Андреас Бреме: Россия сыграет на Евро-2008
Текст: «Чемпионат»

Андреас Бреме: Россия сыграет на Евро-2008

Знаменитый в прошлом немецкий футболист, автор победного гола в финальном поединке чемпионата мира 1990 года Андреас Бреме вспоминает самые яркие мгновенья своей карьеры и оценивает нынешнее состоянии российского футбола.
4 апреля 2006, вторник. 10:08. Футбол

«Андреас Бреме? Замечательный мужик!» — воскликнул журналист из Kicker Хартвиг
Хассельбрух, когда я поделился с ним планами взять интервью у знаменитого в
недавнем прошлом немецкого футболиста. В справедливости слов коллеги вскоре
убедился. Мой звонок на мобильный телефон застал Бреме за рулем автомобиля.
«Готов отвечать на ваши вопросы», — сообщил мне Андреас, и мы сразу же начали
беседу. Ее лишь на короткое время однажды прервал немецкий «гаишник»,
притормозивший моего собеседника. Однако пауза длилась недолго: полицейский тут
же отпустил Андреаса, пожелав ему доброго пути. Я же еще раз убедился — кто в
Германии не знает Бреме?

ГОЛ ВЯЧЕСЛАВУ ПАНОВУ

— Первый гол за сборную Германии вы забили в 1984 году в Ганновере в матче с
командой СССР. Что вспоминаете сейчас о той встрече?

— Это была одна из моих первых игр в сборной. До этого постоянно выступал за
молодежку. Помню, в команду Юпп Дерваль включил меня в последний момент. Я не
был в стартовом составе, но вышел на поле минут за пятнадцать до конца, заменив
Клауса Аллофса. А за минуту до окончания встречи забил гол — левой ногой с очень
приличной дистанции. Уже не помню, кто тогда стоял в воротах сборной СССР. Но
точно не Дасаев.

— Московский торпедовец Вячеслав Чанов. Это была его единственная игра в
сборной… А на следующий год вы со сборной Германии уже приехали в Москву.
— И уехали ни с чем — 0:1. Кстати, проиграл в Москве тогда уже второй раз
подряд: до этого в 1981-м в матче Кубка УЕФА «Кайзерслаутерн», за который я
тогда играл, уступил «Спартаку» — 1:2. Москвичи в чисто футбольном плане были
явно лучше нас. Нам очень повезло, что по результатам двух матчей «Кайзерслаутерн»
все-таки прошел в следующий круг. Да, дома мы добились крупной победы — 4:0, но
этот счет явно не соответствовал соотношению сил на поле.

— У вас была возможность что-нибудь увидеть в Москве кроме стадиона?
— Времени, разумеется, было немного, но Красную площадь и Кремль нам показали.
Это было здорово! Многие мои друзья, которые в последние годы летают в Москву, в
один голос говорят, что ваша столица стала еще красивее.

— Следующее свидание с нашими футболистами у вас было в 1992 году на
чемпионате Европы в Швеции...

— Сборная СНГ была в те годы суперкомандой. Нас выручил тогда только Томас
Хесслер, который в самом конце матча со штрафного сравнял счет. Но еще сильнее
ваша сборная была на предыдущем континентальном первенстве в Германии. Честно
говоря, не ожидал, что в финале Голландия сумеет обыграть команду Лобановского.
Дасаев, Заваров, Беланов, Протасов — кто не знает этих имен… На протяжении
всего Euro-88 эти ребята и их партнеры показывали сенсационный футбол. Жаль,
конечно, что в решающем поединке они не смогли продемонстрировать все, на что
были способны.

Я БЫЛ УВЕРЕН, ЧТО ЗАБЬЮ АРГЕНТИНЦАМ ПЕНАЛЬТИ

— За долгую карьеру вы работали со многими выдающимися тренерами. Что о них
сейчас вспоминаете?

— Мне, конечно, в этом плане очень повезло: люди, под началом которых я
трудился, -великолепные специалисты. Да и человеческие качества у них на высоте.
Юпп Дерваль, например… Очень симпатичный, добрый человек. Пожалуй, даже
чересчур добрый. После него сборную возглавил Франц Беккенбауэр. О нем много
рассказывать нет нужды. Он был футболистом-волшебником, а потом свое волшебство
применил на тренерском посту А в «Баварии» мне посчастливилось познакомиться с
Удо Латтеком. Он умел находить контакт с футболистами — на его занятиях мы много
смеялись, но это не мешало нам выполнять огромные нагрузки. Вообще тогда было
совсем другое поколение футболистов, с ними клубным тренерам приходилось проще.
Затем в «Интере» я встретил Джованни Трапаттони. Этот тренер потрясающе
разбирается во всех премудростях футбольной тактики. Наконец, в «Кайзерслаутерне»
работал с Отто Рехагелем. Его тренерские достоинства известны всему миру Хочу
только добавить, что он еще и прекрасный, умнейший человек.

— Продолжим воспоминания. Вы были известны как футболист, забивающий самые
важные голы. Например, мячи в ворота сборных Франции и Англии в полуфиналах
чемпионатов мира 1986 и 1990 годов, единственный, и решающий, гол аргентинцам в
финале мирового первенства в Италии. И при этом играли вы тогда в обороне. Как
удавалось забивать в самый нужный момент?
— У каждого игрока есть свои сильные качества… Я, например, неплохо
исполнял «стандарты». И гол сборной Франции провел именно со штрафного удара. Но
в принципе мне всегда было все равно, кто в нашей команде забивал, — главное,
чтобы мы выигрывали.

— В 86-м сборная Германии в драматическом поединке уступила в финале
Аргентине. Настроение в команде после финала, наверное, было подавленным?
— Отнюдь — относительно неплохим. Все-таки мы понимали: Аргентина в Мексике
была лучшей командой турнира. Мы же достойно сражались в финале, сам выход в
который стал для нас большим успехом.

— Но зато четыре года спустя немцы взяли у аргентинцев реванш. Причем
победный гол в ворота команды Марадоны с пенальти забили вы. Кстати, почему
именно вам поручили бить с точки? До того одиннадцатиметровые чаще всего
исполнял Маттеус…
— Это было заранее обговорено с Беккенбауэром. Спасибо Францу, что в
решающий момент он доверил мне судьбу сборной.

— Какие чувства испытывали, подходя к мячу?
— Это был, конечно, мой самый важный в жизни гол. Любой игрок счастлив уже
тогда, когда ему удается выйти на поле в финале чемпионата мира. Мне же в
решающих матчах посчастливилось играть дважды. Ну а провести гол в финале —
вообще предел мечтаний… Если в Мексике, как я уже говорил, Аргентина была
более достойна чемпионского звания, то в Италии титула заслуживали уже мы. Да и
в финале смотрелись лучше, чем аргентинцы. Ну а когда я шел бить пенальти…
Нет, страха, разумеется, не испытывал. Если у тебя страх, к одиннадцатиметровой
отметке вообще подходить нельзя. Надо быть уверенным в себе, знать, что можешь
отлично пробить пенальти. Хотя при всем этом можно и промазать — такое в футболе
встречается нередко. И все-таки, главное, повторяю, — уверенность в собственных
силах.

— Ощущали, что на вас смотрит весь мир?
— В те мгновения, честно говоря, об этом не думал. Просто был рад, что в
важнейший момент незадолго до окончания второго тайма иду бить пенальти. В итоге
этот удар и принес нам заслуженное звание чемпионов мира.

— И все-таки: вы были уверены, что забьете?
— В таком деле никогда нельзя быть на сто процентов уверенным. Но я был
действительно убежден, что отправлю мяч в сетку.

ИГРОКИ МОЕГО ПОКОЛЕНИЯ ТРУДИЛИСЬ БОЛЬШЕ

— С тех пор прошло почти шестнадцать лет. Теперь все предвкушают мировое
первенство в Германии. Чего ожидаете от турнира у себя на родине?
— Надеюсь, это будет хороший чемпионат, а команды покажут привлекательный,
результативный футбол. Что-либо еще говорить на эту тему пока трудно. Подождем
до 1/8 финала — тогда уже наверняка будем располагать достаточной информацией
для прогнозов… Но, конечно, очень хотелось бы, чтобы игры проходили в духе
fair play а вне футбольного поля обошлось без беспорядков.

— Какие новые футбольные тенденции ожидаете увидеть летом этого года в
Германии?

— Об этом тоже говорить рано. Повторяю, давайте немного подождем.

— Если бы во времена, когда вы играли, мировой чемпионат проходил в Германии,
сборная ФРГ наверняка считалась бы главным претендентом на победу. Почему
сегодня авторитет вашей национальной команды не столь высок?
— Все объясняется просто — сегодня у нас нет таких высококлассных
футболистов во всех линиях, как раньше.

— Почему?
— Признаюсь, мне трудно ответить на этот вопрос. Но у нас сейчас действительно
нет игроков, кроме тех, что мы имеем. Те же, кто есть… Ну вы сами знаете.

— Может быть, проблема кроется в неэффективной работе с молодежью?
— Не думаю. Просто талант должен родиться… Кроме того, нынешние молодые
работают над собой не так много, как их предшественники. Мы, помню, трудились
значительно больше. И еще: футбол должен доставлять игрокам удовольствие. По
тому же, как действуют многие наши футболисты, этого не скажешь.

— В последнем товарищеском матче с американцами сборная Германии провела
абсолютно два разных тайма: в первом выглядела закрепощенной и неуверенной, во
втором воспрянула и забила четыре гола. Чем объяснить подобные перепады?
— Такое в футболе бывает часто — и не только с германской сборной, но и с
командами других стран.

— Не так уверенно, как раньше, выглядят на европейской арене и клубы
бундеслиги.

— Причина все в том же — в командах мало хороших немецких игроков. В других
больших футбольных странах такого дефицита, как у нас, не наблюдается.

— Еще недавно вы были помощником Трапаттони в «Штутгарте». Почему у вашего
именитого тандема дела в клубе не заладились?

— Что значит не заладились?! После того, как нас уволили, команда выиграла лишь
два матча. Мы вывели «Штутгарт» на пятое место, и выше в турнирной таблице клуб
с тех пор не поднимался.

КОМАНДА БЛОХИНА СПОСОБНА НА МНОГОЕ

— Какое место для сборной Германии станет успехом на предстоящем мировом
чемпионате?

— Если пробьемся в полуфинал, будет здорово. Но, честно говоря, я в этом не
убежден.

— А кого относите к фаворитам?
— Этот список у всех на устах: Бразилия, Аргентина, Италия, Испания, Голландия,
Англия, Чехия… Есть много стран, реально претендующих на победу

— Впервые среди участников мирового чемпионата — сборная Украины.
— Эта команда тоже способна на многое: Блохину действительно удалось создать
очень хорошую сборную.

— Вы с ним знакомы?
— Лично, к сожалению, нет. Но я, конечно, знал его как великолепного игрока.
Теперь же очень ценю как тренера, добившегося большого успеха. Думаю, Блохин и
его команда будут прогрессировать и в будущем.

— В отличие от украинских болельщиков у россиян настроение далеко не
приподнятое: сборная страны в финальный турнир не пробилась...

— Я люблю ваш футбол — у вас немало прекрасных мастеров, команды играют очень
быстро, технично. Не сомневаюсь, Россия обязательно будет среди участников
следующего европейского первенства.

— С большой долей вероятности новым тренером российской сборной станет Гус
Хиддинк.

— Я его знаю лично, это блестящий тренер. Хиддинк вполне может вывести сборную
России на новый уровень.

— Вопрос, волнующий у нас в стране многих. Что лучше: плохой естественный
газон или искусственная трава последнего поколения?

— Я не поклонник искусственного покрытия. Для суставов, связок и мышц
натуральный газон всегда лучше. Хотя, конечно, понимаю: в России с ее суровым
климатом часто трудно или даже невозможно подготовить хорошее поле…

— Так в чем же выход?
— Наверное, изобрести еще более совершенное искусственное покрытие.

МАРАДОНУ В СБОРНУЮ МИРА НЕ ПРИГЛАСИЛ БЫ

— Назовите, пожалуйста, ваш вариант сборной мира всех времен.
— В воротах — Майер. В защите…

— Бреме?
— Нет. Левый защитник — Кабрини, правый — Брайтнер. В центре обороны сзади —
Беккенбауэр, чуть впереди — Барези. Полузащита: Маттеус, Гуллит, Кройф, Пеле. В
нападении — Шевченко…

— Это специально для нашей газеты?
— Нет. Включаю его в свою сборную потому, что он действительно нападающий
мирового класса. Кстати, мог бы назвать еще и Блохина — он тоже был
суперфорвардом. Вообще блестящих нападающих очень много. Но в пару с Шевченко я
бы поставил Мюллера.

— В вашей команде не нашлось места Марадоне.
— Просто другие лучше.

— Но аргентинец потрясающе сыграл на мировом чемпионате 1986 года.
— Согласитесь, у других тоже были звездные мгновения.

— Вам когда-нибудь приходилось выходить на поле со знаменитостями, не
имеющими отношения к футболу?

— Выступал в одной команде с Михаэлем Шумахером, которого очень хорошо знаю. Он
прекрасно играет в футбол. Да и вообще Михаэль очень симпатичный парень.

— А в болиде «Формулы-1» ездить не приходилось?
— Сидеть я в нем сидел, но с места тронуться не рискнул.

— Какова была самая большая несправедливость в вашей жизни?
— В 87-м в финале Кубка европейских чемпионов «Бавария», за которую я выступал,
была явно сильнее «Порту». Мы вели — 1:0, но незадолго до финального свистка в
течение одной минуты получили в свои ворота два гола, упустив победу. Было
ужасно обидно.

— Какой день в вашей жизни самый счастливый?
— Их было два. Это дни, когда родились мои сыновья Рикардо и Алессио. Первому
уже 17, второму- 11.

— А самый несчастливый?
— Мне было безумно тяжко, когда мой старший сын тяжело заболел и в течение пяти
дней лежал в коме.

— Что для вас деньги, слава?
— Деньги приносят уверенность, даже какую-то безопасность. И еще помогают стать
счастливым. Да и слава приятна: тебя узнают в Италии, Испании, России, везде. И
все, кто с тобой общается, пытаются быть крайне приветливыми.

— Ваша самая большая ошибка в жизни?
— Я всегда был чересчур добродушным.

— Вы — счастливый человек?
— Конечно, у меня ведь замечательная семья.

— Ваши планы?
— С 1 июля вновь хочу работать тренером.

— В какой команде?
— В данный момент еще ничего не могу сказать.

— Могли бы себе представить, что когда-нибудь возглавите одну из российских
команд?

— Безусловно. Я уже говорил, что мне нравится ваш футбол. Думаю, работа в России
доставила бы мне удовольствие… Знаю, недавно в московский «Спартак» перешел
Мартин Штранцль, тренировавшийся у меня в «Штутгарте». Это прекрасный игрок,
хороший человек. Уверен, он в России добьется успеха.

— Каков ваш жизненный девиз?
— Совершенствоваться каждый день!

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
27 июня 2017, вторник
26 июня 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Сборная снова облажалась. Кто виноват?
Архив →