Алекс
Фото: РИА Новости
Текст: Григорий Телингатер

«Готов снова надеть майку «Спартака». Алекс – о прошлом и будущем

Экс-полузащитник «Спартака» Алекс рассказал, за что футболистам подкидывают бомбы и почему Витинью вряд ли вернётся в ЦСКА.
14 апреля 2016, четверг. 08:30. Футбол

Алексу недавно исполнилось 34 года, но он полон желания играть. Говорит, что хочет ещё четыре года выступать на высоком уровне. Хотя разговор мы начали не с его нынешнего «Интернасьонала», а со «Спартака».

«Я ушёл из «Спартака» раньше, чем было нужно»

– Ваше главное воспоминание о 2,5 года в России?
– Я скучаю по России. Это был действительно счастливый период в моей карьере. Я смог вырасти как человек, познакомился с культурой другой страны. «Спартак»

был моим первым клубом за пределами Бразилии. Я бы не задумываясь вернулся в Москву, которая стала для меня вторым домом. Хотя поначалу я боялся России.

– Почему?
– Другое государство – другой мир. Ты не знаешь, насколько там безопасно. Это пугает. Для иностранцев самое важное – приобщаться к стране. Хуже всего, когда иностранные футболисты приезжают и хотят поменять культуру страны. Вот тут начинаются проблемы.

– Кто позволил вам избежать проблем?
– Карпин и Асхабадзе. Я ведь по-русски не мог писать, читать и говорить. Рома делал очень многое – переводил, организовывал. С Карпиным я тоже много общался. И не только о футболе. Валерий имеет фантастический опыт. Был одним из лучших футболистов России. Он помог мне освоиться. В России я чувствовал себя как дома.

– Но вы уехали.
– Уехал только из-за тяжёлой беременности жены. Мой уход из «Спартака» не был запланирован.

– А что планировали?
– Я хотел закончить карьеру в «Спартаке», а затем остаться в клубе в качестве одного из тренеров или директоров. Я много говорил на этот счёт с Карпиным. Уход из «Спартака» – печальный день. Мне было тяжело прощаться с командой. Многие люди стали для меня близкими. Я ушёл из «Спартака» раньше, чем было нужно.

– Когда было нужно?
– После того как мы что-нибудь бы выиграли. Мы должны были подарить болельщикам титул. В любом случае для меня было честью играть за «Спартак». Я в любой момент готов снова надеть красно-белую майку.

– Отсутствие титулов напрягало фанатов настолько, что они приходили на базу «Спартака». Сколько раз при вас они заглядывали в Тарасовку?
– При мне это случилось только однажды – после того как «Порту» выбил нас из Лиги Европы. Настроение фанатов было объяснимо. Разговор получился довольно нервным. Фанатам не понравилось, что после поражения они видели в ночном клубе Ибсона и Веллитона.

– В Бразилии бывает такое, что болельщики приходят на базу и устраивают жёсткий разговор?
– В Бразилии фанаты с меньшим уважением относятся к футболистам. Если ты проиграл один матч, то тебя будут останавливать на улице и спрашивать, почему так вышло. Если два поражения подряд, то тебе на базу могут подсунуть бомбу. В Бразилии ситуация куда хуже. После дерби у нас были неприятные истории. Хорошо, что без тяжёлых последствий.

Алекс

Алекс

Фото: РИА Новости

«Я делал всё возможное, чтобы Веллитон перешёл в «Коринтианс»

– Родолфо рассказывал мне, что однажды помог вашему сыну. Помните ту историю?
– Да, он меня выручил. Родолфо жил рядом со мной в жилом комплексе «Росинка». Я был на выезде в Грозном, когда мой сын сломал ключицу. Жена находилась дома одна. Я не мог ничего сделать из Чечни. И именно Родолфо отвёз к доктору моего сына, которому было четыре года.

– Вы жили недалеко от нового стадиона «Спартака». Бывали на «Открытие Арене»?

Я хотел закончить карьеру в «Спартаке», а затем остаться в клубе в качестве одного из тренеров или директоров.

– Увы, пока нет. Но ещё наверняка схожу. Как знать, может, даже сыграю в футболке «Спартака».

– Уже были переговоры на этот счёт?
– Нет. Никаких переговоров не было. Но мне бы хотелось закончить карьеру, выиграв золотые медали РФПЛ со «Спартаком».

– Бывший генеральный директор «Спартака» Сергей Шавло сказал, что у «Спартака» в центре поля долго не было футболиста такого уровня как Алекс.
– Мне действительно приятно это слышать. Недавно мне говорили, что меня признали лучшим полузащитником красно-белых в XXI веке. Это стало возможно, потому что «Спартак» занимает особое место в моей жизни. Люди, которые там работали вместе со мной, – моя семья. Поэтому я и говорю, что однажды хотел бы вернуться.

– Может и Веллитона вернуть?
– У нас с ним была отличная связка. После «Спартака» я играл в «Коринтиансе» и делал всё возможное, чтобы к нам перешёл Велли. Мне всегда нравилось, как он открывается под передачу, как он убегает от защитников. Мы упрощали жизнь друг другу. В «Спартаке» большую часть моих голевых передач реализовывал именно Веллитон.

– Вы говорите, что в команде была отличная атмосфера. А как же тогда случались драки, вроде той в Грозном, о которой рассказал Карпин?
– Да, были некоторые проблемы. Но я бы не сказал, что разборки были именно между иностранцами и россиянами. Это было недопонимание именно между людьми.

– Драка в спартаковской раздевалке случилась через два месяца после вашего ухода. А при вас были выяснения отношений?
– Два раза. Оба случая на тренировках. Сначала Ибсон и Дзюба что-то не поделили. А в другой раз Веллитон зацепился не помню с кем. Но такие вещи периодически происходят. И дело не в том, что кто-то легионер, а кто-то местный. Просто один человек сделал то, что не понравилось другому. Но у меня таких проблем не было. Я всех уважал. Все уважали меня.

– До сих пор остаётся загадкой исчезновение Саенко. Вы догадываетесь, что с ним произошло?
– Когда я пришёл в «Спартак», то с ним я быстрее всего подружился. Мы могли общаться на английском. Думаю, дело в травме, которую он получил. Так бывает, что после тяжёлых повреждений ты не чувствуешь себя в безопасности и боишься играть. Хотя, конечно, по своему уровню Саенко был способен играть ещё долго. Жалко, что так произошло. Травмы действительно сильно выводят тебя из равновесия. Ну и, конечно, не всё в футболе можно объяснить.

– На днях в редакцию «Чемпионата» приходил Гилерме. Он сомневается, что после окончания карьеры вернётся в Бразилию. Говорит, там большие проблемы с политикой и экономикой. Что он имел в виду?
– Политический кризис обернулся ростом преступности. В некоторых местах появляться не стоит. В Москве жизнь другая, но там ты себя чувствуешь в безопасности. Я верю, что однажды и в Бразилии закончатся эти проблемы.

Гилерме: Бышовец говорил: «Не свисти – денег не будет!»

– На бразильских каналах можно услышать телефонную прослушку президента Бразилии Дилмы. Такое раньше когда-нибудь случалось?
– Не знаю. Как и не знаю, были ли случаи, чтобы государство так грабило свой народ. Я не считаю, что эти прослушки абсурдны или несправедливы. В Бразилии народ страдает от социального расслоения. Есть очень богатые люди, и есть очень бедные. В России, говорят, похожая ситуация. У нас налоги должны идти на

В Бразилии народ страдает от социального расслоения. Есть очень богатые люди, и есть очень бедные.

больницы, а не куда-то в сторону. Я считаю, что происходящее изменения – позитивные. Так не должно продолжаться. Расследования о коррупции должны вестись в отношении всех, какую бы должность ни занимал человек.

– На матчах ЧМ-2014 бразильцы скандировали непристойные вещи в адрес президента Бразилии Дилмы. И после этого её снова переизбрали?
– Да. Как я уже сказал, в стране очень много бедных людей. Их голоса купить несложно. Именно так Дилма осталась президентом, вопреки желанию большинства. Я считаю, что президенту нужно давать не больше одного срока. Иначе он может манипулировать выборами.

– Плохое состояние бразильской экономики уже сказалось на футболе?
– Не все, кто управляет бразильскими клубами, знают, как нужно работать. К тому же проблема коррупции весьма актуальна и для конфедерации бразильского футбола.

– Когда вы переходили в «Спартак», то «Интернасьонал» владел лишь 70 процентами прав на вас?
– Да. Другие 30% были у меня. Раньше такое было допустимо. Если клуб хотел поднять игроку зарплату, но не мог это сделать из-за отсутствия денег, то передавал футболисту часть прав.

– Сейчас эта схема запрещена?
– Да. Потому что так деньги зарабатывали агенты, а клубы оставались бедными. Лучшие игроки уходили практически бесплатно. Агенты говорили: «Мы привели к вам игрока. Если вы не можете заплатить, то дайте нам 50 процентов прав на футболиста». Поэтому ФИФА изменила регламент. Сейчас ни игрок, ни агент не могут иметь права на футболиста – только клуб. Кажется, с прошлого года ввели это правило. Иной раз на игроках зарабатывали лишь агенты, а игроки и клуб ничего не получали.

– Вы знаете такие случаи?
– Знаю много таких случаев, но не могу о них рассказывать.

«Возвращение Витиньо в ЦСКА маловероятно»

– Вы играли в двух странах, которые славятся своими инвестициями в футбол: России и Катаре. Где уровень футбола выше?
– Вы шутите? Конечно, в России! У вас футбол намного серьёзнее. Помню, я за «Аль-Гарафа» играл на сборе против команды из Узбекистана. Ко мне подходили

Я не знаю условий аренды Витиньо, но, насколько понимаю, его возвращение в ЦСКА маловероятно.

русскоговорящие болельщики и говорили: «Что ты забыл в этом ужасном Катаре? Возвращайся в великий «Спартак». Объяснил, что поехал в Катар из-за денег.

– Как и в Россию в своё время?
– «Спартак» – это был шанс уехать из Бразилии, чтобы развиваться и попробовать себя в Лиге чемпионов. Да, в плане денег это было выгодное предложение. И это нормально – такова компенсация за то, что я покидаю привычную среду обитания. К тому же в тот момент я вызывался в сборную Бразилии.

– У вас до сих пор хранится футболка «Спартака»?
– Конечно. Когда я уезжал из России, то закупил спартаковских футболок с 12-м номером на спине. Часть из них подарил друзьям.

– Кстати, почему именно 12-й номер?
– Этот номер я впервые начал использовать, когда пришёл в «Спартак». Я фанат бразильца Фалькао. Он играет в мини-футбол под 12-м номером. После «Спартака» у меня была эта цифра на спине во всех клубах: и в «Аль-Гарафа», и в «Коринтиансе», и в «Интернасьонале». Кроме того, в Бразилии 12 октября – это день матери Иисуа Девы Марии. Так что с этой цифрой у меня сразу несколько ассоциаций.

– Вашим нынешним одноклубником является Витиньо, права на которого принадлежат ЦСКА. В «Интернасьонале» он больше играет в основе?
– У него сейчас хороший период. Бразилия ему больше подходит, потому что здесь проще показывать индивидуальную игру. Именно это и является его сильной стороной, а не тактика. С августа у «Интернасьонала» новый тренер, при котором Витиньо стал важным звеном команды. К нему сейчас приковано много внимания.

– Он уже не вернётся в ЦСКА?
– Я не знаю условий аренды, но, насколько понимаю, его возвращение в ЦСКА маловероятно. Там он не играл, здесь у него всё складывается хорошо. Для каждого футболиста важно в первую очередь выходить на поле.

– Если на тренировке вы грубо играете против Витиньо, то говорите ему, что это за его «армейское» прошлое?
– Ха-ха. У нас с ним нет этого противостояния, потому что он в ЦСКА провёл мало времени. Это с Даниэлом Карвальо и Вагнером Лавом мы так шутим. Правда, теперь один играет во втором дивизионе, а другой уехал во Францию.

Алекс

Алекс

Фото: РИА Новости
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 194
25 мая 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший вратарь сезона в РФПЛ - это...
Архив →