионате России.


— Как «Зениту» удалось добиться того, что Юрий Жирков перешёл в команду уже сейчас, а не летом? Сыграла ли свою роль их парная продажа с Александром Кокориным?
— Если буду рассказывать всю правду, на меня могут обидеться коллеги из «Динамо». Действительно, мы сразу договорились о переходе двух игроков. Кроме того, была позиция самого Жиркова – абсолютно профессиональная. Думаю, можно понять футболиста, который имеет возможность сразу же сыграть в Лиге чемпионов и побороться за более высокие места в чемпионате России. Сами понимаете, какая мотивация у человека, уже подписавшего контракт с другим клубом с лета. Прекрасно помню историю с Анатолием Тимощуком. На мой взгляд, он один из лучших профессионалов в футболе. Но даже он изменился, когда «Бавария» сказала, что заберёт его. Любой человек в подобном положении начинает вести себя с оглядкой на то, что будет через несколько месяцев. Начинает беречь здоровье и так далее. Считаю, «Зенит» и «Динамо» достигли взаимовыгодного решения.

— При ведении зимней селекции учитывалось, что летом придёт новый тренер и необходимо будет иметь в виду его интересы?
— Да, интересы клубы учитывались. Впрочем, наши позиции по новичкам совпали с их оценкой со стороны Андре Виллаш-Боаша, если брать цели и средства, на которые приобретались новички. Мы уверены, что приняли правильное решение. Новички «Зенита» будут полезны для любого тренера.

— После гола Жозе Маурисио «Кубани» желание продлить с ним контракт увеличилось?
— Как сказал президент нашего клуба Александр Дюков, у него есть полгода, чтобы доказать свою ценность для «Зенита». Он уже начал это делать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 78
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →