Колосков: в футболе я останусь навсегда
Текст: Самвел Авакян

Колосков: в футболе я останусь навсегда

Экс-президент РФС Вячеслав Колосков, представляющий нашу страну в ФИФА и УЕФА, поделился своими тревогами по поводу вероятной возможности России потерять прочные позиции в этих организациях.
24 ноября 2008, понедельник. 12:30. Футбол
Экс-президент РФС Вячеслав Колосков, представляющий нашу страну в ФИФА и УЕФА, поделился своими тревогами по поводу вероятной возможности России потерять прочные позиции в этих организациях.

Справка "Чемпионат.ру"

Колосков Вячеслав Иванович.
Почетный президент РФС.

Родился 15 июня 1941 года в Москве.

Играл в футбол на позиции полузащитника в командах "Трудовые резервы" Москва (1953 - 1962), "Крылья Советов" Москва (1963 - 1966, 1968), "Труд" Ногинск (1967).

Преподаватель кафедры футбола и хоккея ГЦОЛИФКа (1967 - 1974). Тренер-методист, гостренер, начальник отдела и управления хоккея Спорткомитета СССР (1975 - 1979). Начальник Управления футбола (с 1987 года - футбола и хоккея) Спорткомитета СССР (1979 - 1991). Председатель Федерации футбола СССР (1990 - 1991). С 1992 по 2005 год - президент Российского футбольного союза. Вице-президент ФИФА (1980 - 1996).

Председатель Комитета ФИФА по женскому футболу (с 1996 г.). Член Комитета ФИФА по безопасности и честной игре (с 1996 года – председатель). Председатель Оргкомитета клубного чемпионата мира (с 1998 г.). Член Исполнительного комитета ФИФА (с 2000 г.). Член Исполкома УЕФА (с 2000 г.). Председатель комитета национальных ассоциаций. Член оргкомитета олимпийского футбольного турнира.

Награжден орденами "Знак Почета" (1980 год), Дружбы народов (1989 год), "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1997 год) и орденом МОК (1992 год).
— Вячеслав Иванович, 17 декабря пройдёт очередной исполком РФС, на котором в числе прочих вопросов будут рассматриваться кандидаты от России на выборах в исполкомы ФИФА и УЕФА. Многие годы именно вы представляли нашу страну в этих органах, однако совсем недавно президент РФС Виталий Мутко безапелляционно заявил, что не собирается вновь выдвигать вас туда. Не удивило ли вас это заявление?
— Да, действительно, 17 декабря состоится очередной исполком РФС, но этот вопрос, конечно, будет на нём не основным. Главными же станут определение состава исполкома, подведение и утверждение итогов чемпионата и первенств России по всем дивизионам, обсуждение выступлений сборных команд страны. Скорее всего, на исполкоме выступит и главный тренер национальной команды Гус Хиддинк. Ну а уже потом, как я полагаю, будет обсуждаться вопрос о нашем представительстве в ФИФА и УЕФА.

Этот исполком станет последним в таком составе: у его членов, избранных в 2003 году, истекают полномочия. Что касается самого Виталия Леонтьевича, то здесь есть разные точки зрения. Я считаю, что у него самого тоже завершается срок, хотя он сам и юристы РФС утверждают, что это произойдёт только в 2010-м. Но это, честно говоря, для меня не принципиально.

Теперь что касается представительства в ФИФА и УЕФА. Во времена Советского Союза шла жесточайшая война за возможность быть представленным в различных международных спортивных федерациях. Выезжая за рубеж, каждый начальник, в том числе дипломаты и министры спорта получали директивы от ЦК КПСС, кого рекомендовать в руководящие и технические органы международных спортивных организаций, и главное, чтобы они настойчиво добивались этих назначений. Жесточайшая борьба проходит и сейчас, особенно за руководящие места. Не случайно на недавнем совместном заседании президиума Госсовета и Совета по развитию физкультуры и спорта при президенте РФ Дмитрий Медведев говорил о том, что нам необходимо укреплять позиции наших федераций в международных организациях. Став министром спорта, неоднократно об этом говорил и Виталий Мутко. Естественно, это одно из приоритетных направлений спортивно-политического плана. Футбол в этом смысле, на мой взгляд, был достаточно благополучно представлен в международных структурах. Валентин Гранаткин был представителем советской федерации футбола в ФИФА с 1946 года. Потом он стал старшим вице-президентом этой организации, а после его кончины преемником Гранаткина стал я. В то время в уставе ФИФА было чётко прописано – четыре британских ассоциации и советская федерация имеют своих постоянных представителей, которые автоматически входят в состав исполкома. Так что когда Валентина Александровича не стало, я пришёл на его место без всяких выборов. Но с 1992 года, после развала СССР, всё это закончилось и эта норма из устава ФИФА была исключена, и мне приходилось каждые четыре года вновь переизбираться в жёсткой конкурентной борьбе – сначала на пост вице-президента, а затем и члена исполкома ФИФА. С 1954 года успешно работал в УЕФА и Николай Николаевич Ряшенцев, а после достижения пенсионного срока я, опять же в непростой борьбе, был избран на его место и уже 14 лет являюсь членом исполкома европейского футбольного союза.

— Такой многолетний стаж работы в ФИФА и УЕФА наверняка помог наладить и личные отношения с руководителями этих структур, что тоже имеет большое значение при принятии важных решений.
— Конечно. Всё это я привёл к тому, чтобы было ясно: у нас есть преемственность, чёткие позиции, а в соответствии с этим есть и уважение. Добавлю, что помимо руководящих мест в ФИФА и УЕФА Россия достойно представлена и в технических комитетах этих организаций. А это очень важный момент. Приведу пример. После того как ушёл на пенсию выдающийся в прошлом арбитр Николай Латышев, мы 20 лет не могли попасть в ключевой, на мой взгляд, судейский комитет. И только после того как на посту генерального секретаря Герхарда Айгнера, который был отрицательно настроен к нашей стране, сменил Ларс Кристер Олссон, мои личные отношения с ним плюс многолетняя дружба с Леннартом Юханссоном привели к тому, что нам удалось включить Николая Левникова в судейский комитет. Что сразу благоприятно сказалось на судействе всех соревнований, в которых участвовали наши команды.

Как я уже сказал, представители России включены во многие комитеты УЕФА, что способствовало положительному решению многих вопросов. К примеру, генеральный директор "Лужников" Владимир Алешин, член комитета по безопасности стадионов, вместе со мной провёл активную работу и добился очень важного решения – разрешения играть национальным командам на искусственных покрытиях. Раньше об этом вообще даже слышать не хотели! Но нам удалось доказать, что в наших погодных условиях, а также в скандинавских странах, искусственные поля – это реальный выход.

Ко мне подошли Гус Хиддинк и Виталий Мутко и попросили переговорить с руководством УЕФА о смягчение наказания. Я подвёл нынешнего генсека УЕФА Дэвида Тейлора и его заместителя Джанни Инфантино к столику российской делегации, и в ходе беседы мы получили их согласие на особое рассмотрение "дела Аршавина". После чего уже я написал соответствующее письмо в дисциплинарный комитет УЕФА, который пошёл навстречу и сократил срок дисквалификации до двух игр.
— Как много времени у вас занимает работа в исполкомах ФИФА и УЕФА?
— ФИФА проводит в год четыре исполкома, ещё шесть проходят под эгидой УЕФА. Это, я вам признаюсь, очень напряжённая и колоссальная работа. Я уже не говорю о режиме работы на исполкомах, где обычно в течение двух дней рассматриваются около 30 вопросов. Значит, к ним ещё нужно готовиться и по каждому вопросу иметь своё мнение.

Ещё более напряжённая работа проводится в постоянных комитетах. Я, к примеру, в ФИФА руковожу комитетом по организации клубного Кубка мира, который четыре года подряд проводится в Японии, и являюсь вице-президентом комитета по организации олимпийского футбольного турнира. Собственно, с этого комитета и началась моя работа в ФИФА – в 1980 году я стал членом этого комитета, а в 1984-м уже председателем. До этого я ещё в течение шести лет руководил комитетом национальных ассоциаций.

Не меньшая нагрузка у меня и в УЕФА, где я являюсь председателем комитета юношеского и любительского футбола и одновременно заместителем председателя медицинского комитета. Одним словом, приходится решать огромное разнообразие вопросов. И при этом нужно не забывать об интересах российского футбола. Приведу несколько примеров.

Прежде всего вспоминается 1992-й, год проведения чемпионата Европы. Федерация футбола СССР перестала существовать вместе с развалом самой страны, что подвигло Айгнера, о котором я говорил выше, жёстко поставить вопрос – раз нет страны и федерации, значит, и наша команда не имеет права участвовать в континентальном первенстве. Благодаря тому что у меня были хорошие личные отношения с Жоао Авеланжем, мне удалось его убедить, что мы создадим на один год федерацию футбола СНГ и тем самым получим возможность сыграть на Евро-92. После чего ещё и убедил Юханссона. Далее федерацию футбола несуществующей страны признали в ФИФА и УЕФА, и нас, по сути дела в нарушение устава, допустили на чемпионат Европы.

Второй пример – по программе ФИФА по оказанию помощи национальным федерациям "Гол". Мне удалось договориться с Блаттером, чтобы бюро программы по Восточной Европе находилось в Москве. Мы получили определённые привилегии, за счёт которых построили пять стадионов – в Красноярске, Краснодаре, Ростове, Пскове и в Бронницах. И всё это не за счёт средств РФС, у которого тогда не было таких денег, а ФИФА. Я уже не говорю о том, что девять руководителей межрегиональных федераций России получали зарплату в ФИФА.

Ещё два ярких примера – проведение финалов Кубка УЕФА и Лиги чемпионов в Москве. Если бы у России не было в руководящем органе своего представителя, нам о подобном даже мечтать бы не приходилось. В итоге в 1999 году впервые в Восточной Европе в нашей столице состоялся решающий матч еврокубка. И тут тоже была своя предыстория. Каждый год к нам в Москву приезжали Блаттер и Юханссон, который позже стал близким другом Юрия Лужкова. Одним словом, мы делали всё, чтобы руководители ФИФА и УЕФА как можно чаще общались с московским мэром, благодаря чему, собственно, мы сначала получили право проведения финала Кубка УЕФА, а потом уже Лиги чемпионов.

Я много раз пытался поговорить с Мутко. Напрямую связаться с ним сейчас практически невозможно, но я не раз общался с его помощниками. Я передал им о своём желании объяснить ситуацию, но пока ответного стремления не увидел.
Ещё один пример, скорее политический, – выборы столицы Олимпиады 2014 года в Гватемале, где пять из семи "футбольных" голосов в МОК были отданы Сочи. Как оказалось, они сыграли решающую роль в итоговом распределении голосов. Это ещё один пример работы представителя России в международных футбольных организациях.

Таких примеров предостаточно, их можно бесконечно перечислять. Самый свежий – история с дисквалификацией Андрея Аршавина, который в последнем матче отборочного цикла Евро-2008 в Андорре получил красную карточку. По регламенту УЕФА, он должен был получить трёхматчевую дисквалификацию. Однако, после того как во время жеребьёвки финальной стадии ко мне подошли Гус Хиддинк и Виталий Мутко и попросили переговорить с руководством УЕФА о смягчение наказания, я подвёл нынешнего генсека УЕФА Дэвида Тейлора и его заместителя Джанни Инфантино к столику российской делегации, и в ходе беседы мы получили их согласие на особое рассмотрение "дела Аршавина". После чего уже я, как член исполкома, написал соответствующее письмо в дисциплинарный комитет УЕФА, который пошёл навстречу и сократил срок дисквалификации до двух игр. Все мы помним, как Андрей блестяще сыграл в решающем для нашей команды матче со шведами и кто был тогда признан лучшим игроком матча.

Если же говорить о том, сколько времени занимает конкретная работа в руководящих органах ФИФА и УЕФА, то скажу, что в этом году я был в командировках 116 дней. И это не только полёты в Женеву и Цюрих, а длительные перелеты, например в Японию, где я в 2008-м побывал дважды.

— Комментируя нашему сайту слова Виталия Мутко о том, что он не собирается выдвигать вас на выборы в исполкомы УЕФА и ФИФА, вы сказали, что в этих организациях Россию могут представлять лишь Виталий Леонтьевич и вы сами. Учитывая нынешнюю нагрузку Мутко, совмещающего работу министра и президента РФС, как считаете, получится ли у него также плодотворно работать в комитетах ФИФА и УЕФА?
— Действительно, только два человека – Мутко, как действующий президент РФС, и я, как бывший руководитель этого российской федерации, её почётный президент, член исполкомов ФИФА и УЕФА, - имеют шансы сохранить наше представительство в международных футбольных органах. Понятно, что, если Виталий Леонтьевич намерен выдвигать свою кандидатуру на выборы в ФИФА или УЕФА, ему нужно проводить колоссальную работу, примерно такую же, как во время выборов столицы Олимпиады в Гватемале. Придти и просто сказать, что я, дескать, представляю Россию, не получится. Я помню случай, когда четыре года назад президент федерации футбола Италии Матаррезе был вынужден покинуть свой пост, его отозвали из УЕФА, и вместо него было решено делегировать Франко Карраро, выдающегося политического и спортивного деятеля, бывшего руководителя НОК Италии. И что вы думаете – его прокатили! Почему? Потому что он ни с кем не работал. Вот и в нашем случае, если, конечно, мы хотим не потерять свои позиции в ФИФА и УЕФА, необходимо приложить колоссальные усилия. Альтернативы же Мутко или Колоскову нет, так как исполком УЕФА формируется исключительно из действующих или бывших президентов.

Конгресс УЕФА запланирован на 25-26 марта, а с кандидатами от каждой страны на выборы в исполком нужно определиться за два месяца. Получается, что до 25 января РФС должен принять решение и направить в УЕФА фамилию своего кандидата.

— Вячеслав Иванович, может, стоит встретиться в Виталием Мутко и в личной беседе прояснить все эти вопросы?
— Я много раз пытался это сделать. Напрямую связаться с Мутко сейчас практически невозможно, но я не раз общался с его помощниками. Я передал им о своём желании объяснить ситуацию, но пока ответного стремления не увидел. Мне очень важно объяснить, что это не вопрос личных амбиций, а государственное дело. Потерять места в УЕФА и ФИФА легко, вернуться намного сложнее. Россия уже потеряла своих представителей в международных федерациях хоккея и бокса. Если в ближайшее время ничего не изменится, то, боюсь, такая же участь постигнет и футбол. Что касается меня самого, то даже если меня не делегируют в ФИФА или УЕФА, это не станет для меня трагедией. Я уже наработался, хотя желание продолжить свою деятельность остаётся. Ну что ж, придётся с этим согласиться, уйти из ФИФА и УЕФА. Но в футболе я останусь навсегда. К этому я отношусь по-философски.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
8 декабря 2016, четверг
Сумеет ли ЦСКА победить в Лондоне и попасть в плей-офф Лиги Европы?
Да
3073 (27%)
Нет
8217 (73%)
Проголосовало: 11290
Архив →