Германия — Франция — 0:2
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Кирилл Хаит

Германия, которую не узнали. Почему в финале французы, а не немцы

Особенности трансформации расстановки 4-2-3-1, смелость французов и неожиданная неэффективность немцев.
8 июля 2016, пятница. 12:00. Футбол
А вас, Мюллер, я попрошу остаться. Франция выбивает Германию

Такие разные 4-2-3-1


Когда у Арриго Сакки спросили, что он думает о модной схеме 4-2-3-1, тактический гуру снисходительно ответил: «Ничего нового. Это те же 4-3-3». Чаще всего так и случается: группа атаки максимально широко задействует фланги, а номинальный плеймейкер располагается достаточно далеко от чужих ворот. Идеальный пример – Озил в «Арсенале». Но иногда бывают и исключения. В полуфинале чемпионата Европы и Германия, и Франция использовали схему 4-2-3-1, которая не имела к 4-3-3 никакого отношения.

Йоахим Лёв, испытывая серьёзные кадровые проблемы, перестраховался: Эмре Джан и Тони Кроос присматривали за Погба, перекрывая ему направления для передач, Швайнштайгер начинал атаки, опускаясь между двумя центральными защитниками. Озил вполне предсказуемо играл не вингера, а инсайда, но трудно было ожидать, что на противоположном фланге Юлиан Дракслер будет делать то же самое, только ближе к чужим воротам. Так формация немцев внезапно превратилась в 4-4-2 с ромбом в полузащите и Озилом в качестве неубедительного плеймейкера.

Стартовая расстановка французов тоже оказалась формальностью. Гризманн никоим образом не плеймейкер, зато отличный второй нападающий. После потерь Франция перестраивалась на стандартные 4-4-2 с не слишком эффективными флангами и компактностью в качестве лекарства от недоработок увлекающихся атакой игроков. Но поначалу это получалось не очень хорошо.

В первом тайме план Дешама не работал


Дидье Дешам выбрал на удивление смелый вариант состава. Погба вместо Канте в связке с Матюиди в опорной зоне – значит больше мысли в позиционных атаках, больше выигранных подборов у чужих ворот, более быстрый перевод мяча с фланга на фланг. И меньше чтения чужих атак. Как и в матче с исландцами, в качестве балансира Погба выступил Сиссоко: при позиционных атаках он часто оказывался ниже Поля, страхуя его зону. Таким образом, на флангах атаки часто оказывались не Пайет и Сиссоко, а Пайет и Погба.

Это имело бы смысл, если бы Франция действительно владела мячом. Но план работал лишь в первые 10 минут первого тайма. Потом почти 70% игрового времени мяч был на половине поля французов, и большую часть матча они провели фактически по схеме 4-4-2, при которой Пайет, пока оставался на поле, был вынужден чаще обороняться, чем атаковать. А Сиссоко уже с середины первого тайма окончательно обосновался ниже Погба, который оказался один против Крооса и Дракслера.

К концу первого тайма сложилось впечатление, что немцы начинают возить соперников. Контратаки у французов не получались: они пытались разыграть мяч по стандартной схеме защитник – Погба – Гризманн – заброс на фланг, но высокий прессинг немцев срабатывал уже на первом этапе. Пять из восьми перехватов в первом тайме игроки Лёва совершили в районе центрального круга, а из 34 их подборов лишь 13 были сделаны на первой трети поля.

После забитого пенальти Дешам уже мог себе позволить поменять модель игры команды на более скромную и прямолинейную.
Франции приходилось обороняться низко, и вместе с эффективным прессингом немцев это привело к тому, что, даже несмотря на присутствие в составе одновременно Погба, Пайета и Гризманна – идеальных игроков для быстрых атак, – проводить их почти не удавалось. Единственное исключение – прорыв Жиру, которому не хватило скорости, чтобы убежать от Хёведеса, и чутья вовремя отдать пас на Гризманна. Забитый с пенальти гол не должен вводить в заблуждение: он был следствием не расчёта «синих», а собственной несобранности сборной Германии.

На второй тайм французы вышли уже совсем другими. Ставки на быстрый перепас не было и в помине, зато ставка на мгновенный отбор после потерь работала как надо. Теперь большая часть отборов и перехватов приходилась на центральную зону: включился в борьбу Погба (два отбора во втором тайме) и Сиссоко (два отбора). Не вписывающийся в силовой стиль Пайет ушёл, а сменивший его Канте играл высоко и вполне успешно справился с задачей затруднить немцам выход из обороны. Канте отдал за 20 минут всего три паса, зато на его счету два отбора, перехват и – самое смешное – выигранная воздушная дуэль.

Если бы немцы бережнее распорядились своим преимуществом в первом тайме, эта перестройка была бы запоздалой, но после забитого пенальти Дешам уже мог себе позволить поменять модель игры команды на более скромную и прямолинейную. И в отличие от Лёва, он сумел извлечь из своего преимущества максимум.

Немцам не хватило практичности


Немцы непрактичны? Звучит как оксюморон, но вчера они со своим традиционным усердием взялись доказывать, что способны на всё. В том числе на непрактичность. В первом тайме они за 10 минут нашли слабые места французов, прихватили их в центре, заставили обороняться Пайета и Погба – словом, обеспечили себе явное преимущество. Только вот воспользоваться им не смогли.

Канте отдал за 20 минут всего три паса, зато на его счету два отбора, перехват и – самое смешное – выигранная воздушная дуэль.
Главная причина банальна – потеря Гомеса. Из трёх ударов Мюллера в первом тайме лишь один был нанесён из пределов штрафной. Томас просто не получал мяч в штрафной. Выпадая из командной игры, он оттягивался назад – и помогал французам поднимать линию обороны. К тому же он так и не смог наладить взаимопонимание с Дракслером: игроки мешали друг другу, располагаясь слишком близко, но не комбинируя. В итоге полностью переигрывая «синих» на левом фланге, сборная Германии извлекла из этого только навес Хектора на Озила да разрезающий пас Дракслера на Джана. Нетипичная для немцев неэффективность.

Потеря Хедиры не оказалась фундаментальной, но решение Лёва отправить Крооса играть под нападающим усугубило её. Швайнштайгер и Джан справлялись с нагрузкой в первом тайме – пока контратаки французов завершались, не доходя до них. Волнорезом выступал Тони Кроос, который совершил пять оборонительных действий на чужой половине поля. Но во втором тайме, когда Германию счёт не устраивал, разрыв между группой атаки и остальной командой стал просто неприличным.

К этому добавилась удивительная несобранность в защите. Пенальти в концовке первого тайма, допущенный просто по небрежности, можно было бы назвать несчастным случаем, если бы он был первым. Но в четвертьфинале Германия также была намного убедительнее итальянцев, не позволяла им вернуться в игру – а потом министр обороны немцев Джером Боатенг выстрелил себе в ногу и привёз ненужный пенальти.

Выглядеть лучше соперника и проиграть из-за собственной наивности – это странное для немцев резюме вполне успешно характеризует Германию.
Невынужденные ошибки в простых ситуациях – есть ли что-то ещё более непохожее на наше представление о сборной Германии? Тем не менее в двух матчах с топ-соперниками немцы допустили две необязательные результативные ошибки. Первая, с итальянцами, по итогам матча осталась безнаказанной, а вторая стоила финала. Кстати, можно по-разному оценивать эпизод с нарушением Швайнштайгера, но назвать положение его руки «естественным» как-то не получается. Тем более через четыре дня после того, как нелепо выставленная в штрафной рука уже привела к одному пенальти в ворота Нойера.

Выглядеть лучше соперника и проиграть из-за собственной наивности – это странное для немцев резюме вполне успешно характеризует Германию. А Франция, которая лишь в полуфинале впервые встретилась с топ-сборной, продемонстрировала, что команда готова прибавить в решающих матчах.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 87
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →