Чеченский охранник фан-зоны Парижа — о безопасности на Евро-2016 во Франции
Фото: Reuters
Текст: Григорий Телингатер

«На каждом доме сидят снайперы». Чеченец, который охраняет Евро

Чеченский охранник парижской фан-зоны рассказал о беспорядках у Эйфелевой башни, снайперах на крыше и курении марихуаны фанатами.
5 июля 2016, вторник. 20:15. Футбол
Заходишь в пресс-центр на Марсовом поле и внезапно слышишь русскую речь. На этом языке общаются охранники в фан-зоне. Обычно они обеспечивают безопасность на территории у Эйфелевой башни. Сейчас они следят за всей фан-зоной, которая расположилась у подножья самой известной французской постройки. Один из секьюрити – Иса Бакраев. Ему 51 год. Родом из чеченского села Гойты. Сейчас работает охранником в фан-зоне Парижа. «Петарды – маленькие. В трусы засунул, и всё. Мы же туда не залезаем».

– Мой рабочий день длится 12 часов: с полудня до полуночи, – рассказывает Иса. – Основная задача — искать взрывчатые вещества. Кроме того, запрещено всё то же самое, что и на самолётах.

– Никакие жидкости не пронести?
– Нет. Вдруг кислота или ещё что-то.

– Взрывчатые вещества находили?
– Ни разу, но я досматриваю только журналистов. Вы вроде порядочные люди должны быть. Верно? (Смеётся.)

– Вроде бы. Что за инцидент случился в фан-зоне на матче Германия – Италия?
– Взорвали петарду. Народ начал разбегаться, поднялась паника. Я даже не понял, что происходит. Думал, драка какая-то.

→ Петарда как бомба. Массовая давка в парижской фан-зоне

– Как вы действовали в этот момент?
– У каждого свои функции. Если на моём месте какие-то проблемы, то я звоню мобильной бригаде.



– Удалось найти человека, который взорвал петарду?
– Это знают только спецслужбы. Они по камерам всё вычисляют. Вы же здесь видели машины BRI (Brigade de recherche et d'intervention – Бригада поиска и вмешательства)? Они как ФСБ в России.

– Много сотрудников в штатском охраняют болельщиков?
– Ещё бы. В фан-зоне около 200-300 человек из разных структур.

– Снайперы?
– Да. Они сидят вокруг фан-зоны во всех зданиях. В самой фан-зоне они тоже есть.

– Снайперов абсолютно не видно.
– Конечно. Им нельзя показываться. Я только один раз видел, как выходили. Они дежурят сутками.

– В фан-зоне ежедневно взрывают петарды. Как фанаты их проносят через три уровня досмотра?
– Петарды – маленькие. В трусы засунул, и всё. Мы же туда не залезаем.

– Болельщики смотрят футбол и покуривают травку. Насколько это легально?
– Продавать запрещено. А если у тебя один косячок найдут, то это нестрашно. Тут борются с торговлей, а не с потреблением.

– 1 июля в фан-зоне задержали человека без видимых причин. Почему?
– На него лаяла полицейская собака. Её увели и позвали другую. И так по очереди гавкали три собаки. Человека обыскали, но ничего не нашли. Видимо, он до этого прикасался к взрывчатке. Его забрали на допрос.
Иса Бакраев
Фото: "Чемпионат"

Иса Бакраев


– Вы работаете в государственной структуре?
– Нет. Частное охранное предприятие. В Европе почти всё частное. У нас все начальники – белорусы. Они служили во французской армии и получили гражданство. У нас работают около 50 чеченцев, ещё есть армяне, русские, украинцы. Есть даже французы, но больше всего чеченцев.

– Я слышал, что многие из них прошли войну в России.
– Есть среди нас и такие.

– Вы тоже?
– Нет. В первую чеченскую войну уехал с семьей в Астрахань. Во время второй жил в Ингушетии. После этого уехал из России.

– Почему уехали?
– Я давно мечтал об этом. Ещё с тех пор, как служил в Германии.

– А в Германии вы как оказались?
– Раньше наши войска много где располагались. Я родом из села Гойты. Меня призвали в Чечне. Сначала полгода в Челябинске служил, потом ещё полтора – в Германии. Уже тогда увидел жизнь в Европе и захотел там остаться. Только в 2007 году исполнил свою мечту, когда мне было 42 года. Девять лет живем с семьёй во Франции. Сейчас мне 51 год, у меня четверо детей. Я уже дедушка.

– Тяжело было перевезти сюда целую семью?
– Пришлось накопить 4000-5000 евро на переезд.

– Как копили?
– У меня был магазин продуктов и машина «Волга». Я в неё 1,3 тонны помидоров загружал. Возил из Дагестана и продавал у нас в Грозном на рынке. За два часа проезжал 80 километров. По три рейса в день делал. Так и накопил.

«Пальпасон» называется. По-нашему – шмон»


– Вам кто-то помог с переездом?
– Нет. Просто купил билеты на самолёт и пришёл здесь в префектуру. В Европе каждые пять лет открывается одна страна, чтобы принять беженцев. Я даже не знал этого, но попал в нужный момент. Правда, я хотел в Германию.

– Почему?
– Там продукты лучше и дешевле. Хотя во Франции хорошая медицина и социальное обеспечение. Там я горбатился с продуктами, а тут, даже не работая, получаешь пособие в 540 евро. В Чечне такое пособие – 700 рублей.

– А работая, сколько в месяц получаете?
– Около 1500 евро. На эти деньги вполне можно жить. Я сейчас в фан-зоне досматриваю журналистов. «Пальпасон» называется. По-нашему – шмон. За час платят 12 евро. А так, обычно 10 евро в час.

– Неплохо.
– Минимальная оплата за такую работу – 7 евро в час. Это если у тебя нет никаких бумаг и ты пошёл работать неофициально. Живётся тут отлично, но по родине сильно скучаю. Надеюсь, смогу выбраться после Евро-2016.

– Во время всех матчей вы находитесь в этом шатре у металлодетектора. Не обидно, что так и не увидите ни одной игры Евро-2016?
– У меня друг футболом увлекается, а я – не очень. Я больше люблю борьбу. Иногда хожу делать мускуласьон. Как это называется по-русски? Ммм… Качаться в тренажёрном зале.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 77
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →