Пересидевший Дасаева и Черчесова
Текст: Антон Третяк

Пересидевший Дасаева и Черчесова

24 декабря празднует день рождения Гинтарас Стауче, в прошлом незаурядный вратарь "Спартака", недавно вернувшийся в столичный клуб в качестве тренера голкиперов.
24 декабря 2008, среда. 19:00. Футбол
24 декабря празднует день рождения Гинтарас Стауче, в прошлом незаурядный вратарь «Спартака», недавно вернувшийся в столичный клуб в качестве тренера голкиперов.

Справка «Чемпионат.ру»

Стауче Гинтарас Миндаугович.

Родился 24 декабря 1969 года в Алитусе (Литва).
Карьера игрока: «Спартак» Москва (1988-1994), «Галатасарай» Стамбул, Турция (1994-1995), «Карсияка», Турция (1995), «Сариер» (1996), Турция, «Дуйсбург» Дуйсбург, Германия (1997-2002), «Калитея», Греция (2003-2004).
Достижения: чемпион России 1992, 1993, 1994 гг., обладатель Кубка СССР/России 1992, 1994 гг.
За олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей.
Сейчас работает тренером вратарей в московском «Спартаке».

Не было такого, что Гинтарас Стауче хотел быть, скажем, нападающим, – он просто играл хуже всех и потому встал в ворота. А потом понял, что хочет стать лучшим в этом амплуа. Попал в футбольную школу, затем во флагманский в Литве вильнюсский «Жальгирис», но сыграть за него в высшей лиге чемпионата СССР так и не успел. Пройдя через все юношеско-молодёжные сборные, Стауче попал на заметку к Бескову, а, это, в советские-то времена, было признаком как минимум талантливости. Впрочем, в наличии у Стауче вратарских способностей и так никто не сомневался.

«Очутиться в команде легендарного Бескова – это была какая-то нереальная фантастика, – вспоминает Стауче. – Тогда значение двух коротких слов „футбол“ и „Бесков“ никому объяснять было не нужно. Сейчас, наверное, не грех и разъяснить. Если в Советском Союзе был футбол, то Бесков включал в себя примерно 80 процентов того футбола. Бесков — это было божество. Наверное, именно поэтому я сначала от предложения отказался. Если честно, я не думал, что смогу когда-нибудь из Литвы уехать. Я очень трудно приживаюсь в коллективах. Дома чувствую себя намного комфортней. Наверное, такой уж уродился. Одним словом, отправился домой. Но мне позвонили ещё раз и напомнили: мы тебя ждём, приезжай. В „Жальгирисе“ того времени мне было ещё далеко до основного состава. Я подумал: лучше уж появлюсь в „Спартаке“, посмотрю на Дасаева, Черенкова, Родионова. Потренировался с ними недели две, и тут Бесков меня вызывает и говорит, что я его вполне устраиваю. Я совсем растерялся: как быть? Позвонил моему первому тренеру Римасу Коханаускасу спросить его мнение. Он сказал: „Терять тебе нечего, надо попробовать. В конце концов “Спартак» есть «Спартак». Так я в Москве и остался".

Стауче шёл в команду, где уже были Ринат Дасаев и Станислав Черчесов. То есть фактически без шансов и вариантов. Но он упорно ждал своего часа, хотя мог, наверное, перейти в команду послабее, где стал бы «номером один». Он был терпелив. Потому что тренироваться с Дасаевым и Черчесовым было важнейшей школой жизни, а второго такого шанса могло и не быть. Четыре года Стауче ждал своего шанса. А когда дождался, то услышал от болельшиков: «У нас в воротах пустое место стоит».

Четыре года Стауче ждал своего шанса. А когда дождался, то услышал от болельшиков: «У нас в воротах пустое место стоит». Два чемпионства категорически поменяли акценты в отношении фанатов, и когда в 1994-м стало ясно, что он уходит, на трибунах появились плакаты: «Стауче, останься!»

Пришлось доказывать. Два чемпионства категорически поменяли акценты в отношении фанатов, и когда в 1994-м стало ясно, что он уходит, на трибунах появились плакаты: «Стауче, останься!» Тогда это ещё называлось плакатами, а не баннерами…

Возникает вполне логичный вопрос: «А зачем основной вратарь „Спартака“ уехал в турецкий „Галатасарай“? Всё очень просто. Развалился Советский Союз и открылся железный занавес. Все, в том числе и футболисты, хотели пожить в других условиях, заработать денег, попробовать себя в новом, практически незнакомом футболе. Но в Турции у Гинтараса дела не заладились. Только когда он переехал в западноевропейский „Дуйсбург“, в страну, очень подходящую для литовца по менталитету, всё встало на свои места.

Стауче твёрдо занял место в воротах немецкого клуба и никому не отдавал его пять лет. Было признание болельщиков, специалистов, сравнения с Оливером Каном и где-то даже предпочтения перед великим немцем. Параллельно Стауче капитанствовал в сборной Литвы, провёл немало матчей в национальной команде, но, как вы сами понимаете, успехов с ней не добился. После „Дуйсбурга“ Стауче поиграл ещё в Греции, где, собственно, и был приобретён тот гвоздь, на который повесил бутсы.

А спустя какое-то время Гинтарасу позвонил спортивный директор „Спартака“ Станислав Черчесов: „Приезжай, встретишься с Федотовым“. „Сделал визу, приехал, — вспоминает Стауче. — Говорил с Владимиром Григорьевичем, а ощущение такое, будто с Бесковым: Федотов такой же спокойный, уравновешенный. Поговорили“.

И через несколько дней Гинтарас Стауче стал тренером вратарей „Спартака“. Круг замкнулся.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Чего вы ждёте от сборной России в матче с бельгийцами?
Архив →