Роман Орещук
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

«Узнав, что Белкин не возглавит «Динамо», выпил 100 капель»

Роман Орещук рассказал, кто вынудил его уйти из «Динамо», кто платит Игорю Денисову и как Черчесов мог возглавить сборную Польши.
12 октября 2016, среда. 09:30. Футбол
В начале сентября уход из «Динамо» Романа Орещука, проработавшего в клубе всего несколько месяцев, взорвал футбольную общественность. Клуб переживал очередные перестановки в руководстве, и отставку спортивного директора списали на них. Месяц спустя, когда шум стих, Роман Орещук побывал в гостях у редакции «Чемпионата» и рассказал, почему ушёл из «Динамо», как строилась трансферная кампания бело-голубых. Разумеется, не обошли вниманием и другие темы — футбольное прошлое у Орещука богатое: как у игрока и как у агента.

“Погребняк ещё докажет, что на нём рано ставить крест”


— Для начала проясним главное: вы сейчас, собственно, кто? Кем и где работаете?
— Я свободный художник! Честно говоря, не хочу возвращаться в агентскую деятельность, потому что понравилось быть спортивным директором. Снова окунулся в футбольную жизнь – общение с игроками, тренерами, тренировочный процесс. Как будто вернулся во времена, когда сам игроком был. Предложения по работе в клубах есть, но мне эти варианты не слишком интересны. Там скорее речь идёт об антикризисном менеджменте, а мне хочется более амбициозных задач.

— Как вы оказались летом в “Динамо”?
— Меня посоветовал Сергей Николаевич Силкин – просто как агента. Потом в начале мая состоялась встреча с Сергеем Валентиновичем Сысоевым. Спросили моё видение ситуации. На тот момент Андрей Кобелев совмещал посты главного тренера и спортивного директора, потому договорились, что я буду просто предлагать для бело-голубых футболистов. Ну а затем команда вылетела в ФНЛ. И “Динамо” нужен был срочно человек на должность спортивного директора. Выбрали меня – надеюсь, я оправдал ожидания. Все футболисты были согласованы с селекционным отделом, главным тренером, а также Сергеем Силкиным. Единственный, в ком сомневался Сергей Николаевич, был Иван Темников. Спустя какое-то время Силкин признал свою ошибку и сказал мне: “Я был не прав. Темников приносит “Динамо” реальную пользу. Молодец, что настоял на этой кандидатуре”.

— Считаете зимнюю трансферную кампанию провальной для «Динамо»? Сейчас говорят, что под ФНЛ команда усилилась лучше, чем тогда в РФПЛ.
— Я не могу оценивать работу предшественников. Но, скажем, тот же Хольмен – будущее “Динамо”, мне он очень нравится. Бечирай зимой и сейчас – два разных футболиста. Наверное, в РФПЛ ребята просто не успели сыграться. Сейчас была такая возможность, и у них многое получается.

— Погребняк закончился как футболист?
— Ни в коем случае! Да, у Паши в “Динамо” не пошло. Но я уверен, что он по-прежнему способен играть на приличном уровне. Видели бы вы, что Погребняк показывает на тренировках… Ещё бы в игру это всё перенести.

— Почему тогда в аренду не согласился пойти?
— Его выбор. У Паши семья, дети. Предложения по нему поступали, в деньгах он не терял. Тем не менее Погребняк решил остаться в “Динамо”. Никто против не был. Он ещё докажет, что на нём рано поставили крест.

→ Мария Погребняк: Паша очень переживает, но он сильный человек

— Когда впервые увидели зарплатную ведомость “Динамо” – ужаснулись?
— Для ФНЛ – страшное дело. Для РФПЛ… Футболистов приглашали под определённые задачи. Может, зарплата некоторых и немного завышена, но не мне об этом судить. Мы ведь не в курсе, как велись переговоры по каждому из приглашённых футболистов. Условно, игрока хотел также какой-нибудь европейский клуб – значит «Динамо» должно было предложить более выгодные условия, чтобы привлечь футболиста.

— Игоря Денисова не могли пристроить два трансферных окна. Только при вас он наконец покинул ”Динамо”. Как это удалось?
— У меня с Денисовым не возникло проблем. Вообще никаких. Игорь пошёл на повышение, мы разгрузили зарплатную ведомость. Все остались в плюсе.

— В каком соотношении распределяется его зарплата между “Динамо” и “Локомотивом”?
— Скажу так: “Динамо” платит ему не больше, чем “Локомотив”. А точные цифры я разглашать не имею права.

→ Денисов: никогда не откажусь, если Черчесов позовёт в сборную

— Бюттнера трудоустроить так и не удалось.
— Были варианты его отпустить — в Чемпиошип, Испанию, Германию, — но его агент вёл двойную игру, и все варианты были отвергнуты. У него скоро закончится контракт, и он, думаю, способен найти команду, европейский середняк.

“Шутка про возраст игрока ‘Урала” в “твиттере” была глупая. Очень глупая”
— Вашим первым протеже в «Динамо» в 2012 году тоже был голландец, Баккал. Как получилось, что он оказался в команде с приличной зарплатой, но при этом сыграл полтора матча?
— После чемпионата Европы в команде должен был оказаться украинский защитник Евгений Селин, я представлял его интересы. Мы обо всём договорились с Сарсанией (тогда – спортивный директор «Динамо». — Прим. «Чемпионата»), а на следующий день он звонит и говорит, что по Селину — отбой. Тогда ещё лимит ужесточили, а Самедов ушёл в «Локомотив», и ему на замену нужно было найти иностранца, и Силкин хотел видеть Баккала. Я звоню агенту Баккала, а игрок уже медосмотр проходит в «Олимпиакосе», но они были готовы приехать на те же условия, которые им предлагали в Греции. Всех всё устроило, и Баккал приехал, но тогда, когда чемпионат уже начался. Пропустил предсезонку, а когда его подготовили, то уволили Силкина, который понимал, как хочет его использовать. Пришёл Петреску и сказал, что Баккал играть в «Динамо» не будет.

— Где он сейчас? Тот факт, что его первым укусил Суарес, до сих пор остаётся главной вехой его карьеры?
— Не знаю, не слежу за ним. Я ведь не был его агентом никогда, просто так обстоятельства сложились, что свёл «Динамо» и его представителей. Потом ещё ко мне обращались с просьбой помочь оформить расставание с ним. Помог: контракт расторгли по обоюдному согласию. С тех пор мы никогда не общались с Баккалом.
Владимир Проничев, Юрий Калитвинцев, Роман Орещук
Фото: "Чемпионат"

Владимир Проничев, Юрий Калитвинцев, Роман Орещук

“Белкин сказал мне: “Сысоев – никто, Силкин – никто. Я тут всё решаю”


— Писали, что вы до сих пор предоставляете, скажем так, консалтинг-услуги “Динамо”.
— А, понятно. Большой привет Юрию Николаевичу Белкину (Юрий Белкин — директор по строительству, бывший вице-президент клуба — прим. «Чемпионата»)… Я уже не могу с этим человеком бороться. Он и не скрывал: “Я сделаю всё, чтобы тебя в клубе не было”. Отсюда и пошли бредовые разговоры про то, что с трансферами там что-то нечисто было и так далее.

— За Нарубина всё-таки не платили миллион?
— Это конфиденциальная информация, которую я разглашать не имею права, ведь это касается отношений между клубами.

— Почему Белкин вас так невзлюбил?
— Он был первым, кто прибежал ко мне в кабинет, объявил себя моим лучшим другом и сказал: “Советуйся за мной. Кого надо – уберу. Всё, что надо, сделаю. Сысоев – никто, Силкин – никто. Я тут всё решаю, решай все вопросы через меня”. Но моими-то работодателями были Проничев и Сысоев. С ними я согласовывал все вопросы. Как происходил процесс: главный тренер говорил позицию, которая нуждалась в усилении. Селекционный отдел составлял шорт-лист примерно из 10 фамилий. Мы с Силкиным садились в кабинет и смотрели их игру. Отбирали 3-5 ребят. И уже с этим списком и нарезками видео я ехал на базу к Юрию Калитвинцеву, и мы смотрели этих игроков. Юрий Николаевич выбирал окончательных кандидатов, ранжировал их, и я получал одобрение Сысоева на переговоры с этими футболистами.

Белкина соответственно это бесило. Он мне дословно сказал: “Чего ты ко мне ни разу не зашёл?! Зачем Живоглядова продали? Он звезда, я бы за него больше выручил!”. А на тот момент у нас на позицию Димы было четыре человека: Козлов, Морозов, Темников, Ротенберг. Смысл парня держать? Тем более через 8 месяцев у него контракт заканчивался. Притом, по условиям контракта, если бы он сыграл за “Динамо” еще два матча, то мы обязаны были подписать новое соглашение. На улучшенных условиях. Селекционный отдел, тренерский штаб и руководство решили, что, объективно, Живоглядов не стоит сейчас таких денег. А “Уфа” предложила за него хорошую сумму, рассчитывала на Дмитрия, парень сам хотел играть в РФПЛ. Вот и ударили по рукам. Что нелогичного?

Короче, с Белкиным случился конфликт. И он в открытую стал “плавить” меня, “прибивать”. Дошло до того, что Белкин привозил Шоха на футбол и всем говорил, что это будущий спортивный директор “Динамо”. Был весёлый момент: на матч «Динамо-2» — «Домодедово» приехали Шох и Белкин, сели в первом ряду, обсуждали, кто как играет. Уже во втором тайме Чикишев стоит возле бровки, а на его месте Белкин сидит. Мы сначала не поняли, может, это шутка какая-то. Хорошо, что начальник службы безопасности объяснил ему, что там сидеть не надо — Белкин уже чуть ли не команду тренировал. Он уже корону надел: всё решает, всё в его руках. Но это был блеф, на который многие повелись. Я спокойно старался реагировать, потом, правда, случилась та история с «Твиттером»…


— Расскажите, зачем вы вообще написали тот твит?
— Меня сразу рассмешила эта фотография. Я позвонил президенту “Урала” Григорию Викторовичу Иванову, мы вместе весело посмеялись. Он реально мне сказал: “Не знаю, зачем такую фотографию повесили”… Тем не менее в «Твиттере» мне шутить не стоило. Это правда, я потом действительно извинялся перед Ивановым. Никакого расизма и оскорбления в том твите не было. Была шутка – очень глупая, я не спорю. А в “Динамо” вскоре после этого меня попросили написать заявление об уходе по обоюдному соглашению сторон. Естественно, та история была не главной причиной.

— Как вам объяснили – почему надо написать заявление об уходе? Нет ощущения, что вы поторопились, ведь новое руководство, кажется, вовсе не собирается устраивать массовой «зачистки» в клубе?
— Сейчас трудно об этом говорить. Менялось руководство. Сергей Сысоев, который и приглашал меня в клуб, сказал, что так будет лучше для всех. Я прислушался. Три месяца мы работали с полным взаимопониманием — были разногласия только по поводу селекции. Спорили, конечно, но команду мы собрали, многих футболистов основного состава переподписали на долгий срок, продлили контракты с талантливой молодёжью из второй команды. Короче, всю запланированную на это трансферное окно работу выполнили на сто процентов. Могу сказать, что агентских мы не платили.

— Не исключаете своего возвращения в «Динамо»?
— Исключать вообще ничего в жизни нельзя. Если мне скажут, что я нужен, пригласят назад, то буду рад. Меня многое связывает с этой командой, конечно, я переживаю за неё. Болельщики, которые сначала восприняли моё назначение в штыки, провожали меня словами благодарности за проделанную работу, собирали подписи под петицией против моего увольнения. Это лучшая оценка для меня.
«Белкин в “Динамо” не делает ничего. От него только вред»

— Испытали моральное удовлетворение, когда генеральным директором стал не Белкин, а Евгений Муравьёв?
— Даже сто капель выпил и перекрестился, выдохнул! Иначе бы всё, что мы сделали за три месяца, пошло коту под хвост. Этот человек кроме вреда ничего не приносит. Он везде, он лицо “Динамо”, одна проблема – ничего не делает.

— С Муравьёвым знакомы?
— Ещё по «Кубани», могу только положительное о нём сказать. Мы общались с новым руководством: я рассказал, чем я занимался эти три месяца. Надо отдать им должное — Муравьёв и Стржалковский (новый руководитель общества «Динамо». — Прим. «Чемпионата») сразу встретились с Калитвинцевым и сказали, что полностью ему доверяют. У Юрия Николаевича гора с плеч упала, он ведь тоже всё это читал и слышал, как его уже чуть ли не уволили.

— Есть мнение, что у «Динамо» после вашего ухода так и нет спортивного директора из соображений экономии – трансферное окно всё равно закрыто, зачем платить зарплату.
— Полагаю, так и есть, команда совершенно укомплектована для ФНЛ. Зимой нужно продавать футболистов, чтобы разгрузить ведомость, только ближе к весне думать о покупках и тогда уже назначать спортивного директора.
Роман Орещук
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Роман Орещук

«Зобнин сразу сказал: хочу в «Спартак»


— Правда ли, что привлечь футболистов уровня РФПЛ, несмотря на потолок зарплат в ФНЛ, удалось за счёт солидных бонусов за выход в элиту?
— Это так, у всех ребят есть такие бонусы. Выйдут — заработают.

— Была ли поставлена задача вынести всех в ФНЛ?
— Есть задача выиграть в каждом матче и выйти с первого места.

— На какой позиции с этим составом «Динамо» было бы в РФПЛ?
— Точно не в зоне вылета.

— Как возникли варианты с подписанием Уилкшира и Маркелова во время перестановок в «Динамо»?
— Я ещё в июне пообещал, что будет приобретён хороший крайний полузащитник. Мы просмотрели больше 40 кандидатов, был бюджет более 500 тысяч евро, хотели взять качественного легионера, но не нашли. Нашли Маркелова, Юрий Николаевич дал добро, Сысоев договорился с «Оренбургом». А Уилкшир разорвал контракт с «Тереком», его представитель попросил, чтобы он потренировался с «Динамо», а мы были не против его взять на короткий отрезок вместо травмированных Козлова и Соснина. Финансовой стороной мы остались довольны. И для Люка «Динамо» не пустой звук.

— Зобнина в «Спартак» с лёгким сердцем отпускали?
— Я в клубе на тот момент был пару дней, и в «Динамо» пришли бумаги на сумму его отступных. Мы с ним разговаривали — он сказал честно: «Я хочу в «Спартак», меня ждёт сборная и чемпионат мира, я в ФНЛ играть не буду». Всё это мы сейчас видим, он отлично играет и в «Спартаке», и в сборной.

→ Маленький танк. Как Роман Зобнин стал важной частью «Спартака»

— Больше никто из молодых не хотел уйти?
— По Морозову тоже поступало предложение, но Гриша сказал, что готов пройти с «Динамо» путь с низов и остаться. Он быстро подписал новый контракт, сумма отступных в разы увеличилась.

— А были ещё те, кто не хотел играть в ФНЛ?
— Губочан сразу сказал, что в ФНЛ играть не будет.

— Ионов?
— Он хотел остаться в Премьер-Лиге, тем более позвали в ЦСКА. «Армейцы» вышли на «Динамо» ещё до меня, но у меня получилось не просто отдать Ионова в аренду, а взять у них при этом Панченко. Хотя с Кириллом мы очень долго вели переговоры. У него были предложения из РФПЛ, в частности, от «Уфы», куда его звал Виктор Гончаренко. Я лично уговаривал его, говорил, что сейчас лучше сделать шаг назад, остаться в Москве, у него тут семья, дом. А потом уже через год смотреть, что будет. Видите, не прогадал ни он, ни «Динамо» — очень помогает команде, вызов в сборную получил.

→ Панченко и ещё 5 игроков, попавших в сборную из первого дивизиона

— Юридически ЦСКА не сможет вернуть его зимой из аренды? В свете медленной адаптации Траоре, травмы Дзагоева и ситуации с Ерёменко он пригодился бы Слуцкому.
— Просто так вернуть его они не могут, аренда рассчитана до конца сезона. Конечно, они могут вступить в переговоры с «Динамо» и самим Кириллом. Но нужно ли клубу и игроку что-то менять, когда всё так здорово идёт? Почему бы ему рекорд отца – 5 мячей за матч — не побить, к примеру? А самое главное – атмосфера в команде сейчас великолепная. Ребята с удовольствием не только играют и тренируются вместе, но и заранее приезжают – посидеть в столовой, поболтать, анекдоты потравить, остаются потом поужинать, в сауну сходить. Настоящая семья. Калитвинцев закрыл команду ото всех посторонних, и это было очень грамотное решение. Вообще, с тренером «Динамо» повезло. Говорю так не потому, что мы вместе пришли в клуб.

— Вы же и были инициатором его приглашения?
— Я предложил его кандидатуру, но она была одной из. Решение принимало руководство, совет директоров. Никаких ультиматумов, что мы будем работать только вместе, с моей стороны не было.

— Телеведущий Владимир Соловьёв сразу после назначения Калитвинцева обвинил его во всех смертных грехах, в первую очередь что он чуть ли не украинский националист. Он в итоге признал ошибочность своих нападок?
— Скажу, что после моего ухода из «Динамо» он прислал мне сообщение со словами поддержки. Не могу его процитировать – это было бы неэтично, – но он удивился такому повороту событий.

— Вы в итоге встретились после той истории?
— Мы созвонились и поговорили. У него своя правда, у меня своя – остановились на нейтральной полосе. Договорились ещё чай попить и детально всё обсудить, но пока не сложилось.

— Вы хоть раз слышали от Калитвинцева слово по-украински?
— Нет, и в «Волге» тоже ни разу. Когда эта история получила огласку, мне ребята, с кем работали в Нижнем, сами звонили и предлагали опровергнуть в прессе — Каряка, Аджинджал, Алдонин… «Что за бред, — удивлялись, — какие тренировки на украинском…» Это просто неправда и непонимаю даже, зачем это было нужно.

— В свете нынешних российско-украинских отношений реально ли украинцу спокойно работать в российском футболе и наоборот? Говорят, в сборную Украины из РФПЛ не вызывают теперь принципиально.
— Не хочу даже верить в такое, если так, то это полный бред. Два года назад мы были братьями, а сейчас враги? Это не футбол, а политика, о которой я даже не хочу говорить. У меня много друзей с Украины, они как были для меня братьями, так и остались.

«Черчесов мог принять сборную Польши после Евро-2012»


— Вы принимали участие в переходе Станислава Черчесова в «Легию» — самый громкий тренерский «трансфер» за рубеж за долгие годы.
— Рассматривая кандидатуру Черчесова, «Легия» больше консультировалась не со мной, а с моим бизнес-партнёром Мариушем Пеликарским, он держал руку на пульсе. Предшественник Станислава Саламовича, Берг, был хорошим тренером, но ему харизмы не хватало. Черчесов и его тренерский штаб оказались теми, кто нужен «Легии», и два трофея подтверждение этой слаженной работы. Кстати, Черчесов мог в своё время и сборную Польши принять. Интерес был к его кандидатуре после Евро-2012.

— Союз «Легии» и Черчесова получился недолгим.
— В Варшаве до сих пор жалеют о его уходе. Он был прав полностью, когда говорил, что в Лигу чемпионов можно выйти и с текущим составом, но что там делать? Получать по 5-6 мячей?
«Тренер убегал от меня и кричал: “Держите его, он меня бить будет!”
Клуб решил, что и так сойдёт. Но расстались друзьями. В той ситуации никто не проиграл, но выиграл, по большому счёту, Черчесов. В Польше болельщики его по-прежнему любят, спортивный директор недавно статью написал, что жалеет о том, что пути разошлись. Сейчас они вынуждены были опять тренера менять, пришёл Яцек Магера, с которым мы в своё время вместе играли в «Легии».

— В восточноевропейском клубе Черчесов уже поработал, а как насчёт западноевропейского?
— У него всё для этого есть, в том числе знание языков – английского, немецкого, который у него как родной. Уверен, после сборной предложения из Европы будут точно. Они и сейчас были: клуб из Бундеслиги интересовался, «Андерлехт». Но на тот момент уже маячил вариант со сборной.

→ Черчесов: революции в сборной не будет. И «Дома-2» тоже

— Как восприняли его назначение в сборную России?
— Поздравил в первую очередь. Команда будет, как говорится, «с яйцами» — не сомневаюсь. И обновление уже давно назрело, хватит вчерашним днём жить. Надо молодым давать играть в преддверии чемпионата мира – Шатову, Зобнину, Полозу, Кутепову и другим ребятам. Им надо набираться опыта, набивать ноги и руки, чтобы к 2018 году подойти уже возмужавшими. Под руководством Черчесова и его помощников такая возможность у них, уверен, будет.

— Как думаете, однажды Черчесов вернётся в «Спартак»?
— Мне так кажется, есть у него такая мечта. Вообще, все спартаковцы, по ощущениям, всегда мечтают о возвращении в клуб, пусть и в другом качестве — тренера, функционера.

«Как возьму я тренера за шкирку…»


— В бытность игроком вы конфликтовали хоть с одним тренером?
— Был один такой момент. Я играл в Белгороде за “Салют”, тренировал клуб товарищ Потешкин. Говорящая фамилия, правда? Он невзлюбил меня с первого дня. Понятия не имею почему. Но постоянно провоцировал, придирался, чуть ли не издевался. И вот после предпоследней игры чемпионата нас вместе с Вартаном Мазаловым попросили для одной редакции выбрать лучшего игрока и лучшего тренера сезона. Я в шутку говорю партнёру по команде: «Игрок, понятно, Тихонов, а тренером выберу… Потешкина!»

Он это услышал, тут же подошёл ко мне и прошептал кое-что на ушко. Кое-что настолько оскорбительное, что вслух я повторить не имею права. Ну я тут же и схватил его за шкирку!.. А в Белгороде выходишь из раздевалки и сразу лестница в кабинет генерального директора, Прохорова. Так Потешкин как побежит туда сломя голову… Я за ним. Потешкин орёт: “Держите его, он меня бить будет!”. Влетает в кабинет Прохорова и тут же прячется за Саныча. Я, естественно, не отступаю, кричу: “Дайте мне с ним по-мужски разобраться! Нельзя оставлять оскорбления семьи просто так”. Но Прохоров сказал, что драться нам не позволит. Я гендира уважал, потому успокоился, уже потом в спокойной обстановке он общался с ребятами из команды, выяснял подробности. В итоге Прохоров встретился со мной и говорит: “Рома, ты прав на 100 процентов. На твоём месте я поступил бы так же. Но я не могу убрать тренера из-за одного конфликта с одним игроком. Извини, но вот тебе зарплата за оставшиеся месяцы, удачи”. Так я ушёл из «Салюта». Хотя до сих пор считаю, что был абсолютно прав. Это все в команде понимали.
Роман Орещук
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Роман Орещук


— Неужели с Борманом, Валерием Овчинниковым, всё было гладко?
— Ну, кричал он так, что все птицы вокруг разлетались в ужасе… Установки на матч у него были шикарные. Скажем, приехал “Содовик” на встречу в Ульяновске. Играл в команде молодой защитник, обычный деревенский пацан из Стерлитамака Андрей Сидяев.
Премиальные в “Содовике” – тысяча долларов за победу. Но тот матч был важнее остальных. Нашли каких-то инвесторов, спонсоров, чтобы мы выиграли и обошли “Волгу”, идущую вровень с нами. В раздевалке Викторыч объявляет состав на игру, а потом просто открывает чемодан. А там – деньги. Сказал, что премиальные сегодня 150 тысяч рублей.
Сидяев сидит, ничего не понимает и в конце вдруг робко спрашивает: “Это на всех или каждому?!”. “Да каждому!” – отвечает Борман. После такого Сидяев как ошпаренный помчался.

— И как, заработали по 150 тысяч?
— В том-то и дело, что нет! Сыграли 0:0. Судья Иванов там чудил как следует. Поле было – травы никакой, разметку не видно, просто катастрофа. На последней минуте мы заработали чистый пенальти. Но линия вратарской была раза в четыре шире обычной – потому что её посыпали извёсткой, размылась во время игры. Все видят, что реально 11-метровый, но Иванов показывает на эту огромную линию и ставит штрафной. У Бормана тогда схватило спину. Так он, на костылях, по всему полю за судьёй бегал! Не оттянуть было Валерия Викторовича. Короче, деньги уехали обратно. За ничью не платят.



— Вам сильно доставалось от Бормана?
— Повторить, что он говорил?! Вы уверены?! (Смеётся.) Я был проводником между главным тренером и ребятами. Как-то играли с новотроицкой “Ностой”, в день города в Стерлитамаке. Потому начальство сказало чётко: “Парни, нужна победа. Любой ценой”. Ну и Борман подходит ко мне перед матчем и спрашивает: “Что будем делать? С судьями будем работать или нет?!”.
Я в ответ: “Да зачем, Викторыч?! Мы и так их порвём!”. Начинается игра. На первых же минутах пускаем гол, горим 0:1. На второй – опаснейший момент у наших ворот. На третьей – ещё один. Сами мы центр поля перейти не можем… Борман как выбегает к бровке… И орёт на весь стадион: “Орещуууук, Орещуууук, если не выиграем – я тебя закопаю!”. Тогда я понимал, что если обернусь на Овчинникова – вряд ли выживу.

— Спаслись от Бормана?
— Да, потому что эти крики мотивировали как следует! И в итоге мы размазали “Носту” 7:1. Я четыре гола забил.

— Арсен Найдёнов чем запомнился?
— Все футболисты называли его “Папа”. Потому что он всегда заботился о каждом из нас, пытался решить любую проблему. Есть такие люди – разобьются в лепешку, но помогут.
И всегда держат слово.Однажды он пообещал нападающему квартиру, если тот подпишет контракт. Только вот человек был совсем не уровня того “Цемента” (тогда — название новороссийского «Черноморца». — Прим. «Чемпионата»). Найдёнов сразу понял, что ошибся. И знаете, что сделал? Моментально отчислил новичка из команды, но… сохранил ему квартиру! Потому что обещал. Дал слово – держи.

— У вас был когда-нибудь агент?
— Был. Недолго был. Недели две-три. Я ему дал по пузу и отказался от услуг. Он вёл себя некрасиво, за моей спиной решал свои личные проблемы. Уже тогда пообещал себе: если сам когда-нибудь стану агентом, всегда буду все финансовые вопросы решать, все бумаги подписывать в присутствии своих клиентов. И от этого принципа никогда не отступлюсь. И как спортивный директор сейчас убедился, что в отношениях с футболистами главное – доверие. Когда между руководством, тренером, игроками доверие есть – это и на поле ощущается. Результаты «Динамо» — тому подтверждение.

Беседовали Самвел Авакян, Михаил Тяпков, Кирилл Хаит, Антон Матвеев, Галина Козлова, Марк Бессонов.
Роман Орещук и журналисты «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Роман Орещук и журналисты «Чемпионата»

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 203
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →