Катар – Россия
Фото: Денис Тырин, «Чемпионат»
Текст: Кирилл Хаит

Во всём виноват Самедов. Российский футбол впадает в детство

Инфантильность как главная черта нашего футбола на поле, на трибунах, в кабинетах и везде.
11 ноября 2016, пятница. 19:00. Футбол
На 87-й минуте матча в Дохе Александр Кокорин пробил пенальти не совсем под штангу и на достаточно удобной для вратаря высоте. Это был последний шанс, чтобы – вдумайтесь в эти слова в 100-й раз – добыть для сборной России ничью против Катара.

>>> Охи в Дохе. Как сборная России снова сымитировала страсть

Но шансы были и раньше. На 82-й минуте Кокорин получил мяч на ход в штрафной площади и оказался прямо перед воротами, метрах в 11. Ближайший защитник не успевает к эпизоду, мяч под ногой, Аль-Шееб неловко замер на линии вратарской… Нападающий отдаёт пас в сторону, на закрытого Самедова.

Эти моменты можно анализировать с точки зрения игры в футбол. Собственно, этим все и занимаются. Но давайте оставим игру в покое.
Александр Кокорин: В том моменте я услышал подсказку Саши Самедова, в ином случае нанёс бы удар сам.
Поговорим о другом. О менталитете. Неудачные действия Кокорина я привёл в качестве примера не по футбольным причинам, а из-за того, как он позднее объяснил свои действия.

>>> Кокорин: пенальти должен был бить Самедов, но ребята сказали, чтобы исполнил я

Кокорин как символ


«Пенальти должен был бить Саша Самедов, но ребята сами сказали: «Давай ты». Вам не кажется, что это странные слова после незабитого пенальти? Вообще, не забить с «точки» — это не проблема, такое и с Месси случается. Но что это за объяснение? Имеется в виду, что форвард был не уверен в себе и не хотел бить? То есть его заставили? А может, всё-таки речь о том, что Кокорин был не против исполнить удар, но когда не забил, попытался уйти от ответственности: это всё Самедов, это всё ребята… Иначе зачем эта фраза вообще нужна? «Должен», кстати, сильное слово. Должен был выйти обратно после замены, чтобы нанести удар.

А вот про пас перед воротами: «В том моменте я услышал подсказку Саши Самедова, в ином случае нанёс бы удар сам. Но я видел силуэт, хотел улучшить позицию, так часто бывает, но, как видите, защитник перехватил». Пересмотрите этот эпизод. Попробуйте представить себе, как можно улучшить позицию, которая была у Кокорина. Так точно «часто бывает»? На мой взгляд, такую позицию улучшают редко, обычно сразу бьют. И форвард «Зенита» признаёт, что готов был бить сам, но «услышал подсказку Самедова». Вот кто во всём виноват. Трудно удержаться от сарказма: на 63-й минуте, когда Кокорин не сделал акцентированного движения головой, позволив вратарю снять мяч, и упустил очевидный момент, точно обошлось без Самедова?

В этом примере нет ничего личного в адрес именно Александра Кокорина. Просто он – иллюстрация глобальной проблемы нашего футбола, которая начинается на поле и заканчивается в кабинетах (точнее, наоборот). Осознание ответственности за свои поступки приходит с возрастом, с накопленным опытом ситуаций, в которых поступки имеют последствия. Отсутствие понимания этого несложного жизненного закона свидетельствует об инфантильности, а в нормальных условиях это понимание происходит автоматически.

Нормальные и другие условия


Пример. Когда в 1994 году в Пасадене, после 120 минут игры на сумасшедшей жаре с физически дырявым коленом, Роберто Баджо пробил пенальти куда-то в небо, после матча он сказал: «Я пытался ударить в угол. Но не смог попасть». Была масса вещей, о которых он мог напомнить в тот момент: о «помешавшемся» по ходу турнира тренере Арриго Сакки (это не моя оценка, а некоторых итальянских журналистов), о том, что ему не давали играть между линиями, о том, что нельзя играть семь матчей подряд с одним-единственным планом, а если он не сработает – ладно, пусть Баджо что-то придумает. Но итальянец сказал: «Я не смог попасть в угол» — и это простой пример того, как выглядит понимание ответственности за свои поступки.

Так вот, от футболистов сборной России такого понимания требовать нельзя. Они не играют в нормальных условиях. Вам трудно представить Кокорина жертвой обстоятельств? А придётся. Представьте себе, что вы зарабатываете 10-12 млн рублей в месяц, без учёта премиальных, и у вас простая работа и нет конкуренции. Но время от времени вами все недовольны. Да и сами вы собой недовольны. И есть выбор: рискнуть полностью изменить свою жизнь, получить серьёзную конкуренцию и при этом потерять в зарплате. И, возможно, тоже ничего не добиться по результатам. Даже Аршавин не сумел полностью раскрыть свой талант в Европе. У нас сейчас есть таланты уровня Аршавина? Так вот, что выбрать? Да, условия исключительные. Но они же и ограничивают.

Отсутствие конкуренции ведёт к расслабленности, а та – к безответственности. Всё вместе рождает инфантильную команду, которая не сражается не потому, что не хочет, а потому что не знает значения этого слова. В смысле, по своим ощущениям, она действительно сражается.

Инфантильность машет отовсюду


Но футболисты и так на слуху. Поговорим об инфантильности за пределами футбольного поля. Игроки – это вершина пирамиды, есть ещё тренеры, которые работают по методикам ХХХ-летней давности. «Я не вижу возможности получить достойное тренерское образование. Для этого надо ехать за границу», — Широков. Первое место «Спартака» Карреры многое говорит об уровне не только итальянца… Выпасть из тренерской профессии в силу, например, некомпетентности – невозможно, тренеров в России элементарно слишком мало. Пробить потолок и сделать сенсацию в Европе с инфантильным «поколением лимита» — довольно трудно. Остаётся золотая/серая середина. Как это сказывается на чувстве ответственности – вопрос риторический.

Над тренерами – руководители футбольных клубов, которые не зарабатывают денег. Государственные дотации сокращаются,
Роман Широков: Я не вижу возможности получить достойное тренерское образование. Для этого надо ехать за границу.
экономические проблемы добрались и до футбола, но единственное, чем могут ответить на это клубы, – затянуть пояса. На разных уровнях это выглядит по-разному, кто-то продаёт лучших футболистов, кто-то перестаёт делать трансферы (вообще перестаёт!), кто-то просто не выдаёт игрокам зарплату. Но зарабатывать не умеет никто. Не было нужды. Сейчас надо срочно учиться.

Кстати, а как заработать на нашем футболе? Ах да, ведь проблема футбольных хулиганов давно решена, а стадионы стали уютным местом для всей семьи. Телекартинка прекрасная, скорости безумные, трибуны полные… странно, почему клубы ещё не научились зарабатывать? Единственные потенциальные партнёры, которым интересен футбол в любом виде, – алкогольные бренды и букмекеры. Но чемпиону Англии можно сотрудничать с букмекером, а чемпиону России – нет.

Судят всё это арбитры, новый руководитель которых полагает, что журналистов должно интересовать, какой хороший человек сотрудник его департамента, а не всякие мелочи на актуальные темы, как-то: почему этот сотрудник внезапно подал в отставку? И этот руководитель вполне полагает, что в его компетенции решать, что должно интересовать журналистов, а что нет.

Кстати, о журналистах. Помните, из недавнего: «Вам не стыдно за тот цирк, который команда «Оренбург», и в частности господин Воробьёв, устроили в последние 10 минут?» — как этот вопрос коррелирует с понятием журналистской этики? Закладывать оценочное суждение в вопрос в резкой форме, серьёзно? Как насчёт понимания последствий? Неудивительно, что между и без того закрытой, замкнутой и не идущей на контакт профессиональной футбольной средой с одной стороны, и прессой с другой стороны – если не война, то просто постоянное перемирие.

И уже совсем на добивку. Очередной нашумевший случай с микрофоном в Грозном – ещё одна иллюстрация поощрения безответственности. Штраф в 50 тыс. рублей, конечно, даёт понять, что так делать нельзя, да. Да и вообще: кричать в микрофон на стадионе – это очень взрослое поведение.

Наблюдающая за всем вышеописанным широкая аудитория, да и экспертная тоже, всё чаще не разбирается нюансах и просто хочет «всех расстрелять». Поэтому и предложения по реформированию футбола носят всё более радикальный (и безответственный) характер. Петиция про «Распустить сборную России» — это в первую очередь негодование, но ведь ещё и глупость. «Выгнать Кокорина из сборной» — допустим, но на его место придёт футболист, который играет в том же чемпионате, на тех же скоростях и с тем же уровнем борьбы. Только менее талантливый. Его болельщики начнут выгонять ещё быстрее. Может, всё-таки лучше Кокорин?

Как повзрослеть обратно


В трудные минуты не стоит забывать о том, что всё может быть ещё хуже. Когда сборную громил Уэльс, вряд ли кто-то из нас предполагал, что через несколько месяцев Россию будет обыгрывать Катар. Кстати, разве сейчас Черчесов не занимается именно тем, чего от него все ждали: даёт поиграть за сборную буквально всем, от звёзд и ветеранов до игроков ФНЛ? Ищет новые имена, людей, у которых может быть другая мотивация. И даже играет со средними и слабыми соперниками, возможно, чтобы не надломить новичков. Ну, и проигрывает Катару, так ведь и процесс поиска мотивации только начался. С большим опозданием, и не факт, что будет успешным. Но делается ровно то, что необходимо. Или в 2018 году в центре защиты будут обмениваться пасами Игнашевич и Березуцкий.

Разговоры о допуске алкогольных брендов и букмекеров уже ведутся. Автор статьи, кстати, не лоббист, он не проплачен ни теми, ни другими. Это не панацея, это просто деньги, которые клубы смогут зарабатывать сами. И тратить уже не просто полученное, а заработанное — это большая разница.

С учётом сокращения финансирования и урезания бюджетов многих клубов вопрос с лимитом и какими-то способами борьбы с его последствиями, вроде потолка зарплат, может за год-два исчезнуть сам по себе. Чем меньше денег, тем лучше их учишься считать.

Превосходный фронт работы открыт перед гераклами на спортивном телевидении. Договориться о порядке продажи билетов на трибуну перед камерами, чтобы создать у телезрителей иллюзию полного стадиона (так иногда делают в Испании),
Сейчас Черчесов занимается именно тем, чего мы все от него ждали: даёт поиграть за сборную буквально всем. Ищет футболистов с новой мотивацией.
найти лоббистов более контактного футбола в департаменте судейства, чтобы игра стала более динамичной, если не более быстрой. И как насчёт того, чтобы расположить камеры чуть повыше и давать побольше крупных планов? Этому можно научиться. А иногда уже неплохо получается, последнее дерби «Спартак» — ЦСКА в помощь скептикам. Кстати, перформанс болельщиков отчасти зависит от работы клуба с болельщиками. Наверное, это можно обсудить?

Последний пример полного/пустого стакана, а также угла зрения на стакан. Матч «Спартака» в Томске обострил споры о возвращении к системе «весна-осень». Предложение вернуть всё, как было, поддержано не последними в футболе людьми и даже кажется обоснованным. Но по сути это огромные организационные усилия ради двух недель осенью и двух недель весной. Гораздо разумнее (и скучнее) было бы просто составить календарь с учётом климатических особенностей, «посеять» некоторые команды, ограничив им время проведения домашних матчей. Но чтобы это сделать заранее, нужно было оценивать последствия своих поступков. Зато теперь РФПЛ переносит матчи из Томска в Грозный. Ну, спасибо, что сейчас. Признать проблему – значит сделать первый шаг. Когда-нибудь, возможно, и до стадионов с обогревом трибун дойдёт очередь. Или мой оптимизм кажется инфантильным? Предупреждаю, если всё будет не так – виноват Самедов.

>>> Система против холода. Как надо справляться с зимним футболом
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 409
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Разгром "Спартака" в Самаре - это...
Архив →