Как сборная может сыграть с Уэльсом
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Антон Михашенок

Курс — на юг. Почему сборной России стоит перестроиться

Результаты первых матчей сборной России просто кричали о необходимости изменения стратегии. В третьей игре от этого уже не отвертеться.
17 июня 2016, пятница. 08:30. Футбол
Проблемы, с которыми сборная России столкнулась в игре со словаками, новыми не стали. Давно известно, что наша команда плохо играет в переходных фазах — из обороны в атаку и из атаки в оборону. Таково историческое наследие нашего футбола — большое внимание уделялось фазам с мячом («мяч наш» и «мяч у соперника»), и одна из основных сложностей, с которыми сталкиваются наши команды, — повысившаяся роль игры с нейтральным мячом и гибкость построений, вызвавшая бешеную моду на игру в полуфлангах, пространствах между флангами и центральной зоной.

Владимир Вайсс забил в этом плане показательный мяч — да, шикарной вышла передача Марека Гамшика, но нельзя не отметить и другое. Вайсс воспользовался сложностями с передачей нашими игроками соперников в полуфланговой зоне друг другу. Накрывать словака побежали одновременно и центральный защитник, и крайний защитник, хотя при 4-2-3-1 справиться в такой ситуации можно один в один. В итоге, даже если бы Вайсс не нашёл возможности для удара, Словакия уже получила бы в этой атаке то почти незримое преимущество, что в шахматах называется инициативой.


Однако гораздо важнее по итогам двух матчей и перед решающей игрой с Уэльсом, где нужно только побеждать, решить задачу по выходу из обороны в атаку. Здесь есть два момента, от которых нужно отталкиваться.

1. Широкова требуют вернуть в основу, но надо понимать, что Леонид Слуцкий не враг самому себе. Физически наша сборная выглядит действительно классно: Россия вытянула матч с Англией под свисток, а затем едва не справилась с задачей удвоенной сложности в последние 15 минут в Лилле. Командная физика по ходу всех 90 минут — один из козырей сборной России; больше впечатляют в этом компоненте пока только французы. Если бы Широков был готов пахать все 90 минут, то он, со своим умением отдать хотя бы одну за матч передачу из другого мира, выходил бы в старте. Вряд ли стоит ожидать, что за три дня Роман наберёт кондиции, а поэтому маловероятно, что Слуцкий станет жертвовать одним из командных козырей в пользу одного игрока.

2. Многое уже написано о том, что Слуцкий во втором тайме нашёл оптимальный вариант игры. На мой взгляд, переоценивать значение преимущества россиян после перерыва не стоит — всё же словаки откровенно обороняли 2:0, а это уже большой перевес, особенно для этого малорезультативного пока турнира. Количество и качество передач у Павла Мамаева впечатляет (за тайм он отдал больше передач, чем два десятка полевых, выходивших на поле), но это тот случай, когда цифры не должны обманывать — при более сбалансированной игре они были бы другими. Да, вариант второго тайма даже не более креативный, а просто более солидный, но, при всём уважении к Роману Нойштедтеру и Александру Головину, это было очевидно изначально.

Два этих момента, а также тот факт, что с Уэльсом придётся только побеждать, предполагают необходимость наличия в игре с британцами своего стиля. Леонид Слуцкий — лучший в России тренер по игре на ошибках соперника, но теперь необходимо нечто большее, потому что в составе соперника есть Гарет Бэйл, неудобный россиянам не только по причине того, что он звезда. Быстрый Бэйл может найти в нашей возрастной обороне больше ошибок, чем Слуцкий — во всей сборной Уэльса, а потому сыграть необходимо от своего стиля. И в этом случае будет логично обратиться к опыту самой стильной команды России — «Краснодара».

В переходной фазе из атаки в оборону «Краснодар» играет по схеме 4-1-4-1 без чёткого распределения обязанностей по игрокам центра полузащиты, но с обязательным условием, что один из них всегда остаётся чуть ниже, в зоне между линиями. В переходной фазе из обороны в атаку используется прогрессировавшее за годы на фланге умение Фёдора Смолова найти зону и умение Павла Мамаева в эту зону отдать передачу. Даже если Широков не готов играть 90 минут, его по функциям может заменить Мамаев, при условии если второй центральный полузащитник тоже возьмёт часть оборонительной работы. Игнорировать хорошую готовность и заряженность Дениса Глушакова именно на этой позиции невозможно, поэтому попробовать его в связке с Мамаевым необходимо. Олег Шатов возвращается на фланг, где чувствует себя увереннее, на другом краю остаётся Александр Кокорин — ещё один футболист, у которого всё в порядке с физикой и соответственно нужным объёмом работы в сегодняшней сборной.

Главной жертвой такого варианта становится Артём Дзюба. Обездзюбивание сборной станет резолюцией в пользу отказа от строго вертикального построения атак с минимумом передач. За попытку сыграть так говорят два фактора: во-первых, придётся побеждать британскую сборную, которую скорее поставит в тупик замысловатая игра низом и вразрез, чем прогруз на столба, во-вторых, сама эта формация предполагает более гибкую игру, чем при 4-2-3-1. Просто один факт: при подвижности опорника команда получает 11 возможностей для игры в треугольнике, при 4-2-3-1 таких вариантов 9.

Заговорив об опорнике, мы подходим к самой важной проблеме — выбору футболиста на эту позицию в такую схему. Как ни странно, но если бы сборной пришлось играть в оборону, то при 4-1-4-1 лучшим вариантом было бы выпустить Романа Нойштедтера, который знает специфику игры в центре обороны и понимает, под кого надо перестроиться. Но нам необходимо побеждать, и вот именно перед игрой с Уэльсом действительно стоит сетовать по поводу потери Игоря Денисова. Головин имеет в этой роли потенциал, но к решающим играм ещё не готов, Нойштедтер хорош в фазах с мячом, а сборной России, если следовать стилю «Краснодара», здесь нужен игрок, который силён в незаметной работе, кто-то вроде Юрия Газинского. Есть два варианта: очевидный — сыграть с Нойштедтером или Глушаковым внизу треугольника, но тогда это может разрушить или схему (Шатов окажется в центре), или равновмерность распределяемой работы (если с первых минут сыграет Широков), и неочевидный, который вы назовёте сумасшедшим.

В опорной зоне можно попробовать Романа Шишкина, и вот почему. Во-первых, он действительно много работает без мяча. Во-вторых, его основная позиция подразумевает умение играть на разных участках поля и в разных фазах игры — этим, кстати, отчасти обосновывал перевод Филиппа Лама в опорную зону Хосеп Гвардиола. Во-вторых, игра один в один против индивидуально сильных игроков не всегда здорово получается у Шишкина (достаточно вспомнить матч с «Бешикташем», когда Куарежма его извозил по флангу), но он подвижен и готов создать дополнительные треугольники с мячом и сыграть в подстраховку без мяча. В-третьих, Шишкин бывает не всегда стабилен, но у него есть качество собираться в стрессовых ситуациях — вспомните игру с «Зенитом» на незнакомой позиции. Наконец, он имеет опыт игры в опорной зоне, и Леонид Кучук, которого принято недооценивать, отмечал, что Шишкин хорошо умеет слушать и чётко выполнять указания, даже играя не на своём месте.

Конечно, вы можете сказать, что раз я такой умный, то почему тренером остаётся Слуцкий, но я лишь предлагаю вариант, который кажется выигрышным. Конечно, он кажется выигрышным только на бумаге. Конечно, тренер сборной России не тот человек, который любит риск, и меньше удивления вызовет скорее то, что состав вообще не изменится. Всё это так, но игра сборной России в двух первых турах была такой, что изменения необходимы.

Из самого северного города Евро сборная России переезжает на юг, в Тулузу. Курс на юг для того, чтобы добиться успеха, можно попытаться взять и в стратегии.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 205
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →