Михаил Череповский
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Александр Бессарабский

«Словесно Дзюба может уничтожить любого»

Агент Паршивлюка, Граната, Яковлева и Митрюшкина Михаил Череповский приехал в «Чемпионат» и рассказал массу интересного о своей работе.
9 сентября 2016, пятница. 08:30. Футбол
Под самое закрытие трансферного окна сразу три игрока «Спартака» – Сергей Паршивлюк, Павел Яковлев и Владимир Гранат — расстались с командой. Первые двое перебрались в «Анжи», последний – в «Ростов». Объединяет их не только прощание с красно-белыми, но и наличие общего агента – Михаила Череповского.

На этой неделе он побывал в редакции «Чемпионата» и рассказал об этих переходах и не только о них. Почему Паршивлюк не перешёл в «Олимпиакос», как он нашёл Яковлева на дворовой коробке, чем уникален Дзюба, почему Гранат ушёл из «Динамо», чем поразили тренировки Митрюшкина в Швейцарии, что связывает его с Асхабадзе – обо всём это читайте в большом интервью.

Почему Паршивлюк не перешёл в «Олимпиакос»


— Главный инфоповод нашего интервью – уход сразу троих ваших подопечных из «Спартака».
— Хочется верить, что ребята проявят себя в новых командах. Ради возможности выходить на поле все трое расторгли контракты по взаимной договорённости с руководством клуба. На данном этапе для каждого из ребят главной была возможность играть. Неправильно было оставаться ради окладов и выступать за вторую команду.

— Яковлев уже давно не играл в основе «Спартака». А почему Паршивлюк и Гранат потеряли доверие Дмитрия Аленичева?
— Это больше вопрос к Аленичеву. Я могу только догадываться.

— В любом случае — вам не кажется, что «Спартак» мог цивильнее обставить расставание с Паршивлюком? Всё-таки воспитанник клуба, в своё время был капитаном, получил травму, которая сломала его карьеру в «Спартаке», а его сослали во вторую команду…
— Травмы не сломали Сергея, он сумел даже в сборную вернуться. И сейчас прежние повреждения не мешают ему играть и тренироваться. Не думаю, что Сергея сломали травмы — скорее, недосказанность в работе с прежним тренером наложила свой отпечаток. Конечно, всё можно было обставить по-другому, без ссылок и затягивания решения вопроса, ведь Сергей в системе клуба с семи лет и работал всегда честно. В конце концов, он травмы не на улице и не дома получил, а играя за «Спартак». Понятно, что это не повод держать футболиста всю карьеру в клубе, но тогда как расценивать заявления о преемственности, каких-то традициях в «Спартаке»? Получается, это всего лишь слова? Может быть, есть смысл перестать спекулировать этими высокими понятиями? В целом не могу искать виноватых на стороне и кого-то обвинять в чём-то. Надо искать причины в себе. Может, где-то недоработали, где-то помешали травмы, но хотелось бы, чтобы к Паршивлюку подошли немного по-другому, учитывая его красно-белое происхождение. Но, видимо, на это было удобнее закрыть глаза.

— С Каррерой был какой-то предметный разговор на тему Паршивлюка?
— Насколько я знаю, нет. Если бы Каррера сказал, что ему этот футболист нужен, он бы остался. Уйти Сергей решил только после того, как окончательно понял: на него не рассчитывал прежний тренер. «Спартак» сделал ставку на Ещенко. Да, никто не может сказать, что Андрей выглядит сейчас плохо. Но разве в топ-клубе не должен быть глубокий состав, чтобы показывать максимальный результат? Мы же считаем «Спартак» топ-клубом?

— По бюджету и инфраструктуре – однозначно. Состав по российским меркам тоже приличный.
— Да, но почему-то в полузащите, в центре обороны, во вратарской линии «Спартака» конкуренция высокая, а на краях обороны её как таковой вообще нет. Как при Валерии Карпине на краях играли Дмитрий Комбаров и Паршивлюк, так до недавнего времени они и играли, правда, при Карпине как раз конкуренция была у обоих. А сейчас разве есть глубина состава на этих позициях?

— Как вы узнали о переводе Паршивлюка и Граната во вторую команду «Спартака»? Из прессы?
— Нет, я узнал раньше. Решение было принято главным тренером и руководством клуба. Никак на ситуацию повлиять было нельзя, да и смысла не было.

— Но можно же было найти им команду раньше – когда вы поняли, что на ребят не рассчитывают?
— Если бы все было так просто. Это процесс трудоёмкий. Не всегда всё складывается идеально. Например, по Паршивлюку летом был интерес «Олимпиакоса», но на том этапе возникли сложности с его уходом из «Спартака», о которых я не могу говорить по этическим соображениям… Повторюсь, расторжение контракта — это очень сложный и трудоёмкий процесс для обеих сторон.

— Тренер на игрока не рассчитывает, но его при этом не отпускают?
— Условием «Олимпиакоса» было подписать Паршивлюка в определённые временные рамки. Мы знали, что на позиции крайнего защитника у этой команды есть трудности. Знали, что там ищут правого защитника. Поэтому сами вышли на клуб с предложением. Вели диалог со спортивным директором «Олимпиакоса», которому предложили обратить внимание на Сергея. Его профиль и статистика везде есть. Сергей хотел перейти в команду, которая бы на него рассчитывала. В «Олимпиакосе» проявили интерес и выдвинули свои условия.

— А «Спартак»?
— Прямой коммуникации в «Спартаке» не было. Там все вопросы решаются коллегиально, тем более это было лето. И для обсуждения серьёзного вопроса о том, чтобы отпустить игрока, нужен не один день. Это не мнение одного человека и дело не одной подписи. Тем более что Сергей – не последний для «Спартака» футболист, он всю карьеру провёл в этой команде. А «Олимпиакос» ждал ответа в очень короткие сроки. Срок вышел – они взяли другого футболиста. Мы попросту не успели.
Сергей Паршивлюк
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Сергей Паршивлюк

Почему Гранат ушёл из «Динамо»


— По расставанию «Спартака» с Гранатом вопросов меньше – по сути, проявить себя в этой команде он так и не сумел.
— Скажем так: Владимир мог показать в «Спартаке» совершенно другой футбол. Он его не показал и сам это прекрасно понимает. На это есть причины, и не всё дело только в футболисте. Но никто не будет спорить, что на определённом этапе, играя в «Динамо», Гранат был одним из лучших защитников в стране. Да, у него не получилось в «Спартаке» раскрыть себя в полной мере. Но нельзя отрицать, что Курбан Бердыев может вывести его на новый уровень, и все снова увидят, на что способен Владимир, когда он в оптимальном состоянии. Тем более что такому порядочному человеку и игроку, как Гранат, конкуренция не страшна. Это ответственно подходящий к своей работе футболист. Опережая ваш вопрос о связи прихода в «Ростов» Владимира и ухода Ивана Новосельцева, сразу оговорюсь: думаю, что и при Новосельцеве Владимир играл бы в основе. Приход Граната в «Ростов» никак не связан с уходом Ивана в «Зенит».

→ Новосельцев пришёл в «Зенит», Гарай ушёл. Трансферы: как это было

— Тот факт, что «Ростов» финансово нестабилен, не смутил?
— Многие не поверят, но деньги – не главный фактор для Владимира. Более того, в «Ростов» мы приходим второй раз, и оба раза финансовые условия становятся на порядок хуже, чем в прежних клубах. Здесь вопрос восстановления своего реноме куда важнее как для Владимира, так и для меня.

— Почему тогда Владимир не остался в «Динамо»? Там ведь ключевым фактором стали как раз деньги?
— История простая и в то же время сложная. Когда пришло время пересматривать контракт, мы предложили свои условия. Они были серьёзные на том этапе развития футбола в России и в «Динамо» в частности. Но по законам бизнеса эти условия были предложены не для того, чтобы их получить, а для того, чтобы вступить в диалог. Обратной связи не последовало, хотя мы трижды отправляли электронные письма по просьбе клуба. Может быть, руководителей «Динамо» отпугнула первоначальная сумма. Клуб ни разу не предложил свои встречные условия, согласно которым контракт мог бы быть продлён. Хотя сам Владимир хотел остаться в «Динамо».

— Как возник вариант со «Спартаком»?
— Когда у игрока заканчивался контракт и мы не получили встречного предложения от «Динамо», то начали вести переговоры с клубами, которые были заинтересованы в его переходе. Связались с несколькими из них, в том числе и со «Спартаком», обсудили условия. Спустя время получили положительный ответ. Вот и вся история. Выходит, в «Спартаке» на тот момент Владимира видеть захотели, а в «Динамо» оставлять — нет.

— Вернёмся к истории с уходом Граната, Паршивлюка и Яковлева. По всем троим вы договорились на самом флажке трансферной кампании?
— По Паше в последний день. По Сергею чуть раньше. А Владимир уже давно готовился к переходу в «Ростов».

— Не смущала неопределённость с главным тренером?
— Нет. Мы в любом случае шли к Курбану Бердыеву.

— Который месяц назад мог оказаться и в «Спартаке».
— Если Гранат заинтересовал Бердыева, значит, он на него мог рассчитывать и в «Спартаке». Во всяком случае, для глубины состава Владимир бы точно остался.

— Не было боязни, что переходы Паршивлюка и Яковлева сорвутся и Павел с Сергеем останутся в «Спартаке-2»?
— Была. Такой вариант был вполне реален.
Владимир Гранат
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Владимир Гранат

→ «Хуже всех сработали «Зенит» и ЦСКА». Агенты — о трансферах РФПЛ

Как начинать работу агентом


— Поговорим о вас лично. В агентском бизнесе вы около 10 лет. Как попали?
— В своё время сам занимался футболом. Играл на любительском уровне, даже попал в команду мастеров, а уже после занялся агентской деятельностью. Как это произошло? Сам я из Курска, там познакомился с известными в прошлом футболистами Альбертом Борзенковым и Валерием Есиповым. Они тоже курские. Мы дружили. Когда Альберт переходил в «Томь», я познакомился с агентом Алексеем Сафоновым, который тогда плотно работал с этим клубом. Он предложил работать вместе. Это был большой опыт, за который я Алексею Николаевичу очень благодарен. Кстати, Альберт впоследствии и стал моим первым клиентом.

— Почему закончили играть?
— Попал в аварию. Мне тогда было 24 года. Не хочу рассказывать эту историю – слёзы здесь никому не нужны и не интересны. Тем более к тому моменту у меня уже было законченное высшее образование. Позже я получил ещё два: техническое и экономическое.

— А первое было каким?
Если бы Каррера сказал, что ему этот футболист нужен, Паршивлюк бы остался.
— Педагогическим. Я закончил Курский педагогический университет. Оно помогает до сих пор. Точнее, полученные знания. Ведь помимо игровой методики в работе с футболистами важны как раз психология и педагогика. По сути, это три главные составляющие работы не только тренера, но и агента.

— Итак, начинали вы у Алексея Сафонова. Почему ушли от него?
— Уточню: я работал не у Сафонова, а с Сафоновым.

— Но он же был руководителем агентства.
— Он был основателем агентства. Важна не должность, а то, какую работу ты делаешь и отношение к тебе коллег.

— Но агентство даже называется «СА — футбольное агентство». СА — Сафонов Алексей.
— Именоваться оно тоже могло как угодно. Какое выбрал название основатель, такое и было. На самом деле, агентство было мощным, и в нём работало и совершенствовалось много сильных специалистов.

— После вашего ухода из агентства Алексея Сафонова многие игроки перебрались от него к вам.
— Ушли не от Сафонова к Череповскому, а ушли с Череповским. Есть разница? Своих клиентов я сам привёл в агентство в процессе работы. А как по-другому? Я же не увёл футболистов у Сафонова – тех, которые работали с ним изначально – Рыжикова, Медведева. У меня и в мыслях такого не было.

— А почему ушли?
— На определённом этапе почувствовал, что лучше работать отдельно.

— Тяжело расстались?
— Непросто было морально. Всё-таки мы очень долго работали вместе.

— А сейчас работаете один?
— Нет, в паре с Дмитрией Кудерцевым. А также поддерживаем профессиональные отношения с агентом Сергеем Пушкиным.

— Сергей Пушкин известен не только тем, что является агентом Георгия Щенникова и Тараса Бурлака. На него было совершено два покушения. Сначала в него стреляли, а потом сожгли машину. Вы не в курсе, из-за чего всё это? Говорят, что он с кем-то не поделил какого-то футболиста.
— Говорить одно, знать – другое. Откуда я могу знать? Я вот сейчас столкнусь с кем-нибудь на улице, произойдёт конфликт, помашем кулаками. Разобью ему лицо, он разобьёт мне. И все будут говорить, что это агентская разборка? Это же так удобно — такой случай представить в другом свете. Почему никто не думает, что в случае с Пушкиным имела место банальная бытовая месть? Чтобы подобного не происходило, нужно стараться всегда честно относиться к людям и с пониманием.

— Раньше агентский мир был очень тесно связан с криминалом.
— Я, слава богу, этого не застал.

→ Кто стрелял в Пушкина? Известный агент — о покушении на него

— Что было самым сложным, когда начинали работать агентом?
— Найти контакты с руководством клубов, с теми, кто определяет их политику. А после решать те задачи, которые ставились передо мной футболистами.

— Тяжело найти контакты?
— Найти телефон не сложно, сложно установить сам контакт. Произвести впечатление, чтобы человек с тобой общался и воспринимал тебя не как очередного рвача, а как человека, который хочет помочь игроку, который вместе с футболистом хочет прогрессировать в клубе. А самое главное в профессии агента — уметь найти компромисс.
Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"

Как заприметить Яковлева на дворовой коробке


— С кем из руководителей сразу сложились хорошие отношения?
— С Романом Бабаевым из ЦСКА. Адекватнейший человек. Мне было приятно приезжать в ЦСКА и с ним общаться. В его работе все чётко и взвешенно.

— В ЦСКА есть ваши клиенты?
— Сейчас кроме Щенникова, с которым работает Сергей Пушкин, никого.

— В чём тогда суть хороших отношений с Бабаевым?
— Когда знакомились, клиентов было больше – Сергей Правосуд, Иван Таранов. К каждому из ребят руководители клуба подошли очень грамотно и гибко. Они не стали держать их на лавке. Тот же Таранов тогда только развивался. ЦСКА пошёл ему навстречу и позволил перейти в другую команду для получения игровой практики.

— У «СА — футбольного агентства» ещё лет 7-8 назад было много клиентов из «Спартака» — Бояринцев, Дзюба, Макеев, Паршивлюк, Сабитов, Кудряшов. Почему именно оттуда?
Если Гранат заинтересовал Бердыева, значит, он на него мог рассчитывать и в «Спартаке».
— Вряд ли кто-то оспорит, что спартаковская академия – одна из лучших. Волею судеб многие агенты обращают на неё внимание. Поэтому в нашей работе со «Спартаком» нет ничего удивительного. Но если брать конкретных футболистов, приведённых в пример вами, то Ренат Сабитов пришёл в «Спартак» из «Сатурна», и его переход осуществлялся при помощи Сафонова. С Сергеем Паршивлюком и Артёмом Дзюбой познакомились, когда они воспитывались в академии «Спартака», с Фёдором Кудряшовым — уже в дубле. А с Евгением Макеевым стали работать, когда он был игроком основного состава. То есть со всеми контакт был осуществлён на разных этапах их карьеры и в разных ситуациях.

— Со «Спартаком» активно начали работать при Сергее Шавло или уже при Валерии Карпине?
— Ещё при Сергее Дмитриевиче Шавло.

— Тяжело с ним было?
— Мы в основном общались с Евгением Смоленцевым, техническим директором. Могу сразу сказать, что именно благодаря ему в «Спартаке» оказался Павел Яковлев.

— Ваша находка?
— Да. С Павлом я познакомился совершенно случайно. Я приехал в Люберцы на встречу со своим товарищем, и так получилось, что общались мы около его дома. Рядом с ним находилась футбольная площадка. Грязь, дождь, ранняя весна. Но люди играли. Приметил среди них паренька. Очень удивился, когда увидел, что он вытворял. «Возюкал» всех. Тогда ему было 15-16 лет, но он уже выделялся футбольной статью. У него был красивый лёгкий бег, мягкое обращение с мячом.

— И вы решили не упускать талант?
— Я сразу же познакомился с Пашей, его мамой и первым тренером. После этого он поехал на всероссийский турнир и проявил себя. Там-то его заметили люди из «Спартака» и «Сатурна». Последние предложили ему поступить в их академию, он согласился, так как жил в Люберцах. Но и родители, и сам Павел хотели продолжить карьеру в «Спартаке». Он с детства болел за красно-белых. Когда рассказал Смоленцеву про Яковлева, он проявил живую заинтересованность. Спросил: «Что, правда он может к нам перейти?» У самого Павла тогда ещё не было контракта с «Сатурном», в клубе было просто не до того, чтобы подписывать с 15-летнем парнем соглашение. Прошло четыре месяца, мы так и не дождались контракта и в итоге перешли в академию «Спартака». Был переход из школы в школу, поэтому, само собой, ни о какой компенсации речи не шло. Это был мой самый необычный случай знакомства с футболистом.

→ Яковлев: в Люберцах, бывало, дрались 30 на 30

— Яковлев стал заметным игроком по меркам РФПЛ. Но в «Спартаке» как следует раскрыться у него не получилось. Почему?
— Надо исходить из главного. «Спартак» — топ-клуб клуб, на который оказывается колоссальный прессинг. Не каждый может в нём раскрыть себя в полной мере под столь пристальным вниманием и постоянным желанием всех достичь результата здесь и сейчас. Хотя когда Паша показывал зрелую игру, у него был полный кредит доверия от Карпина. Будучи пацаном, он не осознавал в полной мере степень ответственности, то есть играл от души, это и позволяло в совокупности показывать яркую игру. Потом что-то перестало получаться, и того доверия, что было раньше, естественно, не стало. Паша начал искать причину в себе, он вообще очень самокритичен. Порой я умолял его не копаться так в себе, но человека невозможно изменить, только чуть поправить. К каждому вопросу он подходит не с той точки зрения, что «мне должны дать», а с точки зрения «что я мог сделать, чтобы мне дали».

Как и где находить игроков


— Как обычно проходит знакомство агента с игроком?
— Если я вижу футболиста, который мне нравится, то пытаюсь его изучить. Не только профессионально, но и как человека. Личностные качества играют серьёзную роль в современном футболе. О своих клиентах сейчас я могу говорить только в восторженных тонах.

— Где вы ищете молодых игроков?
— До сих пор каждую неделю ходим на матчи детских школ в Москве и часто выезжаем в регионы. Общаемся, смотрим, завязывается какой-то диалог. Например, успешный спартаковский 96-й год мы долго вели – там и Митрюшкин, и Гулиев, и Пантелеев, и Лихачёв.

— Бывает, что молодые игроки говорят: «Нам не нужен агент»?
— Бывает. И не могу сказать, почему они отказываются.

— А зачем им агент?
— Чтобы помогать. Вот смотрите, возраст от 16 до 20 лет я называю дублирующим. Это период перехода из юношеского во взрослый футбол, который очень сложен для совершенствования молодого футболиста. Ты теперь не можешь позволить себе безрассудно возиться с мячом, позволять себе лишнее творчество, как в детстве. Нужно переходить на качественно новый уровень. Ведь если ты будешь совершать детские ошибки даже в дубле, я про основу и не говорю, то при такой конкуренции тренер просто поставит другого, а не будет тратить время на объяснение прописных истин. И агент должен давать элементарные, в том числе и футбольные советы. Быть методистом, педагогом, репетитором, кем угодно, лишь бы игрок рос, прибавлял и не допускал ошибок как на футбольном поле, так и в быту. Мы ведь становимся не просто партнёрами с футболистом, а бизнес-партнёрами, цель которых – прогресс.

— Хорошо, переход во взрослый футбол состоялся, игрок получил первый большой контракт и забыл об игре. Бывает такое?
— Да, бывает. К сожалению. И это нам тоже нужно стараться предотвращать. На футболиста влияют многие факторы, которые не позволяют адекватно оценить себя в футболе. Универсальных методов спасения нет. Подход к каждому индивидуален. Вкладываешь все свои знания и умения, чтобы человек думал об игре.

— Вы говорите, что становитесь с футболистами бизнес-партнёрами и друзьями. Слишком близкие отношения не мешают?
— Не мешают. Иногда даже становимся больше, чем друзьями. Сергей Паршивлюк – крёстный моей дочери. Я – крёстный его старшей дочери. И только близкому человеку я могу говорить правду, какой бы она ни была. Например, если игроку не нравятся действия клуба, легко могу заметить, что не прав сам футболист. И смело говорю об этом. Такие случаи были. У меня нет цели льстить игроку – повторю, нужно делать так, чтобы он профессионально рос в том клубе, который дал ему контракт. И этот контракт нужно уважать. И клуб, естественно, тоже.
Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"

Почему Зуев выбрал «Спартак», а не ЦСКА


— Ходило много слухов, что вы работали с Романом Асхабадзе в большем контакте, нежели агент — гендиректор, чуть ли не в связке. Насколько это достоверная информация?
— С Романом Гурамовичем у нас сложились очень хорошие профессиональные отношения, когда он был ещё заместителем Валерия Карпина. Но такие же отношения у меня были и с другими руководителями клубов — с самим Карпиным тоже, с Владимиром Хашигом, Валерием Михайловичем Чупраковым, Денисом Масловым, Романом Бабаевым, Зурабом Циклаури. На мой взгляд, эти люди — одни из лучших в своей сфере деятельности.

— Сразу семь ваших нынешних клиентов — Паршивлюк, Гранат, Яковлев, Кутин, Зуев, Песьяков, Макеев — имеют или до недавнего времени имели отношение к «Спартаку». Это совпадение?
— А остальных 17 футболистов из системы «Спартака» почему в списке нет?

— Тем не менее были обвинения…
— Даже обвинения?

— Да, обвинения, что молодые игроки академии подписывались именно вами, а не другими агентами. И содействовал этому как раз Асхабадзе.
— Я не могу говорить, что у меня не было контакта с Асхабадзе. Он был как с любым генеральным директором. Но мы с ним решали вопросы, касающиеся игроков основной команды. А что до подписания игроков академии… Может, это проблема тех агентов, которые не могли сделать то, что делали мы? Легче всего представить ситуацию так, что есть некий административный ресурс. А тяжелее всего сделать то, что получилось у нас и не получилось у тех, кто слухи распространяет. Асхабадзе же надо отдать должное. Ведь именно он и Карпин были инициаторами создания «Спартака-2». Это было правильным решением. И то, что Леонид Федун и Николай Писарев в РФС поддержали эту инициативу, – дорогого стоит. Вообще, Леонид Арнольдович очень многое делает для «Спартака». Что касается Писарева: у него был опыт работы с молодыми футболистами, он поддержал эту идею на уровне РФС. Зная ситуацию изнутри, он понимал, что это правильное решение. Через «Спартак-2» люди уже попадают в основу. Кутепов и Зуев – самые свежие примеры. Из «Зенита-2» в основу попали в своё время Шейдаев и Евсеев. В «Краснодаре-2» выделялся Комличенко, который уехал в аренду сейчас.

— Мы немного ушли от темы. Почему всё-таки большинство ваших клиентов выступают за «Спартак»? Вы похвалили академию «Спартака». Но разве в школе ЦСКА или «Локомотива» нельзя найти талантливых ребят?
— У нас в молодёжной команде «Локомотива» было достаточно много ребят. И сейчас один из них, Артём Галаджан, уже подходит к основному составу. Но не все доходят до уровня основы. То же самое можно сказать про «Динамо» и ЦСКА. Но в случае со «Спартаком», не скрою, есть клубные пристрастия. Я с детских лет являюсь поклонником красно-белых, и это ни для кого не секрет. Это никак не влияет на мою работу с другими клубами.

— Если молодому игроку, вашему клиенту, предложат одинаковые контракты «Спартак» и ЦСКА, вы ему посоветуете красно-белые цвета?
— Вы должны понимать, как у нас складываются отношения агента и игрока. Мы не принимаем за ребят решения. Мы всегда просим игроков, чтобы выбор они делали
По Митрюшкину у «Сьона» было два предложения в это трансферное окно – из Дортмунда и Менхенгладбаха.
сами. В человеке всегда необходимо воспитывать чувство ответственности за свои поступки и решения. Он должен понимать, что тот или иной ход может повлиять на то, что будет дальше. Футболист сам выбирает свой путь. Единственное, что может агент – посоветовать сделать тот или иной шаг. Возьмите пример Александра Зуева. У него, когда он уходил из школы «Чертаново», как раз было два варианта – «Спартак» и ЦСКА. В итоге он принял решение, к которому склонялся и я. Но если бы Саша решил уйти в ЦСКА, я бы его не отговаривал и принял бы его как правильное. Но он уже после общения с Асхабадзе сказал «да». Роман Гурамович сумел убедить игрока, что он сделает правильный выбор, перейдя в «Спартак». До ЦСКА мы даже не доехали.

— Зуев в последнее время почти не играет. Это сильно его тяготят?
— Тяготит. Саша сам понимает, что ему надо продолжать расти и совершенствоваться. Потенциал у него потрясающий. Конкретного разговора об уходе не было. Но о том, чтобы поискать варианты, мы с Сашей говорили. Для меня непонятна ситуация, когда в клубе появляется свой воспитанник, который показывает уже зрелый футбол, но его крайне редко используют в игре. По-моему, Саша уже в прошлом сезоне показал свои сильные стороны и свою состоятельность, но, тем не менее, на его позиции сейчас выпускаются другие. Вот поэтому и возникают мысли о других вариантах, и эти мысли вполне обоснованы.

— В итоге не нашли вариантов для Зуева? Или он решил не уходить?
— «Спартак» не отпустил.

— Лучше сидеть на лавке в большом клубе или играть в аренде?
— Лучше играть в большом клубе (улыбается). Мы говорим о подготовке резерва, о сложном возрасте. Необходимо подходить к воспитанию молодых игроков дифференцированно. Посмотрите, как плавно подводили к основе ЦСКА Дзагоева, Щенникова и Головина, как наигрывали Миранчука в «Локомотиве», как в своё время готовили в «Динамо» Кокорина и Смолова. Обратный пример – Никита Чернов. Но это вопрос не к тренерам ЦСКА, а скорее к тогдашнему главному тренеру сборной Фабио Капелло, которые его туда вызвал. В Европе плавный подвод молодого игрока к основе – нормальная практика. У нас это редкость, так как мы хотим результатов здесь и сейчас. Мы постоянно требуем-требуем-требуем. Как в такой атмосфере можно дать что-то? С Леонида Федуна тоже все постоянно спрашивают и требуют титулов, но в то же время все хотят преемственности и соблюдения традиций. Как говорится: всё и сразу. В итоге не получается ничего, и побед нет уже долгое время. Но он же не может сделать всё за сезон. Необходима система, стройность. Бердыев её мог привнести. Может, получится у Карреры. Надо дать Массимо поработать. Если будет такой же результат по набору очков, как сейчас, почему бы ему не дать три года? Со времён Карпина никто не вытаскивал «Спартак» выше второго места. Но никто тогда не считал его хорошим тренером, а по факту получается, что Карпин отличный тренер, если два раза смог привести команду к серебряным медалям.

— С Федуна зря спрашивают?
— В головах у нас, болельщиков, имперские амбиции. И мы кричим «Леонид Арнольдович, где результат?!». А он всё, что требуется, уже дал и продолжает давать. Разве что не сделал так, чтобы Бердыев пришёл. Что ему ещё сделать? Я бы не стал говорить, что всё зависит только от Федуна. Решения принимаются в том числе и коллегиально руководителями клуба, исходя из желаний в том числе тренерского штаба. Президент «Спартака» делает всё возможное для команды, чтобы она показывала максимум.

-Вы с интересом ждали возможного прихода Бердыева?
— Как эксперимент приход Курбана Бекиевича в команду я точно не рассматривал. У его возможного появления была вполне определённая логика. За то время, что я работаю в этой сфере, я понял, что в футболе важна системность. Бердыев – тот тренер, который может её привнести и построить в любой команде систему. Как поклоннику «Спартака», мне обидно, что этот переход не состоялся.

— Многие говорят, что Бердыев и спартаковский футбол несовместимы.
— Что такое спартаковский футбол? Для меня спартаковский футбол — тот, который приносит результат. Почему все забывают тот период, когда «Рубин» Бердыева стал играть в атакующий футбол и в чемпионские сезоны забивал больше других?

— Но Бердыев сам признал, что у него это не получилось.
— Он признал то, что в атакующий футбол с этой командой играть тяжело. Для этого нужен определённый подбор футболистов. 100 процентов – у Бердыева получилось бы поставить атакующий футбол в «Спартаке». Думаю, он смог бы привнести в команду то, чего ждут все болельщики. Проблема нас, болельщиков «Спартака», в том, что мы выросли на победах нашей команды. Но надо признать, что футбол не стоит на месте. Когда «Спартак» гремел в Лиге чемпионов, это была единственная команда такого уровня в стране. Сейчас таких клубов минимум пять. Один из них вообще выделяется своей технической базой и подходом к работе в целом. Я про «Краснодар». Все знают, какая там академия, как работает Сергей Галицкий. Но для меня было шоком то, что я увидел на клубной базе. Шокировало техническое наполнение – центр восстановительной медицины, медицинское оборудование, конференц-зал, тренажёрные залы, количество и качество тренировочных полей. Могу сказать одно – я был приятно удивлён подходом клуба и его владельца к работе с футболистами.

— Паршивлюк, случайно, не там находился, когда проходил медобследование для «Анжи»?
— Это был частный визит по договоренности с руководителями «Краснодара». Зная о высоком уровне медицинского персонала клуба, мы не могли не воспользоваться возможностью получить консультацию по недавно травмированному голеностопу от Марины Леонидовны Валовой и Дмитрия Константиновича Габелко. Получили исчерпывающую консультацию, тепло попрощались и поехали дальше. «Анжи» был ни при чём.
Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Михаил Череповский в гостях у "Чемпионата"

Почему Дзюба должен был стать капитаном «Спартака»


— Поговорим о других ваших подопечных. В чём уникальность Евгения Макеева? При всех тренерах он стабильно играл в «Спартаке».
— Его уникальность – в работоспособности, отношении к делу и физических данных. Со мной некоторые спорят, но я продолжаю утверждать: Макеев – самый быстрый защитник в нашем чемпионате и один из самых качественных. К тому же Евгений — универсал, способный сыграть на любой позиции в обороне. Куда бы его ни ставили, освоившись, он показывал футбол высокого уровня. Это доказывала его игра при Карпине и Эмери на нескольких позициях.

— Нет ощущения, что спартаковская карьера Макеева близится к закату?
— У меня такого ощущения нет, ближе к концу контракта узнаем.

— В своё время в агентстве Сафонова вы работали с Артёмом Дзюбой.
— Артём – очень сильная личность и футболист. Словесно он может уничтожить любого, и на поле его остановить крайне сложно. Дзюба, чтобы вы понимали, обладает ярко выраженными лидерскими качествами, подобных которым я не встречал ни у кого за всё время работы в футболе. Я ещё Валерию Георгиевичу Карпину говорил: чтобы использовать все сильные качества Артёма, ему можно доверить капитанскую повязку, и тогда он сможет быть ещё лучше. Он умный человек, лидер любого коллектива. Правда, бывает иногда слишком эмоциональным, но это не совсем плохое качество для спортсмена. Он не умеет проигрывать. Вокруг таких строится команда. У него есть свои плюсы и минусы, но что касается спортивного коллектива, то Дзюба – топ.

→ Ал. Миранчук: Дзюба кричал, что найдёт меня. Пусть приезжает!

— Ещё один ваш клиент — Песьяков. У него проблемы с психологией?
— У Сергея таких проблем нет, они надуманны. Очень смешно слышать мнение о нём многих людей, которые его лично не знают, но делают выводы о его психотипе.

— Чем тогда объяснить перманентные ошибки?
— Разве есть такой вратарь, который не ошибается? Даже Нойер иногда совершает ляпы.

— Но спартаковские болельщики не особо ценят Песьякова.
— Может, тогда начнём с того, что такое происходит потому, что это спартаковские болельщики? Они вообще не многих ценят, и их можно понять. У фанатов «Спартака» завышенные требования к любому футболисту, который играет в их клубе. Да и в целом, сегодня болельщики ценят, а завтра уже нет. Это нормальная тенденция для переживающих за свою команду людей.

— Что мешает Песьякову стать стабильным первым номером «Спартака» надолго?
— Мне кажется, груз ответственности и высокая конкуренция, что более логично. Артём Ребров разве не достоин быть первым?

— Не складывается впечатления, что руководство «Спартака» делает всё возможное, чтобы ваших клиентов в команде стало меньше? Половину продают, половина не играет.
— Теоретически — возможно. Но этот вопрос надо задавать руководству «Спартака», а не мне. Никаких конфликтных ситуаций у нас не было, и я уверен, что не будет. Клуб вёл себя по отношению к игрокам и к нам, их агентам, корректно. И мы поступаем так же. Ведь очень важно находить компромисс. Может, у кого-то есть определённые мысли, это вполне реально. Невозможно знать, о чём люди думают, да и желания нет такого. Нам нужно правильно и качественно выполнять свою работу по отношению к футболистам, и мы это стараемся делать.

— Сколько у вас сейчас всего клиентов?
— Около 30.

— Как-то делите полномочия о своим партнером?
— У нас одинаковые функции, которые мы выполняем параллельно. Каждый из нас знает, что делает другой.

— 30 клиентов – это предел?
— Думаю, на данный момент да.

— То есть, если какой-нибудь интересный игрок захочет с вами поработать – откажете?
— Нет, не откажемся, но даже сейчас выбор идёт дифференцированно. На данный момент нет такого, чтобы всех подписать, как лет 5-6 назад. Изучается буквально всё – чем человек дышит, что делает, его интересы. Общаемся с родителями.

— Можно сказать, что сейчас вы сосредоточены на своих клиентах и меньше внимания уделяете потенциальным рекрутам?
— Нет. Мы смотрим не только игры молодёжки «Спартака», но и других клубов. Вторые команды «Зенита», «Рубина», «Краснодара», клубов ФНЛ и ПФЛ.

— Сколько лет вашему самому молодому клиенту?
— 13.

— Не рановато? Почему решили его взять?
— Обратили внимание на игровые качества. Он быстрый и манёвренный крайний полузащитник. Далее в процессе работы будем узнавать, какой он человек. Возраст не главное. Сейчас в молодёжке «Спартака» играет 17-летний Александр Руденко. Мы с ним работаем с 14 лет. Наверное, благодаря и нашей помощи в том числе, он вышел на этот уровень. Дай Бог, чтобы и дальше у него всё получалось.

Почему Митрюшкин уехал в Швейцарию


— Каким своим трансфером вы гордитесь больше всего?
— Антона Митрюшкина в «Сьон» и Зуева из «Чертаново» в «Спартак».

— Митрюшкин целенаправленно ушёл в Европу?
— Он не хотел уходить из «Спартака». Просто за весь сезон он не сыграл ни одной игры. Антон не увидел у себя перспектив в команде на тот момент. Изначально у него была мечта играть в основе «Спартака» и потом уехать в Европу. Но получилось, что ему пришлось покинуть родину уже на ранней стадии карьеры. Мы подошли с умом к выбору команды, хотя предложений было два. На наш выбор повлияла возможность быть основным вратарем, что нам гарантировал «Сьон», и как показывает практика, ни клуб, ни мы не ошиблись в своем выборе.

→ Митрюшкин: Карпин — тренер, об Аленичеве сказать нечего

— «Спартак» мог удержать Антона в команде? Например, сделать предложение по новому контракту?
— На тот момент, когда уже был обозначен интерес от «Сьона», скорее всего, нет. «Спартак» делал нам два предложения, но мы ответа не дали, Антон хотел попробовать себя в европейском клубе, где на него рассчитывали как на первого номера. Антон — максималист и останавливаться на месте никогда не будет. Он продолжит работать и постарается выйти на более качественный уровень. Я уверен, что в ближайшие пару сезонов он будет играть в топ-чемпионате. Так же считал и Валерий Карпин, который, по сути, дал Антону путевку в большой футбол. С таким количеством игровой практики и возможности себя проявить его мастерство будет только совершенствоваться. В каждой игре у его ворот много моментов. Такого количества сейвов он не совершал, даже играя в юношеской сборной. Но тут уровень очень серьёзный, я сам не ожидал такого высокого уровня футбола в чемпионате Швейцарии.

— Если бы у Митрюшкина был выбор – вернуться в «Спартак» или принять предложение условного «Базеля», что бы он выбрал?
— Уверен, что он выберет Европу. Но не надо забывать, что у «Спартака» есть опция первоочерёдного права выкупа во время действия контракта со «Сьоном». Всё будет зависеть от выбора Антона.

— Как получилось найти контакт со «Сьоном»? Как вообще устанавливаются связи с зарубежными клубами?
— У каждого по-разному. У нас с президентом «Сьона» есть общий знакомый, через которого я узнал об интересе к Антону.

— Что в Митрюшкине есть такого, что ему помогло адаптироваться к европейской жизни?
— Коммуникабельность и знание языка. Родители Антона, честь им и хвала, с детских лет требовали от него учить английский. И теперь это ему помогает. Кстати, отец Антона очень помогает нам в работе с сыном. Владимир Михайлович Митрюшкин сам был большим игроком в русский хоккей, и его опыт для нас неоценим. Честь и хвала руководству «Спартака», что они отпустили Антона. Не стали задерживать, затягивать переход. Появилась возможность решить вопрос, найдя компромисс, они её реализовали. Всё-таки Митрюшкин играет там, где ему готовы были предоставить игровую практику, и все это понимали. Сели за стол с Александром Николаевичем Жирковым и президентом «Сьона», обговорили ситуацию, всё чётко без скандалов оформили, и мы улетели подписывать контракт. Понятно, что мне тогда было тяжело, были какие-то эмоции и двоякие чувства. Когда мы подписали контракт, Антон остался в Швейцарии, а я полетел обратно, было впечатление, будто у меня что-то украли. Как болельщик «Спартака» я понимал, что это мог быть вратарь на пятнадцать лет вперёд, свой воспитанник. А может, мне не хватало простого общения с ним. Антон – умный парень, с которым даже на бытовом уровне поговорить приятно. Но потом я прилетал к нему, видел эти тренировки в «Сьоне» и понимал, что он находится на своем месте и параллельно я видел, чего не хватает у нас.

— И чего же?
— В Швейцарии, допустим, климатические условия примерно как в России, разве что там морозы не такие лютые. Футболисты выходят на тренировку – снег лежит на поле сплошным слоем. Каждый молча выходит и начинает работать. Потом двусторонка. Пластаются в подкатах, бьются в кровь, травмы друг другу наносят. Люди выходят и убиваются на тренировках. У нас же даже я в ЛФЛ мог выйти и сказать «Эй, а вы что поле не почистили?». Там такого нет. Ты за это получаешь деньги – иди и тренируйся.

Тренировки вратарей — вообще отдельная история. Что-то подобное я видел только у Виталия Кафанова. Там такой набор упражнений, после которых невозможно не прогрессировать. Начинается с разминки, где тренер вратарей даёт пас от левой бровки, а голкипер должен в касание перевести мяч левой ногой второму вратарю, который находится у правой бровки. Потом наоборот, но передачу вратарь отдаёт уже другой ногой. И такие штуки идут двадцать минут попеременно. И это только разминка. Все с мячами, да и большинство упражнений для вратарей направлены в том числе на работу ногами. В европейских командах большое значение уделяют игре вратарей ногами. Потом начинаются другие упражнения. Представьте вратарскую площадь. Ставится четыре фишки в середине штрафной, на линии одиннадцатиметровой отметки, если проводить параллель, и на линии вратарской. Получается квадрат из фишек разного цвета, размером четыре на четыре метра. Идёт подача с фланга или угловой отметки, вратарь должен сыграть на выходе и чётко сказать при подаче, на какой фишке мяч примет. А в это время тренер с огромным матом для регби врезается во вратаря в том месте, в котором он сказал, и вратарь при этом должен не просто мяч отбить, а взять его намертво. Не берёшь – штрафной круг.

— Сурово.
— Зато это очень сильная школа.

— К слову, российские футболисты наконец-то начали уезжать в Европу. О чём это говорит?
— В финансовом плане в нашем футболе всё стало несколько сложнее, чем было раньше. Ребята поняли, что тут не заработаешь тех денег, которые были 3-4 года назад. Потому выбирают для себя то направление, где можно заработать и стать футболистом с большой буквы. Отличный пример — Крицюк. Его до отъезда в Португалию не многие знали, но мне он был известен. Поверьте, он вернулся из Португалии совершенно другим футболистом. Станислав сделал потрясающий качественный скачок. Он не понимал, куда едет. Как не понимал первое время и Митрюшкин. Уже находясь там, они осознали, куда попали. В Европе никто не сделает тебе скидку как воспитаннику, никто из болельщиков не подойдёт и не приголубит. Ты приехал туда чужаком. Ты обязан быть лучшим, чтобы играть. И то, как Крицюк сейчас играет за «Краснодар» — это показатель. Поверьте, в команду пришёл вратарь на долгие годы.

→ Дом родной не мил. Зачем российские футболисты едут в Европу

Переезд в Европу – это возможность вырасти, иначе выстроить свою карьеру. Я лично знаю, что по Митрюшкину у «Сьона» было два предложения в это трансферное окно – из Дортмунда и Менхенгладбаха. Менхенгладбахская «Боруссия» собиралась Яна Соммера продавать в «Ливерпуль», а на его место взять Антона как основного вратаря. Но в итоге англичане взяли Кариуса из «Майнца». Ко многим нашим молодым футболистам действительно проявляют интерес. И слава Богу. Нельзя бояться ехать в Европу. Это шанс, которым нужно пользоваться. Поэтому перед теми ребятами, которые не побоялись трудностей и выбрали эту дорогу, я снимаю шляпу, дай Бог им здоровья и терпения!
Антон Митрюшкин
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Антон Митрюшкин

Беседовали: Самвел Авакян, Марк Бессонов, Дмитрий Егоров и Денис Целых.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →