Камил Гросицки
Фото: Reuters
Текст: Сергей Титов

Польская рулетка. Вылечить игровую зависимость и попасть на Евро

Камил Гросицки впадал в игровую зависимость, много пил, дрался с президентом клуба. А теперь едет на Евро ведущим игроком сборной Польши.
2 июня 2016, четверг. 21:01. Футбол
Форвард с пробегом. Дадо Пршо: от автомеханика до финалиста ЛЧ

– Открывай дверь! Быстро! Ну сколько можно спать…

Тренер «Ягеллонии» Михал Пробеж барабанил по двери и зло нажимал на дверной звонок. Вообще-то он добрый, но Камил Гросицки довёл до такого состояния, что его разъярённый ор было слышно на всю окраину Белостока. Странно – тренер обычно кричит на игрока, когда он не выкладывается на занятиях или в матчах, а Пробеж приехал с гневной тирадой прямо к дому Гросицкого, с роскошным садом и прудом, где водится много рыбы. Утром тренер вышел на тренировку «Ягеллонии» в Погожалеке, посмотрел на команду и задался вопросом, где опять носит Гросицкого. А он валялся в постели и спал сладким сном.

Пробежу приходится колотиться минут пять, пока парадную дверь не откроет девушка Гросицкого — Доминика. Тренер сразу спрашивает, где Камил, убеждается, что дома, с разрешения девушки врывается внутрь и наблюдает картину – спящего подопечного, с бледным лицом и 10-килограммовыми мешками под глазами. Опять загулял с другом по «Яге» — польским армянином Вааном Геворгяном. Только тот после пьяной ночи в клубе приехал в Погожалек на тренировку, а Грошик – спит.

Пробеж просит Доминику разбудить игрока – не выходит. Сам расталкивает Гросицкого – тот всхрапывает, а изо рта пахнет перегаром. Тренера «Ягеллонии» это окончательно раздражает, и он кричит на весь дом: «Камил, вставай, за тобой приехала «Астон Вилла»! Они хотят поговорить с тобой прямо сейчас!». Гросицки приоткрывает глаза и переворачивается на другой бок. Кажется, это сон.

Никаких скаутов «Виллы» в Польше не было. Зато рядом был Пробеж, готовый застрелить игрока прямо у его постели, и Доминика, смотревшая на парня осуждающим взглядом, и это был совсем не сон. Как и всё, что произошло с Гросицким за предыдущие 5 лет.

Начиналось всё радужно. Он рос в посёлке Бук, рядом с Щецином, и ходил во все возможные секции. Особенно получалось с бальными танцами – как-то раз Гросицки уехал на юношеский чемпионат Польши и вернулся домой увешанный медалями. Но второго Джона Траволты из Камила не вышло – мяч манил его сильнее, чем сцена и балетки. И даже 50 минут езды на автобусе до стадиона «Погони», где занималась его команда и квартировала основа, не смущали молодого парня. На тренировках он брал мяч в ноги и шёл в спринт – было прямолинейно, но эффективно, соперники отлетали, как от стенки. А когда «Погонь» играла домашние матчи, Гросицки подавал мячи из-за ворот Гжегожу Мильчарскому. Он только-только вернулся в Польшу из испанской «Саламанки», а до того был год в «Порту», и маленький Камил хотел таких же приключений – только с большим успехом.


А когда Гросицки дорос до основы «поморцев», его «Погонь» уже сама по себе стала командой-приключением. Её владелец – бизнесмен Антони Птак – был апатичен и холоден к клубу, зато обожал бразильский футбол. В городе Петркув-Трыбунальски Птак построил большой учебный центр для бразильцев, а потом наводнил ими «Погонь», так что в сезоне-2006/07, когда Грошик стал играть постоянно, в Щецине собралась команда из 17 бразильцев и 10 поляков. Зарубались и дрались на тренировках, пасовали только соотечественникам – не лучшее место для дебюта в большом футболе. Но Гросицки – быстрый, находчивый, с характером – спокойно освоился даже в такой команде. Правда, летом пришлось искать новое место работы. «Погонь», ставшая для футбольной Польши посмешищем, вылетела, а потом всплыли аферы Птака и команду отправили в третью лигу.

Чтобы найти команду, Камил сдружился с агентом Мариушем Пекарским, который нынче ведёт дела Мацея Рыбуся, и тот посоветовал игроку поехать на чемпионат мира U20 в Канаду, где будет много скаутов. Кстати, именно там ЦСКА нашёл себе лучшего друга «Спартака» — Давида Янчика. Но сначала нужно было поехать со сборной Польши на товарищеский турнир в Иорданию – к такому Грошика жизнь не готовила. Он объявил через прессу, что устал и не поедет, а Михаил Глобиш выкинул Камила из состава на ЧМ. Гросицки не очень расстроился – вскоре подписал контракт с «Легией».

Молодой парень из посёлка попал в Варшаву, соблазнявшую огнями, – от таких союзов у многих закружится голова. А Гросицки ещё и сдружился со старшими товарищами по «Легии», которые любили устраивать вечеринки, пить и зависать в казино в гостинице «Полония». Азартными играми Камил увлёкся ещё в 17, в Щецине, а после стабильной зарплаты в «Легии» они стали для него смыслом жизни.

Грошик стал постоянным гостем казино, а «Полония» — его любимым местом. Он пристрастился ходить туда один, без товарищей – заходил ближе к полуночи, а вываливался оттуда с утра, накануне тренировки. Обычно – проиграв все деньги, которые взял с собой. Камил не мог остановиться: когда проигрывал в рулетку, он смотрел, как играют другие. А потом, с мешками под глазами, приезжал на тренировки «Легии», где был как выжатый лимон.

Азартные игры пожирали жизнь Гросицкого – он брал деньги в долг у других футболистов «Легии», искал новые предлоги, опять играл. И опять проигрывал. Камил мог спустить в «Полонии» зарплату за три месяца, а на следующий день ходил голодный, не мог найти два злотых на проезд. В какой-то момент долги Грошика составили 300 тысяч злотых, и тогда в «Легии» решили, что зарплату будут перечислять не Камилу, а тем, кому он задолжал. Однажды он получил на руки 30 злотых монетами, пошёл в ближайший магазин и обменял их на купюры, потому что монеты были похожи на фишки в казино – именно тогда Грошик понял, что окончательно слетел с катушек. «Всем нравятся моменты риска и напряжения, но я потерял контроль над собой, – раскаивался Гросицки. – Я потерял все деньги, до последнего злотого, и не хочу ходить по улицам, где есть казино…».

Это просто игра. Футболист, который остался в тени Роналдиньо

«Легия» отправила его в центр борьбы с наркоманией на Гавайи. Местные пляжи Гросицки не оценил – он сидел взаперти с тридцатью алкоголиками, наркоманами и игроками. Каждый рассказывал о своих проблемах – один пил духи, другой нюхал клей. А Камил честно говорил об игровой зависимости. Он провёл на курсах 33 дня. Кормили его из квадратных тарелок – чтобы круглые не напоминали про игру в рулетку. «В какой-то момент я сказал себе: курва, что ты здесь делаешь?! И после возвращения в Варшаву составил подробный план жизни, вплоть до минуты, – погасить долги, купить квартиру и автомобиль, завоевать место в составе «Легии», выиграть чемпионат Польши. Даже уборка в доме вызывала наслаждение после сидения взаперти с наркоманами», – вспоминает тот период жизни Гросицки.

Игры были не единственной страстью Камила. В «Легии» за молодыми футболистами приглядывал помощник Яна Урбана — Яцек Магера. Однажды Урбан и Магера приехали в аэропорт, чтобы лететь в Щецин на матч ветеранов, и встретили Гросицкого – он тоже ждал рейса.

– И почему ты здесь? Опять едешь на вечеринку? Немедленно возвращайся домой, – сказал Магера.

Камил вежливо извинился перед Яцеком, пообещал, что на выходных будет дома. Пошёл к выходу из аэропорта. Каково же было удивление Урбана и Магеры, когда они пришли после ветеранского матча в пивной бар – там с друзьями сидел Гросицки, держа кружку пива в руках. В Щецин он прилетел следующим рейсом после своих тренеров.

В феврале 2008-го в «Легии» перестали терпеть капризы Гросицкого: отправили в аренду в швейцарский «Сьон» – на перевоспитание. Камил избавился от игровой зависимости, но остальное было ему по барабану. Он несколько раз опоздал на тренировку (всё бы ничего, да только жил Гросицки на территории стадиона), а потом спровоцировал две аварии, не имея водительских прав. Руководство «Сьона» пыталось наладить с Камилом связь, но тщетно – он отказался от уроков французского, устроенных клубом, — мол, дорого.

Швейцарцы решили подложить свинью Гросицкому, который мало играл, но постоянно влипал в неприятности. Его вызвали в кабинет руководителей, подсунули какую-то бумагу на французском. Сказали – или ты подписываешь, или не будешь играть. Гросицки не сообразил, что к чему, не стал звонить Пекарскому и подписал документ. А потом его поздравили – там было прописано, что Грошик отказывается от всей зарплаты в «Сьоне». Камил понял, что его обманули, и в Швейцарии больше не играл – иногда тренировался с дублем, но чаще работал с мячом вместе с отцом в городском парке Щецина. Места в «Легии» для Гросицкого тоже не было.

В феврале 2009-го в «Легию» позвонили из Белостока, и тот звонок оказался решающим в жизни Грошика – на другом конце провода был Цезарий Кулеша, эксцентрик, владевший «Ягеллонией». В 1990-е он танцевал в ритме диско-поло – местной попсы, ставшей фирменным знаком Польши. Его проект Green Star стал популярен, подарил Кулеше миллионные продажи кассет, а в Белостоке такую музыку слушают и по сей день. Цезарий решил – где, если не в маленьком городе, где многие друг друга знают, такой парень снова может расцвести?

Оформив аренду Гросицкого и дождавшись его приезда в «Ягеллонию», Кулеша решил отпраздновать это событие.

– Что будешь пить? – спросил диско-барон.
– Водку со спрайтом, пожалуйста, – искренне ответил ему Гросицки.

Камил полюбился болельщикам «Яги» и быстро убедил тренера Михала Пробежа в своей нужности, а Кулеша стал Большим Братом, следившим за игроком повсюду. Он контролировал город и всегда знал из своих источников, кто из футболистов провёл ночь дома, а кто — на дискотеке. Доходило до абсурда – однажды Гросицки зашёл в аптеку купить презервативы, а спустя десять минут ему позвонил Кулеша: «Так, и зачем тебе они?». Камил был поражён – откуда президент знал, зачем именно ему надо в аптеку?

Но иногда демоны, спавшие в Камиле, просыпались с новой силой. Как-то Грошик отправился гулять по ночному Белостоку вместе с тренером «Яги» Дариушем Чикером, ещё одним любителем выпивки. Маршрут был простым – сначала пиццерия «Далмация», потом алкоголь, потом поход в казино, куда Гросицки не захаживал полтора года. Кулеша – на то и Большой Брат – узнал от источников, где сидит Камил, вытащил из казино и начал бить в центре ночного города. Удар по лицу – и крик души на всю улицу: «Мне стыдно за тебя, Камил!».

Спустя несколько месяцев, когда «Ягеллония» уже выкупила контракт Гросицкого, Михал Пробеж попросил Кулешу прийти на тренировку – тренер был уверен, что Камил в последнее время принимает наркотики. Опасения не подтвердились – Грошик «всего лишь» пил. Накануне занятия он всю ночь гулял с Вааном Геворгяном по центру Белостока и распевал фанатскую песню «Яга» никогда не упадёт». Ну и заодно распивал пиво. А потом случилась та самая история, с тренировкой, которую Гросицки проспал, и приезд Пробежа. Но все выкрутасы Камила оставались за кадром – важнее было, что на поле он рвал всех. Скауты – пусть и не из «Астон Виллы» – всё чаще стали посещать матчи «Ягеллонии». Пекарски посоветовал игроку идти шаг за шагом, не стремиться сразу набрать высоту, поэтому зимой 2011-го Камил выбрал турецкий «Сивасспор».

Одно из главных воспоминаний Грошика о Турции – старт первого полноценного сезона в Турции. Накануне стартовой игры на поле вышел шаман с бараном, вытащил нож, зарезал животное и велел каждому макать пальцы в баранью кровь. Чтобы травмы обходили стороной. Местные ликовали, а Камил отвернулся от мужчины, когда он только достал нож. На просьбу сунуть пальцы в кровь сказал – нет, спасибо, таких чудес не признаю.

Вскоре он дождался, когда в Турцию приедет его Доминика, заранее выбрал в ювелирном магазине кольцо с бриллиантом и дождался, пока девушка дойдёт до мостика. Там, с трудом подбирая слова, он трижды пытался заговорить, а потом достал кольцо – вместо тысячи слов. Свадьбу сыграли в ноябре 2011-го, а среди гостей была польская диско-группа. Уговорил Цезарий Кулеша – это и был его подарок Камилу с Доминикой.


Грошик отыграл в Турции три года – пока не осталось полгода до окончания контракта. Он захотел покинуть «Сивасспор» свободным агентом, а Роберто Карлос, тренер «храбрецов», обиделся и посадил поляка в запас. Хотя он был любимцем фанатов в Сивасе, хотя его фамилию постоянно скандировали на местном стадионе – ну и что? Пекарски быстро сориентировался, на флажке зимнего окна-2014 нашёл вариант с «Ренном», пристроил клиента туда, но нужно было срочно доставить во Францию трансферный сертификат. Тогда Мариуш арендовал частный самолёт, и Камил полетел в Турцию за одной-единственной бумажкой. Цена вопроса – 100 тысяч злотых. «Вокруг ни одного пассажира, только я, мне подают шампанское. Всегда бы путешествовать в таких условиях», – с ухмылкой вспоминает Гросицки.

Во Францию Грошик прибыл созревшим мужчиной. На поле он стал местным Оле-Гуннаром Сульшером, которого тренер «Ренна» Филипп Монтанье использовал как джокера, а за его пределами – отличным мужем и отцом: он воспитывал сына Марселя от другого союза Доминики, а в 2012-м у них родилась дочка. Назвали Майей. Потом его наконец-то оценили в сборной Польши – в Кадру его вызывал ещё Лео Бенхаккер, но только Адам Навалка доверился Гросицкому на постоянной основе, сделав его игроком основы вместо Якуба Блащиковского. Камил заиграл так, что Навалке пришлось даже переставлять его на фланг, чтобы «белые орлы» могли рассчитывать и на Кубу, и на Грошика.


Что осталось от прошлой жизни Грошика, с квадратными тарелками и жуткими долгами? Только беседы с психологом – раньше они общались по три раза в неделю, теперь сократили сеансы до двух в месяц. Ну и статус души компании тоже. Иногда Камил позволяет себе повеселиться – например, выйти на улицу в костюме Бората, с накладными усами, в парике и трико. А на 26-й день рождения Гросицки устроил в своём доме в Щецине вечеринку с пляжем, для которого привезли несколько самосвалов с песком, бассейном, диджеем и фейерверками. Было так шумно, что полиции пришлось наведаться в гости. Камил вежливо извинился перед полицейским, сказал, что обязательно убавит звук.

И, конечно, продолжил отрываться с друзьями до утра.

Есть подозрение, что после всех невзгод Грошик уйдёт в отрыв на грядущем Евро…

«Эй, вы видели эту красоту?». Каким мы запомним Луку Тони
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 70
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →