Сергей Семак: лягушачьи лапки ел - не очень понравились
Текст:

Сергей Семак: лягушачьи лапки ел - не очень понравились

Контракт с «Москвой» бывший полузащитник ЦСКА Сергей Семак подписал в канун своего дня рождения, уже тридцатого по счету.
14 марта 2006, вторник. 11:43. Футбол
Его возвращение сенсацией не стало. Еще в конце прошлого года пополз слушок о том, что Сергей Семак вот-вот перейдет из «ПСЖ» в один из российских клубов. Контракт с «Москвой» бывший полузащитник ЦСКА подписал в канун своего дня рождения, уже тридцатого по счету, пишет газета "Советский спорт".

Свой день рождения Семак провел на базе сборной России – команда готовилась к матчу с Бразилией.

— В сборной уже случалось такое во время одного из турниров на Кипре. Правда, больше всего я запомнил день своего 17-летия, который пришелся на сборы в составе московского «Асмарала». Было немного не по себе от всеобщего внимания.

– Вы всегда говорили, что парижанином себя считать никогда не будете. Чем для вас стала французская столица?
— Городом, где мне посчастливилось жить целый год. Обычно у всех, кто оказывается в Париже, возникает чувство восхищения. Это уже потом люди постепенно привыкают. Еще чуть позже начинают замечать те или иные недостатки. Так и у меня. Не могу сказать, что Париж стал родным. Там я провел лишь малую часть своей жизни. Пусть и очень интересную.

— Вы так говорите, будто все время дома сидели!
— Нет, что вы. Как только появлялся выходной, старался посмотреть новые места. От Парижа полтора часа до Реймса – это Шампань, столько же до Виля – это уже Бретонь и Нормандия. Франция – страна не очень большая, но посмотреть есть на что. Так что не скучал. Изъездил все вдоль и поперек и теперь спокойно там ориентируюсь.

– На горнолыжном курорте в Куршавеле были?
– Он слишком уж насыщен людьми. Может, кому-то и нравится такой вид отдыха, но только не мне.

– Пафосное место?
– Даже слишком. Я там был всего раз. И не в восторге.

– А знаменитые винокурни Франции посетили?
– К сожалению, нет. Хотя мой агент Кристоф Ютто родом из самого сердца виноделия Франции – Бордо. Думаю, с его помощью еще восполню этот пробел.

– Сколько же в вашей коллекции сейчас вин?
– Важно не количество! Собирать ради того, чтобы собирать, — не по мне. Вот отложить на праздник бутылочку-другую вина и достать в нужный момент – это да!

– Французский язык за год карьеры в «ПСЖ» освоили?
– На разговорном уровне. Язык необходим для жизни, для того, чтобы чувствовать себя уверенно. Сейчас стараюсь его не забывать – смотрю фильмы на французском.

– Париж – дорогой город?
– Чуть подороже Москвы.

– В злачных местах Парижа бывали?
– Смотря что называть злачными местами. Я бы не назвал кабаре «Мулен Руж», «Лидо» или «Крейзи Хорс» таковыми. Здесь — культура, история Франции.

– На представления в кабаре сложно попасть?
– Чтобы занять хорошие места, нужно позвонить заранее, предупредить о своем визите и прийти пораньше.

– Сколько стоит это удовольствие?
– Посещение «Лидо» с ужином обойдется примерно в 150 евро на человека. В «Крейзи Хорс» дешевле – 60–70 евро без напитков.

– В какой компании лучше посещать кабаре?
– Да в какой угодно! Кабаре – одна из достопримечательностей Парижа, поэтому все друзья, которые приезжали в Париж, стремились попасть туда.

– Вам где больше понравилось?
– В «Лидо» очень прилично. Аристократичнее. Там больше музыки, пения, декораций. «Мулен Руж» – это в основном танцы. Знаменитый французский канкан.

– Деликатесы французской кухни – лягушачьи лапки и устрицы вам пришлись по душе?
– Лапки ел, но что-то не очень понравились. А вот устрицы я распробовал еще в Москве. При этом во Франции это совсем другой продукт. С московскими не сравнишь. Морепродукты там свежие!

– Чувствуется, вы вполне адаптировались к жизни во Франции. Выучили язык, привыкли к местным обычаям. В России есть обратный пример – с Манише и Коштиньей в «Динамо». Почему, на ваш взгляд, у них не получилось заиграть у нас?
– Все зависит от человека. Одно дело, когда наш человек приезжает в Европу, другое – когда иностранец в Россию. Эти ребята совсем другие. Им, мне кажется, сложнее понять нашу страну.

– Что за люди – французы? Похожи на русских?
– Нет. Они более закрытые, живут обособленно друг от друга. В то же время они такие патриоты!

– Вы человек спокойный. Но не было таких моментов, когда хотелось поспорить с французами? О войне 1812 года, например.
– О силе русского духа французы знают прекрасно. В этом их не надо переубеждать (смеется).

– Друзей во Франции не осталось?
– Дружба… Она ведь годами проверяется. А я там не так уж долго жил. Но поддержку чувствовал постоянно. Особенно мне помогали Кристоф Ютто и Филипп Лежиган, который в свое время опекал в Париже еще Игоря Яновского.

– У Пушкина как-то прочитал: «Не верю я французской дружбе и бескорыстью немца в службе». Получается, правильно классиком подмечено?
– Абсолютно точно! Это у нас жертвуют собой ради друзей. Там тоже могут пожертвовать чем-то, но в первую очередь – ради себя.

– С кем чаще всего поддерживали контакт в России?
– Со своими давними друзьями-товарищами. Общался часто по телефону с Костей Камневым, Валерой Минько, Дмитриями – Кириченко и Хохловым. Ну и еще с Владом Радимовым.

– С президентом ЦСКА Евгением Гинером после отъезда в Париж разговаривали?
– Мы с ним летом встречались в Москве, когда во Франции закончился чемпионат. А еще я звонил Евгению Ленноровичу сразу после того, как команда выиграла Кубок УЕФА.

– А Валерию Газзаеву?
– Валерий Георгиевич тоже занятой человек, и, если он будет общаться со всеми игроками, которых тренировал, времени у него совсем не останется.

– И все-таки кто и как вам объявил, что вы больше не будете играть за ЦСКА после сезона 2004 года?
– Никто мне об этом не говорил. Это было мое решение, потому что к тому моменту я четко понимал, что хочу себя попробовать в Европе.

– То есть в ЦСКА оставаться не хотели?
– На тот момент, думаю, нет… Хотя все тогда могло сложится по-другому. Однако я провел хорошее время в «ПСЖ», о чем совершенно не жалею.

– Недавно Евгений Гинер сказал, что был бы рад вас снова видеть в ЦСКА. Но только в роли тренера.
– Что ж, спасибо за приглашение, но пока я действующий футболист и хочу отыграть весь срок контракта за «Москву». Уверен, мы составим конкуренцию ведущим российским клубам.

– Помню тот день, когда вы в Париже подписали контракт и уже юридически перестали быть игроком ЦСКА. 21 января в 20.53 на гостевой книге армейских болельщиков появилось сообщение под ником Semak. Этим «Семаком», спустя лишь полчаса после подписания контракта с «ПСЖ», поблагодарившим болельщиков своего прежнего клуба, были вы?
– Конечно. Ведь во многом благодаря поддержке армейских болельщиков клуб и добился таких успехов в последние годы. Мне очень приятно, что они меня не забывали, когда я играл во Франции. Не забывают и сейчас.

– Можете назвать свой лучший матч за «ПСЖ»?
– Нет. Было много неплохих игр. Случались и такие, которые для меня очень неудачно складывались. Почему? Много причин.

– Приход нового тренера – одна из них?
– Как раз нет. Лякомб, сменивший Халилходжича, хотел начать строить командную игру, просил, чтобы я остался. Но для себя на тот момент я все уже решил.

– Вы не так часто выходили на поле в последних матчах чемпионата Франции. Почему же Ги Лякомб хотел видеть вас в составе?
– Нет, почему же, я получал хорошую игровую практику. Просто когда стало ясно, что в команде не останусь, тренер перестал выставлять меня на игру. И это объяснимо. Кстати, за день до отъезда Лякомб хлопнул меня по плечу и немного грустно улыбнулся: «Не передумал?» «Нет», – ответил я. Хотя понимал и понимаю, что ему сейчас действительно непросто.

– В Париже всего один клуб в отличие от Москвы. Почувствовали разницу?
– Конечно. Ажиотаж, давление со стороны журналистов, болельщиков огромное!

Такая же ситуация и в Марселе. Спрос огромен, ведь оба клуба давно не добивались успехов. Это напряжение не все выдерживают.

– А ваш переход в «Марсель», о котором много писала французская пресса этой зимой, был действительно реален?
– Да. И личный контракт южане предлагали мне очень хороший. Но «ПСЖ» не хотел меня продавать, а «Марсель» не соглашался на аренду. Да и потом взаимоотношения между клубами очень натянутые и обмен игроками не приветствуется болельщиками.

– В «Фенербахче», куда вас звал прежний наставник «ПСЖ» Вахид Халилходжич, могли себя представить?
– Если сопоставить возможность играть в Стамбуле и Москве, то, конечно, предложение моего нынешнего клуба было более ценно и интересно. Во многом потому, что я буду играть в своей стране.

– Как проходили ваши первые дни в Москве?
– Привыкал к напряженному движению в первую очередь. Рано уезжаю на тренировку, поздно возвращаюсь, а остальное время провожу в дороге, хотя так хочется побывать у всех друзей, которые зовут повидаться.

– Парижский период в вашей жизни позади. Как теперь относитесь к фразе: «Увидеть Париж и умереть»?
– Как к игре слов. Не более того. Однако Париж остается тем местом на земле, где я бы обязательно хотел еще побывать.
Источник: Советский спорт
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →