Массимо Каррера
Текст: «Чемпионат»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Каррера: я не такой мудак, как многие думают. Я честный человек!

Главный тренер «Спартака» побывал в гостях у «Чемпионата» и подробно рассказал о клубных конфликтах, уволенном персонале и премии от Федуна.
8 сентября 2017, пятница. 15:32 Футбол

Наблюдая за телевизионными интервью Карреры, мы опасались, что и в нашей редакции тренер «Спартака» будет «застегнут» на все пуговицы. Но вышло по-другому. Мы увидели совершенно другого Карреру. Начали, к слову, не со «Спартака», а с серии блиц-вопросов. Каррера живет в Москве чуть больше года, поэтому любопытно, что за это время он узнал о нашей стране.

— Самая крутая машина российской сборки?
— Ой, я в тупике. Я реально не знаком с вашим автопромом.

— Сколько стоит Cinzano в российских супермаркетах?
— И тут не скажу. Не хожу по российским супермаркетам.

— В каком районе Москвы вероятнее всего попасть в пробку?
— В любом! Я живу на базе в Тарасовке. Когда приезжает моя жена, мы живём в Lotte Plaza, оттуда можно прогуляться пешком. Когда попадаем в Москву, всегда застреваем в пробках.

— Что в России едят на Новый год?
— Не знаю. Салат оливье (по-итальянски — salata russa — прим. «Чемпионата»)? Знаю, это знаменитый салат! Но не в курсе, что у вас принято есть на Новый год. Я пробовал борщ, сырники, но люблю всё-таки итальянскую кухню.

— Самая красивая улица в Москве?
— Из тех, что я видел, Арбат.

— С какой максимальной скоростью можно ездить по городам в России?
— Вижу, что многие гоняют. Я здесь не вожу, а, когда езжу с водителем, работаю. Так какая максимальная скорость? Шестьдесят? Знаете, кто-то в Москве частенько превышает!

— Где можно купаться в России?
— В пруду. Где именно в Москве? Я очень мало знаком с городом. Знаю Красную площадь, ездил на метро. Мне понравились несколько станций, больше всего — Смоленская. Москва очень красива. Отмечу — несмотря на то, что город переполнен народом, он чистый.

Позвонил переводчик, который услышал новость по радио, и спросил, действительно ли я уволил водителя. Спрашиваю: «Кого, Юру?». Это мой личный водитель.

— Самое популярное русское слово?
— «До свидания»!

— В какое время в Москве прекращают продавать спиртное?
— Никогда? (смеется).

— Кто лежит в Мавзолее?
— О, это я знаю. Ленин. Я ещё не смог посмотреть, но это-то я знаю (снова смеется).

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Возможно, нас подвела слишком большая уверенность в себе»

— Массимо, теперь о главном. Вы готовы откровенно говорить о «Спартаке»?
— Да, конечно.

— Тогда вопрос в лоб: почему у «Спартака» не всё так хорошо, как в прошлом сезоне?
— Нужен менталитет победителей, а он выстраивается годами. Любая команда может выиграть чемпионат — труднее победить многократно. Как было в прошлом году? Мы играли — и будь, что будет. Сейчас мы должны осознать, что нужно играть лишь на победу. Но сегодня и соперники настраиваются на «Спартак» по-другому, и давление стало сильнее. В прошлом сезоне никто не думал, что мы можем взять «золото». Чемпионское давление усложняет жизнь любой команде, не привыкшей побеждать. Мы видели чемпионский «Лестер» Раньери, который на следующий сезон даже не попал в еврокубки.

— «Спартак» похож на «Лестер»?
— Только в последние 15 лет, когда клуб ничего не выигрывал. 20 лет назад «Спартак» побеждал постоянно, у его игроков был менталитет победителей. «Лестер» никогда не брал титул, и после триумфа ему пришлось тяжело. Легко сказать: «Ты выиграл в прошлом сезоне, почему не побеждаешь сейчас?». Но в футболе не всегда: 1+1=2.

— Давайте мы предложим свою версию. «Спартак» выгорел эмоционально?
— Нет, мы хорошо начали, взяли Суперкубок. «Спартак» был готов к этой победе, эмоций было достаточно. Затем возникла ситуация, не позволившая стартовать в чемпионате так же, как в прошлом сезоне. Возможно из-за слишком большой уверенности в себе. Вероятно, мы просто подумали: «Прилагая минимум усилий, победим в любом матче». Это большая ошибка. Я пересматриваю все матчи «Спартака», и порой вижу, что команда реагирует неправильно.

— Есть конкретные примеры?
— Первый матч с «Динамо». После перерыва мы уверенно ведем. 2:0. А в итоге позволяем сопернику сравнять счёт на 92-й минуте. Из-за чего? Мы вбрасываем мяч из аута и плохо разыгрываем его. Это недостаток концентрации и недооценка игрового момента.

— Как вы анализируете прошедшие матчи? Какая у вас методика?
— Один раз смотрю полностью. Выделяю некоторые моменты, которые нужно просмотреть ещё раз, и показываю их команде. Обычно смотрю матчи в одиночку, но вчера, например, смотрел вместе со штабом.

— В прошлом сезоне многие матчи «Спартак» вытаскивал на последних минутах. Сейчас чаще получается наоборот. Почему?
— По разным причинам: где-то не хватает удачи, где-то игрок может ошибиться. Фортуну нужно поискать — если стоишь на месте, ничего не получится. В прошлом сезоне мы часто забивали в концовке, потому что до последнего хотели победить.

Простите, Массимо, я в вас ошибался!
Каррера ломает стереотипы.

— Сейчас не хотите?
— И сейчас хотим. Но порой не получается. Были ошибки, за которые мы поплатились. Например, второй гол ЦСКА был забит в контратаке. Штрафной в нашу пользу на чужой половине поля, ошибка — и гол. В матче с «Локомотивом», когда мы играли вдесятером, нам тоже забили в контратаке, хотя все должно было быть наоборот.

— Получается, иногда игра выходит из-под вашего контроля?
— Нет, не выходит. Я сам играл в футбол. Одно дело — сидеть на трибуне, тыкая пальцем в тех, кто ошибся, другое — самому выходить на поле. Там за долю секунды нужно решить, кому отдать пас, что сделает тот игрок, этот. Критиковать футболистов легко. К концу игры все может быть хорошо, но один гол меняет оценку команды. Забиваешь ты — молодец, тебе — наоборот. Тренер может готовить команду к одному сценарию, но игра предложит другой. Я никогда не смотрю на результат — важно, как команда показывает себя для победы.

— Возможно, в прошлом году соперники были слабее?
— Может и так, вам виднее. Я приехал сюда всего год назад и не был знаком со всеми командами. Мы часто выигрывали 2:1, 1:0 — не было разгромов, чтобы «Спартак» сильно всех превосходил.

— В чём нужно прибавить команде сейчас? Возможно, нужно усиление?
— Конечно, новые игроки не помешали бы, но основная сложность — психология. Не хватает победного менталитета, который создаётся год за годом. Эти ошибки — невнимательность, потеря концентрации — необходимы для общего роста.

«Спартак» много пропускает, потому что совершает глупые индивидуальные ошибки. Виновата вся команда, и, даже если кто-то ошибся, рядом должен быть партнёр, который подстрахует и спасёт ситуацию.

— Вас не удивляет количество брака у одного из лучших игроков прошлого сезона — Фернандо?
— Конечно, удивляет. Но повторюсь: играть в футбол — это одно, а говорить о нём — другое. Он ошибается так же, как и другие, так же, как порой ошибаюсь и я.

— «Спартак» стал играть хуже?
— Нет, плюс-минус все так же, как в прошлом году. Мы играем в футбол, и это было заметно по матчу с «Локомотивом»: пропустили три мяча в контратаках и забили в меньшинстве. Бывают ситуации, когда пропускаешь на последней минуте, и это влияет на общее впечатление об игре.

Отставить макать чемпиона! «Спартак» совсем не так плох, как кажется
Вы удивитесь, но по целому ряду важных компонентов «Спартак» относительно чемпионского сезона… прибавил! Отчего же результаты просели?
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Лично говорил Глушакову: не думай о контракте»!

— Почему пропали командные фото из раздевалки?
— В прошлом сезоне они появились только после победной серии. Видимо, сейчас для этого неподходящий момент.

— Их обычно выкладывал Глушаков. С ним, капитаном команды, до сих пор не подписан новый контракт. Как это влияет на выступление «Спартака»?
— Денис — профессионал. Не думаю, что контракт так на него влияет. Это во-первых. Во-вторых, «Спартак» не может перестать играть из-за отсутствия мотивации у одного футболиста. В-третьих, ребята с контрактом на 4 года тоже могут выглядеть плохо. Форма Глушакова зависит не от контракта. На текущий момент он действует так, как говорю ему я. Денис полезен команде. Его дела с руководством меня не интересуют, важна лишь его самоотдача на поле.

— Был случай в вашей карьере, когда на важного игрока такая ситуация влияла?
— Это было и со мной – в «Аталанте», «Ювентусе».

— И что делали вы?
— Старался играть как можно лучше. В моих интересах было показать другим, что я силён. Если футболист играет хорошо, за ним придут пять команд, если плохо — ни одной. К тому же, до чемпионата мира осталось меньше года. Каждому игроку сборной в этом сезоне очень важно проявить себя.

— Вы это говорите нам. А Глушакову говорили?
— Да. Я разговаривал с ним лично. И приводил те же самые доводы. Я сказал ему: «Не думай о контракте — делай то, что и раньше».

— Стал ли он играть лучше после этого?
— Что для вас значит: играть лучше?

— Применительно к матчу с «Динамо»: не терять концентрацию.
— Концентрацию в том эпизоде потерял не только Глушаков, но и его товарищи по команде. Речь идёт не об одном игроке, а о всём «Спартаке». Ошибается и Глушаков без контракта, и Фернандо с контрактом, и Промес с контрактом, и Луис Адриано с контрактом. И я тоже ошибаюсь. Проблема не в Глушакове и не в отсутствии у кого-то контракта. Денис — капитан «Спартака» и пример для других игроков. Разве ты никогда не писал плохую статью? — обращается Массимо к автору «Чемпионата» Дмитрию Егорову.

— Писал, — вынужден сдаться под напором Дмитрий.

— Все ошибаются, суть не в конкретной плохой передаче. На тренировках Денис выкладывается по полной.

Премию мне выписал лично Федун. Я спросил тогда: «А для штаба?», — на что он ответил: «Это для тебя, но, если хочешь, поделись».

— Вы удивитесь, если Глушаков уйдёт?
— Это его личное дело. Только ему решать: продолжать в «Спартаке» или уйти куда-то ещё. Мы видели подобное с Бонуччи: у него был контракт, но он сменил клуб. Конечно, я хотел бы и дальше видеть Дениса в «Спартаке» — он капитан клуба, игрок сборной. Найдёте кого-нибудь посильнее?

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«О том, что я уволил водителя — узнал от переводчика»

— Один популярный телеграм-канал сообщал, что вы хотели купить Оздоева и Набиуллина и были готовы отпустить в Казань Глушакова. Правда?
— Нет. Мы хотели взять русского полузащитника, но возможное подписание контракта с Глушаковым — решение руководства, не моё. Если я хочу видеть в команде Дениса, а руководство хочет игрока помоложе, я не в силах ничего сделать. Честно, никто не хотел меняться игроками. Может быть вообще — это «Рубин» запросил у нас Глушакова? Скажу так: все подобные каналы — х…ня! (Каррера начинает распаляться – прим.ред.) Часто журналисты говорят о том, чего не знают: один скажет «А», и до последнего она дойдёт уже как «Я». Порой они пишут такую чушь, что настраивают тренеров против руководства. Я говорю не только о России, во всём мире так.

— Что из написанного о «Спартаке» расстроило вас больше всего?
— В прошлом сезоне, когда мы были первыми в турнирной таблице фактически с начала чемпионата, многие говорили: «Игры у «Спартака» не видно, команда выглядит плохо». Конечно, неприятно, когда о твоей команде так говорят. Обидно, что люди тогда не замечали нашей заслуги в успехах «Спартака».

Ещё расстроила глупость о том, что я уволил водителя автобуса. (Обращается к Дмитрию Егорову: «Ты это писал?»). — Вот перед нами человек, который создает шумиху! Знаешь, как я узнал об этой истории? Был на базе, мне позвонил переводчик, который услышал новость по радио, и спросил, действительно ли я уволил водителя. Спрашиваю: «Кого, Юру?». Это мой личный водитель. «Нет, водителя автобуса», — отвечает переводчик. А я сам узнаю эту информацию от него, понимаешь?

«Пусть своих итальянцев за баранку сажает». Кого ещё убрал Каррера
Дмитрий Егоров поговорил с водителем автобуса «Спартака», который был уволен после 12 лет работы в клубе. Просто не понравился Каррере.

— А какой смысл водителю врать? Он сам сказал, что в офисе клуба ему сообщили, мол, это было решение Карреры.
— Здесь я не могу ответить. Но скажу, что в прошлом году была и другая история. Я дал игрокам свои рекомендации по питанию. Какие-то блюда не рекомендовал есть, потому что это вредно. После этого люди шли к доктору и слышали: «Я бы тебе разрешил, но тренер не хочет».

— Кстати, о докторе: Лю тоже не вы увольняли?
— Нет. Лю состоял в медицинском штабе. Ко мне подходил доктор Вартапетов, мы общались на эту тему. Единственное, что я ему ответил: «Делайте, как считаете правильным. Если Лю нужен не каждый день, а должен приезжать несколько раз в неделю, пожалуйста. Меня больше интересует мой тренерский штаб». Насколько я знаю, Лю не выгнали, а предложили приезжать по необходимости. Предполагаю, что он не принял эти условия. Но разве я виноват, разве его уволил я? Могу отвечать только за свои решения и поступки, что я и делаю. Остальное — не в моей компетенции.

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Правда, что Федун вручил вам пакет с миллионом евро за чемпионство, а вы ни с кем не поделились?
— Это была премия, которую мне выписал лично Федун. Я спросил тогда: «А для штаба?», — на что он ответил: «Это для тебя, но, если хочешь, поделись». В прошлом году в штабе было три человека, я поговорил с ними на эту тему. Поделиться удалось буквально две недели назад, потому что все были в разъездах. Я мог бы не делать этого, потому что штаб по контракту свою премию всё равно получил, но посчитал нужным всё же отблагодарить их таким образом.

— На что потратите свою премию?
— Я тратить не планирую, оставлю для дочерей.

Красота дня. Дочь главного тренера «Спартака» - Мартина Каррера
В рубрике «Красота дня» - Мартина Каррера, младшая дочь главного тренера «Спартака» Массимо Карреры.

— Как вы подбирали тренерский штаб к этому сезону?
— Три человека — это мало. В европейских клубах должно быть минимум семь-восемь: трое для фитнес-подготовки, три аналитика, помощники. Мы изменили подход к работе в тренажерном зале. Сейчас работаем по системе, которая была в «Юве», я очень хотел применить её в «Спартаке».

С Джорджо Д’Урбано я работал, ещё будучи игроком «Аталанты». Помимо лыжного спорта и волейбола он 15 лет провёл в футболе. А эти ваши телеграм-каналы пишут, что он ни на что неспособный лыжник. На самом деле он один из лучших в своём амплуа. Физподготовкой конкретно на поле занимается Хавьер Нойя Сальсес. Пилипчук работает так же, как и в прошлом году, а Малфатти — мой ассистент в тренировочном процессе. Но на тему состава я общаюсь с Романом, а не с ним. Аттила всегда занимался с молодёжью, он хорошо работает над техникой. А вся та чушь, что мы бегаем меньше… Посмотрите на статистику — мы бегаем даже больше, чем в том году, и больше соперников. Может быть, мы чаще ошибаемся, но недостатка в физических кондициях точно нет.

— Нам говорили, что помощники не общаются с прессой, только Массимо.
— Хотите интервью с помощниками? Сначала спросите у меня. Ладно-ладно, сперва — у Трахтенберга. (смеётся)

— Не так давно произошла трагедия в семье Романа Пилипчука. Это могло тоже повлиять на «Спартак»?
— Допускаю, что такая ситуация может сказаться на команде больше, чем что-то ещё. В такие моменты нет желания смеяться, шутить. Роман показал себя настоящим профессионалом, ежедневно выполнял свою работу, не сломался. Это огромная трагедия, которую нельзя сравнить с проигранным матчем. Я поблагодарил его за то, что он был с командой даже в тот безумно сложный для него момент.

На некоторое время Пилипчук уезжал, и я спокойно его отпустил. Всегда говорил, что личность превыше всего — это несравнимо с какой-то игрой. Я не такой мудак, как многие думают — я честный человек со здравыми принципами.

— Правда ли, что вы выгнали кое-кого из штаба «Спартака» с тренировки только за то, что он предложил игроку попить воды?
— Не с тренировки! Я просто попросил человека уйти за пределы поля, больше ничего не было. Просто у них есть привычка: они подбегают через каждый две минуты и приносят воду. А я попросил выйти. Вот и все. Видимо, что-то доходит до вас и от игроков, так что я больше ни с кем не буду общаться. (смеётся)

Телеграм-каналы исказили, будто я чуть ли не избил переводчика. Но вот же он сидит живой, даже работает со мной.

— Как возникла идея схватить за горло переводчика? Это была импровизация?
— Нет! Показать, как я это сделал? — Массимо встаёт вместе с переводчиком Артёмом Фетисовым. — Мы общались с командой, и я сказал, что надо взять соперника за глотку и отпустить его только тогда, когда он умрёт, — Каррера хватает переводчика за горло, чтобы показать, как это было. — Естественно, в спортивном смысле — нельзя позволять сопернику «дышать» на поле. Нужна спортивная злость, чтобы игроки почувствовали, как нужно действовать. А эти телеграм-каналы исказили, будто я чуть ли не избил переводчика. Но вот же он сидит живой, даже работает со мной.

— При таком количестве слухов и давления насколько важна была поддержка фанатов?
— Мне она придаёт силу и осознание того, что народ меня любит. Это не всегда легко, и я очень благодарен каждому фанату. Мне безумно жаль, что сейчас мы не можем порадовать их. Стараюсь работать даже больше, чем в прошлом сезоне, чтобы побеждать и вместе с командой дарить болельщикам радость…

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Во второй части интервью вы узнаете ответы на следующие вопросы:

1. Почему Каррера сначала подписался на Инстаграм Смолова, а потом отписался от него?
2. Доволен ли он трансферной кампанией «Спартака»?
3. Почему «Спартак» не купил Луана?
4. Как в «Спартаке» оказался Пашалич?
5. Кто три лучших игрока РФПЛ не из «Спартака»? (раскроем секрет – два из них – из ЦСКА).
6. Хотел ли Каррера купить Жиркова и Тарасова?
7. Какой из несостоявшихся трансферов расстроил Карреру больше всего?
8. Что Массимо думает о Леониде Федуне?
9. Как часто он вспоминает об автокатастрофе, которая повлияла на его жизнь?
10. Как должен закончиться этот год, чтобы он сказал: «Я доволен!»?

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент