Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
Леонид Слуцкий и Валерий Карпин
Текст: Антон Михашенок
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Думай сам. Почему тренеры-комментаторы — это круто

Антон Михашенок наконец-то увидел в нашем футболе что-то глобально позитивное.
20 апреля 2017, четверг. 20:30 Футбол

Карпин, Слуцкий, Кононов. Три из четырёх ответных четвертьфинальных матча Лиги чемпионов комментировали в качестве экспертов тренеры, каждый из которых совсем недавно работал в одном из лучших клубов страны. Для России это очень необычное событие, его даже можно назвать большим. И это событие, безусловно, позитивное вот почему (сейчас будет немного волнительно, потому что я редко когда-то что-то хвалю).

Дело в том, что в среде наших болельщиков чрезвычайное значение имеет мнение комментатора. Так сложилось исторически по двум причинам. Во-первых, потому что с момента появления в нашей стране телевидения ему принудительно-добровольно принято верить: если человек с экрана что-то сказал, значит это правда, он не может соврать, это же телевидение. Вы читаете этот текст в Интернете, а потому логично со мной не согласитесь, но наверняка и вы замечали нечто похожее по своим родителям, например.

Во-вторых, в отличие от окружающей действительности, футбол долгие десятилетия не был доступен всем. Узнать о ситуации в обществе и в политике можно, просто выйдя на улицу, о ситуации в экономике хорошо расскажет толщина кошелька — всё это можно проверить эмпирически. С футболом так не работало — не было всепоказывающего Интернета, и в тот момент, когда комментатор говорил: «По каналам телетайпа нам сообщают результаты параллельных матчей», все переставали дышать у своих телевизоров. Так складывалось мнение о ведущих футбольных трансляций как о гуру: даже сейчас это легко доказать — любое интервью с комментатором соберёт в России больше кликов, чем почти любое интервью с хорошим тренером. Это не плохо и не хорошо, это просто так есть.

С момента появления в нашей стране телевидения ему принудительно-добровольно принято верить: если человек с экрана что-то сказал, значит это правда, он не может соврать, это же телевидение.

Проблема здесь заключалась в том, что почти ни один из комментаторов не играл в футбол профессионально и не тренировал. Это не их минус, ведь они и не обязаны были это делать, но комментарии Владимира Маслаченко потому всегда и выделялись. Великий Никитич никогда не переставал играть, все свои репортажи он провёл не из студии или с верхотуры комментаторской позиции, а прямо с поля. Оттуда он успевал не только доносить эмоции своим неповторимым красноречием, но и тезисно объяснять, почему игрок принял то или иное решение в конкретной ситуации. Маслаченко был комментатором и экспертом в одном лице — ему не нужна была пара.

С момента смерти Владимира Никитича комментаторы практически монополизировали взгляд на футбол, и суть проблемы как раз в этом. Комментаторы отлично умеют обращаться с языком, но то, чем они занимались, называется футбольным иносказанием с примесью штампов, вроде того, что в чемпионате Англии всегда играют флангами (английских тренеров в АПЛ уже очень мало). В итоге зритель получал возможность переварить комментаторское иносказание и красноречие, но не мог выйти на предельно новый уровень понимания футбола и любви к нему.

Голландская молодёжь докритиковалась старых экспертов до того, что федерации футбола пришлось вводить термин «лэптоп-тренеры» для целого поколения любителей, которые плотными шеренгами пошли учиться.

Вот почему это важно. В шведском футбольном союзе несколько лет назад заметили, что всё больше заявок на получение тренерских лицензий стало приходить от молодых (в основном) людей, которые и на любительском уровне зачастую в футбол не играли. В федерации это связали в первую очередь с распространением качественного контента, который доходит до зрителей с телеэкрана во время футбола. Почти все матчи домашнего чемпионата и абсолютно все игры еврокубков там построены на парах «журналист+тренер», при этом экспертов хватает на две кабельных сети, и телевизионщики тщательно подходят к их выбору. До матча, в перерыве и после игры в студии находятся три человека — журналист-модератор, который произносит две фразы за 10 минут, и два специалиста. Одно время у Viasat на контракте были два действующих тренера сборных — Ларс Лагербек и Магнус Перссон. Естественно, с такой мощной аналитической базой в общем доступе количество футбольно мыслящих людей в стране возросло. Почти то же самое случилось и в Нидерландах, но от противного — там на телевидении возникали тренеры со старыми идеями. Молодёжь докритиковалась их до того, что федерации футбола пришлось вводить термин «лэптоп-тренеры» для целого поколения любителей, которые плотными шеренгами пошли учиться.

И в этом плане Карпин, Слуцкий и Кононов парадоксальным образом могут сыграть на популяризацию футбола в стране лучше, чем своей работой в «Спартаке», ЦСКА и «Краснодаре». Каждый из них достаточно современен, чтобы следить за развитием тактических и методологических тенденций за рубежом, чтобы рассказывать о них. Каждый из них ясно и чётко изъясняется и умеет объяснить детали, которые простому болельщику кажутся странными. Самое главное — каждый из них доносит свою футбольную точку зрения, основанную на собственной концепции игры. Это не игра в иносказание, а интерпретация происходящего на поле на самом деле. Со временем, если практика по приглашению Карпина, Слуцкого и Кононова продолжится, мы обнаружим, что ими не только восторгаются — с ними не соглашаются именно с концептуальной точки зрения, с точки зрения интерпретации. Так произойдёт внедрение простых болельщиков в игру на принципиально новом уровне.

Отлично, Леонид! Как тренер Слуцкий в комментатора перевоплотился
Дебют бывшего главного тренера ЦСКА и сборной России в новой ипостаси произвёл фурор в болельщицкой среде.

Сперва ты начнёшь понимать, что в голе нельзя винить только центрального защитника, который махнул головой мимо мяча, а начинать стоит с центрального полузащитника, который не успел поджать соперника прессингом и дал развить быструю атаку. Это основы — на такие моменты указывал вчера Леонид Слуцкий, комментируя игру «Барселона» — «Ювентус». Дальше начнётся интерпретация — эксперт выскажет свою точку зрения на фундаментальные вопросы (например: «Где располагать линию защитников при владении мячом?», «Насколько высоко стоит прессинговать?»), и ты можешь почувствовать, что не согласен с ним. Со временем ты соберёшь свою аргументацию и сможешь вести заочный диалог с экспертом — примерно в этот момент ты поймёшь, что по телевизору пытаться понять футбол сложно, так как слишком многое остаётся за кадром. Попав на стадион со своей базой аргументов, ты осознаешь, как это применять на практике. Это и есть внедрение в футбол. Так было в Швеции, так было в Нидерландах, нечто похожее было в Германии конца нулевых и Австрии последних лет.

Каждый из тренеров-комментаторов доносит свою футбольную точку зрения, основанную на собственной концепции игры. Это не игра в иносказание, а интерпретация происходящего на поле на самом деле.

Всё это происходило благодаря сверхпрофессиональному составу экспертов на футбольных каналах, которые предпочитают точные слова вместо красивых и чёткие личные оценки вместо любимого журналистского захода на вопрос во флеш-интервью — «Показалось, что…». Карпин, Слуцкий и Кононов могут сыграть миссионерскую роль — вместо того чтобы верить словам с экрана во время игр, они заставят болельщиков думать. В нашем футболе, к сожалению, не так много оптимизма, но если с экрана государственного спортивного канала призывают думать об игре, это точно один из главных поводов верить, что всё поменяется к лучшему.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
18 октября 2017, среда
Партнерский контент