Кристофер Самба
Фото: РИА Новости
Текст: Александр Бессарабский

Самба: мне сказали уходить, но из-за травмы я застрял в «Динамо»

Защитник «Динамо» Кристофер Самба дал подробное интервью французскому изданию So Foot, в котором рассказал о своей жизни в России.
14 марта 2016, понедельник. 17:32. Футбол
Кристофер Самба уже давно без футбола. Формально принадлежит «Динамо», но за команду не играет. О том, что было в прошлом и что есть в настоящем, футболист рассказал в интервью французскому изданию So Foot.

«Анжи» сменил приоритеты за одну ночь»


— Кристофер, где вы сейчас находитесь?
— Я сейчас в расположении «Динамо». В этом сезоне мы попали в сложную ситуацию. В прошлом году у нас играли такие футболисты, как Вальбуэна, Ванкёр, Кокорин, другие игроки сборной России. Но после санкций со стороны УЕФА за нарушение правил финансового фэйр-плей политика клуба изменилась. Всех звёзд, за которых можно было выручить деньги, попросили покинуть клуб. Мне тоже предложили уйти, но помешала травма спины. В итоге застрял в «Динамо».
В Махачкале была очень амбициозная команда, своеобразный идеальный мир.

— Вернёмся в прошлое. Ваш переход в «Анжи» в своё время был рискованным шагом. Или нет?
— В Махачкале была очень амбициозная команда, своеобразный идеальный мир. Не знаю, что происходило в кулуарах — сами мы были готовы к большим достижениям. Но в одночасье всё изменилось. Мы могли бороться за титул чемпиона России, могли попасть в Лигу чемпионов. Это была не мечта, а реальность. Скромный клуб бросил вызов «Зениту». И кто после победы над «Ливерпулем» ещё посмеет сказать, что это всего лишь мечты?

— Махачкала находится в неспокойном регионе Кавказа. Это вас не смутило?
— Перед переходом в «Анжи» я позвонил своему «брату» Самуэлю Это'О. Он меня заверил, что проблем с безопасностью там нет и пресса сильно преувеличивает. Тогда у нас был классный состав с Лассом, Виллианом, Буссуфа, Джуджаком, Карселой-Гонсалесом и Роберто Карлосом, а центральной фигурой был Это'О. У нас был уникальный клуб. Мы жили не в Махачкале, а в Москве. В Дагестан команда отправлялась только для того, чтобы провести матчи. Никто не знал, чего ждать в плане безопасности, потому что больше двух дней мы там не проводили. При этом местная публика всегда встречала нас очень тепло. С этим связаны приятные воспоминания об «Анжи».

— Что же произошло с этим идеальным миром?
— Этого, возможно, мы никогда не узнаем. Доподлинно известно лишь, что за одну ночь клуб решил пересмотреть приоритеты и игроков попросили уйти.
Примерно то же самое случилось и с «Динамо» летом прошлого года. Никто не мог в это поверить. Для всех это стало шоком.

— Что вы ощущали, находясь на Кавказе среди таких звёзд, как Виллиан, Самуэль Это’О, Роберто Карлос, Мбарк Буссуфа, Лассана Диарра?
— Это было потрясающе. Мы были настоящими друзьями за пределами поля и воинами – на поле. Мы хотели выиграть всё, что только возможно. У нас был отличный тренер – Гус Хиддинк. Этот человек знает, как общаться с игроками и мотивировать их. Но всё хорошее в нашей жизни когда-нибудь заканчивается. В Москве мы проводили вместе вечера в домашней обстановке. Спросите у Ласса – он расскажет, какая непринуждённая атмосфера всегда царила в коллективе. При этом мы всегда оставались профессионалами, так что результаты не заставляли себя ждать. Это были великолепные времена.

— А какими были отношения с местными игроками?
— Всё было в порядке. Не думайте, что команда поделилась на два лагеря. Между нами было взаимопонимание – именно это делало «Анжи» уникальным. Российские игроки жили в Махачкале, но избегали разговоров о местной жизни.

«Кокорин – маленький принц России»


— Следующий чемпионат мира пройдёт в России. Как обстоят дела с футболом в стране?
— В связи с экономическим кризисом уровень РФПЛ резко упал. Только «Зенит» смог сохранить состав и продолжает конкурировать с ведущими клубами Европы. Так что российская лига утратила привлекательность и уже не столь конкурентоспособна, как раньше. В прессе часто пишут, что в России приходится постоянно преодолевать большие расстояния на самолёте, но это не так. На это максимум уходит четыре-пять часов, в отличие от MLS. Такая проблема есть лишь в Кубке России, где нам доводилось летать в Сибирь. Приходилось играть в плохих условиях и при 15-градусном морозе, с шестичасовой разницей в часовых поясах. Да, было тяжело, но мы справлялись.

С едой тут полный порядок. Мне лично очень понравился борщ. Рестораны в России очень хороши, пусть там и мало блюд местной кухни. Впрочем, и от итальянской кухни я не отказывался. В плане атмосферы и игры на стадионах там всё нормально, хотя есть три-четыре клуба, которые проводят матчи на искусственном газоне. Мне это не нравится, но с этим приходится мириться.

— Насколько велика проблема расизма на стадионах?
— Эта проблема вызывает определённую озабоченность. Всегда найдётся кучка идиотов, не понимающих, что цвет кожи ни на что не влияет. В России проблема расизма по-прежнему стоит острее, чем в других странах. Думаю, местные жители просто не привыкли видеть иностранцев. Но в целом Россия достаточно гостеприимная страна, открытая для иностранцев, людей иной национальности, цвета кожи и происхождения.

В течение пяти лет, что я провёл в России, у меня была прекрасная жизнь, отличные партнёры по команде. «Динамо»? Спросите Вальбуэна, насколько тёплые у нас отношения. Конечно, теперь всё иначе, мои друзья ушли. В последнее время я только хожу на тренировки и возвращаюсь домой. Помимо этого я абсолютно ничего не делаю. Да и погода в Москве не позволяет долго находиться на улице. А если я выхожу с семьёй и детьми, то на нас все сразу смотрят. Не хочу, чтобы на нас косились. Да и цены в магазинах кусаются. Скучаю по ресторанчику с экзотическими блюдами. В общем, не вижу смысла куда-то выходить.

— В матче с московским «Торпедо» вы демонстративно покинули поле после уханья болельщиков в ваш адрес. Лига действительно вас за это наказала?
— Честно говоря, это довольно странное решение. Каждый приём мяча болельщики встречали уханьем.
Есть один нападающий, которого я считаю очень сильным игроком – это Александр Кокорин. Это маленький принц России.
Подобное со мной никогда не случалось. Думаю, я не единственный, кто пострадал от болельщиков «Торпедо». Это случилось и с Халком. Но я был разочарован решение КДК наказать меня за жест в их адрес. Тебе дают три матча дисквалификации, а «Торпедо» наказывается лишь закрытием трибуны… По-моему, это абсурдное решение.

— Вы успели выучить русский язык?
— Немножко. Могу использовать основные фразы, такие как «Как дела?», «Налево», «Направо», «Смотри».

— Кого из местных игроков вы считаете наиболее талантливым?
— Есть один нападающий, которого я считаю очень сильным игроком – Александр Кокорин. Он обладает хорошей скоростью, высоко прыгает и может играть обеими ногами. Очень жаль, что Александр не смог сыграть в еврокубках за „Динамо“, поскольку там он имел бы возможность получить ценный опыт и прибавить. Это маленький принц России. Также отмечу Шатова, с которым выступал в „Анжи“. Олег — быстрый полузащитник, также умеющий хорошо действовать обеими ногами. Он, как и Кокорин, перешёл в „Зенит“. Все качественные местные игроки достаются им.

— Вы не испытываете сожаления о том, что так и не сумели блеснуть во Франции?
— Франция… Это не лучший вариант для развития молодёжи. Я бы не хотел играть ни за Францию, ни за «Седан». Я каждый день благодарю свой прежний клуб за то, что он решил не продолжать со мной работу, когда я получил серьёзную травму.

— Вы ещё выступаете за сборную Конго?
— Сборная для меня уже в прошлом. Мы с Оскаром Эволо дали дорогу новому поколению. Мы очень гордимся нашей молодёжью, которая сейчас участвует в отборе на Кубок африканских наций. К сожалению, у африканских сборных часто возникают проблемы с менеджментом – но это проблема страны, а не игроков. Существует проблема с выбором игроков, и это ещё не скоро изменится.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →