«Самая красивая переводчица Премьер-Лиги» – кто она?
Фото: Instagram.com
Текст: Олег Лысенко

«И никаких мини-юбок!». Кто она, женщина на «корабле» «Ростова»?

Многие её видели – немногие что-то знают о ней. Взлёт «Ростова» — подходящий повод для знакомства с «самой красивой переводчицей РФПЛ».
9 июня 2016, четверг. 18:30. Футбол
В мужском футболе женщины наперечёт. В российском – подавно. Поэтому появление в Премьер-Лиге нового девичьего лица, ещё и столь симпатичного, не могло остаться незамеченным. Руководитель международного департамента «Ростова» Ада Назырова привыкла переводить чужие слова. От первого лица она даёт интервью впервые – о себе, Казани, Бердыеве, «Ростове», а также роли и месте женщины в мужском коллективе.

«Не смешите! Какие девушки в футболе?!»



— На скольких языках разговаривает «Ростов»?
— У нас в команде два переводчика – просто второго не всегда видно. Бако единственный среди персонала владеет фарси – помогает Азмуну и Саиду Эзатоллахи. Плюс Юра Солано иногда что-то переводит Баштушу. Я, кстати, во многом из-за Баштуша начала подтягивать португальский. В «Рубине» он мне был без надобности: Карлос Эдуардо хорошо говорил по-испански, а больше португалоговорящих в команде не было. Юо Бьюнь Су изъясняется на английском, хотя и по-русски уже неплохо понимает. На испанском разговаривает миллион людей: помимо игроков есть тренерский штаб, физиотерапевт. И, наконец, наименее приспособленная группа – «французы». В «Ростове» к ней относятся Канга и Мусса Думбия.

— И вы всеми этими языками владеете?
— В совершенстве – испанским, французским и английским. Хуже обстоят дела с португальским и итальянским, который последнее время практически не пригождался. Помимо этого достаточно сносно объясняюсь на каталонском. Русский и татарский – не в счёт.

— Где учились?
— В Казанском государственном университете. По первому высшему образованию я филолог по специальности «Испанский язык и литература», по второму – переводчик с французского языка.

— Как в вашей жизни появился футбол?
— Это был 2009 год. «Рубин» играл в Лиге чемпионов. Перед приездом «Барселоны» казанский клуб обратился на наш факультет с просьбой предоставить переводчиков с испанского. Со специалистами этого профиля в городе было туго. Помимо того что привлекли весь преподавательский состав, осталось место для двух студентов. Одним из них была я. Моей зоной ответственности были приезжие журналисты – со многими из них поныне общаемся, переписываемся. На следующий год меня прикрепили уже к руководителям «Барсы». Эту делегацию разделили на две части – мне «достались» адвокат, спонсоры. Впоследствии я продолжала следить за футболом, за «Рубином» дистанционно. Всегда нравился испанский чемпионат. Одно время работала в другой сфере – военным переводчиком летала в Венесуэлу. И вот в 2013 году совершенно случайно узнала, что «Рубин» ищет толмача, владеющего тремя языками. Знакомый спросил: «Не хочешь сходить?». Я удивилась: «Не смешите! Какие девушки в футболе?!». Но пошла. Встретилась с Юрой Солано, в ту пору начальником международного отдела. Он меня вспомнил по «Барселоне» и после собеседования сказал: «О’кей, ты нам подходишь».

— Хотите сказать, что в клуб РФПЛ можно прийти вот так запросто, без блата?
— Получается так. Естественно, меня проверяли, задавали вопросы по игрокам, по футбольной лексике на испанском. Ещё один переводчик тестировал на предмет знания французского языка – Артём до сих пор в «Рубине» работает.

«Господи, ну как же ты оделась, что за ужас? Воротничок заправь»



— Кто вас таким чудесным библейским именем наградил?
— Мама. Она у меня русская с небольшой примесью еврейской крови. Отец – татарин. И так как фамилия и отчество оставались татарскими, мама попросила: «Можно я хотя бы имя для ребёнка выберу?». Подготовила варианты и для сына, и для дочери. Родись я мальчиком, была бы Натаном (улыбается).

— Родители отношение к спорту имеют?
— Только как болельщики. Мама работает в сфере туризма, отец – бизнесмен. Но оба безумно переживают за «Ростов» — практически на все выездные матчи в этом году ездили ради встречи со мной и зятем. В Ростове-на-Дону их поразила атмосфера на стадионе. «Рубин» — родная команда, наш город, но, побывав на «Олимпе-2», они пришли в восторг: «Просто супер!». Мама вообще каждый матч смотрит – даже больше, чем папа, болеет.

— Замечания по внешнему виду делает?
— Контролирует, да. «Господи, ну как же ты оделась, что за ужас? Воротничок заправь. Ты же по телевизору – мы на тебя смотрим, мне звонят потом…». Смеюсь, но стараюсь прислушиваться к маминым рекомендациям. Семья – главное, что есть в жизни.

«Ты идёшь туда работать, а не заводить знакомства»



— Многие тренеры полагают, что женщине не место в транспорте футбольной команды. Курбан Бекиевич таких предрассудков лишён?
— Вы знаете, да. Он очень лояльный и мудрый человек. Вместе с тем женщина, которая попадает в футбол, должна чётко понимать, куда она идёт. Это мужской коллектив. Например, манера одеваться. Я никогда не позволю себе надеть на базу каблуки. Никаких мини-юбок. Придерживаюсь спортивного стиля. Нужно отдавать себе отчёт, что ты идёшь туда работать, а не заводить знакомства.

— Да, но перед телекамерой вы, кажется, никогда не предстаёте в «трениках»?
— В спортивном костюме я каждый день. Где-то меня как женщину это немножко утомляет. Поэтому когда выхожу с ребятами на флэш-интервью или пресс-конференцию, стараюсь быть по-разному одетой.

— Не ощущали настороженности со стороны игроков на первых порах?
— Вначале – было. Некоторые ребята удивлялись. Но в полной мере я стала работать только в Ростове, когда начала выходить с ними на поле. Очень помогло отношение игроков, с которыми мы давно знакомы, с «Рубина». Тех же Азмуна, Сесара Наваса, Нобоа. Благодаря им я легко влилась в коллектив. А вот французы некоторых вещей у нас вообще не понимают. Они воспринимают меня как маму.

— Мвила – действительно тяжёлый персонаж?
— Безумно порядочный, классный, не побоюсь этого слова, чувак. Я много помогала его жене. В повседневной жизни они раскрываются совсем по-другому, чем с журналистами. Переводчик – вообще очень сложная профессия. Мало быть просто обслуживающим персоналом – надо попытаться стать другом для них, расположить к себе. У меня ни с одним иностранцем не возникало проблем до крика. Просто иногда им бывает сложно в плане адаптации. Наверное, Яну было тяжеловато в Казани. А так – все классные ребята.

— Ещё переводчицы в Премьер-Лиге есть?
— Если не ошибаюсь, в «Зените» женщина переводит Данни и Халка. Но, по-моему, на сборы с командой она не ездит.

— Льстит, когда вас называют самой очаровательной переводчицей РФПЛ?
— Если бы меня назвали самым профессиональным переводчиком Премьер-Лиги, тогда да, был бы повод для гордости. Однажды на сайте опубликовали подборку снимков. Друзья скинули ссылку. И я по неопытности открыла комментарии… Боже, сколько же там было негатива! Как будто я сама про себя написала эту заметку. Конечно, расстроилась. Знакомые успокаивали: «Не огорчайся, с этим все сталкиваются». Я не стремлюсь к публичности и всегда повторяю коллегам: «Ребята, мы должны быть по ту сторону занавеса». Лицо клуба – это, прежде всего, футболисты и тренерский штаб. Обслуживающему персоналу следует оставаться в закулисье. Стараться быть незаметными, но профессиональными. Понятно, что ко мне чуть больше внимания – потому что я девочка. Но стараюсь уходить от этого.

«На теориях с ума сходила: стеночки, забегания, улиточки…»



— Поднаторели уже в футбольной терминологии?
— Поначалу на теориях с ума сходила: стеночки, забегания, улиточки, вертушки… Все эти слова вызывали у меня священный трепет. А потом – ничего, привыкаешь.

— Специализированную литературу почитываете?
— В основном испанскую – то, что муж (Хосе Пастор – тренер по физподготовке «Ростова». – Прим. «Чемпионата») подкидывает. Конечно, мне больше по душе художественная литература – Жозе Сарамаго, Милорад Павич… Но к советам Хосе прислушиваюсь. Он моя опора. Хотя работать с супругом в одной команде – очень сложно…

— Сталкивались с предрассудками гендерного плана?
— Конечно. Многие не верят, что женщины в принципе способны разбираться в этом вопросе. Сколько раз приходилось слышать от болельщиков: «Что делают женщины на футболе? Да что они в этом смыслят?». Каждый волен думать по-своему, но я, допустим, футбол смотрю практически ежедневно.

— Коль скоро вы так долго в футболе – надо полагать, комфортно себя чувствуете в сугубо мужском коллективе?
— Со временем какие-то гендерные моменты стираются. В команде ко мне достаточно нежно относятся – например, сумки не разрешают таскать – но иногда забывают, что я девушка. «Подай мячик», «Дай пас». В моём исполнении это, наверное, забавно выглядит. Они смеются. Но всё с любовью, опять же.

— Попинать мяч с игроками можете?
— Я им только неловкие пасы могу давать. В футбол никогда не играла – занималась другими видами спорта.

— Вы и мужа нашли в футбольной среде.
— Так получилось.

— Как?
— Познакомились в «Рубине», но это такая личная история, которую я бы не хотела выносить на всеобщее обозрение.

— Известны вам прецеденты, чтобы муж с женой трудились в одном клубе?
— Наверное, нет. Но у нас есть более яркая спортивная пара – Иван с Катериной (Новосельцев и Кейру. – Прим. «Чемпионата»). Мы к себе стараемся не привлекать внимание.

«С Курбаном Бекиевичем надо идти, 100%»



— Футболисты никогда не пытались приударить за красивой сотрудницей?
— Наверное, нет. А может, я просто не обращала внимания. В «Рубине» был большой объём работы – особенно когда в Лиге Европы выступали. Некогда было отвлекаться на посторонние вещи.

— С кем-то из «Ростова» дружите семьями?
— Очень хорошо общаемся с Сесаром Навасом и его чудесной женой. Их ребёнок Лука – маленькая копия Сесара. С супругой Нобоа Олей мы из одного города. Плюс физиотерапевт Рене с супругой, Юра Солано – такая у нас испанская мафия. Иногда выбираемся куда-то посидеть, пообщаться. Недавно купили паэльницу. Надеемся, до нас наконец-то дойдут гости, отведать домашней паэльи.

— Как происходил ваш «трансфер» в «Ростов»?
— Муж месяцев пять после «Кубани» сидел без работы, а я продолжала трудиться в «Рубине». Мы поженились, и я собиралась уже уйти из «Рубина», чтобы быть с ним вместе. Было лето, начало июня – период, когда начинаются переговоры у команд, тренеров. И ему поступило два предложение, одно из них – от «Ростова». Я сразу сказала: «С Курбаном Бекиевичем надо идти, 100%». Он подумал, всё взвесил и через три дня улетел в Турцию на сборы.

«Бердыев – галантный»



— Бердыев вас когда-нибудь удивлял чисто по-человечески?
— Будучи таким профессионалом и серьёзным человеком в профессии, в жизни он совершенно другой.

— Футболисты иной раз не прочь употребить крепкое словцо. В вашем присутствии сдерживают себя?
— Да я и сама могу употребить (улыбается)…

— Кто в «Ростове» самый галантный кавалер?
— Курбан Бекиевич – галантный. Вспоминается случай. Был март, дожди, поле – болото. И я – в кроссовках. А он берёт коврик и мне приносит: «Встань, пожалуйста, ноги не промочи»…

— Кто из легионеров донского клуба больше всех преуспел в изучении русского языка?
— Естественно, Нобоа отлично говорит по-русски – Ольга ему в этом смысле сильно помогла. Сесар хорошо говорит – столько времени в России. Очень неплохо изъясняется по-русски Канга – но только когда хочет. Когда не хочет, делает вид, что вообще ничего не понимает, но со мной такие штуки больше не прокатывают. Им всё равно комфортнее общаться, когда рядом переводчик. Бывает, стандарты начнут отрабатывать – и с противоположного конца поля уже несётся: «Ада! Ада!». Нужно с кромки быстро подбежать, непонятный нюанс разъяснить и так же стремительно ретироваться.

— Кто-то, кроме Баштуша, может по-русски спеть?
— Сесар поёт. Хосе и Рене подпевают. Одна из любимых песен у наших испанцев: «Я знаю пароль, я вижу ориентир» Веры Брежневой.

— Встречались вам более забавные и весёлые персонажи, чем Дзюба?
— Для меня весёлые персонажи – это Кристиан Ансальди, Сесар Навас. Они были душой «Рубина». Сесар – один из тех, на ком сейчас держится атмосфера в «Ростове».

— У Ансальди рот не закрывался?
— Вообще сумасшедший человек! Очень крутой. За Ансальди повсюду ездят 20 человек родственников. Крис постоянно приглашал всех к себе домой – на барбекю. Человек-праздник. Безумно любит семью и друзей. До сих пор общаемся, переписываемся.

— С какой самой чудной просьбой к вам обращались ростовские иностранцы?
— Ой, много разных просьб было. Обычно же переводчики занимаются всей жизнедеятельностью иностранцев – поиск квартиры, заполнение налоговой декларации, выбор машины, визит в парикмахерскую и т.д.

— В комичные ситуации игроки попадали?
— К Гильермо Котуньо в Казань впервые приехали мама с женой. Погостили немного и собрались обратно. Он посадил их в лифт, попрощался. Там они и застряли. Котуньо в панике – звонил второму переводчику, просил их вызволить.

«Пару раз в голову мяч прилетал»



— Не поверю, если скажете, что ни разу не становились жертвой розыгрышей со стороны игроков.
— У нас в этом плане спокойная команда. Ребята трепетно ко мне относятся. Но всё равно надо быть настороже. Пару раз в голову мяч прилетал. Я не обижаюсь – рабочие моменты. Хожу только потом, подкалываю: «Бухар, это 100% ты!». Он такой: «Да ты что! Как я мог?!».

— Футбол когда-нибудь доводил до слёз?
— Игра «Рубина» в последнем туре довела до слёз. Чуть-чуть. После того как наши второй гол «Тереку» забили, я уже переключилась на Казань. И прямо поболела за «Рубин» впервые за долгое время. Смотрела и думала: «Могут же, могут!». Там мотивация была сумасшедшая – особенно у старой гвардии – Карадениза, Кузьмина, Рыжикова…

— Медаль вам вручили?
— Пока нет. Вручение вроде бы перед началом чемпионата будет.

— Но она вам положена?
— Я не считаю себя так уж сильно причастной к этому успеху. Если мне вдруг медаль не достанется, нам с мужем одной на двоих хватит.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 391
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто вас больше разочаровал в этом розыгрыше еврокубков?
Архив →