Тарелочка с зелёной каёмочкой
Текст: Николай Петросян

Тарелочка с зелёной каёмочкой

Обозреватели "Чемпионат.ру" решили разобрать ситуацию с уходом российского футбола на спутниковое телевидение с учётом мнений всех заинтересованных сторон.
15 января 2009, четверг. 22:00. Футбол

Компания «НТВ-Плюс», которая, напомним, владеет правами на показ матчей чемпионата России, объявила о завершении тендера, по итогам которого стало понятно, что футбол уйдёт с бесплатного федерального канала «Спорт» и останется только на спутниковом «НТВ-Плюс». Те болельщики, которые не имеют «тарелки», смогут смотреть только один матч каждого тура, который по традиции будет показывать Первый канал. Обозреватели «Чемпионат.ру» Антон Третяк и Николай Петросян решили порассуждать на эту тему и определить для себя, хорошо это или плохо.

"«НТВ-Плюс» хочет шесть миллионов долларов за 60 матчей. Иными словами, 100 тысяч долларов за матч (при этом каждый второй в записи). При том, что, по оценкам отечественных экспертов, средняя цена прав за показ рядового матча ЧР колеблется в пределах от двух до пяти тысяч долларов.

Антон Третяк: «Футбол – это продукт, который должен продаваться», – считают руководители клубов Премьер-Лиги. И они, конечно, правы, отсылая нас к многочисленным западным примерам, где доходы от продажи прав на телетрансляции составляют значительную часть прибылей клубов. Желание зарабатывать деньги, продавая телевидению свой продукт, похвально и понятно. Но мы ведь не на Западе, почему мы всё время об этом забываем? Телевидение в Европе покупает качественный продукт, товар, пользующийся максимальным спросом. Покупает, твёрдо зная, что деньги себе вернёт. И получается, что всем хорошо. Клубы получают хороший доход от продажи прав на футбол, телевидение получает прибыль от рекламы и продажи потребителям качественной картинки. Болельщики за адекватные деньги получают футбол, причём в очень простом технологически варианте. Мы хотим быть такими же и поэтому скачем по ступеням, не замечая их. Мы ещё не создали рынок, а уже хотим доходов. Мы финансируем футбол в большинстве своём за счёт налогоплательщиков, а потом им же хотим этот футбол продать. Какие-то мы странные, не находишь?..

Николай Петросян: Историю с продажей прав на трансляцию нашего чемпионата иначе как странной не назовёшь. Странно, что «НТВ-Плюс» выкупает эксклюзивные права на показ матчей, но технологически не в состоянии обеспечить приём сигнала для потенциальных абонентов. И речь не только о жителях Ямала, многие болельщики из крупных городов уже сталкивались с проблемой установки тарелки. Как бывший абонент Sky Italia могу засвидетельствовать, что несопоставима не только «смотрибельность» картинки, но также качество предоставляемого оборудования. Приведу простой пример: обладатель ресивера Sky Italia может выбирать четыре различных ракурса показа гонки Формулы-1. То есть в то время, когда транслируется общий план, он может переключиться на камеру, установленную на болиде «Феррари», и наблюдать за гонкой глазами Массы. Или наоборот, включить общий план. Или переключиться на третью камеру. И платит он за это удовольствие 80 евро в месяц. Конечно, само оборудование стоит недёшево, но, судя по тому, что число подписчиков Sky Italia на конец прошлого года составляло 4,6 млн, а у «НТВ-Плюс» около 600 тыс. абонентов, можно прийти к выводу о том, что среднестатистическому итальянцу эта роскошь по карману, а россиянину картинка из условного Нальчика, передаваемая при помощи двух-трёх камер, нет.

Что касается твоей формулировки «заработать деньги на футбольном продукте», то я не могу понять, как может сумма в 1,5 млн долларов в год считаться доходом для клуба, в котором футболисты, составляющие половину состава, получают по миллиону «зелёных»? Что это за доходная статья, которая покрывает два-три процента только зарплатной ведомости?

А. Т.: Это как раз самая доходная статья. А какие ещё есть доходные? Допустим, ЦСКА как-то зарабатывает на Лиге чемпионов благодаря своим серьёзным успехам последних лет – солидные спонсорские контракты. Продажа билетов и атрибутики – пшик, как не раз признавал армейский руководитель Евгений Гинер. И получает ЦСКА за телеправа не 1,5 миллиона, а больше. Там ведь идёт разделение в зависимости от результата, количества показанных матчей. И для «Амкара», при бюджете в чуть больше 10 миллионов, 1,5 миллиона – единственный ощутимый источник дохода. Остальные деньги идут от Пермской области, города и одноимённого завода. И клубы уже сейчас говорят о том, что хотят от телевидения больше денег. И, наверное, через пару лет канал «НТВ-Плюс» будет готов заплатить и 150 миллионов, почему не заплатить деньгами «Газпрома»? Я бы тоже себе права на испанскую Примеру купил и никому, кроме друзей, не давал смотреть, если бы мне «Газпром» денег дал…

И вот представляем себе болельщика «Амкара» («Томи», «Кубани», «Шинника» и так далее). Сначала на его деньги спонсируют любимый клуб (10 миллионов в год, извините, это очень хорошая, просто отличная больница, или пара современных школ...) Этот клуб, к слову, болельщика на трибуны бесплатно не пускает… За футболочку в магазине атрибутики заплати, шарфик купи… Затем на его деньги покупают права на телетрансляции чемпионата и дарят клубам Премьер-Лиги по 25 миллионов в год. После чего хотят сделать так, чтобы человек ещё за просмотр этого футбола платил. Классный такой бизнес получается, Остап Бендер нервно курит в сторонке…

Не надо сразу мне в ответ рассказывать про бизнес-проекты «Газпрома» и прочее. «Газпром» – государственная, бюджетообразующая компания, которая торгует не собственноручно выращенными помидорами, а природными ресурсами, которые в любой стране мира принадлежат государству. Вот когда будет у нас футбол бизнесом, когда не будет в нём государственных денег, тогда и будем говорить о бизнесе. Пока же «игра номер один» в России – очень убыточное предприятие. Социальный вариант, если хотите.

То есть сейчас 25 миллионов в год на всю лигу — красная цена продукту под названием «российский футбол», чего бы там ни желали наши клубы. А чемпионат Франции, где уровень зарплат на порядок ниже, чем у нас, стоит 668 млн евро в год.

Н. П.: Ты привёл в качестве примера «Амкар», но я имел в виду клубы, скажем так, побогаче. Те, в которых до недавнего кризиса премиальные исчислялись суммами с пятью нулями и в долларах. Так вот для них даже пять миллионов от телетрансляций не могут считаться существенным доходом. С другой стороны, телевизионщики, тот же «НТВ-Плюс», утверждают, что сумма контракта определяется объёмом рынка и масштабами рекламы. То есть сейчас 25 миллионов в год на всю лигу — красная цена продукту под названием «российский футбол», чего бы там ни желали наши клубы. А чемпионат Франции, где уровень зарплат на порядок ниже, чем у нас, стоит 668 млн евро в год. Напрашивается простой вывод о том, что надо стремиться не к повышению доходов от ТВ, а к приведению раздутых зарплатных и трансферных бюджетов в соответствие с реалиями рынка. О чём, кстати, не раз говорил Валерий Карпин, руководитель одного из немногих клубов, которые действительно пытаются вырасти в коммерческие проекты. По сути их два: «Спартак» и ЦСКА. Два непримиримых соперника оказались в одной лодке.

А. Т.: Вот я и говорю, что не надо нам спешить, не надо прыгать через ступени. Наши стадионы устарели, они не приспособлены для современного показа. Качество футбола в большинстве матчей оставляет желать лучшего. В провинции ведь собираются полные стадионы, в том же Питере и по 60 тысяч, уверен, будут ходить на матчи «Зенита», вопрос во вместимости арены. Есть интерес к футболу, но футбол в провинции оплачивается государством. Налогоплательщиками. Вот говорят, что если футбола не будет на общедоступном ТВ, то интерес к нему повысится, больше людей будет на стадионах. Да ничего подобного. Во-первых, футбол всё же будет на Первом, а это уже получается профанация. У «НТВ-Плюс» все права, но 30 лучших матчей будут на федеральном канале. И во-вторых, не этим ведь вызвана низкая посещаемость футбола в Москве, не его наличием или отсутствием на телевидении. А тем, что футбольные матчи плохо организованы. Что до и после матча в радиусе нескольких километров нельзя попить пива, что приходится проходить 300 кордонов с обысками, что вокруг куча озверевших людей в форме… Вот эти вопросы надо решать РФПЛ, а не реализовывать, как они это сами называют, «свои телевизионные и коммерческие права». Свои права наши клубы знают, интересно, слышали они что-то об обязанностях?

Не так давно Владимир Путин сказал: «Мутко там чего-то опять намутил», – и дал распоряжение Дмитрию Медведеву разобраться с проблемой показа матчей на общедоступном ТВ. Теперь, надеюсь, уже Дмитрий Медведев скажет, что Мутко что-то там намутил, и даст распоряжение Владимиру Путину разобраться в ситуации. Рано нам ещё в футбольный бизнес играть…

Н. П.: Да, придётся Медведеву и Путину снова подключиться к футбольным процессам. Другого способа решения проблем в России, кроме волевых решений сверху, пока не придумали.

P. S. от главного редактора Михаила Сёмина:

Решил заняться простой арифметикой. Вот информация о тендере, опубликованная на официальном сайте «НТВ-Плюс»: http://www.ntvplus.ru/news?id=109532&abonent=1.

Ключевая фраза: минимальный размер лицензионного вознаграждения за получение прав, предлагаемых «НТВ-Плюс», составляет не менее 6 000 000,00 (шести миллионов) долларов США, включая НДС.

За эти деньги «НТВ-Плюс» предлагал по одному матчу каждого из 30 туров «впрямую» и по одному матчу в записи. Право выбора – после Первого канала.

Шесть миллионов долларов за 60 матчей. Иными словами, 100 тысяч долларов за матч (при том, что каждый второй в записи). При этом, ещё раз подчёркиваю, право выбора – после Первого канала (то есть, скажем, ЦСКА – «Зенит» или ЦСКА – «Спартак» получить нереально).

Второй момент: «Телекомпания, направляющая заявку, должна предоставить подтверждение возможности распространения рекламы спонсоров российской футбольной Премьер-Лиги продолжительностью семь минут 30 секунд в каждой трансляции футбольного матча Росгосстрах чемпионата России».

Да, придётся Медведеву и Путину снова подключиться к футбольным процессам. Другого способа решения проблем в России, кроме волевых решений сверху, пока не придумали.

Рекламных блоков может быть четыре (один до матча, два в перерыве и один после матча). Протяжённость блока допускается в диапазоне трёх-четырёх минут. Добавьте к этим блокам «шапки», отбивки, и получится, что из 12 – максимум 16 – минут рекламного пространства канал должен восемь отдать бесплатно. На продажу спонсорам остается четыре минуты (максимум, если извернуться, восемь). Спросите у любого рекламщика: даже восемь минут продать за 100 тысяч нереально. Красная цена за минуту рекламы на каналах «Спорт», ТВЦ, если правильно помню, составляет три тысячи. И это в самых рейтинговых ПРЯМЫХ трансляциях и программах. В нашем случае половина матчей – в записи. Оставшиеся 30 – «право выбора ПОСЛЕ Первого». Добавьте к этому ещё технические расходы канала на трансляцию сигнала, работу техников, редакторов, комментаторов и т. д.

Я не хочу «очернить» «НТВ-Плюс» или «обелить» ТК «Спорт». Но факт таков (а я тоже периодически интересуюсь стоимостью прав), что стоимость прав на ЧР по футболу, объявленная в тендере, сопоставима со стоимостью прав на показ Лиги чемпионов (где нет таких драконовских условий по рекламе). И заметно превышает стоимость любого другого футбольного турнира, не говоря уже о любых других соревнованиях.

По оценкам отечественных экспертов, средняя цена прав за показ рядового матча ЧР колеблется в пределах от двух до пяти тысяч долларов. Права на ЦСКА – «Спартак» могут достигать 15 тысяч. Как ни странно, ещё троим людям с различных телеканалов, с кем я беседовал, на ум пришло одно и то же словосочетание: запретительная пошлина. Мы, ей-богу, не сговаривались.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Лучший нападающий сезона в РФПЛ - это...
Архив →