Все новости
Хоккей. Россия — Швеция. LIVE.

Эктор Бракамонте: не хочу возвращаться в Аргентину

Лидер атак футбольного клуба "Москва" Эктор Бракамонте уверен, что отлично прижился в российском футболе и пока не думает о возвращении на родину.
Футбол

Наша беседа с Эктором состоялась неделю назад в столичном торговом центре
«Атриум» на «Курской». Брака частенько захаживает сюда, благо обитает в соседнем
доме. Встретиться договорились у входа в торговый центр. Признаться, подойдя в
назначенный час, Эктора я попросту не заметил. Вдруг телефонный звонок. Слышу в
«трубке» знакомую испанскую речь. «Посмотри налево!» – поворачиваю голову
налево. «Посмотри направо!» – повинуюсь. «Посмотри прямо!» – гляжу вперед. Вот
же он! Шутник Эктор скромно сидит на каменной клумбе и ехидно улыбается…

– Эктор, о ваших успехах на футбольных полях известно практически все. А вот
«предроссийская» биография для многих остается загадкой.

– А в чем причина тайн? Я готов рассказать о себе все, что знаю. Родился в
городе Рио-Куарто аргентинской провинции Кордоба. В деревне Коронель Байхорриа,
где жила моя семья, не было больниц, поэтому маму повезли рожать в Рио-Куарто.
Долгое время я жил в Коронель Байхорриа, это примерно в семистах километрах от
Буэнос-Айреса – местечко с населением 900 человек. У нас была большая семья –
папа, мама, я, старший брат и сестра. Папа работал в типографии, мама была
учительницей в младших классах. Только в 13 лет я переехал в Рио-Куарто, где со
временем стал выступать за клуб третьего дивизиона «Эстудиантес». Когда мне было
19 лет, меня купил «Бока Хуниорс».

– О любимом занятии в детстве можно и не спрашивать?
– Конечно, я много гонял мяч. Играли во дворе с братом, с друзьями. Но спорт был
не единственным увлечением. Папа привил мне любовь к музыке. А брат научил
играть на гитаре. Так что уже в 15 лет я мог сыграть какие-то мелодии. Мой брат
до сих пор большой любитель музыки. Он играет на обычной гитаре, бас-гитаре,
пианино, барабанах, хотя и не является профессиональным музыкантом. Жаль, что я
сейчас так редко вижусь с ним и родителями: они живут в Рио-Куарто. Родители
моей жены – в Буэнос-Айресе.

– Кстати, где вы познакомились с будущей супругой?
– В Буэнос-Айресе в 1998 году. Я играл в клубе «Лос-Андес» во втором дивизионе.
А мой одноклубник собрался жениться. Так получилось, что его невеста была
подругой моей будущей жены. Через два года мы поженились. В ту пору я выступал в
Испании за «Бадахос», но на время вернулся в Аргентину, где мы и сыграли
свадьбу.

Вообще тот год был не самым удачным для меня как для футболиста. В июне 2000
года меня купила мексиканская «Америка», так что в моей карьере еще числится
четырехмесячный период «выступления» за этот клуб. Про это немногие знают, ведь
я не провел ни одного матча за «Америку» – только тренировался. Не сложились
отношения с тренером, и я вернулся в Испанию.

– «Бока Хуниорс» – клуб известный. Два года назад помимо предложения из
России вас звали в другие клубы?

– «Бока» – такая команда, в которой всегда есть спрос на каждого из ее игроков.
Помимо варианта с «Торпедо-Металлургом» в 2003 году у меня было еще шесть
предложений. Звали в Болгарию, два варианта были с Испанией… Считаю, что я
сделал верный выбор.

– Недавно вы дебютировали в роли певца на сцене одного из ночных клубов
Москвы. Если ваша команда выиграет чемпионат России, готовы дать концерт для
болельщиков?

– Если «Москва» выиграет чемпионат России, я дам концерт на Красной площади.
Причем буду петь до потери голоса. Готов даже раздеться догола… (Смеется.)

– Рок-концерт?
– Да, я люблю именно этот стиль. «Роллинг Стоунз», Боб Дилан… Российская
эстрада? Нет, здесь у меня нет предпочтений. То, что крутят по музыкальным
телевизионным каналам, мне не по вкусу – это коммерческая музыка. Русский рок?
Да, я знаю, что это такое. Актуальные песни о политике, о войне. Но, к
сожалению, я не понимаю слов.

– Каков типичный выходной день Эктора Бракамонте?
– Прежде всего – вдоволь поспать! А потом отдыхать вместе с семьей. Можно
остаться дома, можно пойти погулять по городу, в какой-нибудь парк, например. В
Москве же столько мест, где можно здорово провести время! Центральный парк
культуры, Ботанический сад, зоопарк… Всего и не перечислишь.

– В кинотеатры не захаживаете?
– Я бы с удовольствием, но почти ничего не понимаю. Так что приходится
ограничиваться телевизором. Моя дочка Хулиана тоже недавно начала смотреть
телевизор – ей уже два годика. А вот в театре я уже побывал. В «Большом» слушали
оперу «Мазепа». Великолепная музыка!

– Слышал, вы до сих пор не обзавелись в Москве машиной.
– Так и есть. У меня есть права, но я просто не люблю водить. Пользуюсь метро,
такси, на базу езжу на клубном автобусе. В общем, особых проблем нет.

– В столичных клубах премьер-лиги выступает несколько аргентинцев. С ними
часто общаетесь?

– Регулярно. Общаемся с Павловичем, Кавенаги, Родригесом… Часто гуляем вместе с
Монтенегро, у которого тоже маленькая дочка. Моя жена Фернанда дружит с его
женой.

– Слышали новость про Монтенегро? (По иронии судьбы наша беседа с Эктором
состоялась в тот день, когда трех игроков «Сатурна» – Монтенегро, Идальго и
Дельгадо – выставили на трансфер. – Прим. ред.)
– Слышал. Мне сложно судить, правильное это решение или нет. В конце концов,
я не тренер «Сатурна». Просто таков футбол. В один день тебе говорят, как много
ты значишь для команды, в другой – что ты ей не нужен. Сыграл пять-шесть матчей
плохо – отправляйся домой.

– С Кавенаги на обещанную им рыбалку еще не съездили?
– Пока нет. Станет еще теплее, может, выберемся. Кстати, в прошлом году мы
вместе с Павловичем, Пинто (хавбек, приобретенный «Торпедо-Металлургом» вместе с
Бракамонте, но не подошедший команде. – Прим. ред.) и сотрудником посольства
Аргентины в Москве Алехандро Пинейро отправились в Подмосковье порыбачить на
озеро. Рыбак из меня никудышный: поймал лишь несколько мальков. Но главное, что
мы здорово провели целый день вместе.

– В начале апреля вы продлили контракт с «Москвой» до 2009 года. Какие
обстоятельства могут заставить вас вернуться в Аргентину?

– Я не хочу возвращаться в Аргентину! Я играю в прекрасной команде, в прекрасном
чемпионате. Ко мне очень хорошо относятся в клубе, и у меня хорошие отношения с
болельщиками. Далеко не всюду можно добиться такого. В январе у меня было
предложение перейти в «Сан-Лоренсо», мог играть в Кубке Либертадорес… Вроде бы
заманчиво, но я даже не стал обсуждать этот вариант.

– В прошлом году вы тесно подружились с партнером по команде Мариушем Йопом.
Сейчас в команде он ваш самый близкий друг?

– Мариуш – мой сосед по комнате на базе. Но и с остальными игроками я сошелся.
Стига (полузащитник Стэнтон Фредерикс – Прим. ред.), Джяукштас, Макс Белецкий,
Стас Иванов и остальные… Все в нашей команде – классные парни!

– Если бы вы были вправе определять «Наше всё» для «Москвы», кому бы отдали
голос?

– (После долгой паузы.) Всему коллективу. На сегодняшний день лучшее в нашей
команде – эта сама команда. Поэтому мы в лидерах чемпионата.

– Главный недостаток российского футбола – это…
– Климат. Из-за холодов, снега и дождей даже сейчас многие поля не приобрели
достойный вид. Страдает техника футболистов, меньше красоты, изящества.

– А главное преимущество?
– Конкретно для меня? (Задумывается.) Если честно, то долгие каникулы. В
межсезонье мы отдыхаем почти два месяца. Ни в одном другом месте мира нет таких
долгих каникул.

– Кстати, в минувшее межсезонье вы побыли в испанском городе Бракамонте. Не
от него пошла ваша фамилия?

– Это местечко недалеко от Саламанки, дословно означает «Сообщество Бракамонте».
Но связь с моей фамилией тут едва ли стоит искать.

– А что означает ваша фамилия, никогда не задумывались?
– «Монте» – это по-испански гора. А вот «Брака»… В принципе, если чуть
переставить буквы, получится «кабра» – по-испански «коза». «Кабра дель монте» –
горная коза! Забавно!

– Сейчас все только и говорят о том, что Эктор Бракамонте примет российское
гражданство и будет выступать за сборную России…

– Не думаю, что это произойдет.

– Почему? Вы – лидер «Москвы», «Москва» – один из лидеров чемпионата России…
– Я приехал в Россию, чтобы выступать за здешний клуб, а не за сборную. Кроме
того, у меня уже есть два паспорта – аргентинский и итальянский. Итальянский мне
сделало руководство «Бока Хуниорс» в 2002 году, чтобы я не считался иностранцем
в Европе. Теперь, получается, будет уже третий?

Я не родился в России, не говорю по-русски… Как же я буду играть в сборной? И
вообще, по-моему, все это неуважительно по отношению к ее тренеру и игрокам.
Сборная России попросту не нуждается в нападающих.

Комментарии (0)
Партнерский контент