Эмир Куйович
Фото: Reuters
Текст: Сергей Титов

«Никогда не мечтал играть с Иброй». Новый Златан сборной Швеции

Отбор на ЧМ-2018 сборная Швеции начинает без Златана Ибрагимовича, зато с его копией – в плане манеры игры, амбиций и жизненного пути.
6 сентября 2016, вторник. 14:30. Футбол
Путеводитель по отбору на ЧМ-2018. Группы, интриги, новые лица

Последние полтора года Сёрен Кратц, легенда шведского тренерского цеха, часто посещал родной стадион «Норрчёпинга» – смотреть на занятия команды. Кратц уже несколько лет не работал в клубной системе, а в начале 2015-го схватил инфаркт, но на стадионе его всегда ждали, а его любовь к футболу не могло остановить ничто – восемь таблеток в день, и уже можно чувствовать себя лучше.
Кратц присоединял свой голос к рёву всего города, который сходил с ума от сенсационного взлёта «Норрчёпинга», но больше всего его радовал бородач на острие атаки «пекинцев» (странное прозвище команды уходит к истории прозвищ города, но это уже другая история).

"Удивительно, как же он хорош! – говорил Кратц, вглядываясь в очередной удар бородача. – Всегда думал, как он это делает. Если бы не он, «Норрчёпинг» не смог бы осилить дорогу к чемпионству".

Бородача зовут Эмир Куйович. Кратц с ним не работал – ушёл из системы «Норрчёпинга» почти одновременно с покупкой Эмира, – но открыто им восхищался. Те самые полтора года им восхищался весь город – в играющей и атакующей команде он был к месту, как ягоды к блюдам шведской кухни. Куйович выделялся пушечным ударом, стремлением бить с любой позиции и безошибочной реализацией ключевых моментов. За сезон-2015, ставший для «Норрчёпинга» чемпионским, Куйович забил 21 мяч, но главное – забил важнейший гол «Мальмё» в последнем туре. Так «Норрчёпинг» не только свергнул «Мальмё» с чемпионского трона, но и сам завоевал золото. Горячие головы стали сравнивать Эмира со Златаном Ибрагимовичем, даже предвкушать, когда они встретятся в лагере сборной Швеции. Они стали предвкушать, но не Куйович: «Златан – лучший игрок в истории Швеции, но я не мечтал играть с ним. И не думал о том, как мы будем играть вместе. Вовсе нет».

Вы уже догадались, глядя на фамилии – Ибрагимовича и Куйовича роднит чуть больше, чем позиция нападающего и голеадорский талант.

Швеция стала домом Эмира, когда ему исполнилось три с половиной года. Семья – из боснийских мусульман - жила в Бьело-Поле, на территории современной Черногории. В 1992-м Югославия дробилась на мелкие осколки, город Куйовича война почти не затронула, но отца, как и всех мужчин, мобилизовали. Куйович-старший должен был ехать убивать в Боснию. Своих соотечественников и единоверцев, среди которых был дядя Эмира. Абсурд. Он отказался и покинул страну, взяв всю семью с собой. Из родственников Куйовича дома остался только дед
Швеция стала домом Эмира, когда ему исполнилось три с половиной года. Семья – из боснийских мусульман - жила в Бьело-Поле, на территории современной Черногории.
.

Эмир просит не сравнивать их ситуацию с тем, что сейчас испытывают сирийские беженцы – мол, в Югославии были ещё цветочки, – но зато прекрасно понимает тех людей, которые бегут в Швецию: «Если люди бегут от войны, мы должны им помочь. И если в Швеции есть место, то почему бы им не позволить жить у нас?».

Шведский интернационал. Кто составляет костяк «Тре крунур»

Шведские журналисты уверяют, что в суждениях, ходе мысли Эмир Куйович – очень нетипичный футболист. Если Ибрагимович берёт эпатажем и имиджем плохого парня, то Куйович рассудителен, спокоен. Его голова забита не шмотками, а вопросами о жизни и смерти, гуманистическими ценностями. Он начал понимать их смысл несколько лет назад, стоя на похоронах друга.

"Легко забыть о смерти и думать, что всё будет цвести вечно. Но это не так, – убеждён Эмир. – Когда я стоял на похоронах и оглядывался вокруг, задумался: хоронили моего близкого друга, с которым я вырос. Мы тусовались почти каждый день, играли вместе в футбол. По мне бежал холодок, но я понимал, что начинаю кое-что осознавать".
Та ситуация изменила Куйовича. Во-первых, он стал намного более ответственным – год назад супруга родила ему сына, Надира, и Эмир после тренировок торопился к нему (причём в буквальном смысле: однажды его задержали за превышение скорости - 148 км/ч вместо положенных 110, и Куйович отмахивался, что ему срочно нужно было домой).
Ибрагимовича и Куйовича роднит чуть больше, чем позиция нападающего и голеадорский талант.
Во-вторых, он ударился в религию. Эмир отрастил бороду, как у пророка Мухаммеда, начал копаться в религиозно-философских вопросах, молиться по пять раз в день.

Свои голы за «Норрчёпинг» Куйович отмечал, падая на колени, как во время молитвы, а потом говорил, что вера помогла ему заиграть ещё лучше. Особенно много забивал в жару, во время Рамадана, когда ел очень мало. У фыркающих атеистов есть повод заметить – мол, Эмиру помогла не вера, а Янне Андерссон.

Куйович пересекался с тренером ещё в «Хальмстаде», где у балканского шведа не было ни такой уверенности в себе, ни града голов, а был только говорящий, наклеенный журналистами ярлык «новый Ибрагимович». В «Норрчёпинг» Эмир приехал уже с половинчатым турецким опытом за плечами – вроде и забил 12 мячей за «Кайсериспор», но на второй сезон его ждали лавка, аренда в стан аутсайдера Суперлиги и глухой запас. Андерссон вытащил Куйовича из Турции, сделал его основным форвардом «пекинцев». От этого выиграли все – «Норрчёпинг» выиграл чемпионат Швеции, Куйович стал его лучшим бомбардиром с 21 мячом, а Андерссон получил тренерский мостик в сборной. Кто знает – может, потом и прослывёт местной легендой, как Сёрен Кратц, с которым контактировал в клубе два года.

Теперь Янне хочет видеть Куйовича и в сборной Швеции. У неё снова есть этнический балканец, штампующий голы как на ксероксе – и снова лишь один. Ибрагимович-то в сборной уже закончил. Хотя они и пересекались в сборной – во время стыковых матчей за право выйти на Евро-2016. Куйович не провёл на поле ни минуты, смотрел за подвигами Златана со скамейки, но радовался вместе с командой, как умалишённый. Потом Эрик Хамрен, тогдашний тренер шведов, организовал специальный сбор для игроков, чей сезон проходил по системе «весна-осень», и технично обозначил разницу между «своими» и легионерами: «Если у вас в кошельке водятся деньги, вы можете купить себе филе говядины. Если денег почти нет, обойдётесь колбасой.
Эмир – такой же высокий (194 см) и пластичный форвард, как Ибра, который меньше говорит, но настолько же переполнен амбициями.
Но хороший повар должен уметь готовить хороший ужин и из колбасы». «Колбасный» Куйович здорово провёл сбор, забил Финляндии, поехал даже на чемпионат Европы, но и там не сыграл. Весь позитив с того турнира – стрельба по тарелочкам, которой шведы развлекались на сборе. Куйович попробовал в первый раз – понравилось.

И всё же его история напоминает сказочный взлёт футболиста, от которого подобного не ждали. До «Норрчёпинга» Куйович никогда раньше не был форвардом-киллером, провёл всего один плодотворный карьерный отрезок в Турции. А с появлением «Норрчёпинга» в жизни Куйовича всё стало меняться с калейдоскопической быстротой. Новый дом, уход в веру, отпущенная борода. Рождение сына. Воссоединение с тренером, который нашёл к Эмиру нужный ключик. Статус сильнейшего форварда чемпионата Швеции. Приглашение в сборную. Евро. Контракт с бельгийским «Гентом» – с лета Куйович играет там.

И, наконец, вновь вспыхнувшие сравнения со Златаном. Эмир – такой же высокий (194 см) и пластичный форвард, который меньше говорит, но настолько же переполнен амбициями. Когда его вызвали на Евро, Куйович не стал кривить душой: «С чего мне быть довольным тем, что меня просто позвали в сборную? Я хочу играть. И сделаю всё возможное, когда получу свой шанс».

Ему уже 28, его потолок в карьере ниже, чем у Златана, но Куйович – такой же забивной, такой же амбициозный, тоже прошедший путь беженца. И такой же неповторимый.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 53
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →