Сергей Ташуев
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Антон Михашенок

Слишком много меня. Как возникают конфликты с тренерами

В Премьер-Лиге торжествует охлократия: игроки бунтуют против тренеров, потому что понимают, что их «я» ставится выше.
27 апреля 2016, среда. 08:30. Футбол

За неделю в чемпионате России случились сразу два конфликта между футболистами и тренерами – в Перми Георги Пеев уже не в первый раз поссорился с рулевым «Амкара» (на этот раз с Гаджи Гаджиевым) и даже собрался завершать карьеру, а в Краснодаре разошлись во взглядах скисший в запасе «Кубани» Роман Павлюченко и Сергей Ташуев. Если ссора между Пеевым и Гаджиевым фактически подтверждена обеими сторонами, то краснодарский скандал остаётся на уровне инсайда из клуба – поэтому утверждать о наличии конфликта я не стану. Просто допустим, что он есть.

Теперь взглянем на турнирную таблицу Премьер-Лиги и убедимся, что клубов, в которых за последнее время не возникало конфликтов с тренерами, осталось мало. В «Спартаке» был «тренеришка», в «Мордовии» увольняли через Интернет, в «Зените» отдельные игроки бунтовали сначала против Лучано Спаллетти, затем против Андре Виллаш-Боаша. В «Локомотиве» тренера не пускали на базу, в «Анжи» был целый ряд случаев конфликтов игроков с разными тренерами, в «Рубине» Марко Девич ругался с Ринатом Билялетдиновым, в «Динамо» — Игорь Денисов со Станиславом Черчесовым. Конфликты с тренерами в «Кубани» и «Амкаре» случаются не впервые.

В этих конфликтах есть два показательных момента. Первое: почти всегда с тренерами в конфронтацию вступают опытные игроки – Павлюченко, Пеев, Широков, Денисов, Девич. Второе: в ФНЛ открытых конфликтов между игроками и тренерами существенно меньше. В сумме два этих момента дают право на осторожное предположение о том, что дело не в квалификации тренеров, не в их стиле управления, а в чересчур эгоистичном характере людей, которых порождает российский элитный футбол. Если бы дело было в слабых и неподходящих тренерах, то в ФНЛ, где среднее качество специалистов условно ниже, а число опытных игроков безусловно выше, такие конфликты случались бы чаще. Однако они возникают реже из-за специфики турнира. Во-первых, контракты подписываются почти всегда на год, и игрока с годичным контрактом, если он поднял бунт, легче выставить на мороз, а во-вторых, ФНЛ – лига в себе: игроки переезжают из команды в команду, а тренеры часто хорошо друг с другом знакомы. Поссорившись с одним тренером, футболист перекрывает себе дорогу сразу в несколько команд ФНЛ, что при его неустойчивом контракте на год заставляет держать язык за зубами.

Георги Пеев

Георги Пеев

Фото: РИА Новости

С приходом в Премьер-Лигу достаточных денег и обеспеченных контрактов стало теряться заложенное в советское время ощущение неприкасаемости тренера как

Главный советский футбольный обозреватель Лев Филатов писал, что тренеры часто и жарко ругались с игроками и журналистами в то время, но быстро мирились, потому что спорили они о впечатлении от работы и игры, о чём-то исключительно субъективном, не претендующим на истину. Объективное всегда и в любом случае оставалось на стороне тренера.

учителя и воспитателя. Конфликты, конечно, случались – тот же Валерий Лобановский в донецком «Шахтёре» разругался с тренером Олегом Ошенковым, но при этом предметом ссоры была не личная неприязнь, не недостаток игрового времени, а разногласия между двумя футбольными людьми в тактике. Главный советский футбольный обозреватель Лев Филатов писал, что тренеры Союза часто и жарко ругались с игроками и журналистами в то время, но быстро мирились, потому что спорили они о впечатлении от работы и игры, о чём-то исключительно субъективном, не претендующим на истину. Объективное всегда и в любом случае оставалось на стороне тренера.

Теперь возьмём ситуацию с Павлюченко (ещё раз – речь о слухах, поэтому нужно быть осторожным). Источник сообщает, что бывший нападающий сборной России недоволен «тем, как тренер общается с командой и персоналом клуба» (речь, судя по всему, в первую очередь идёт о другом кофликте — Ташуева с Евгением Селезнёвым) и теоретическими занятиями, «поскольку они проходят очень утомительно и занимают два-три часа». Даже если Ташуев действительно затягивает с теорией в команде, которой нужно бороться за выживание, суть претензий Павлюченко не похожа на разницу во впечатлениях, о которой говорил Филатов. Павлюченко не нравится не как работает Ташуев, а что именно он делает.

Это эгоистичное нежелание подчиняться портит чемпионат России, делает его более турбулентным, нестабильным, непредсказуемым и зависимым от непредвиденных поступков. Футболисты и иногда, увы, руководители клубов стали забывать, что ключевой фигурой в команде является не президент, владелец или главная звезда состава – ключевой фигурой является тренер. Какими бы ни были его методы, выступать против них нельзя. Свобода слова не запрещена, запрещено сомнение в правильности действий тренера. Таким был секрет успешных советских тренеров, таким остаётся секрет современных топ-тренеров Европы – от Гвардиолы до Симеоне, от Клоппа до Моуринью. Временами они провоцируют в своих футболистах войну с самими собой (Моуринью и вовсе сделал это стилем, постоянно противопоставляя себя лидерам тренируемых команд), но не позволяют пробиться в них даже намёку на эгоизм. Маура в «Челси» 2.0 отчасти сгубило как раз это – почувствовавший в себе божественную безошибочность Эден Азар стал лидером подкопа против тренера. Но это исключение, лишь подтверждающее правило.

Диего Симеоне – бешеный фанат исключительной физической формы, он заставляет игроков «Атлетико» взвешиваться каждый день. Как рассказывал полузащитник Коке, если кто-то из них приходит на занятие хотя бы с одним лишним килограммом, он обязан отчитаться об этом перед партнёрами. Просто вдумайтесь: известный всему миру миллионер на дорогой машине приезжает на тренировку и вынужден столкнуться с главным с детских времён страхом позора при всех одноклассниках (хорошо хоть девочек нет). Метод, который вряд ли одобрили бы даже в армии, не оспаривается игроками «Атлетико». Даже если кто-то в европейском клубе недоволен каким-то правилом, это крайне редко выходит за пределы одной конкретной тренировки. Даже Никлас Бендтнер, подписывая контракт с «Вольфсбургом», согласился на пункт, который немедленно аннулировал сделку в том случае, если безбашенный датчанин снова решит поиграть в рок-звезду.

Российские же игроки чувствуют, что они важнее тренера – достаточно взглянуть на историю болезни «Спартака», чтобы убедиться в этом. Простыми частичными репрессиями делу не помочь – как показывает практика, это имеет слишком краткосрочный эффект. Нужна коллективная воля менеджеров, которые дадут игрокам ясный сигнал: на случай конфликта с тренером дверь в удивительный мир свободных агентов всегда открыта, поэтому как бы Перми ни было больно расставаться с долго игравшим за «Амкар» Георги Пеевым, это необходимо сделать. Разница между демократией и охлократией заключается в том, что власть при демократии допускает споры внутри общности людей о тех самых впечатлениях («мне кажется»/«мне не кажется»), а власть при охлократии всегда капризна («я хочу»/«я не хочу»). В нашем элитном футболе слишком много «я хочу» от игроков – очень часто этого «я хочу» на чашах весов больше, чем «я могу».

Этот текст был написан ещё в выходные. Вчера «Кубань» приняла сторону игроков и уволила Ташуева. Кто бы сомневался.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 104
28 апреля 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Кто подходит к дерби в лучшей форме?
Архив →