ЦСКА — «Байер»
Фото: Instagram
Текст: Антон Михашенок

«У этого „ничего“ есть мы». Почему за «Байер» болели по-русски

Четверть гостевого сектора «Байера» на вчерашней игре с ЦСКА составили русскоязычные болельщики — и это упрёк в адрес наших клубов.
23 ноября 2016, среда. 17:30. Футбол
Болельщики «Байера» много смеялись, когда узнали, как именно надо идти к гостевой трибуне арены ЦСКА от станции МЦК «Зорге». Чтобы не обходить стадион по внешнему радиусу, приходится проходить через дырку в заборе абсолютно неосвещённого парка, на 90% состоящего из гололёда. Смех перешёл в категорию троллинга в тот момент, когда в темноте один из немцев таки упал на льду.

Принято считать, что у «Байера» нет идейных фанатов, но среди приехавших из Германии нашлось место Михаэлю Лоху, который пробил 450 подряд выездов за команду из Леверкузена — забавно, что в профиль он очень напоминает главного тренера «Кёльна» Петера Штёгера («Кёльн» — главный соперник «Байера»). Почти четверть фанатского сектора «Байера» в Москве составил русскоязычный фан-клуб, который организует успевающая везде девушка Аля — чтобы понять, насколько она вовлечена во всё, связанное с клубом, достаточно знать две вещи.
Принято считать, что у «Байера» нет идейных фанатов, но среди приехавших из Германии нашлось место Михаэлю Лоху, который пробил 450 подряд выездов за команду из Леверкузена.
Во-первых, скоро она закроет целый сезон посещённых вживую игр, где лишь вчера случился первый «домашний» для неё матч, а в декабре будет первое дерби с «Кёльном», увиденное своими глазами. Во-вторых, она общается в WhatsApp на смеси немецкого и английского с Роджером Шмидтом, и главный тренер Леверкузена может позволить себе пригласить девушку из Москвы даже на закрытую тренировку команды.

Бешеная энергетика Али позволяет русскоязычному фан-клубу «Байера» быть одним из самых аутентичных футбольных сообществ в России — болеть в России за команду, которую в Германии поддерживают единицы, кажется чересчур странным. Чемпион Европы 1996 года Марио Баслер несколько дней назад выступил в своём стиле, сказав, что у команды, принадлежащей фармацевтическому заводу, «нет ни эмоций, ни болельщиков, ни чего-то ещё». В Москве Баслер получил ответ от русскоязычного фан-клуба «Байера». «Может быть, „Байер“ и команда без ничего, но зато у этого „ничего“ есть мы», — так было написано умилительно неровным почерком на баннере. По правилам проведения матчей любые визуальные предметы поддержки на иностранном языке нужно заверять с переводом, но то самое удивительное умение Али общаться с людьми позволило баннеру появиться на сетке гостевого сектора и без особого письменного разрешения.
ЦСКА — «Байер»

ЦСКА — «Байер»


Для немцев русские на гостевой трибуне были такой же экзотикой, как и добравшаяся до Москвы семейная пара из Мексики в ушанках, которая путешествует по миру за Чичарито — они болеют скорее за одного футболиста, чем за его команду. Один из моих берлинских знакомых до сих пор считает меня немного verrückt — сумасшедшим — потому что я поддерживаю «Герту», команду мало того что из другой страны, так ещё и ничего не добившуюся в своей послевоенной истории. Моя живущая между Франкфуртом и Кёльном сестра, отправлявшая мне посылку с шарфом «Герты», ловила на почте вопросительные взгляды — в Зигене, где она живёт, есть команда четвёртой лиги, и здесь не принято болеть даже за клуб из другого города, не говоря уже о другой стране. Для них это действительно странно.

Но для российских клубов это должно быть сигналом. Многие из тех, кто был вчера в русскоязычной части сектора гостей, не болеют ни за кого в России или следят за Премьер-Лигой по старой привычке. Некоторые из них в принципе не болеют именно за «Байер», но назвать их предателями при этом нельзя. Они не болели против ЦСКА, они поддерживали футбольный клуб, который и играет современно (не случайно, что «Байер» и «Зениту», и ЦСКА забивал после сложных розыгрышей стандартов — в России привыкли к старым-добрым навесам в борьбу), и ведёт себя современно за пределами поля. Для немцев не так и сложно организовать с русскоязычным фан-клубом встречу за день до ключевой игры в группе — и придут туда не дублёры, как ещё недавно было в России традицией даже для флеш-интервью, а главный тренер и два лидера — Кевин Кампль и Юлиан Брандт.

Михаэль Лох должен понимать это стремление российских болельщиков к заботе о них. Среди болельщиков «Байера» популярно его прозвище Штржельчик — в честь полузащитника из 70-х Фридхельма Штржельчика. В детстве Михаэль не отпускал команду даже в бар, куда игроки шли после матча, и Штржельчик, как только Михаэль появлялся в баре, усаживал мальчика рядом с собой и брал ему колу. Похожие истории, с «Байкалом» вместо колы, были и в СССР, но в Германии с тех пор ничего в плане отношения к болельщикам не изменилось. Тот же «Байер» пару лет назад был настолько растроган поддержкой двух десятков околевших болельщиков, добравшихся до зимнего Трондхейма, что организовал этой же компании следующий евровыезд за счёт клуба.

Чего Михаэль Лох точно не сможет понять, так это портала на стадион через дырку в заборе посреди тёмного и обледеневшего парка. Абсолютно сюрреалистичной ситуацию для него делает то, что этот полупреступный ход расположен прямо под гигантской современной башней из стекла, переливающейся в чёрном ноябрьском небе Москвы красно-синими цветами.
Многие из тех, кто был вчера в русскоязычной части сектора гостей, не болеют ни за кого в России или следят за Премьер-Лигой по старой привычке.
Михаэлю не понять русского стремления к роскоши вместо спокойствия и к высшему обществу любой ценой вместо комфорта. В Европе тоже есть единичные подобные случаи — например, красивый новый стадион «Бордо» из-за чудовищного расположения и труднодоступности заполнялся хуже старой, вросшей в землю арены. Люди в любой стране устроены так, что ищут взаимной любви. Им не нужны цветы, подарки или башни, если человек разбрасывает свою одежду по дому где попало — рано или поздно раздражение приведёт к скандалу, а несколько таких скандалов — к разрыву.

Фан-сектор «Байера» в Москве на четверть состоял из местных болельщиков как раз поэтому. Общая неустроенность нашего футбольного процесса (дело ведь не только в конкретной дырке в заборе, вы же понимаете) заставляет людей смотреть по сторонам. Границы не закрыты, современного футбола кругом достаточно, и люди находят вдохновляющую взаимность, болея за зарубежные команды. Даже за те, у которых, по словам Марио Баслера, нет ничего.

>>> Искупление Натхо. Как ЦСКА вытащил свой лучший матч осени
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 115
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Где закончит чемпионат России ЦСКА?
Архив →