Болельщики «Спартака»
Текст: Ирина Белкина
Фото: РИА Новости

Как менялись шарфы «Спартака». Когда-то за их производство могли посадить

Сегодня купить «розетку» проще простого. Раньше все было совсем не так. «Чемпионату» рассказали любопытные подробности.
13 сентября 2017, среда. 16:45 Футбол

Перед стартом «Спартака» в Лиге чемпионов мы поговорили с известным болельщиком московского «Спартака» Амиром Хуслютдиновым (известным в болельщицких кругах как «Профессор») и узнали, как и когда на трибунах стали появляться фанатские «розы», и какие изменения претерпел главный элемент гардероба любителя футбола. Ведь было время, когда увидеть разодетого в клубные цвета фаната было невозможно, и стадионы не были такими яркими, как сейчас.

Почему фанаты называют шарф «розой»?

«Название пошло из Англии, — объясняет «Профессор». — Но там под «розой» подразумевается несколько кусочков материала, сшитые в несколько слоёв, по убывающей, как лепестки цветка. Затем к ним пришивались две ленточки в форме треугольничка. Получался цветок из ткани. А у нас не разобрались и обычный шарф прозвали «роза» или «розетка». В Англии фанатский шарф называется «scarf».

Какими были фанатские шарфы в нашей стране?

История развития фанатских шарфов берёт начало с 1970-х годов. С того момента можно выделить 5 основных этапов, благодаря которым сформировался современный вид футбольных «роз»:

1. «Самопальные»,1970-е годы

Амир «Профессор»: «Первый шарф появился в 1972-м году. Был такой фанат «Заплата», Александр Гуренков. Именно он первый раз появился на стадионе в шарфе. Вы только представьте: серый стадион, неяркие свитера и куртки – и тут что-то выделяющееся! Фанаты сразу же подхватили эту идею. Тем более у «Спартака» праздничные цвета, так что именно у нас появилась первая атрибутика в стране. В то время нитки редко пропадали в магазинах. Мамы, бабушки, девушки, которые умели вязать – резко поднимались в цене в лице фанатов. Шарф был простым, полосатым.

Была история: три друга попросили кого-то из родственников связать шарф длиной в девять метров. Повязывали его на троих, и получалось, как у Агнии Барто: «Мы с Тамарой ходим парой». Люди просто прикалывались, но это лучше, чем избивать кого-то. Когда ребята шли втроём в обнимку, все умилялись. И хотя они никому не мешали, милиции это всё равно не нравилось. Говорили: «вы всех задушите». Власти не понимали, что это за явление. А за непониманием всегда идёт отторжение. Это словно сейчас кто-то волосы в зелёный покрасит – будет выделяться из толпы своим внешним видом и поведением. У нас очень не любят такие вещи».

«Спартак» и «Црвена Звезда»: красно-белый клан
История дружбы фанатов «Црвены Звезды» и «Спартака», а также их совместного участия в открытии стадиона красно-белых.

2. «Михневские», начало 1980-х

Амир «Профессор»: «В сентябре 1981 года во время общего сбора спартаковских фанатов на железнодорожной станции«Коломенская» появились парни в идеальных шарфах. Тонкой вязки и яркого алого цвета. Я сразу же подошел к ним, чтобы узнать, откуда взяли. Выяснилось, что было такое ателье «Трикотажница», которое находилось в 100 километрах от Москвы. На электричке нужно было доехать до станции «Михнево». У одного из парней мама работала там закройщицей. Цена за пошив шарфа составляла 11 рублей. У меня не было проблем с деньгами, поэтому я дал — очень сильно хотел. Следующего сбора ждал, как чуда, это невозможно объяснить. Когда они привезли мне этот шарф – испытал верх счастья. На меня на стадионе все смотрели с широко открытыми глазами. Завидовали, спрашивали, откуда я его взял.

«Михневские» шарфы – бренд того времени. Машина вязала их, как чулок.Позже две части сшивали и делали вручную кисти. Проделывалась дырочка, отрезалось энное количество пряжи и завязывался узелок. Всё было сделано из трикотажа хорошего качества. Станок был импортный.

Изготовление обычно составляло от трёх дней до недели, поэтому я давал рубль сверху. Заказ отшивался при мне. За два часа, пока был перерыв в электричках, успевали сделать два-три шарфа.

Кстати, оттуда же я вывез первый шарф для «Динамо». Аркаша «Хирург», болельщик «Динамо» и болельщики «Торпедо» попросили им помочь, так как место производства держалось в секрете. Связать пару шарфов, чуть подороже их продать – хороший бизнес, тем более что на эти деньги можно было купить билет на футбол. Никаких возмущений от своих, что другим помогаю, не было. Во-первых, спартаковские фанаты доминировали в те годы, а во-вторых, это были знакомые ребята, которые не трогали мой клуб. Например, когда делал «розы»для «Торпедо», ничего не поимел на этом сверху. Но один инцидент всё же произошёл. Один парень узнавал, когда будут готовы заказы для болельщиков ЦСКА и «Динамо» и не отходя от кассы занимался «гоп-стопом», отнимал шарфы. Кто-то взял и стуканул, хотя по фанатским понятиям это не приветствуется. Парню дали восемь лет за грабёж.

Ателье хорошо поднялось на этом бизнесе, цены постепенно росли. Сначала было 10 рублей, потом 11 рублей 20 копеек, потом 11.64, так дошло до 12.В конце 1982-го года, по слухам, с «Петровки» приехали люди, и запретили «Трикотажнице» вязать любые шарфы клубных цветов».

3. «Печатки», конец 1980-х годов

Амир «Профессор»:«В Тарасовке был открыт кооператив «Фотон». Там делали шарфы «печатки». На ткань просто наносился рисунок. Первый шарф сделали на шёлке, он был односторонний. Тираж был совсем маленьким, тем более, что качество было не очень хорошим. Так что век «печаток» прошёл практически незаметно».

4. Попытка наладить производство в России, 1989-й год

Амир «Профессор»: «Был такой спартаковский фанат «Аист». Он где-то нашёл японскую машину и сделал вязаные шарфы с надписью тиражом около 50-ти штук. Односторонний, узенький шарф, как шнурочек. Ширина — 7 сантиметров. Это было нечто. Но радовались недолго. Пришли представители власти, сказали, если не прикроет свою деятельность – посадят. Поэтому машину пришлось продать».

5. «Английские» шарфы, 1990-е годы

Амир «Профессор»: «Настоящей революцией в истории «роз» стала наша со Славой Трубецким идея. Мы сделали в Англии два дизайна шарфов. Презентовали их 16-го сентября 1993-го года на «Локомотиве». Заказ делали за два месяца.Тираж – 400 штук. Тогда продали мало, всё-таки это дорогой продукт из Англии. Шарфы были стандартного размера – 136-141 см в длину, двусторонний, вязаный.

Английские шарфы были настоящим «взрывом». Первый динамовский «английский» шарф тоже мы делали. Кстати, многие говорят, что тот дизайн один из самых красивых до сих пор. Сделали заказ для ЦСКА – 4 шарфа. Когда один из болельщиков «Торпедо» попросил сделать «розетку», он позвонил и спросил почему на их шарфе нет надписи «гордость России». Я сказал, что они конечно молодцы, но гордость России одна – «Спартак». До сих пор не видел, чтобы на шарфах других клубов была эта надпись. Получается, что я заложил традицию для наших «роз». Надпись «короли Москвы» тоже сотворил ваш покорный слуга.

Была попытка сделать подобное в России в Питере, но получилось некачественно. Первый шарф был бордового цвета, а второй ало-оранжевого с белым. Причём по размеру они были короткими, видно нитку экономили.
Первый спартаковский шарф, в котором использовался черный цвет, называли«хулиганка». С надписью «Спартак hooligans», флаг и на фоне флага череп – это первый раз, когда в клубные цвета вторгались другие. Я так себя ломал, вычерчивал на миллиметровке, пытался максимально убрать черный цвет.

Со временем стали делать подделки в Турции. Если английский шарф стоил примерно 100 рублей, то турецкий – 80. Производство Англии — знак качества, поэтому достаточно взрослая публика могла себе позволить те шарфы. А вот зарождающиеся хулиганы, молодежь, покупали «турецкие» шарфы. Мы их поэтому прозвали «притурки». Не «придурки» и не «турки», а именно «притурки».

Одному мальчику мама купила в Польше «розу». На ней буква «С» была синим цветом. Люди даже не удосужились посмотреть, как правильно. Я в итоге парню поменял шарф на нормальный английский.Мне хотелось приучить людей к качественным товарам.

Производство в Турции закончилось с приходом налогов. Ещё была забавная история с динамовским болельщиком. Он приехал в Стамбул, чтобы сделать партию шарфов. Отдал туркам дискету с эскизом, заказал 400 штук. Сказали, что свяжут только ему, улыбались. Отдал дискету, и на два дня с девочками загулял. Через четыре дня приходит тётка, ей турки выкатывают тележку с шарфами, 600 штук. А товарищ уже посчитал прибыль, сколько будет продано. Приезжает в Москву, а на всех рынках его «эксклюзив».

В 2001-м году был связан последний шарф под нашим с другом руководством. Пошла жесточайшая конкуренция. Каждый раз объяснять, в чём разница между шарфами стоимостью 80 и 100 рублей, было тяжело. Сейчас все шарфы вяжутся в России».

Как реализовывали продукцию?

Амир «Профессор»: «У каждого клуба был подвижник, который продавал шарфы на стадионе перед матчем. Это были стихийные точки. Без налогов и разрешительных документов. Только к концу 1990-х рынок начала устаканиваться, за это взялись власти. Хотя бы на «Лужниках» разрешение выписывали.Стычек между фанатами не было. Да и точки располагались по пути фанатов конкретного клуба. Все понимали прекрасно специфику продаж, и не создавали лишних проблем.

Сотрудничали ли с клубами и крупными брендами?

Амир «Профессор»: «Клубы иногда помогали и поддерживали своих фанатов. У «Динамо», например, Серёжа «Кабан» сейчас в клубе работает. Он уважаемый человек в динамовской тусовке, делал дизайны атрибутики. До последнего момента именно он держал динамовские точки. У ЦСКА есть Миша Акулов. Ему удалось договориться с клубом, теперь они совместно выпускают достойные вещи. У «Торпедо» Василий Петраков – один из старых, уважаемых болельщиков, тоже до сих пор в клубе работает.

Клуб иногда помогал, а иногда и конкурировал. Было такое, что война была. Фанат всегда сделает такую вещь, которая однозначно продастся. Потому что в первую очередь ты спрашиваешь себя: «куплю ли я сам?» Если отвечаешь:«да» – надо выпускать.

«Не Нольтрофеич». Главные видео о чемпионстве «Спартака»
Дождавшийся Федун, напуганный «Зенит», бешеный Глушаков, раздетый Фернандо, кричащий Каррера и другие моменты красно-белого счастья.

Была история, когда меня пригласили на совещание в клуб с представителем adidas. «Спартаковский» бюджет составлял $ 6 млн. Представляете, как времена поменялись? Это бюджет всего клуба вместе с зарплатами и всем остальным. И вот один из представителей клуба заявляет:«Я хочу, чтобы от мерчендайзинга было 40% от бюджета клуба, а лучше – 60%». Я мысленно по карманам полазил: «где же ты $ 2 млн или 3 млн украл?»

Самое смешное, что в газете «Футбол-Хоккей»тогда появилась серия статей о проблемах немецкого футбола – и в числе других там разместили заметку про мерчендайзинг. На тот момент из всех клубов Бундеслиги только один клуб работал в плюс – это «Бавария». А «Айнтрахт», у которого собиралось 37 тысяч зрителей на каждом матче, имел в бюджете минус 100 тысяч марок. То есть на тот момент даже монстры Бундеслиги, при том что у людей безумные зарплаты, которые они готовы тратить, не могли уйти по атрибутике в плюс. Мадридский «Реал» может, конечно. Там после покупки Зидана за две недели продали 77 тысяч маек с его фамилией. Правда, из них 3 тысячи украли – испанцы пришли в магазин и просто унесли 3 тысячи маек. Но это «Реал» — самый титулованный клуб мира.

В общем, мы над этим посмеялись. Человек реально бредил. Помните, в прошлом году господин Слуцкий прямо сказал, что наша страна нефутбольная. Я это ещё раньше сказал. Когда Гинер переносил матч из «Лужников» в Химки.

Даже сейчас, приезжаешь в «Оренбург», а из местной атрибутики только шарф и программка. Всё на убогом уровне, — а-ля 1990-е, когда всё только начиналось. И то тогда было лучше. У нас вообще у провинции комплекс неполноценности. Первый вопрос к болельщику, когда туда приезжаешь: «Кто вам за это платит?» И когда они понимают, что ты за свои едешь, у них возникает недоумение».

«Нынешний болельщик никогда не поймёт наше поколение. В те времена я доставал японский двухкассетник, ехал с ним в метро, и на меня ненавидяще смотрели люди, завидовали. А сейчас пришёл в магазин или на стадион – купил. Достать и купить — разные вещи. Кайфа сейчас нет. Не ценится ничего.Когда делаешь дизайн шарфа, то воспринимаешь его, как своё детище. Я раньше конструктором работал, поэтому знаю, как составлять чертежи. Процесс такой: отрисовываешь, спускаешь в цех, а потом бах и твоя деталь. Это творчество. Если бы я условно вложил те деньги в трусы и жвачку, можно было отбиться на раз-два. Потому что сколько людей, столько и трусов, а у кого-то и по две пары. Жвачку все жевали. Но мне такие деньги не интересны были. Шарфики – блажь, расхожий материал у болельщиков. Его можно повязать и на шею и на пояс, если только живот позволяет повязать. Производство таких вещей нужно любить, без души это делать нельзя».

Панов: мой дом — Москва, а не Питер. И да, я фанат «Спартака», не «Зенита»
Самый искренний русский футболист рассказывает Дмитрию Егорову о большой перезагрузке в своей жизни.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент