Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Тарас Бурлак
Текст: «Чемпионат»
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»

Бурлак: моя футбольная мечта – вернуться в «Локомотив»!

Тарас Бурлак, ставший гостем «Чемпионата», ответил на критику Рината Билялетдинова и рассказал весёлые истории о Самаре и медведях в городе.
Футбол

Защитник «Рубина» Тарас Бурлак провёл последние полтора сезона в «Крыльях Советов». Доказав свою состоятельность и в ФНЛ, и в высшем дивизионе, футболист готов вернуться в Казань и побороться за место в составе. О времени, проведённом в Самаре, о локомотивском прошлом и карьерных перспективах Бурлак рассказал в эксклюзивном интервью «Чемпионату».

«Было неприятно после слов Билялетдинова»

— После матча с «Анжи» вы написали в «Инстаграме»: «Спасибо всем тем, кто в нас «верил». Кто-то из ваших знакомых думал, что «Крылья» отдадут игру без борьбы?
— Нам всю неделю звонили ребята из других команд: мол, понимаем, у вас с «Анжи» дело решено. Мы вообще не понимали, о чём речь. Было много сигналов и от болельщиков: типа, не вздумайте! Было обидно: вроде весь сезон бились, старались, а тут такие неприятные слова. В первом тайме начали свистеть с трибун, когда у нас не пошла игра. Хотелось доказать, что люди не правы насчёт нас. Думаю, удалось.

— Девятое место для «Крыльев» — это круто?
— На данный момент это был максимум, которого мы могли добиться. Разве что при удачном стечении обстоятельств были шансы догнать «Урал». А глобально — и по составу, и по возможностям большего добиться было сложно. По крайней мере губернатор был доволен, ведь перед нами стояла задача попасть в десятку.

— Уже встретились с губернатором?
— Да, после сезона собрали банкет, где был и губернатор. Николай Меркушкин — приятный человек. Я, кстати, знаком с его племянником в Москве. Губернатор нас поздравил и поделился первым инсайдом — что сотрудничество с Франком Веркотереном продолжится.

— Но вам-то этот инсайд ни к чему. Вы же вроде возвращаетесь в «Рубин»?
— Всё верно. Я пообщался с генеральным директором «Рубина». Разговор получился коротким: «Что думаешь»? – «Хочу играть». – «Где?» — «В «Рубине». «Всё, 19-го числа собираешься, будем работать вместе». Насколько я знаю, у самарцев с «Рубином» даже разговора не получилось: они хотели меня оставить, но Казань была категорически против.

— Как оцениваете свои шансы в основе «Рубина»?
— В «Рубине» есть сильные защитники, такие как Кверквелия, Бергстрём, Пилявский. Не считаю, что я хуже кого-то. Соломона я прекрасно знаю – трудно понять, почему он не показывает такого футбола, как раньше. Я считал его одним из лучших защитников чемпионата России. Может, дело в не очень хорошо отлаженной командной игре. Но я всё равно чувствую у себя хорошие шансы, особенно после общения с руководством.

— Что думаете о ситуации с новым тренером «Рубина» (беседа состоялась ещё до появления информации о договоренности с Хави Грасией. – Прим.ред.)?
— Конечно, хочется, чтобы всё поскорее решилось. Слышал, что рассматривают Семака, Черчесова, Сёмина, иностранцев… Из тех, кого называли, знаю Сёмина, при нём играть начинал. Про Черчесова слышал много положительных отзывов, о Гончаренко тоже много хорошего говорят. Да и с иностранными специалистами у меня никогда проблем не было – что с Коусейру, что с Биличем, что с Веркотереном.

— Зато у вас была проблема с отечественным специалистом. Ринат Билялетдинов, будучи тренером «Рубина», приходил к нам в редакцию и нелестно отозвался о вас. Читали то интервью?
— Да, и мне было очень неприятно. А что до его слов… Когда я приходил в Самару, у спортивного директора, селекционеров поначалу были опасения. Но за полтора года у меня не было ни одного конфликта, ни одной проблемы ни с кем в клубе. Все, с кем я работал всё это время, на заявления Билялетдинова готовы ответить, что всё это бред. В «Крыльях» я полтора года жил на базе, даже не снимал квартиру – полностью сосредоточился на футболе. Понимал, что надо доказывать всё своей работой.

После ухода Саярыча я общался с ребятами в Казани. Даже повара и сотрудники, которые работали на базе, были в недоумении. Никто не понимал, почему он так жёстко обо мне отозвался. Ведь у меня с ним не было конфликта. Может быть, ближе к сердцу воспринимал мою ситуацию – ведь он знал меня с малых лет, поэтому и требовал большего.

— После той ситуации не хотелось позвонить и высказать всё, что накипело?
— Нет, и сейчас не хочется.

— А вы после того интервью ещё не виделись?
— Потом я уже ушёл в аренду. Но, честно говоря, не понимаю, как мы с ним не пересеклись – я ведь с его сыном Динияром в одном доме живу, и Саярыч там часто бывает. Всё к лучшему – я ушёл, в итоге получил игровую практику.

— Многие считают, что Билялетдинов перевёл методы работы с молодёжными командами на взрослых игроков, из-за чего в «Рубине» и не получилось. У вас было такое ощущение?
— Действительно, у него было достаточно конфликтов, ещё когда в команде были игроки уровня Ерёменко, Торбинского. Открытых конфронтаций особо не было, за исключением случаев с Карлосом Эдуардо и Марко Девичем. На самом деле, когда меня отправили в дубль, в той ситуации мне очень помог Девич. Мы всё это проходили вместе. Он говорил: «Терпи. Время всё расставит на свои места». Это человек, который в 32-33 года поиграл в сборной Украины, в «Шахтёре» — и Саярыч сказал, что он не профессионал! При этом в сборной и в клубе все говорили, что это самый профессиональный игрок – ходил сам в тренажёрный зал, работал с собственным тренером по физподготовке. Слова о непрофессионализме по отношению к такому человеку звучат как минимум некрасиво. Возможно, Билялетдинову было удобнее работать с молодыми игроками, а не с теми, кто мог ему что-то ответить.

*** «Эдуардо дал понять: я прима, а вы тут все никто!» ***

— При этом в том сезоне «Рубин» претендовал на хорошее место.
— Да, заняли пятое место. Тогда ребята показывали свой максимум, много было тех, кто не играл в Премьер-Лиге стабильно, – во многом всё получилось на эмоциях. А может, только лишь на эмоциях.

«Дзюба попал в наш самарский капкан»

— Матч со «Спартаком», когда проиграли 0:4, а вы «попали под Дзюбу», в вашей рубиновской карьере – самый кошмарный?
— Да я вообще только четыре матча отыграл за «Рубин». Наверное, это был один из самых неприятных. Ещё было грустно на молодёжном чемпионате Европы с Голландией, когда нам пятёру отгрузили.

— Дзюба – «танк»?
— Хороший футболист. Не я один от него пострадал. Но приятно, что в этом сезоне он попал в наш самарский капкан. Сумели удержать. Но всё равно тяжело с ним играть, когда у него такие партнёры. В «Спартаке», кстати, Якин любил, когда в команде есть высокий нападающий – вся игра шла через длинные передачи. Но в матче «Рубина» против «Спартака» была моя вина – я три месяца пропустил из-за травмы боковой связки. У Саярыча была дилемма, кого ставить: меня или Наваса. Я сказал, что уверен в себе. Может, был не до конца готов. Но опять же, всё, что ни делается, – к лучшему.

— Как остановить Дзюбу? Есть ли противоядие?
— Один на один с ним играть можно, но сложно — нужно, чтобы кто-то страховал. Он хорошо играет вверху, контролирует мяч, играет корпусом, часто толкается руками.

— Кто круче в сборной России – Дзюба или Смолов?
— Они разные. Я думаю, что играть будет всё-таки Дзюба, который может зацепиться за мяч, придержать. Смолов – всё-таки больше игрок на скорости плюс может сыграть на фланге. Поэтому, думаю, он останется в запасе. Хотя, наверное, у Слуцкого ещё будет болеть голова на эту тему. У Кокорина не лучший период, но потенциал огромный.

— А что думаете насчёт потенциала всей сборной России?
— Травма Дзагоева – огромная потеря. Это ключевой игрок, один из лучших в нашем чемпионате. В первую очередь надо ставить задачу по выходу из группы, а там уже идти шаг за шагом. У нас такая сборная – может выстрелить, а может и проиграть. Но думаю, что всё будет нормально – как говорят ребята, атмосфера в команде неплохая.

— Мечту вернуться в сборную ещё храните?
— Конечно, хочется попасть в команду. Читал интервью Слуцкого о Новосельцеве: он чётко объяснил, что весь сезон его команда играет в три защитника – перестроиться на схему с четырьмя может не хватить времени. Поэтому он берёт проверенных игроков из топ-клубов.

— Вы были в сильном клубе – «Локомотиве», из которого как минимум три человека вызывались в сборную, но приняли решение уйти. Ни разу не пожалели? Или сделано – так сделано?
— Конечно, «Локо» — это топ-клуб. Уходя, я понимал, что мне нужен новый вызов. К тому же я переходил не куда попало, а в «Рубин», хоть и в стадии перестроения. А у казанцев по российским меркам тоже топ-клуб. Пока что с Казанью у меня не сложилось, но думаю, теперь будет всё нормально. Сейчас в «Рубин» пришло очень амбициозное руководство, которое хочет построить сильный клуб. Слышал, что будет серьёзное усиление команды, хороший тренерский штаб. Да, из «Локомотива» было неприятно уходить. Не скрою, моя футбольная мечта – вернуться туда.

— Была ли в вашем уходе из «Локомотива» финансовая причина?
— Финансы тут ни при чём. Я переходил в «Рубин» примерно на такие же условия, клубы между собой договорились. Я не держу ни на кого обиды, и из «Локо» меня никто палкой не гнал. Наоборот, говорили, что я могу оставаться, постараться конкурировать. Это было моё решение. Я посовещался с родителями и агентом – решил, что что-то нужно менять.

— А другие ребята из «Локо»?
— У всех разная ситуация. С Дьяковым не продлили контракт, как и с Полозом. Оздоев тоже перестал играть, хотел получить новый вызов.

«Наверное, я не стоил 4,5 млн евро»

— В прессе называлась сумма вашего трансфера – € 4,5 млн. Вам польстили такие цифры?
— Я понимал, что это большая сумма – возможно, я и не стоил этих денег. Наверное, дело в лимите, российском паспорте. К тому же тогда я был помоложе, был более перспективным и вызывался в сборную. Многовато, но раз «Рубин» заплатил такие деньги, значит посчитал, что я их стою.

— Алексей Зинин, работавший в то время в селекции «Локомотива», говорил, что ваша основная проблема – не в футбольной составляющей, а в «отношении к жизни, искажённой картине восприятия себя». Есть что ответить?
— Не знаю, как он составил такое мнение. Я с ним в «Локомотиве» общался нечасто.

— «Мало думать, что ты сильней условного Чорлуки, нужно сделать так, чтобы это было очевидно и для тренера», — ещё одна цитата Зинина. Согласны?
— Что до Чорлуки, скажите, кто в нашем чемпионате сильнее него? Я считаю, что он намного сильнее, чем Гарай и любой другой защитник в нашем чемпионате. И себя уж точно выше его не ставлю, и в этом плане обид не было. Нужно объективно смотреть на вещи. Это игрок своей сборной, у которого мало слабых мест.

— В прошлом вы говорили, что вели бы себя иначе, мудрее в некоторых ситуациях, если бы прошлое можно было изменить.
— Это касается в первую очередь конфликтных ситуаций в «Локомотиве» — например с Ольгой Смородской. Был неприятный разговор, кажется, по поводу контракта: я резко высказался. Теперь, оглядываясь назад, думаю, что стоило повести себя иначе.

Да и в некоторых других ситуациях я бы промолчал, не так выразил своё недовольство. Да, любой уважающий себя футболист будет не рад, если не получает игровой практики. Но выражать это можно в общении с близкими, но не выносить это в раздевалку и на поле. Я обсуждал ситуацию с ребятами, с которыми мы были на одной волне. Может, мы вели себя неправильно – нужно было больше работать. Я был моложе. Хотя порой вижу и 30-летних игроков, которые ведут себя так же. Может быть, дело не в возрасте – такая психология.

— 2011 год стал лучшим в вашей карьере – вы играли и при Красножане, и при Коусейру.
— Это правда. В переходном чемпионате, когда ввели систему «осень-весна», я сыграл все матчи. В следующем году, когда попали в еврокубки, – тоже.

— При Коусейру «Локомотив» хорошо стартовал, но в концовке сезона «подсел». В чём видите причину?
— Наверное, молодым игрокам не хватило опыта. Когда турнир поделился на восьмёрки, в каждом матче были сильные соперники, каждая игра была как финал. Тогда играли мы с Беляевым, Оздоевым, Владом Игнатьевым, Подберёзкиным. Если бы Подберёзкин остался, думаю, заиграл бы. Жозе общался со всеми на равных, у него был европейский подход. Может, где-то не так построил тренировочный процесс – но это уже вопрос к нему самому.

Один на один с Дзюбой играть можно, но сложно — нужно, чтобы кто-то страховал. Он хорошо играет вверху, контролирует мяч, играет корпусом, часто толкается руками.

— Чем вас удивил Славен Билич?
— Впервые за мою карьеру именно при нём футболисты отправились на сбор с жёнами. Я привык к тому, что на сборах ты постоянно бегаешь и в день по три тренировки. А с Биличем на втягивающем сборе у нас была одна тренировка в день, постоянно работали с мячом.

Билич — хороший тренер и человек. После ошибок в двух матчах игрока обычно убирают из основы, а он вызвал меня к себе. Славен сказал, чтобы я не переживал, что верит в меня, что все ошибаются. После этого один матч мы сыграли хорошо, а в следующем я снова ошибся! Ну, тут уже любой игрока уберёт. Мне винить было некого, кроме себя.

— Уходя из «Локо», вы решили изменить обстановку?
— Обстановку не хотел менять – я знал в клубе всех, чувствовал себя как дома. Выходить из зоны комфорта – стресс для организма. Но футбол – это главное, ради него нужно было что-то делать.

— Тогда у вас состоялся разговор с Билялетдиновым?
— Все думают, что меня он приглашал в клуб, но это не так. Переговоры состоялись ещё до его прихода с гендиректором Громовым. Я бы в любом случае туда перешёл, вне зависимости от того, оказался бы там Билялетдинов или нет.

— Переходя в «Рубин», вы получали гарантии, что будете играть?
— Ни один клуб не даёт таких гарантий – ни «Рубин», ни «Крылья Советов». Первые два тура в Самаре я не играл, даже удивлялся: неужели я совсем плохой, что даже в первой лиге не выхожу? Но потом дождался своего шанса, мы провели 10 игр на ноль. После сезона тренерский штаб даже извинился за то, что не выпускали в первых турах. Вот, Паша Яковлев – хороший игрок, но когда перешёл в Самару, год практически не играл, хотя на тренировках всё было нормально. Просто ему было сложно вписаться в схему: сзади у нас бетон, а в атаке акцент был сделан на незаменимом Молло, плюс большой нападающий – либо Корниленко, либо Яхович. У Паши были шансы только тогда, когда мы использовали трёх игроков в атаке.

— Вас с Максимом Беляевым одно время называли будущей связкой центральных защитников в сборной. Как думаете, почему у Максима не сложилось в «Локомотиве»?
— Мы с ним играли вместе, но потом я продолжил выходить, а у Максима как-то не задалось. У него был вариант уйти в Тулу, уже обо всём договорились, но Кучук сказал ему сперва сыграть игру за дубль. Он вышел на тайм и порвал крестообразную связку. Но всё равно он молодец, сейчас с «Арсеналом» вышел в Премьер-Лигу. Я спрашивал у своего лучшего друга Саши Фильцова про Максима. Он говорит, что тот играет неплохо. Сейчас будет выступать в РФПЛ.

— С Беляевым держите связь?
— Нет, не общаемся. Меня больше на вратарей тянет, я с ними хорошо дружу: с Фильцовым, с Лобанцевым.

Тарас Бурлак и руководитель отдела «Футбол» Денис Целых

Тарас Бурлак и руководитель отдела «Футбол» Денис Целых

Фото: Денис Тырин, "Чемпионат"

«Форварды в ФНЛ «бегают под мостом»

— Какие вещи больше всего шокировали в первом дивизионе?
— Примерно представлял, что там будет. Бесспорно, для защитника это хороший опыт – в ФНЛ много борьбы, прессинга. Мы называем это «бегать под мостом» — из-за того, что очень много игры за счёт передач верхом, а ты постоянно под ними. Естественно, были очень сложные перелёты. Хорошо, что у нас был сдвоенный выезд в Южно-Сахалинск и Владивосток. Мы неделю там жили.

— Как выдержали такой перелёт?
— Прилетели в Сахалинск, в восемь часов по московскому времени была игра, в районе семи все сонные вышли на разминку — там бетонное поле, а многие на шипах… Но выиграли 3:0. На самом деле у нас с «Анжи» был объективно самый сильный состав в первой лиге. Осталось много ребят из Премьер-Лиги, поэтому в некоторых играх за счёт класса выигрывали. После того матча полетели во Владивосток, тренировались там пять дней, перестроились на местное время, прошлись по сопернику катком 5:0 и отправились в Самару.

— Между Премьер-лигой и ФНЛ — пропасть?
— В плане уровня футбола — да. Инфраструктура намного хуже. Но борьбы в первой лиге больше.

— Игра в первом дивизионе закалила?
— Как защитник, я был всегда в тонусе, постоянно участвовал в борьбе, чувствовал накал. Но всё равно лучше играть в Премьер-Лиге. Первый дивизион – немного не то. Поиграв там, я заметил, что в ФНЛ есть действительно много неплохих игроков, которых можно взять в Премьер-Лигу. Например, когда играли с «Волгарём», запомнился Александр Жиров. Я всегда обращаю внимание на защитников, которые читают игру, могут отдать первый пас, а не просто биться и открываться. Сразу бросилось в глаза, что он умно играет. Теперь он очень хорошо выступает за «Анжи».

— Первый дивизион, наверное, шок для иностранного тренера?
— Думаю, да, Веркотерен был в шоке. Он, конечно, говорил, что ему интересно посмотреть нашу страну от Калининграда до Сахалина. Думаю, что ему понравилось и в Калининграде, и во Владивостоке. Что-то, конечно, не устраивало, например гостиницы, стадионы не самого хорошего качества, дороги. Впрочем, в Самаре дорог вообще практически нет.

— Во Владивостоке ностальгия не накатила? Вы ведь родом оттуда.
— Приятно было увидеть родной город, который действительно изменился с тех пор, как я его покинул. Построили дороги, аэропорт, набережную, всё красиво. Плюс увидел ребят, с которыми играл с восьми лет до того момента, как уехал в «Локомотив». Но жить там я бы уже не смог, ведь родители переехали в Москву, а там остались только друзья и бабушка с дедушкой по папиной линии.

Я привык к тому, что на сборах ты постоянно бегаешь и в день по три тренировки. А с Биличем на втягивающем сборе у нас была одна тренировка в день, постоянно работали с мячом.

— В Москве не найдёшь такой красной икры, как там?
— Понятное дело! Но мамины и папины знакомые постоянно привозят её из Владивостока, плюс сестра мамы живёт на Камчатке. Потому нам рыбу, икру и крабов привозят всё время. Всё это у нас в изобилии.

— Дома, наверное, мясо не едите?
— Да, только рыбу. Папа прекрасно готовит красную рыбу и спагетти с морепродуктами.

— Папа ведь у вас моряк.
— Бывший. Хотя, наверное, бывших не бывает.

— Далеко ходил?
— Был в Чили и других странах Латинской Америки.

— А почему вы не стали моряком?
— В футбол как-то потянуло. Тяжело, когда ты долго находишься вне дома. Плюс тогда не было как таковой связи, мы с отцом общались раз в неделю. Да и здоровье сильно подкашивается, потому думаю, что это не моё. Если бы не стал футболистом, пошёл бы дальше учиться.

— Угощали Веркотерена красной икрой?
— Нет. Как и во всех командах, в «Крыльях» за день и во время игры дают бутерброды с красной икрой. Естественно, не с таким густым слоем, как дома. Да и иностранцы не совсем понимают нашу кухню, не всем нравится.

«В Самаре у нас космический переводчик!»

— Как вам работалось с Веркотереном? В апреле у вас были какие-то интересные тренировки на меткость, даже ролик снимали.
— У него действительно бывает много чего интересного. Например, на сборе в Абу-Даби чего мы только ни делали: катались на велосипедах по трассе Формулы-1, играли в гольф, пейнтбол, спускались на байдарках. Франк старается разнообразить тренировки, сделать team-activity. Порой некоторым, и мне в том числе, хотелось уже просто потренироваться, чем заниматься всем этим.

— Хоть в чём-то Веркотерен обрусел за то время, что работает в России? Может, на банкете водку залпом выпил?
— Нет, он больше по вину. Да и по-русски он не очень хорошо говорит.

— А вы английский подтянули с ним?
— Всё, что он говорит по-английски, я понимаю, а вот разговаривать сложнее. Но у нас переводчик просто космический, знает 12 языков! Что услышит, сразу переводит на три языка – с русского на английский, фламандский, французский. У этого человека, наверное, компьютер в голове.

— В Самаре самый крутой игрок – Молло?
— Молло – хороший игрок с не очень хорошей репутацией во Франции. Он сам говорил, что там его ни в одну команду не возьмут, потому для него чуть ли не единственный вариант – остаться в России. Вопрос – в каком клубе. В Европу его не возьмут из-за тяжёлого характера.

— В матче с «Зенитом» он вышел и зажёг.
— В тот момент он ещё мало с нами тренировался, дней 10. Мы не знали, чего от него ожидать.

— Не объяснял, почему его во Францию не возьмут?
— Все там считают, что у него очень сложный характер, что он думает только о себе. Вообще, за пределами поля он больше общался со своими ребятами – с Бруно, Шелдоном. А так, он нам очень помог. Конечно, были моменты, где он заигрывался, передерживал мяч, назад не отрабатывал, но это компенсировалось игрой в атаке.

— В чём его фишка?
— У него низкая посадка, как у Агуэро, очень тяжело подступиться, хорошо закрывает мяч, плюс у него очень быстрые ноги. Его накрываешь, а он всё время в сторону мяч убирает и успевает прострелить. В общем, хорошо простреливает, плюс владеет отличной стартовой и дистанционной скоростью.

— На тренировках с ним непросто?
— Я с ним всегда в одной команде играл. Бывали, конечно, игры три на три, четыре на четыре, но я старался к кому-нибудь другому идти, чтобы с ним не играть. Как правило, центральные защитники не очень быстрые, потому нам с такими игроками тяжело.

Тарас Бурлак

Тарас Бурлак

Фото: Денис Тырин, "Чемпионат"

«Водичка в Волге мутненькая, но поплавать можно»

— Вопрос от читателя. За то время, что выступали в Самаре, успели искупаться в Волге и побывать на «Дне»? (Серафим, Самара)
— В пивном ресторане? Там не был. Но в последнюю неделю у нас была акция. Мы с несколькими игроками ездили на завод «Балтики». Интересно было посмотреть, как варится пиво.

— Попробовали?
— Нет, «Балтику» как-то не очень хочется пробовать, не внушает доверия! (Смеётся.) А в Волге купались. Мне говорили: не купайся, может что-нибудь вылезти. Я искупался – и ничего! Мутненькая, конечно, вода, но поплавать можно. Говорят, на другом берегу красивее. У бывшего администратора там была своя сауна, куда семьями приезжали, шашлыки жарили. В этом году не дали лицензии, не удалось туда выбраться.

Георгий Лория не рассказывал об интересе к нему «Челси»?
— Рассказывал, конечно. Но когда он что-то говорит, невозможно не смеяться. У него чисто грузинский акцент, его все за него подкалывают. Хотя для грузина он неплохо говорит по-русски, как и его девушка. А из «Челси» у него действительно было предложение. Он рассказывал, что не сложилось, потому что сборная Грузии не входила в топ-70. Ему звонил спортивный директор «Челси», так как он был единственным вратарём в статусе свободного агента.

— Он сильно расстроился, что мог оказаться в Лондоне, а продолжил карьеру в Самаре?
— Он сам понимал, что там вряд ли бы играл. Здесь он играл довольно хорошо и много, потому думаю, Георгий ни о чём не жалеет.

— Вопрос от читателя. Что для вас ближе – Казань или Самара? (ks-serega)
— На данный момент всё-таки Самара, потому что я провёл в ней полтора года. В Казани у меня был год, наполненный не самыми яркими впечатлениями. Хотя Казань, конечно, красивый город, но когда не выходишь на поле, накапливается негативный ком.

— Ещё один вопрос от читателя. Кого вы считаете самым сильным центральным защитником в мире, в РФПЛ и с российским паспортом? (Михаил Кольцов)
— В РФПЛ — Чорлука. В мире — Хуммельс больше всего нравится, а из россиян, скорее, Игнашевич. Хотя и Василий Березуцкий неплох, их можно уже как одно целое воспринимать.

— Вы выложили в «Твиттере» радость игроков «Лестера». Болели за «лис»?
— Вообще, я за «Манчестер Юнайтед» болею. Но раз у «МЮ» ничего не получилось, пускай чемпионом будет «Лестер». Думаю, 90% людей, которые следят за футболом, болели за них. Такой неординарный случай, когда команда, в которую никто не верил, добилась феноменального достижения.

— Как болельщик «Юнайтед» радовались уходу ван Гала?
— Не то чтобы радовался. Но раз не получилось, надо уступить место Моуринью. Теперь потратят ещё 200 млн евро на трансферы — думаю, должны что-то выиграть. При таких болельщиках, истории, средствах должно всё наладиться.

— В последнее время все критикуют защитников в «МЮ». Вам нравится комплектация игроков обороны?
— Смоллинг – очень хороший защитник. Джонс тоже хорош, хоть и достаточно травматичен. Блинд, мне кажется, вообще не центральный защитник, скорее фланговый или опорник. Рохо тоже левый защитник. Думаю, что Смоллинг-Джонс – хорошая связка.

— Не пересекались с Рохо на поле, когда он за «Спартак» выступал?
— Может, и играли в Премьер-Лиге. Но Маркос тогда не был таким запоминающимся игроком, чтобы на него обращать особое внимание.

«Неделю посмеялись над ошибкой журналиста, а потом забыли»

— Вас, наверное, часто спрашивают, как там поживает Милан Родич?
— Да, мы неделю посмеялись, а потом уже как-то не смешно было. Ну перепутал человек, с кем не бывает. Можно было подыграть, но просто тогда мы бились с «Уралом», игра была напряжённая, счёт 0:0, было как-то не до шуток. Я торопился в раздевалку, чтобы не пропустить установку на второй тайм.

— Не было жалко того журналиста?
— Кто-то говорит, что надо было развернуться и уйти, кто-то предлагал с акцентом или по-сербски попробовать поговорить. Я поступил так, как в тот момент подсказала интуиция. Было весело, но не обидно. Все ошибаются. Может, плохо играю, потому и не знают меня! (Улыбается.) Но насколько я знаю, этот человек уже не первый раз так ошибается.

— В поисковике рядом с запросом вашей фамилии высвечивается Милан Родич и «Тарас Бурлак и его девушка».
— У меня сейчас нет девушки, потому не знаю, что это за запрос. Наверное, очень старый.

— В Самаре же самые красивые девушки. Как же так?
— Раньше, говорят, действительно так было, но даже местные жители рассказывают, что сейчас похуже. Может, все в Москву уехали. (Улыбается.)

— Девушки нет, потому что полтора года на базе сидели?
— Я же не один сидел! У нас половина команды на базе жила. Снимать квартиру, жить там одному и разговаривать самому с собой — тоже не вариант. На базе же убирают, стирают, кормят три раза в день, есть Интернет, телевидение, плюс ребята живут рядом. Торговый центр рядом, могли в любой момент сходить в кино, съездить в ресторан. База находится в центре города, вокруг парки. Свои плюсы были.

— Сейчас многие футболисты рано женятся. Вам уже 26.
— Я как европеец — в 30 женюсь! (Смеётся.) А так, пока не судьба, наверное. Размениваться не хочется, хочется, чтобы раз и навсегда. Пока не встретил своего человека. Но я не парюсь по этому поводу.

«Пойти в агенты? Смотря какая комиссия!»

— Вы в агенты не собираетесь пойти?
— Смотря какая комиссия будет! (Смеётся.) Может, мой агент Сергей Пушкин потом возьмёт к себе. А так, я ему немножко помогаю, он много кого подписывал по моим наводкам.

— Одно время ходили слухи, что вами интересуется «Зенит». Были ли предложения из Питера?
— Думаете, меня «Зенит» из первой лиги взял бы?

— Ткачука же взяли.
— Но он был свободным агентом, его не в основу брали — притом не тренеры, а руководители. Он пришёл, а ему Виллаш-Боаш говорит: «А ты кто?» С другой стороны, «Зениту» сложно отказать после Самары, после первого дивизиона. Сейчас Денис в «Рубине», ему вроде всё нравится.

— Есть у вас какие-нибудь цели и мечты в карьере кроме попадания в «Манчестер Юнайтед»?
— В «Юнайтед» уже поздновато, в таком возрасте уже не берут. Хотя общался с тренерским штабом, спрашивали, есть ли у меня желание поехать в Европу. Я сказал, что не против. Но предложений нет, потому обсуждать что-то нет смысла. Конечно, не хотелось бы ехать в команду-аутсайдер. Вот если бы предложил какой-нибудь середнячок наподобие «Крыльев Советов», я бы спокойно поехал.

— В условный «Андерлехт» бы поехали?
— В принципе я готов что-то новое попробовать, изучить язык, посмотреть другой футбол. Но, пока предложений нет, загадывать не вижу смысла.

— По ходу карьеры были какие-то предложения из Европы?
— Только Казахстан какой-нибудь. Шутка! Не было и Казахстана. Но когда ещё в юношеской сборной играл, лет в 17, Андрей Талалаев говорил, что пара-тройка человек из команды на карандаше у «Арсенала». Но у «Арсенала» таких – человек 70. А конкретных предложений из-за границы не было. Даже слухов.

«Вспомнил, что Дзюба читает — и взял «Графа Монте-Кристо»

— В «Твиттере» вы написали: «Настоящий друг с тобой, когда ты неправ. Когда ты прав, каждый будет с тобой».
— Это я ретвит сделал чей-то. Естественно, такое проявляется не только в футболе, но и в жизни. Когда у тебя всё хорошо, все рядом. Чуть что происходит не так, остаются только самые преданные.

— Кто у вас самые преданные друзья в футболе?
— Фильцов, Лобанцев, плюс ещё один друг, с которым мы с 14 лет в интернате «Локомотива» были. Сейчас в Белоруссии играет, у него скоро ребёнок родится, я должен буду стать крёстным. Может, в Минск полечу, или он приедет.

В ФНЛ много борьбы, прессинга. Мы называем это «бегать под мостом» — из-за того, что очень много игры за счёт передач верхом, а ты постоянно под ними.

— Планы на отпуск уже есть?
— 26-го мне надо в Казань слетать, отвезти трудовую книжку. Хотелось бы, конечно, где-нибудь отдохнуть, но пока не получается. У Лобанцева диплом, Фильцов домой полетел в Амурскую область. У них сейчас там пожары начались, рассказывает, что два медведя в город зашли — не знаю, что он будет там делать. Чочиев тоже домой летит, во Владикавказ. У всех остальных жёны, Янбаев сына воспитывает, у Григорьева контракт заканчивается, ему не до этого, у Канунникова тоже уже ребёнок родился. Я один остался, тяжело кого-то вытащить. Может, куда и слетаю. Но если что, просто дома побуду с родителями.

— Какой предпочитаете досуг – книжки или фильмы?
— Фильмы в последнее время смотрю редко. Хотя недавно досмотрел третий сезон «Физрука» на базе. Читаю «Графа Монте-Кристо», осилил много биографий: Фергюсона, Тайсона, Болта.

— Какая больше всего понравилась?
— Фергюсона. Очень запомнилась его фраза: сильный футболист, приходя в слабую команду, становится слабым, а средний игрок, приходя в сильную команду, становится сильным. Заставляет задуматься. Вообще, читаю по настроению. Бывает, что не хочется, а потом накатывает, и проглатываю книгу за неделю-две.

— Почему именно «Граф Монте-Кристо»?
— Пришёл в книжный, выбор огромный. Долго думал, что взять, потом вспомнил, как Дзюба говорил в интервью «Чемпионату», что эту книжку читает. Решил тоже попробовать.

*** Дзюба: люди ждут, когда ты оступишься, чтобы добить тебя ***

— Вы играли на приставке с чемпионом России в симулятор FIFA.
— Знакомый фотограф Василий Пономарёв пригласил меня сыграть с чемпионом. Хорошо, что с ним в одной команде играл. Он похвалил меня, сказал, что хорошо играю. Но мне больше хоккей нравится, я его три раза обыграл в него. В NHL всё более динамично – броски, постоянная борьба, а в FIFA пока до ворот добежишь…

— Вы сказали, что надеетесь вернуться в «Локомотив». До сих пор команда в сердце?
— Я этого и не скрываю, 10 лет там провёл. Если будет предложение из «Локо» и от других московских команд, естественно, выберу клуб, чьим воспитанником являюсь. Этот клуб в моём сердце навсегда. Моя цель и мечта – вернуться туда. Но для этого надо показывать больше, чем сейчас. И начать наконец играть в четыре защитника. (Улыбается.)

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент