Чешский бессеребренник
Текст:

Чешский бессеребренник

Милану Барошу всего 24 года. Но он уже давно известен в Европе как игрок экстракласса. Его звездный час пробил на чемпионате Европы в Португалии, где Барош стал лучшим бомбардиром турнира. О том, как живется главной атакующей надежде сборной Чехии, повествуется в этом интервью.
23 марта 2006, четверг. 00:11. Футбол
— Герр Барош, вы помните, что произошло 23 июня 2004 года?
— Нет, честное слово, не припоминаю. Может быть, в то время проходил чемпионат Европы в Португалии?

— Правильно. Забив в тот день второй гол в ворота сборной Германии, вы досрочно выбили немецкую команду из турнира.
— (Отвечает смеясь). Все еще продолжаете дуться на меня? Я уже давно успел об этом забыть...

— Тогда сборная Чехии оступилась в полуфинале, но по качеству игры показала себя с самой лучшей стороны. Нацеливаетесь ли вы на золотые медали немецкого мундиаля?
— Все будет зависеть от того, кому во время чемпионата мира удастся достичь оптимальной формы. Мы работаем над этим моментом очень серьезно.

— Чехия как независимая страна впервые вышла в финальный турнир чемпионата мира…
— Конечно, этот факт добавляет нам особую мотивацию.

Чемпионат мира — это вызов как для всей страны, так и для каждого игрока в отдельности. Наша цель — выйти в плейофф, последующие задачи будем ставить по мере продвижения вперед.

— Кто ваш фаворит?
— Без сомнения, бразильцы.

У них сильнейшие игроки, для которых не играет роли тот факт, что им предстоит играть в Европе, где другие климатические условия.

— Что вы скажете о сборной Германии?
— Это новая и молодая команда, которая быстро прогрессирует. Помимо всего прочего, сборная Германии всегда была турнирной командой. Интересно, как у них сложится на этот раз?

— Каких немецких игроков вы знаете?
— На слуху почти все, но лично не знаю никого, кроме Диди Хаманна и Маркуса Баббеля.

С ними я играл в «Ливерпуле ». В общечеловеческом плане особенно симпатичен Диди, к тому же он классный футболист.

Он достоин участвовать в чемпионате мира, однако это уже зависит не от меня.

— Что вы еще знаете о Германии?
— Слишком мало. Берлин и Мюнхен — красивые города.

Кроме того, в Германии самые прекрасные стадионы в мире. Я безмерно рад тому, что у меня будет возможность поиграть на этих футбольных аренах.

— Прошлым летом вы чуть было не оказались в бундеслиге…
— Да, был вариант с «Шальке». До сих пор помню приятные встречи с тренером Ральфом Рангником. К сожалению, не сложилось. В чем дело, почему он ушел из «Шальке», ведь он оставил о себе превосходные впечатления...

— Видите ли вы себя, несмотря на это, в бундеслиге?
— Все возможно. Однако в первую очередь надо помнить о том, что у меня до 2009 года контракт с «Астон Виллой». На самом деле меня тянет скорее в Италию или Испанию.

— К чему больше лежит душа?
— К «Барселоне». Об этом клубе я мечтал еще тогда, когда был маленьким мальчиком.

— Ваши товарищи по сборной Томаш Росицки и Ян Коллер продолжают выступать за дортмундскую «Боруссию ». Что они вам рассказывают о бундеслиге?
— Я достаточно много знаю о немецком чемпионате, поскольку его показывают по английскому телевидению. С Томашем и Яном я практически не говорю об этом. К тому же Яна сейчас одолевают совсем другие заботы.

— Успеет ли он после разрыва крестообразных связок восстановиться к чемпионату мира?
— Мы все надеемся на это, для нас он необычайно ценный игрок, и его вряд ли возможно заменить. Я боюсь, что он не успеет восстановиться. Очень жаль, ведь для Яна это последняя возможность выступить на мундиале.

— За год перед Евро-2004 вы также получили тяжелую травму.
— Да. Тогда я столкнулся на тренировке с Маркусом Баббелем и сломал голеностоп. Непростая ситуация. Несчастный случай, который повлек за собой шестимесячную паузу. Тогда, для того чтобы попасть на чемпионат Европы, мне пришлось пролить очень много пота.

— А там с пятью забитыми мячами вы стали лучшим бомбардиром турнира.
— Все сложилось просто фантастически. Чемпионат в Португалии стал для меня прорывом на международной арене. За это я должен в первую очередь благодарить нашего тренера Карела Брюкнера. Он открыл меня и является моим настоящим опекуном.

Он мне полностью доверяет, так как начал тренировать меня с 17 лет, когда я еще выступал за юношескую сборную. Такой подход меня полностью раскрепощает.

— К этому надо бы добавить и большой талант. От кого вы его унаследовали?
— Понятия не имею, может быть, от отца. Милан-старший долгое время играл в футбол, правда, не на профессиональном уровне. Я же единственный профессионал в нашей семье.

— Вы с детства хотели стать футболистом?
— О да! Я всегда хотел стать или профессиональным хоккеистом, или профессиональным футболистом.

— Хоккеистом?
— Так оно и есть. До 14 лет я занимался одновременно и футболом, и хоккеем.

В хоккее я действительно демонстрировал высокий класс.

Однако когда «Баник» из Остравы предложил мне, 14-летнему пареньку, первый контракт, то с того самого момента я полностью сконцентрировался на футболе. Хоккей до сих пор является моим хобби. С недавних пор я начал также увлекаться гольфом.

— А было ли это правильным — полностью сделать ставку на футбол?
— Это было наилучшим решением всей моей жизни.

— Вы даете такую оценку именно по той причине, что благодаря этому вы зарабатываете миллионы?
— Ну что вы, конечно же, нет. Любовь к футболу сильнее любви к деньгам — это основная предпосылка. Ты должен любить игру с мячом. А деньги когда-нибудь обязательно появятся.

Деньги в любом случае обеспечивают мне приятную жизнь.

— В чем можно убедиться, глядя на ваше супермодное пальто от Армани. Следите ли вы за модой?
— Разумеется. Мне нравится красиво одеваться. Я не придерживаюсь какого-нибудь конкретного стиля, одежда должна быть свободной и удобной.

— Какую музыку вы любите?
— Чешскую и все последние хиты. Иногда я включаю радио и слушаю то, что звучит в эфире, даже не зная, что это за мелодия и кто ее исполняет. Я так, кстати, и раньше делал.

— Как прошло ваше детство?
— Оно было обеспеченным и благополучным. Мой отец занимал руководящую должность в большой фирме. Мы не были богатыми, но и никогда не испытывали нужды. Мой отец посвятил мне много времени и потратил много денег на то, чтобы возить меня чуть ли не ежедневно на тренировки. Он ведь и раньше хотел, чтобы я стал профессиональным спортсменом.

— Помните ли вы свой первый гол?
— Очень даже четко. Я забил его, выступая за мой первый клуб «Вигантице». Мне тогда было 6 лет. Мы проиграли — 1:10, но я сумел размочить счет.

Я был несказанно рад тому, что мне удалось забить. Этот момент является одним из самых ярких воспоминаний моего детства.

— Вам недавно исполнилось 24 года, однако вы уже выпустили свою автобиографическую книгу. Не рановато ли?
— Книгу написал мой хороший друг — чешский тележурналист Петр Свечены. Он считает, что эта книга заинтересует многих, в первую очередь — молодых читателей. Интересно, что из этого получится. Книга продается уже три месяца. Правда, я даже и не знаю, насколько успешно. Я не придаю этому большого значения.

— Какое место в вашей жизни занимает семья?
— Самыми близкими людьми для меня являются моя подруга Тереза, мои родители и моя сестра, которая старше меня на год. Семья — моя главная опора в жизни. Хотя они все живут в Чехии, мы часто созваниваемся и навещаем друг друга, как только представляется такая возможность.

— А что — Тереза не живет вместе с вами в Англии?
— К сожалению, пока еще нет. Однако и она, и вся моя семья обязательно приедут летом в Германию. Мне необходимо их присутствие. В 2004 году все мои близкие приезжали на чемпионат Европы в Португалию.

— Что для вас значит Чехия?
— Как профессиональный футболист я ощущаю себя свободным человеком в свободной Европе. Однако Чехия была и навсегда останется моей родиной.

Здесь живут все, кого я люблю, — семья, друзья…

— Выходит, когда-нибудь вы вернетесь домой?
— Безусловно. После завершения карьеры, лет через 10 — 12.

— А что будет потом?
— Останусь в футболе в каком- либо качестве. Может быть, как тренер, менеджер или функционер. Мой агент Павел Паска что-нибудь мне подыщет.

— У вас на правом предплечье нанесена татуировка…
— Это индейский символ.

По преданию, он должен защищать от травм и всяких бед.

Эту татуировку мне сделали в Праге.

— А вы верите в ее чудодейственную силу?
— Иначе я бы ее не наколол.

Я — верующий и к тому же суеверный. Так же как и большинство футболистов. Поэтому я играю, как правило, только в синих бутсах моего спонсора «Найк». Я верю в них, они уже принесли мне много удачи.

— В 2005 году спортивные журналисты поставили вас на второе место в опросе по определению лучшего спортсмена года. Тогда вы чуть-чуть уступили олимпийскому чемпиону в десятиборье Роману Серблу.
— Мне оказали большую честь, я был очень тронут.

— Кроме того, вас премировали чеком на 10 тысяч евро…
— Я перечислил эти деньги на счет детского фонда. В мире так много людей, страдающих от болезней, нужды и несчастий.

Тем, кто пострадал от этого, необходима помощь. Я с удовольствием принимаю участие в таких акциях. Конечно, моя популярность мне в этом очень помогает.

— После победы на чемпионате мира вы стали бы еще популярнее…
— Я горд уже тем, что буду играть на мундиале. С 18 мая мы будем находиться в тренировочном лагере в Австрии.

Потом будет по-настоящему жарко.
Источник: Еженедельник ФУТБОЛ
Оцените работу журналиста
Голосов:
29 сентября 2016, четверг
28 сентября 2016, среда
Какой гол стал самым красивым в 8-м туре РФПЛ?
Архив →