Роман Асхабадзе
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Самвел Авакян

Асхабадзе: злорадства к «Спартаку» не испытываю

Роман Асхабадзе, побывавший в гостях у редакции, о «Спартаке», «Торпедо» Армавир и своём новом проекте – армянском «Бананце».
8 апреля 2016, пятница. 15:30. Футбол
— Роман Гурамович, в минувшую субботу наши корреспонденты заметили вас на трибуне ростовского стадиона на матче «Спартака». Это первая игра красно-белых, которую вы посетили после расставания с клубом?
— Да, это первый матч после ухода из «Спартака».

— Какие ощущения испытывали?
— Довольно странные. Непривычно наблюдать за игрой «Спартака», когда у тебя нет ответственности за результат. Футбол смотришь по-другому, начинаешь отмечать нюансы, которые не видел до этого.

— Немного провокационный вопрос – не испытываете ли сейчас чувство злорадства? В «Спартаке» сменили и тренерский состав, и руководство клуба, но перемен к лучшему нет.
— Вопрос действительно провокационный, но я не мыслю таким образом. Наоборот, переживаю за клуб, в котором провёл много лет. И я никогда не буду желать
неудач «Спартаку» или же троллить, как сейчас принято говорить, какие-то решения руководства клуба. Все мы ошибаемся. Но по факту удручает текущий результат. Хотелось бы как минимум, чтобы «Спартак» участвовал в Лиге чемпионов или Лиге Европы. Особенно с точки зрения простого болельщика, который хочет видеть любимую команду в еврокубках.

— Что же всё-таки творится со «Спартаком»? За последние годы несколько раз меняли курс развития клуба, тренеров, игроков и руководство, но результата по-прежнему нет.
— В первую очередь этим вопросом должно задаться высшее руководство клуба в лице совета директоров и потратить на его обсуждение не один час.

Сейчас же по-человечески непонятно, почему раньше, когда я работал в клубе, можно было ставить высокие задачи, а именно — выступление в Лиге чемпионов, когда уровень конкуренции в РФПЛ был достаточно высок, а сейчас ориентироваться на Лигу Европы? Вспомните хотя бы переходный чемпионат. «Зенит», ЦСКА, «Локомотив», чемпионский «Рубин», ещё сильные «Динамо» и «Анжи», «Кубань», которая играла в Лиге Европы. Не говорю уже о «Тереке» и «Краснодаре», которые и тогда были достаточно сильны, но не сумели попасть в первую восьмёрку. И уже теперь, с холодной головой анализируя нашу работу в «Спартаке», понимаю, что два вторых места в тот период дорогого стоят.

Если говорить о сегодняшнем дне, то, к сожалению, экономическая ситуация в стране сказалась и на уровне клубов РФПЛ. Очевидно, что сейчас нет команд сильнее ЦСКА, «Зенита» и феноменального «Ростова», который всех озадачил и стал сюрпризом. Разве что «Локомотив» можно добавить к этому списку. Если сравнивать нынешнюю ситуацию в «Спартаке» с той, при которой работал я, со стороны заметно шараханье и странное восприятие реальности. К примеру, год назад, когда принимался бюджет клуба, он не претерпел кардинальных изменений. Но при этом перед главным тренером и генеральным директором, насколько мне известно из СМИ, поставили задачу попасть в Лигу Европы. Мне это непонятно. Если клуб идёт по пути оптимизации бюджета – это нормально. Делать ставку на своих воспитанников и т.д и т.п. Но если утверждается бюджет, сопоставимый с докризисными годами, и продолжаются покупки иностранцев, то это уже совсем другое. Мельгарехо, Зе Луиша и Ивелина Попова покупали ведь за приличные суммы. Значит, клуб тратит деньги и не является слабым игроком на трансферном рынке. А если клуб тратит серьёзные деньги, значит, и задачи должны выполняться соответствующие.

— Раз уж вы заговорили о феноменальном «Ростове», то не могу не спросить о Курбане Бердыеве, главном творце этого успеха. Слухи уже сейчас отправляют Бердыева в «Спартак», да и в прошлом году его кандидатура серьёзно рассматривалась в качестве замены Мурата Якина. Действительно ли «Спартак» был близок к тому, чтобы подписать Бердыева?
— Не готов отвечать на этот вопрос, так как я не в курсе прошлогодней истории. Когда я дорабатывал последние месяцы в «Спартаке», разговоров о новом тренере конкретно со мной не велось. Но я бы не удивился этим разговорам, так как в тот момент Бердыев, работая в «Ростове», вытащил команду из зоны переходных игр и показывал достойный результат. Возможно, кандидатура его обсуждалась.

— Ну а в целом, если не говорить о конкретном моменте – всё-таки главным тренером красно-белых является Дмитрий Аленичев, а Курбан Бекиевич успешно трудится в «Ростове», — насколько Бердыев подходит такому специфичному клубу, как «Спартак»?
— Сначала хочу пожелать удачи Дмитрию Аленичеву и всему его штабу в «Спартаке». Что до теории, то понимаю, о чём вы хотите дополнительно спросить – дескать, спартаковский стиль отличается от того, который Бердыев культивирует. Но тут нужно понимать, что многое зависит от набора футболистов, который у тебя есть в команде. Курбан Бекиевич в Казани действовал исходя из тех игроков, которые были и отталкивался от соперника, которые против него играл.

Теперь теоретически представим Бердыева на месте наставника «Спартака». Он ведь проповедует не только тактику закрытого, но и открытого футбола. Это связано с его тренерским поиском. В определённый период и «Рубин», и «Ростов» показывали и атакующий футбол. Опять-таки в зависимости от соперника. Но, если вы помните, после двух чемпионских сезонов в «Рубине» Бердыев как раз намеревался перестроить закрытую игру команды на атакующий стиль, стиль «Барселоны».

Чем привлекателен Бердыев как тренер не только мне, но и многим другим — он постоянно находится в поиске. Да, дисциплина, организация игры – это главное. Но он отталкивается от того состава, который есть. Если он уйдёт в команду, где собраны игроки более атакующего плана, с более широкими возможностями игры в атаке, я не думаю, что он специально будет упираться в игру от обороны. Тем более что грань между футболом от обороны и футболом в атаке сейчас свелась к минимуму. Поэтому теоретически представить Бердыева у руля «Спартака» я могу. Но думаю, что на данный момент мнение руководства клуба, амбиции и требования Курбан Бекиевича не совпадают на 100%.
Роман Асхабадзе и Роман Широков
Фото: Владимир Майоров

Роман Асхабадзе и Роман Широков


— А в чём несовпадение?
— Об этом мне не хотелось бы говорить, а вот знающие люди должны догадаться, о чём речь.

— Поговорим о вашей текущей работе. Чем же вас так привлёк проект «Бананц», ради которого вы переехали в Армению, хотя слухи вас отправляли и в «Локомотив», и «Кубань»?
— Есть слухи, а есть конкретика. Выбор я сделал, когда ещё конкретных и предметных разговоров не было. Мы побеседовали с бывшим акционером «Спартака» Джеваном Челоянцем, который меня познакомил меня с Олегом Мкртчаном, вторым акционером «Бананца». После этого они сделали мне предложение. Я посмотрел инфраструктуру клуба. Обратил внимание на количество детей, которые занимаются, и самое главное, на условия, которые созданы для них. Многие клубы Премьер-Лиги могли бы мечтать о таких условиях. Я говорю про поля, современные центры реабилитации, ресторан на базе и прочее – про всю инфраструктуру. Увидел, что мне хочется улучшить, какие условия для игроков я хочу создать. Для работы мне это показалось очень интересным. Смена обстановки, отсутствие прессинга, который я ощущал в течение предыдущих лет, — всё это в совокупности привело меня к решению поехать работать в другую страну.

— Идеальные условия для работы в Армении только у «Бананца», возможно, ещё и у «Пюника», у других же клубов очень тяжёлая ситуация. Как развиваться в таком вакууме?
— Все в курсе, что в Армении сложная экономическая ситуация, но мы же взялись развивать не весь местный футбол. Я занимаюсь конкретно тем клубом, в котором работаю. База, которая закладывается сейчас, должна дать результаты, но не сразу. Это основной момент, который привлекает меня в футболе. Я категорически против клубов-одногодок, у которых нет перспектив развития. Есть команда, в неё вкладываются деньги, акционеры хотят всё выиграть здесь и сейчас.

Меня лично устраивает только долгосрочное развитие проекта в целом. Неважно где: в России, Армении или любой другой стране. Нужно начинать с детско-юношеского футбола, а заканчивать первой командой. Если эта база, которую мы сейчас заложим в «Бананце», позволит вырастить игроков для сборной, то это станет хорошим заделом. Мы обучаем молодых футболистов, которые потом смогут себя проявить себя и в российском чемпионате. У нас, кстати, есть и игроки и с российскими паспортами. У нас много молодых, перспективных ребят, которые могут получить знания у хороших специалистов. Но при этом я ставлю для себя амбициозные задачи не только в плане достижения результата, но и в смысле воспитания молодёжи для сборной Армении.

— Расскажите подробнее об инфраструктуре «Бананца».
— В первую очередь хочется поблагодарить акционеров и порадоваться той структуре, которую построил Олег Мкртчан. Вкладывать деньги одномоментно в команду, желая результата, – это одно. Вкладывать в развитие, в инфраструктуру, в детский футбол – это другое. Мы радуем родителей, развиваем футбол в стране, но понимаем, что эти деньги в большинстве случаев не окупятся — ни в России, ни в Армении. Но акционеры идут на этот шаг обдуманно и не витают в облаках.

Переходя к инфраструктуре, в первую очередь хочется отметить большое количество полей. Есть три полноценных натуральных газона и столько же натуральных мини-полей для детского футбола. На территории базы стоит крытый манеж с искусственным мини-полем последнего поколения для юных футболистов и есть такое же поле на открытом воздухе. Есть искусственное поле, которое мы заложили ещё в прошлом году, на нём применены самые последние технологии и вокруг на трибунах может разместиться 300 зрителей. Также есть стадион на 5000 человек с одной крытой трибуной, который мы тоже развиваем. Ну и, конечно, комплекс, база и офисная часть, которые находятся вместе. Это очень современно, по-европейски и удобно для развития футбола, ведь игроки и сотрудники офиса находятся в одном месте.

У нас хороший реабилитационный центр, крытый и открытый бассейны, сауны, великолепные раздевалки, возможность расселения команд прямо на базе и возможность предоставления жилья игрокам. Есть круглосуточное питание, залы, которые мы сейчас модернизировали для теорий — как детских, так и главных команд. Залы оборудованы современными экранами, на которых возможно работать, проводить теорию, просматривать игроков и так далее. Отдельно стоящее здание академии вместе с кафе, где родители сидят и ждут, а не присутствуют на тренировках, что неправильно. Родители смотрят на своих детей только на официальных матчах.

— Как родители отреагировали на это?
— Удалось убедить, но было не просто. Акционеры были сначала удивлены или шокированы этим предложением, думали, что это приведёт к бунту, но мы всё объясняли родителям. Всё решается посредством диалога. Мы с главным тренером потратили два дня на разговоры с родителями. Собирали и объясняли, зачем мы закрыли территорию. И в итоге убедили, раз сейчас родители приходят на территорию и совершенно спокойно отправляют своих детей в руки тренерам, а сами в онлайн режиме в этом же кафе пьют кофе и заказывают себе какие-то вкусности и наблюдают по телевизору как тренируются их дети — с камер, которые мы установили на полях.

Ещё один важный момент – мы разделили академию на профессиональную часть и на базовую, что тоже для Армении ноу-хау.

— То есть разделили группы на платные и бесплатные?
— Я не буду использовать слово коммерческая, ведь мы на этом не зарабатываем деньги. Предложили родителям следующий шаг. Дети, которые не прошли селекционные сборы, имеют право дальше продолжать заниматься по той же системе. Нужно лишь заплатить минимальную сумму, которая позволяет нам формировать часть зарплатного фонда тренерам и траты на обслуживание инфраструктуры. Селекционные сборы внутри обеих групп мы проводим минимум два раза в год. Клуб на этом не зарабатывает, а за детьми следят точно те же координаторы, которых мы назначили от профессиональных групп. Если мальчик развивается, то его автоматически переводят в бесплатную группу. Но и наоборот, если в профессиональной части координатор заметит, что мальчик не развивается либо деградирует, то ему будет предложено не в обязательном порядке перейти в платную часть. Это та золотая середина, которая позволяет профессиональному частному футбольному клубу развивать детско-юношеский футбол.
Роман Асхабадзе
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Роман Асхабадзе


— Сколько сейчас детей занимается в «Бананце» в профессиональной группе, а сколько в базовой?
— В Армении многие сомневались, что кто-то согласится платить за обучение. Но уже сейчас в профессиональной части тренируются 238 детей, а в базовой порядка 250. По количеству получаются равноценные группы.

— Учитывая уровень жизни в Армении, насколько высока оплата?
— Оплата минимальная. Плюс у нас льготники — дети из бедных или неполных семей, которым предоставляется 50-процентная скидка. Могу назвать цифры, это не секрет. 15 долларов в месяц. Если льготник, то соответственно 7,5 доллара в месяц.

— Насколько мне известно, в структуре клуба работают 10 тренеров из Испании.
— Да, действительно, у нас 10 специалистов из Испании. Четверо работают в тренерском штабе первой команды, ещё один специалист отвечает за дублирующий состав. Но при этом все испанцы задействованы в работе детско-юношеского футбола всех возрастов, от 6 и до17 лет, а координирует всю эту работу главный тренер академии, тоже, кстати, испанец. И все возрастные группы работают у нас по единой системе подготовки. В «Спартаке» мы в своё время выстроили такую систему, что позже привело к созданию «Спартак- 2». Это была наша инициатива, которую поддержали другие клубы. Повторюсь, система подготовки должна быть единой и каждый наставник должен обсуждать свою работу с координационным тренерским советом, утверждать свой план у главного тренера академии и системно подходить к этому вопросу. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. В нашем случае это увольнение.

Ребёнок, который растёт и движется к основной команде, должен понимать уже на этапе становления, что от него требуют. Многие игроки доходят до основного состава, но не понимают требований взрослого футбола. Значит, они к ним не предъявлялись раньше, не было теоретических занятий и разборов игр. Мальчик должен быть подготовленным на 100% к требованиям первой команды. Тогда его шанс «выстрелить» сильно увеличивается. Естественно, на это нужно время, поэтому испанцы всё координируют.

— В чём заключается процесс координации?
— Каждый из 10 испанских тренеров, работающих в структуре «Бананца», является координатором определённого возраста в академии. Есть координаторы и от первых команд, в частности главный тренер Тито Ромалио является курирует выпускного года академии. Координатор присутствует на всех тренировках, по возможности на всех играх, оценивает работу, перед ним отчитывается тренер, а далее он отчитывается главному тренеру академии.

— Помимо испанцев есть же и местные тренеры?
— Конечно, и это наша основная задача. Более того, их большинство. Мы никого не убрали, а наоборот привлекли ещё людей, и они проходят параллельно обучение. Минимум раз в две недели у нас проходят семинары, на которых испанцы показывают, как нужно системно подходить к обучению ребёнка. Идут занятия по системе, которую они прививают внутри клуба. Каждый тренер должен понимать, так же, как и футболист, какие требования к нему предъявляют и что от него ждут. Если ты находишься в неведении, то ты всегда гонишься за результатом. В детско-юношеском футболе подобного быть не должно. Тренер не ставит задачу выиграть. Он ставит задачу воспитать. Вот это самое основное.

— Как отбирали испанцев, с кем советовались?
— Помогли наши связи, наработанные за годы работы в футболе. Для меня главными аспектами выбора были: опыт работы в детско-юношеском футболе, опыт более одного года во взрослом футболе и наличие своей системы работы. С Тито Рамалио я общался три дня, приглашал его в Армению, где мы много разговаривали. Никогда нельзя решать такие вопросы просто по звонку по телефону. Психологический аспект очень важен, особенно когда мы говорим об иностранце. Как понять — адаптируется ли он? Пусть он посмотрит своими глазами и самостоятельно примет решение. Когда всё обсудили и тренер ответил, что он готов, тогда ты имеешь право спрашивать с него за результат. Ещё раз повторю, что главное — это система. Мы взяли человека, который работал в детско-юношеском футболе, дорос до дубля, стал вторым тренером в основном составе и отпахал на «Депортиво» в общей сложности 11 лет. Он прошёл все пути становления и понимает, о чём мы говорим, когда упоминаем фразу «долгосрочный проект» и развитие детско-юношеского футбола в первую очередь.

— Какие перспективы у главной команды в этом сезоне?
— Добиться чего-то в этом сезоне будет очень сложно, так как новая структура, в том числе и я, работает в «Бананце» не с самого старта чемпионата и сейчас мы навёрстываем отставание. Мы ставим амбициозную задачу – попытка попадания в еврокубки, либо через чемпионат, либо через Кубок Армении.

— Акционеры клуба помимо «Бананца» вкладывают деньги и в футбольный проект в Армавире. Не было ли у вас предложений поработать в Армавире, в более привычной для вас российской действительности?
— Предложений не было. Структура проекта в Армавире была выстроена по-другому, и, когда мне делали предложение по «Бананцу» и переезду в Армению, в «Торпедо» уже работали свои руководители. Процесс, хорошо или плохо, развивался по-своему.

— Сборы у армавирского «Торпедо» и «Бананца» проводились в Сочи практически вместе. Команды жили в одной гостинице. Получается, что это клубы-побратимы?
— Да, совершенно верно. Клубы-побратимы, потому что одни и те же лица инвестируют и развивают их. Проводя вместе сборы, мы многое почерпнули друг у друга. Кстати по сборам «Торпедо» в Ереване — я бы многим клубам посоветовал задуматься над этим вариантом. У федерации футбола Армении отличные условия для подготовки, у «Бананца» есть прекрасные поля, да и в целом в стране поля строят в режиме нон-стоп. Отличные климатические условия, питание на очень хорошем уровне и, конечно, недорогая цена, что очень важно для клубов с небольшим бюджетом.

Что же до преимуществ совместных сборов, то главным стала возможность общения между тренерами, просмотра футболистов друг у друга. Несколько игроков, которые были на просмотре в «Торпедо», сейчас выступают за «Бананц», в частности воспитанник ЦСКА Адамс, Качмазов. Всегда легче двигаться в направлении определённого долгосрочного развития, когда есть несколько схожих идеологически развивающихся в одном и том же направлении структур.

— А вы сами бывали в Армавире?
— Да, как раз после матча «Ростов» — «Спартак» побывал в Армавире и присутствовал на игре с «Шинником». Интересуюсь судьбой «Торпедо», тем более главным тренером работает Валерий Карпин. Смотрю практически все матчи, благо их сейчас показывают в Интернете.

— Результат матча с «Шинником» не удивил? Весеннюю часть чемпионата команда провела успешно, и тут домашнее поражение от одного из конкурентов за выживание.
— Это футбол, тем более что за время зимней паузы команда была изменена на 80%. Но команда бьётся в каждой игре и надеется, что удастся сохранить прописку в ФНЛ. Знаю, что вокруг весенних успехов команды ходили разные разговоры. Когда какой-то клуб даёт определённый импульс, то у нас почему-то начинают искать только негатив. На самом деле это чушь и ерунда. Что до матча с «Шинником», то с трибуны я видел судейские ошибки, которые повлияли на результат. Так, первый гол был забит из чистого офсайда. Это можно было увидеть и невооружённым глазом. Но это футбол, где есть судейские ошибки. Возможно, «Шинник» был более мотивирован, больше заточен на победу, ведь команда испытывает серьёзные сложности. Знаю, что все ребята из Армавира были сильно огорчены. Разговаривал с Валерием Георгиевичем после игры, он тоже был очень расстроен, ведь это был принципиальный матч за шесть очков.

— Шансы у «Торпедо» сохранить прописку в ФНЛ ещё остались, но и исключать вылет тоже не стоит. Останется ли в таком случае армавирский проект таким же привлекательным для инвесторов?
— Вопрос не ко мне, а к руководству клуба. Но, насколько я знаю, акционеры планировали долгосрочное развитие проекта. В таком футбольном городе, как Армавир, обязательно должен быть футбольный клуб, я ощутил это лично. Особенно после таких вложений в действующую инфраструктуру. Всего за четыре месяца был реконструирован стадион, сделано освещение, положено поле последнего поколения и установлено современное табло. Ведётся работа по привлечению и популяризации футбола в городе, хотя болельщики и так забивают стадион полностью и всегда активно поддерживают команду. Такой проект должен жить, и надеюсь, что он будет развиваться и дальше.
Роман Асхабадзе
Фото: Владимир Майоров

Роман Асхабадзе

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 44
3 декабря 2016, суббота
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →