Игорь Чугайнов
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Григорий Телингатер

Чугайнов: снег кругом, а на тренировке «Локо» американец в трусах

Бывший защитник «Локомотива» Игорь Чугайнов – о том, как злился на Сёмина и кто на самом деле вредит ЦСКА.
12 ноября 2016, суббота. 09:45. Футбол
Чугайнов круглый год живёт на даче за Чеховым в 100 километрах от Москвы. Здесь он выращивает всё, что только можно. И всё что нельзя – тоже. Говорит о картошке и морковке как о фигурном катании:

– Это лишь обязательная программа. Ещё я выращиваю лимон, хурму, мандарин, виноград. Посмотрим, что получится. Всё, что видите в подвале, собрал в этом году.
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"
– Ради такого и живёте на даче?
– В Москве много суеты. Иногда с женой выбираемся в город: народ бегает очумелый, какие-то слова непонятые.

– К примеру?
– Я их даже не знаю. Когда слышишь странные выражения, то какой-то дискомфорт испытываешь. А здесь покой, природа, воздух, уют. Раньше даже кабана, лосей и косулей можно было встретить.

– За футболом следите?
– По телевизору смотрю, в Интернете читаю. Футбол интересен, хотя кое-что расстраивает.

– Что?
– Нет индивидуальностей. Взять орловского паренька Кирьякова. На его обводку было приятно смотреть. Сейчас таких мало. Разве что Дзагоев. Видели его гол «Байеру»? Вот таких моментов и людей не хватает. Но с нашим детским футболом рассчитывать не на что.

– Почему?
– Работают люди, которые не должны быть в этой профессии. Тренера нужно судить по числу воспитанников, перешедших в большой футбол, а не по юношеским результатам. Увы, у нас часто превалирует последний критерий. Детям переписывают возраст на два года. Затем уже родители скидываются на судей. Вон был ролик, когда тренер говорил ребятам: «Ломайте ноги соперникам». И ведь родители заступились за этого тренера! Вот с кого надо начинать! Если такие родители, то чего мы хотим от детей? Все ругают Кокорина и Мамаева. Да они просто ангелы по сравнению с тем, что взращивается сейчас. Таким родителям и тренерам нужно голову пересаживать, как у Беляева в романе «Голова профессора Доуэля».

– На 2017 год намечена первая пересадка головы. Кроме шуток.
– Кандидатов у нас в стране хватает.

«Не хотите, так поедете в Магадан зеков охранять»


– Удивительное дело. Вы начинали играть как нападающий, потом стали хавбеком, а затем и вовсе превратились в защитника. Почему так?
– Да, в детстве был форвардом, но мне не хватало скорости. Со временем опустился в полузащиту. А в 1994 году у нас из «Локомотива» ушли Рахимов и Подпалый. Тогда Сёмин начал искать последнего защитника. Пробовали Фузайлова, который сейчас руководит сборной Таджикистана. Потом Сёмин сказал мне отыграть в защите товарищеский матч с «Ротором». После игры Юрий Палыч подошёл со словами: «Всё. Закончили поиски. Это твоя позиция». Центр защиты – не худший для меня вариант. Козьмич в «Торпедо» меня даже на фланг ставил.

– Кто был первым легионером, с которым вы играли в одной команде?
– О, это интересно. 1990 год. К нам в «Локомотив» пришёл американец Дейл Малхолланд. Нормальный парень, хотя в футбол играл не ахти. Помню его первую тренировку. Это был март, кажется. Ещё снег лежит, а он выходит на занятие в одних трусах. Мы думали, сумасшедший какой-то. А он, мол, всё ок. Поняли, что свой человек. Американец общался с Хасаном Биджиевым, который сейчас тренирует «Спартак-Нальчик». Только с ним и мог говорить по-английски.

– Тогда, наверное, и представить было невозможно, что спустя 25 лет за сборную России будет выступать бразилец?
– Да. Может быть, даже пальцем у виска покрутил бы, скажи мне такое. Сейчас границы размываются. Национальный колорит уходит. Для меня россиянин тот, у кого дом здесь. Вон, ружьё лежит. Если мне скажут, то пойду дом защищать. А какого патриотизма вы ждёте от людей, которые в душе понимают, что их дом – там? Вот пример – Украина.

– В каком смысле?
– У меня до сих пор там друзья. Отлично общаемся. Это пускай политики выясняют отношения, но после переворота в Киеве украинцев представляют как врагов. А вдруг с Бразилией то же самое случится? Да, они сейчас к нам лояльны, но там президенту Дилме объявили импичмент. Если у них придёт проамериканское правительство, то Россия сразу станет врагом. Игроков сборной России срочно вернут на их первую родину. Почему мы должны зависеть от кого-то?

– Говорят, спорт – вне политики, но товарищеский матч с Турцией тоже не случайно пришёлся именно на момент примирения двух стран?
– Уже давно спорт является частью политики.

– Или инструментом?
– Возможно, даже инструментом. Это зародилось не сегодня. Так было ещё в СССР. Попробуй в те времена уступить недружественной державе. Люди партбилеты складывали. Сашка Бородюк рассказывал, что у них в «Динамо» говорили: «Не хотите играть, так поедете в Магадан зеков охранять». И ведь реально отправляли. Сейчас таких наказаний уже нет.

«Илья Максимов – талант. Его убили деньги»


– Российские паспорта легионерам раздают равномерно среди клубов. Похоже, что это делается в качестве компенсации за лимит, мол, вот вам на одного игрока проще жить?
– Я бы вообще этот лимит отменил. Раньше у нас была сильная сборная, потому что игроки выступали в лучших чемпионатах: Аленичев – Италия, Мостовой – Испания, Кирьяков – Германия. Туда стремились, там платили больше. А сейчас наших футболистов всё устраивает в России.

– Почему вы не уехали играть в Европу?
– У меня был готовый контракт с «Кёльном». Всё сорвалось в последний момент. Команда вылетела из Бундеслиги, и бюджет у них сразу рухнул. Отменим лимит – люди будут развиваться в Германии и других сильнейших лигах. Мы прикрываемся якобы интересами национальной команды. При этом вы видите, как наша сборная играет?

Скверно.
– Это ведь мы сделали так, что футболисты торгуют не мастерством, а паспортами. Илья Максимов – талант. Его убили миллионы, которые он получал, сидя на скамейке в «Зените». Так теряем игроков сборной.
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"
– Расскажите, как появился вариант с «Кёльном»?
– Играли в марте 1998-го против АЕК. Я их «похоронил» в ответном матче на 92-й минуте. На матче присутствовал скаут «Кёльна», который меня приметил. Кстати, тогда только появлялись агенты. Я бы должен был заплатить 10% за юридические услуги. А что сейчас? Самое жирное место – быть агентом при клубе. Я не против агентов, но я за то, чтобы они были только у игроков. Но такой формат многим неинтересен. По понятным причинам.

– В вашем «Локомотиве» сейчас около семи человек, связанных одной и той же агентской группой Олега Артемова.
– Это самое страшное, что может быть в футболе. В такой ситуации агент может делать всё ради денег. Иной раз даже сказать футболистам не выкладываться в каком-то матче. В наше время не было управления клубом извне. Сейчас это массовое явление. Прямо берёшь клуб и смотришь, кто из агентов там управляет. Потом остаётся выжженная земля – клубы банкротятся. Их и так мало осталось, а Валерий Газзаев хочет уничтожить второй дивизион. Хочет, чтобы было как в Голландии – там лишь 38 профессиональных клубов.

Это был март, кажется. Ещё снег лежит, а американец выходит на занятие в одних трусах.
– Чем это плохо?
– А ничего что там население почти в 10 раз меньше? У них 17 миллионов человек и 38 клубов. На 447 тысяч приходится одна команда. А у нас 146 миллионов и 94 клуба. Одна команда на полтора миллиона человек. А какая будет цифра, если ещё убрать второй дивизион? Это к вопросу о том, футбольная ли у нас страна.

«У Сёмина уже не тот огонёк в глазах»


– Люди вашего поколения с особой неприязнью относятся к симуляциям.
– Само собой, когда их такое количество! А журналисты ещё рассуждают, как же сильно ударился игрок. В наше время было стыдно показать боль. Её скрывали. У тебя дырка на подъёме, бить не можешь, но не показываешь этого. Хотя ещё могу понять симуляции в конце матча, когда тянут время при 0:1.

– А симуляции ради пенальти и карточек когда у нас стали массовыми?
– С появлением легионеров в РФПЛ. Хотя у нас в «Локо» этим особо никто не грешил. Джанашия постоянно ходил в крови и синяках. Ему прилично доставалось от меня с Черевченко. До этого было ещё жёстче. Хазраилович, Эштреков, рассказывал, что в его время прыгали шипами в поясницу. Ногу нужно было в трёх местах сломать, чтобы получить прямую красную карточку.

– Сейчас Сёмин всё тот же, что был и при первой вашей встрече?
– В целом – да, но огонёк уже не тот.

– 69 лет – это серьёзно?
– Конечно. Сейчас он уже так прыгать не может, как в 43 года. Кажется, ему было столько, когда мы познакомились…
Фото: Сергей Апенькин, "Чемпионат"
– Прыгает он как раз знатно. Видели кадр этого года из Краснодара?
– Сколько я его знаю, он был худым. С таким весом – нормальный прыжок.

– 69 лет!
– Человек держит себя в форме. Честно скажу, я бы так уже не смог. Но про огонёк в глазах – это я уже о другом. Сёмину не хватает выплеска эмоций, «варежки сними» и всё такое.

– Что ещё он кричал?
– «Ууу… дуби-и-ина-а-а».

– Мотивировало?
– Конечно. Злишься и думаешь: «Что ты там кричишь-то»?


– Вы сказали, что комментаторы зря жалеют симулянтов. А что удивляет в печатной журналистике?
– Пишут, что кругом одни дарования. При этом в сборной играть некому. Посмели не взять на чемпионат Европы Оздоева!? Да он в этом «Рубине» уже даже не играет. Нужно сначала провести 3-5 сезонов на хорошем уровне, а потом называть людей дарованиями. Раньше у нас было две газеты — «Советский спорт» и еженедельник «Футбол». И если о ком-то написали маленькую заметку – уже счастье. А тут сплошные дарования, только при этом уровень футбола почему-то ниже.

– Такие матчи, как «Урал» – «Терек», у вас были?
– Ну как же я вам скажу? Иной раз ты сам можешь не знаешь. В наше время даже по голове били за такое.

– Били за догадки или когда ловили?
– А как тут поймаешь? Только спецслужбы могут выявить. Им дай задание, быстро всё найдут. Я все эти темы обсуждать не люблю. Наши интервью читают не только в России, но и за рубежом. Там тоже спецслужбы есть. Не хочу, чтобы у нас отняли ЧМ-2018. Хоть я был против его проведения в России, но если уж попёрли, то надо идти до конца. Боюсь навредить разговорами. Хватит нам вредителей с файерами.

– Вы про матч «Спартак» – ЦСКА?
– Да. Это какие-то засланные казачки жгут дымовухи. Вы хоть представляете, сколько воздуха пропускает через себя футболист во время игры? Вот ветеран Игнашевич надышался фигнёй, которая попала ему в мышцы, а через три дня играть в Лиге чемпионов. Восстанавливаться в 37 лет вообще тяжело. Тут ещё эта дрянь. Так кто они такие? Болельщики ЦСКА? Нет, это вредители. За «Монако» они болеют, явно не за ЦСКА. Это либо дураки, которые одумаются, либо диверсанты, которые продолжат так делать.


– Вы ведь знакомы со Слуцким ещё с тех пор, как выступали в «Уралане»?
– Да. С 2002 года.

– Каким он был в то время?
– В Элисте я как-то раз получил красную и играл у Слуцкого за дубль. Нужно было третье место занять. В то время он на скамейке ещё не качался. Но сильно переживал уже тогда. Много ходил, общался, интересовался, как строилась работа в «Локомотиве».

«Мы вместе возвращались из Питера, а на следующий день Юру убили»


– Вы хорошо знали Юрия Тишкова…
– Хорошо знал. Вместе жили в одном подъезде, потом – в Мячково на базе «Торпедо».

– Как узнали о его смерти?
– Наш друг по «Торпедо» Макс Чельцов позвонил около 2:30 ночи. Сразу было понятно, что убийство Юры было связано с агентской деятельностью. Где деньги, там и кровь. Человека убрали достаточно показательно. Если бы Юра знал, к чему это приведёт.

– В расследовании «Новой газеты» говорилось о желании Тишкова вести дела Кержакова, Аршавина, Быстрова и Денисова, которые потом оказались у агента Павла Андреева?
– Когда я ушёл из «Уралана», то Юрка сказал: «Хочешь, я тебя в питерское «Динамо» попробую трудоустроить?» Мы вместе поехали в Санкт-Петербург. Переговоры по мне не срослись. Мы вместе возвращались из Питера, а на следующий день Юру убили. Дела Кержакова тогда вёл Сарсания, а у Юрки был Аршавин и много молодых ребят. Потом их переписали на Андреева. Но это было нормально вроде. Не знаю. Вообще, версий было много. Я уверен лишь в том, что это были агентские дела.

– Сейчас такое уже невозможно?
– Надеюсь, что нет. Всегда можно разрешить вопросы без выстрелов и ножей. Я никогда не стремился к агентской деятельности. Хотел стать тренером. Деньги – это инструмент, а не самоцель.

– В качестве тренера вашим первым местом работы была юношеская сборная 1987 года рождения. Это вас Тукманов позвал?
– Да. Как раз на похоронах Юрки пересеклись. Александр Вячеславович спросил, чем я занимаюсь, и попросил заехать в РФС. Там и предложил возглавить юношескую сборную. Я согласился.
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"
– Вас критиковали, что вы брали в команду много клиентов Сарсании.
– Брал, потому что они были лучшими. Вот говорят, что Чугайнов понабрал блатных. Хорошо. Давайте посмотрим, кто был у нас в группе: Чехия, Венгрия и Испания. В плей-офф выходила одна команда. Мы с испанцами набрали по 7 очков. Оказались вторыми по разнице мячей. Пускай наша взрослая сборная России хоть раз сыграла бы вничью с испанцами. А ведь против нас тогда играли будущие чемпионы мира Фабрегас с Пике. Ещё и на своём поле. Самсонов им чудом не забил. Ворота были практически пустые. Я до сих пор не понимаю, как защитник выбил мяч пяткой!

– Вам звонили с просьбами взять незнакомых футболистов в юношескую сборную?
– Само собой. Говорили, что наш пацан всех обводит. Потом выяснялось, что он играл с инвалидами. Приезжал к нам в Москву на просмотр и не мог ничего сделать. Хотя сейчас ситуация меняется.

Ногу нужно было в трёх местах сломать, чтобы получить прямую красную карточку.
– В каком смысле?
– В сборную России приезжают как раз с периферии. Новых футболистов из Москвы и Питера практически нет. В этих городах проживают менеджеры. А голодный трудовой народ – в области. А когда дети приезжают на Porsche, то чего вы от них хотите? У них уже всё есть.

– Многие через вас прошли?
– В РФС даже селекционные сборы организовали. Я сказал, чтобы приводили всех. Кудряшова и Граната я забраковал. Был у меня хавчик Игнатьев – бестолковенький, но техничный. Комбаровы у меня появились не сразу – в 18 лет, когда окрепли.

– Дмитрий уже тогда был сильнее брата?
– Да, чуть-чуть выше котировался. Дима во всём был немного лучше.

«Считаю, что я виноват в травме Колодина»


– Последнее ваше место работы — «Сокол». Вы говорили, что, по сути, при вас закончил играть Колодин.
– Я переживал, что он может снова порваться. Всё-таки у него был длительный перерыв и ему уже не 20 лет. Поэтому я давал Колодину в Кубке ФНЛ сначала 10 минут, потом 15, затем 20. Готовились к матчу с «Сибирью», и я его перегрузил. Это была полностью моя ошибка.

– Что именно?
– Дал поиграть в дыр-дыр для эмоций. Нужно было дать пять минут, а я позволил играть дольше. Потом ребят спрашивал, и они отвечали: «В конце уже тяжело было». Денис потянулся за мячом и порвался. Считаю, что я виноват в травме Колодина.

– Он сильно обиделся?
– Нет. Мы с ним в хороших отношениях. Всё-таки играли вместе ещё в «Уралане» в 2002 году.

А когда дети приезжают на Porshe, то чего вы от них хотите?
– У вас сейчас есть агент?
– Нет. Зачем?

– У вас было бы больше предложений по работе.
– Возможно. Но я бы и обязан был брать игроков этого агента.

– Так происходит в 100% случаев?
– В 99,99%. Без этого очень тяжело устроиться в клуб тренером. Видели новость про то, что я мог возглавить «Балтику»?

– Да. Почему не сложилось?
– Вот потому и не сложилось. Вроде уже с гендиром договорились, но сверху надавили.

История в фотографиях. Игорь Чугайнов
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 208
7 декабря 2016, среда
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Архив →