Леонид Слуцкий
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Олег Лысенко

Один за всех и все – на одного. В чём виноват Слуцкий?

Слуцкий поступил благородно, взяв вину за французское фиаско на себя. Но значит ли это, что он один должен нести ответственность за провал?
21 июня 2016, вторник. 17:00. Футбол
С поражением нужно переспать. Ну, переспали – и что, стала вам понятнее причина паралича, разбившего сборную России в Тулузе? Мне – нет. Обрывков мыслей – море. Склеить их воедино, так, чтобы одна не сильно противоречила другой, – не получается. Чудовищная беспомощность национальной команды породила растерянность в кругу болевших за неё. После двух часов тулузской пытки не осталось ни сил, ни желания кого-то ругать, критиковать. Потому что – старались, боролись, «претензий к самоотдаче быть не может».

А к мастерству – разве может? Оно либо есть, либо нет. Вот вышел Бэйл – и показал, в чём заключается разница между неплохими футболистами и великим. Зарядил товарищей неуёмной энергией, заразил энтузиазмом. Возглавил наступление. Маленькой персональной наградой за вдохновенный порыв неукротимому Гарету стал очередной гол, третий на турнире.

У нас такого вожака не нашлось. Но более прискорбно другое – не нашлось команды.
От слаженных коллективных взаимодействий – главного залога трёх побед в отборе (сборную Лихтенштейна, с вашего позволения, из этого ряда исключу в силу откровенной немощи последней) – не осталось и следа. Почему это произошло – главная загадка знойного тулузского вечера.

Проще всего всё списать на тактические просчёты. Слуцкий сам же и облегчил задачу диванным аналитикам и горлопанам из ток-шоу, сразу после фиаско приняв огонь на себя. В самом деле построение российской сборной даже на бумаге представлялось уязвимым. Более того – авантюрным. На практике оно оказалось элементарно недееспособным.

Несчастный Глушаков разрывался в середине поля, как та обезьяна из анекдота – и, естественно, не успевал ни впереди, ни сзади. Группы обороны и атаки существовали каждая сама по себе. Результатом этой автономности явились неприличного размера разрывы между линиями. Связать их вместе оказалось некому.

Провал в середине поля повлёк за собой ступор всей игровой системы. Наверное, его тоже можно было предвидеть. Можно ли было предотвратить – кто знает? Какой бы спорной и рисковой ни выглядела схема на доске, от людей, воплощающих её в жизнь, тоже, знаете ли, кое-что зависит. На то в конце концов и лидеры, ветераны, чтобы непосредственно на поле оперативно что-то подправить, сделать сноску на открывшиеся обстоятельства. В российской команде такого человека в критический момент не оказалось. Хотя единственный юниор в заявке в это время сидел на лавке. И захочешь – не свалишь неудачу на нежный возраст и неокрепшую психику футболистов.

Когда взрослые, бывалые мужчины табуном из шести человек бросались на одного человека с мячом, за заслуженных мастеров становилось как-то даже неловко. В этой тактической безграмотности тоже Слуцкий виноват? Сомневаюсь, что он настаивал на подобном варианте отбора. То была чистая самодеятельность и банальное нарушение игровой дисциплины. Прямое следствие паники, внезапно охватившей одну из самых зрелых – по возрасту – команд турнира.

Слуцкий не камикадзе. Разрабатывая план на игру, он, естественно, просчитывал все возможные риски. И коль скоро выбрал его, значит, был уверен в его эффективности. Не в Леонида Викторовича правилах полагаться на авось да на удачу. Но даже самый прозорливый аналитик, гуру тренерского искусства, не всегда безошибочно предугадает, как поведёт себя коллектив в экстремальной ситуации, под воздействием сильного стресса.

Российская команда повела себя непредсказуемо, если не сказать – неадекватно. Первый же серьёзный наскок валлийцев привёл её в замешательство. Два выстрела за 20 минут прикончили надежду.

Наверное, серьёзная, уверенная в себе команда, претендующая на нечто большее, чем просто участие в турнире, должна более стоически сносить подобные неприятности. ЦСКА Слуцкого, помнится, выпутывался из таких передряг, и не раз. Сборной и «сборникам» этого характера в решающий момент не хватило.

Очевидно, что психологически команда оказалась не готова к преодолению и самопожертвованию. То ли перегорела эмоционально, то ли, наоборот, не загорелась. Как результат – безнадёга в глазах и кошмар на табло.

Слуцкий поступил в высшей степени порядочно, попытавшись вывести из-под удара игроков. Такова тренерская сермяга – головой отвечать за результат. Но этот конфуз – он общий. И ответственность за него, на мой взгляд, должны солидарно разделить тренеры, футболисты и чиновники. Каждый на своём месте недоработал, и всем теперь нужно задаться вопросом: «Что лично я сделал не так?». По старой недоброй традиции назначив козлом отпущения тренера, мы сделаем ещё один уверенный шаг навстречу провалу на ЧМ-2018.

На следующий день после тулузского унижения, из поезда, бегущего в Марсель, он видится практически неизбежным.

…А Слуцкому – спасибо. За спасённую квалификацию. За сверкнувший было лучик надежды. Наконец, за открытость и стремление увлечь своей любимой игрой равнодушные к спорту массы. Не всё получилось, но он честно пытался изменить ситуацию к лучшему – и уже за одно это не заслуживает гадостей вдогонку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 216
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →