Роман Адамов
Фото: fc-rostov.ru
Текст: Олег Лысенко

Адамов: в сборной был ряд вонючек

Наш спецкор привёз из Ростова пламенное интервью с бронзовым призёром Евро-2008 Романом Адамовым. Не пожалейте четверти часа на прочтение.
6 октября 2016, четверг. 08:30. Футбол
Первым навестил Слуцкого в Ростове, разумеется, Адамов. Почему «разумеется»? Да потому что более близкого человека в футболе у Романа нет: тренер №1, кум и друг. Для такого гостя Леонид Викторович, естественно, нашёл окошко в своём плотном графике, между заселением в отель и теоретическим занятием.

У нас с бронзовым призёром Евро-2008 и бывшим капитаном «Ростова» времени на общение было больше. Расслабленная атмосфера тенистой ресторанной террасы и чудесная погода на дворе – пёстрое, тёплое бабье лето – располагали к неспешной беседе на свежем воздухе.

«Не думал, что Викторыч будет петь»



— Что успеваете обсудить со Слуцким в таком сжатом формате?
— Разные темы, абсолютно разные. И о футболе говорим, но его команды практически не касаемся. Человек этим живёт, болеет, переживает, поэтому своё мнение о ЦСКА мне лучше придержать при себе.

— Диму Слуцкого часто проведываете?
— Очень редко – с февраля не виделись. Плохой я крёстный! В оправдание могу сказать, что в Москве почти не бываю.

— Как получилось, что именно вас Слуцкий выбрал в крёстные?
— Сам напросился. Ещё маленьким сказал: «Когда у вас появится ребёнок, я буду его крёстным». В шутку, конечно. Но Викторыч запомнил. После рождения Димы позвонил: «Будешь крёстным». «Хорошо», — отвечаю.

— Это сколько же вам лет было?
— 23 года.

>>> «Слуцкий, распишитесь!». Что окружало матч «Ростов» — ЦСКА

— Когда Слуцкий на вашей свадьбе запел «Долбаного кота» – со стула не упали от неожиданности?
— Я – нет. Всегда от Викторыча чего-то ожидаю – разносторонняя личность. Не думал, что он петь будет. Вот это действительно стало сюрпризом. Приятным.

— Смогли бы так?
— При большом количестве людей – вряд ли. Я в этом плане чуть более закомплексованный. Хотя в КВН 20 лет назад мы всей «Олимпией» играли.

— Слуцкий сильно с тех пор изменился?
— Все люди меняются, в том числе и Викторыч. Для меня – в лучшую сторону, для кого-то – может, и в худшую.

— В молодости он мог и судье навалять.
— Если бы это происходило постоянно, можно было бы говорить о системе. А там был просто срыв, реакция на судейский беспредел. Тот судья реально заслужил. Внаглую убивал, сволочь…

Фото: Алексей Старостин, «Чемпионат»

«Если бы вышли из группы, это было бы чудо»



— Когда Слуцкий боролся с Бердыевым за золото, душа не разрывалась?
— Провокационный вопрос. Я хорошо отношусь к Бердыеву в человеческом и профессиональном плане, но со Слуцким мы, естественно, более близки. Я переживаю за него как за друга. На Евро тоже сильно болел.

— Связь поддерживали, хотя бы на уровне смс?
— В Париже виделись. Перед первой игрой я заезжал к нему в гостиницу.

— Игра команды какие впечатления оставила?
— В матче с англичанами – хорошие. Может быть, ещё и потому, что наблюдал его с трибуны стадиона. То, что происходило потом, мягко говоря, не понравилось.

Я изначально не питал иллюзий относительно этого чемпионата. Все направо и налево кричали, что из группы надо выходить, а у меня в голове крутился вопрос: на каком основании? Вы извините, но посмотрите на состав Уэльса. Да тех же словаков! У нас нет ни одного футболиста уровня Гамшика, Аллена. Про Бэйла я вообще молчу. У валлийцев процентов 80 команды – из английской Премьер-Лиги, а наша сборная всем составом в чемпионате России варится. С чего вдруг мы должны были их обыгрывать?! Если бы вышли в плей-офф, это было бы чудо. Но в любом случае в последнем матче нужно было драться. Нельзя так безвольно…

— У вас есть этому безволию объяснение?
— Есть. Давно говорю: надо убирать лимит и делать потолок зарплат. Когда на человека в 21-22 года падают миллионы долларов или евро, с этим тяжело справиться. Люди к таким деньгам подходят к 40-45 годам. А если становишься миллионером в начале карьеры – подсознательно начнёшь недобегать. Что и происходило с Уэльсом. Человек теряет мяч – и не бежит за своим футболистом!

— Вы через «испытание долларом» тоже прошли?
— Нашему поколению чуть больше повезло – мы преодолевали этапы. Женя Алдонин, Павлюченко, Аршавин, Кержаков – да все, с кем ни говоришь, – знают, что такое пустые контракты. Это когда подписываешь на пять лет с минимальной зарплатой. Условно – 500 долларов. Иди и доказывай, что достоин большего. Не выплывешь, так не выплывешь. К хорошему контракту шли годами. Да если бы мне в 20 лет с неба свалился миллион долларов, я, наверное, и на 10 процентов не реализовался бы как футболист! Это претензия не к молодёжи нынешней – к системе.

Да если бы мне в 20 лет с неба свалился миллион долларов, я, наверное, и на 10 процентов не реализовался бы как футболист!

«Калачёв в Чернобыле родился – вечно играть будет!»



— Где вам платили больше всего?
— Мне грех жаловаться. Начиная с Грозного везде были хорошие условия. «Тереку» я за другое признателен – за школу жизни. Я был самым молодым. Приходилось ставить себя в команде, не давать в обиду. Я возмужал в Грозном.

— Были инциденты?
— Всё было. Представьте себе коллектив: 22 взрослых мужика, все – с характерами. А играет 11. Как без конфликтов? В футболе это было, есть и будет.

— Блины от штанг ни на кого не падали?
— И драки были! Ничего особенного… Я не знаю, что именно произошло внутри сборной во Франции. Но это случилось явно невовремя. На коротких турнирах такие вещи недопустимы.

— Не сложился коллектив?
— Насколько я понимаю, был ряд вонючек, которые, как черви яблоко, грызли коллектив изнутри. Без фамилий.

— Многие ваши ровесники до сих пор в Премьер-Лиге пылят. В «Ростове» — Гацкан, Калачёв…
— Гацкан младше. Калачёв в Чернобыле родился – вечно играть будет!

— А вы не поторопились с уходом?
— У всех разная судьба. Но давайте реально смотреть на вещи: из моего поколения единицы футболистов до сих пор играют на уровне, а не просто числятся в командах. На ум приходит Вася Березуцкий…

— Игнашевич.
— Ну, Игнашевич – отдельная тема. Сергею огромный респект. Даже не обсуждается. А из нашей «молодёжки», 1981-82 годов рождения, в Премьер-Лиге почти никого не осталось.

— Решение уйти постепенно вызревало или пришло в момент?
— После перелома ноги организм просто встал. Я попытался через первую лигу вернуться, но понял: уже всё. Для себя намечал доиграть до 33-34 лет, а по сути в 31 закончил. Поездка в «Сибирь» была агонией. А просто так где-то ковыряться не хотелось.

>>> Адамов: думал закончить, оказалось – не готов

— Если отбросить травму, чешский вояж оправдал ожидания?
— Поначалу тяжело было морально. Сразу повреждение получил, восстанавливался. После перерыва начал потихонечку выползать, в составе появляться. Мы уже разговаривали с «Викторией» о продлении контракта, когда случился этот перелом. Обычный игровой момент, без преднамеренной грубости… В любом случае это был полезный опыт. Искренне сейчас переживаю за Врбу. Хоть мы в Чехии близко не общались, могу сказать, что «Анжи» сделал хороший выбор. Сильный тренер.

«Не будет результата, и все эти дьяволы проснутся…»



— Что теперь поделываете?
— Пока отдыхаю. На пенсии.

— На «Ростов» ходите?
— Нет. Вообще на футбол не хожу. Нет желания. За два года был только на одном матче – Англия – Россия. И то не столько для себя, сколько ради жены – хотел показать, что такое большой футбол. Сам бы точно не поехал.

— Кто из друзей в «Ростове» остался?
— С Калачом периодически общаюсь. С Джанаевым. С доктором Владимиром Максимовичем Хохловым 15 лет дружим.

— С Калачёвым понятно, а с Джанаевым как сошлись?
— Через Игоря Лебеденко.

— Удивлены прогрессом Сослана?
— Играть в воротах он умел. Просто совершал необязательные ошибки. Видимо, Кафанов с Сосланом что-то сделал – лучше у Витальевича спросить, что именно. Теперь Джанаев стоит очень уверенно, факт. Я рад за него – реально порядочный, человечный парень.

— По наблюдениям Гацкана, ростовские болельщики последнее время заметно подобрели. У вас такое же ощущение?
— Результат есть – конечно, они будут добрее. Не будет результата, и все эти дьяволы проснутся. Хорошо ещё, если не все…

— Ростовская публика – специфическая?
— Очень специфическая. С завышенными амбициями и ожиданиями от команды. Сейчас, конечно, все болеют — даже те, кто раньше кричал, что ненавидит футбол.

— Есть опасения, что эта сказка быстро закончится?
— Клуб нестабильный. На голом энтузиазме Бердыева и ребят, которым то платят, то не платят, «Ростов» долго не протянет. Нужна серьёзная поддержка. Состав у команды, может быть, не для второго места и Лиги чемпионов, но всё равно приличный.

— Могли весной стать чемпионами?
— И стали бы, не соверши Акинфеев сумасшедший сейв в Казани.

Это как в боксе. Чистая психология. Тебя лупят и смотрят: сломаешься или нет.

«Если у тебя люди г…о, хоть что ты с ними делай, нормальными не станут»



— В чём феномен Бердыева?
— Талант, аналитический ум. Сильный психолог. Посмотрите, сколько молодых ребят у него выросло в хороших футболистов. Домингес, Нобоа, Азмун, Бухаров… Топ-тренер, без вопросов.

— Неизменная суровость на людях – маска?
— Это работа. Он же не может каждый день юморить.

— А не каждый день – может?
— Конечно. Бердыев – абсолютно нормальный человек. С положительными, отрицательными эмоциями, как и все люди.

— В чём была эксклюзивность его «Рубина»?
— Обычно большому количеству индивидуально сильных футболистов тяжело ужиться вместе. Но в «Рубине» тех лет сложился удивительно дружный коллектив, отношения строились на взаимном уважении. Не будь этого коллектива, не было бы и чемпионства.

— Кто был главным консолидирующим элементом?
— Стержнями были Серёга Семак и Ромка Шаронов. Сергея я давно, со времён «Москвы», знаю. Не думаю, что он намеренно объединял игроков вокруг себя – к нему тянулись благодаря человеческим качествам.

— Обидно, что не удалось с «Рубином» в Лиге чемпионов пошуметь?
— Это моя вина, поэтому обижаться могу только на себя. Впоследствии я долго жалел о решении покинуть «Рубин».

— Чем оно обусловлено было?
— Наверное, вспыльчивостью, неграмотностью на тот момент. Я был молодым человеком и принял неправильное решение.

— Есть ещё что-то, о чём теперь сожалеете?
— Ещё одна была ошибка. Но не хочу об этом.

— В «Москве» правда особенный микроклимат царил?
— Мне вообще повезло: где бы ни играл – везде был хороший коллектив.

— Слуцкий практиковал в Москве приёмы, направленные на сплочение команды?
— Безусловно, всё это было. Но если у тебя люди г…о, хоть что ты с ними делай, нормальными не станут. Слуцкий видел, с кем этот коллектив можно делать.

— Впоследствии он говорил, что методы, эффективные в «Москве» или Самаре, в ЦСКА не работали.
— И всё равно со временем там тоже сделал хороший коллектив. Не знаю, может, он и раньше был неплохим, но сейчас он – другой.

Роман Адамов и Дмитрий Сычёв

Роман Адамов и Дмитрий Сычёв

«Анюков орал справа: «Дай! Дай!»



— Аршавин ни разу не пересматривал запись игры с Нидерландами восьмилетней давности. Вы – тоже?
— Я вообще ничего не пересматриваю. Есть диск с забитыми мячами – один раз за всё время включил.

— С чем у вас ассоциируется Евро-2008?
— Атмосфера, коллектив и результат, конечно.

— Не обижаетесь, когда знаменитый пас на Гуса припоминают?
— Абсолютно.

— Как это произошло?
— Анюков орал справа: «Дай! Дай!». А я искал глазами продолжение впереди. Не глядя, на голос отдал пас. А он не пошёл. Обычный игровой момент.

— Но со стороны забавно выглядело.
— Со стороны – забавно. А вы на поле выйдите – я посмотрю на вас.

— В чём сила Хиддинка?
— Хороший психолог. Топ-тренер. Не зря он добивался со многими командами результата.

— С партнёрами по сборной отношения сохранились?
— Чтобы прямо дружеские – нет. С Олегом Ивановым контактируем. Приехал к ЦСКА – рад был увидеться с Игнашевичем, братьями Березуцкими.

«Бракамонте теперь с концертами по Аргентине ездит»



— В Донецке вы Виктора Прокопенко застали. Юморной был мужик?
— Мужик – плохое слово. Человек. Стержневой. Я всегда с большой симпатией к нему относился, несмотря на то что у меня, молодого, мало что получилось в «Шахтёре». На прощание Виктор Евгеньевич сказал массу хороших слов. От него исходил позитив и очень сильная энергетика.

— Кто был самым чудным одноклубником?
— Необычным был Андрей Топчу. Из Краснодара парень, очень чудной. Юмор такой, своеобразный.

— Бракамонте?
— Человек-позитив. Повсюду гитару за собой таскал. Сейчас, знаю, с концертами ездит по Аргентине.

— Кто из бывших партнёров был самым талантливым?
— Давайте я вам тройку назову, без разбивки по местам. Андрей Федьков. Уровень таланта – потрясающий! Почему не реализовал в полной мере – для меня загадка. Федьков отыграл в футбол на 30-40 процентов. Рома Павлюченко. Аршавин.

— Есть мнение, что уровень российского футбола просел после того, как поколение, заставшее советскую систему подготовки, пошло на сход.
— Сложно сказать, связанные ли это вещи, но факт остаётся фактом: сейчас на уровне из молодых один Головин держится. Очень хороший парень. Я и до чемпионата Европы это говорил, и сейчас так считаю, несмотря на неважное выступление во Франции. Есть ещё Набиуллин в «Рубине», но не готов пока с уверенностью утверждать, что это высокого уровня футболист. Всё, нет больше молодых!

— А как же Миранчук?
— Слишком нестабилен пока.

«Получил приглашение из Германии… и испугался»



Зря Аршавин так! Из людей маленького роста хорошие полководцы получаются.
— Встречались вам в чемпионате России отпетые костоломы?
— В начале 2000-х – конечно. Сейчас всё строже стало с жёсткой игрой, а тогда стабильно били. В том и прелесть была! Я всегда комфортно себя чувствовал в таком футболе.

— В кость умышленно били?
— Конечно били. И я бил. Когда за локти ещё карточки не показывали, тебе двинули – ты ответишь. Это как в боксе. Чистая психология. Тебя лупят и смотрят: сломаешься или нет. Многие нападающие ломаются. Есть такой футболист в «Локомотиве». Против него жёстко играют – сразу забивается, теряется. И так на протяжении всей карьеры.

— Нападающий?
— Неважно (смеётся).

— Не поздновато вы попали за границу?
— Надо было раньше, конечно.

— Возможности были?
— В 2008 году в Германию звали, в первую Бундеслигу. Но как раз тогда дочка родилась, и я… испугался. Это не то чтобы банальная трусость была, нет. Просто выбор пал в пользу комфорта.

— По этой же причине современные российские «сборники» не едут за рубеж?
— Сейчас финансовый вопрос определяющую роль играет. А кто у нас может уехать, если реально на вещи смотреть?

— Дзагоев.
— Дзагоев — да, однозначно. Испанский чемпионат ему, наверное, подошёл бы. Очень за Алана было обидно, когда перед Евро травму получил. Хороший сезон проводил: играл чуть ниже, с потрясающим объёмом – я даже не думал, что он может так. Для сборной это была огромная потеря.

«У нас в стране любят или нищих, или мёртвых»



— Себя в будущем тренером видите?
— Сложный вопрос. Пока не пробовал, ничего не могу сказать.

— Аршавин остроумно объяснил нежелание становиться на этот путь: «Я псих».
— Зря он так! Из людей маленького роста хорошие полководцы получаются. Может, ему стоит попробовать всё-таки (смеётся)? Андрей отличный парень на самом деле, хотя критики за последнее время на него много свалилось. У него хороший ум. Он далеко не глупый человек. Мне кажется, из него мог бы получиться тренер. Аршавин – абсолютно нормальный спортсмен. Взрывной, как и многие другие. Без своего характера он просто не сделал бы такой карьеры.


— Несправедливы нападки на него?
— Абсолютно несправедливы! В победе «Зенита» в Кубке УЕФА и полуфинале сборной на Евро-2008 – огромнейшая заслуга Аршавина. Это один из самых титулованных и ярких российских футболистов за последние 25 лет. Рядом только Аленичев – за счёт Лиги чемпионов. Человек десятилетку дарил радость болельщикам, а его в один момент с грязью смешали. У нас в стране любят или нищих, или мёртвых.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 598
4 декабря 2016, воскресенье
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →