До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: «Чемпионат»

Андрей Червиченко: я больше не спартаковец

Бывший президент столичного "Спартака" рассказывает о периоде своего правления в стане красно-белых, а также объясняет причины ухода из подмосковного клуба "Химки".
5 апреля 2006, среда. 09:43 Футбол

Ворота офиса Андрея Червиченко на Спартаковской улице по-прежнему украшены
красно-белыми ромбиками. «Я не подвержен синдрому коммунистов, которым
необходимо было разрушить все признаки прежней жизни», — замечает по этому
поводу президент «Спартака» 2000 — 2004 годов.

В прошлом сезоне он являлся вице-президентом «Химок», в конце чемпионата
произошел разрыв с этой командой, в результате сложилась уникальная ситуация: на
руках у Червиченко остались трансферы 27 игроков клуба!

А ВЫ ПОПРОБУЙТЕ УСТРОИТЬ ТРИДЦАТЬ ФУТБОЛИСТОВ

— Мне остались права на всех футболистов «Химок», за исключением Тихонова. А еще
трансферы пятерых игроков, которых я купил в подмосковный клуб с прицелом на
сезон-2006, — уточняет Червиченко.

— Кто были эти потенциальные новички?
— Назову троих: молодой Рязанцев, перешедший из «Москвы» в «Рубин», голкипер
Рыжиков, отданный «Локомотиву», и Артур Кусов, который оказался в «Кубани». Еще
двое остались в итоге в своих прежних клубах, так что по этическим соображениям
раскрывать их имена не стану.

— Кстати, в «Химках» помимо Тихонова остались еще и Йованович с Лебедковым.
— Серба у меня купили, а российского полузащитника взяли в полугодичную аренду.
У Лебедкова недавно родила жена, ему сейчас нельзя было уезжать из Москвы.

— Подмосковный клуб пришлось покинуть из-за невыхода в премьер-лигу?
— Нет. Причины были субъективного свойства. В них меньше логики, больше эмоций.

— Непростое это дело — пристроить тридцать футболистов?
— А вы попробуйте! Получается, что футболистов фактически на три состава, а
действовать надо быстро — игроки хотят пройти всю предсезонку с новой командой.
Теперь меня часто спрашивают: «Ну и где твои „Химки“?» — «Все в премьер-лиге», —
отвечаю. Вся основа разошлась за две-три недели, спрос оказался велик. Сложность
же заключалась в том, что в предыдущем сезоне главный тренер «Химок» Павел
Яковенко редко вносил изменения в состав, на поле выходили одни и те же.
Соответственно, не все футболисты могли себя проявить. А в убыток я никого
продавать не собирался. Например, есть опорный хавбек Зюзин, который выступал за
сборную, готовящуюся к Олимпиаде-2008. Парень талантливый, но на его позиции
весь год действовал Перов, ныне играющий в «Торпедо». Так что о Зюзине в стране
знают не очень много, его пока устроить в серьезный клуб не удалось. Видимо,
полузащитнику придется полгода отыграть во втором дивизионе, а потом пойдет
дальше.

НАДОЕЛО ВЫБРАСЫВАТЬ ДЕНЬГИ

— Не чувствовали ли себя этаким барином, владеющим крепостными?
— Какое уж тут барство. В «Химках» мне пришлось выплачивать зарплату всему
персоналу до первого января, а футболистам — до того дня, пока они не
подписывали контракт с каким-либо клубом. Так что поясок потуже пришлось
затягивать.

— А не было мысли всех ваших игроков перевести в какую-нибудь команду первой
лиги и выйти с ними в высший дивизион? Например, назывался вариант с «Балтикой».
— Честно говоря, немного надоело думать об этих проблемах, выбрасывать
деньги в трубу. Футбол в России требует все больших затрат, с каждым годом они
растут. Накладные расходы в первом дивизионе выше, чем в премьер-лиге, минимум в
два раза. А если привык передвигаться на чартере, то и в три. Слетать во
Владивосток и назад стоит 150 тысяч долларов. Считаю регламент проведения
соревнований непродуманным. Это чересчур — мотаться от Калининграда до
Хабаровска. Многие именно из-за этих затрат терпят финансовый крах. Причем из-за
материальных проблем во втором круге некоторые команды пускаются в некрасивые
истории, нарушают принципы фэйр-плей. Футболистам-то надо как-то кормить семьи.
Ряд проблем можно решить делением дивизиона на две зоны.

— В «Химках» вам никто не помогал?
— Администрация города выделяла на сезон 20 миллионов рублей. Это не покрывало
затрат на один месяц даже без учета трансферов.

— А Московская область вообще никак не участвовала в жизни «Химок»?
— Руководству области можно только поклониться за внимание к спорту. Строится
множество стадионов, арен, площадок. Выделяются средства на многие виды спорта,
в том числе и на футбол, но в премьер-лиге выступает «Сатурн», а не «Химки».
Если бы вышли в высший дивизион, может, и нам стали бы помогать.
— Почему все же уступили «Лучу» и «Спартаку» из Нальчика?
— Это темная история. По неизвестным мне причинам уступили в концовке матчей
в Новокузнецке и Новосибирске. Случайным это быть не могло. Один из соперников
вылетел во вторую лигу, а второй шел в середине, ничего собой не представлял.
Затем случились две странные игры с кавказскими командами. Думаю, не обошлось
без закулисных дел, но пока, кроме слухов, мне об этом ничего не известно.

«ДИНАМО» ХОТЕЛО ЕЩЕНКО ЗА ЧЕТВЕРТЬ ЦЕНЫ

— Кто из проданных футболистов оказался самым дорогим?
— Примерно одинаково стоили два наших самых звездных футболиста — Олег Иванов,
перешедший в «Кубань», и Ещенко, оказавшийся в киевском «Динамо».

— О подписании контракта с Ещенко сообщало «Динамо» московское. Почему
защитник в итоге оказался в украинском клубе?

— Москвичи делали заявления, но не захотели платить. Думаю, кому-то показалось,
что огромное количество трансферных листов для меня окажется страшной обузой, от
которой я захочу избавиться за две копейки. Эти люди ошиблись. А команде Юрия
Семина, судя по началу сезона, Ещенко очень бы пригодился. Проблемы-то в обороне
серьезные. Наверное, не стоит бояться платить за талантливых игроков, делать на
них ставку. Через пару лет «Динамо» смогло бы выручить за защитника в пять раз
больше, чем просил я. В Киеве же просто так в основу не попадают, а Ещенко
последние пять матчей отыграл от звонка до звонка. В последнем даже забил
победный гол!

— Украинцы предложили больше, чем москвичи?
— Я огласил руководителям российского клуба определенную сумму, мне в ответ
заявили, что готовы дать в четыре раза меньше. На этом разговор был закончен.
Киевляне же давно следили за Ещенко, с названной суммой были согласны и вели
себя корректно. В отличие от москвичей, которые пытались решить вопрос за моей
спиной. Предполагали, видимо, что, договорившись с футболистом, сподвигнут меня
на кратное понижение цены. Но у меня есть волшебные слова для игроков, после
которых они едут туда, куда я им скажу.

«ЗАЗВЕЗДИВШАЯСЯ ЗВЕЗДА»

— Так получалось, что в ряде команд — «Кубани», нижегородском «Спартаке», «Амкаре»,
«Торпедо», «Луче» — оказалось сразу по два-три ваших игрока. Сказывались
дружеские отношения с руководителями клубов?
— Не сказал бы, что с кем-то дружу. В случае с краснодарцами, к примеру,
большую роль сыграл Павел Яковенко. Он отлично знал всех футболистов «Химок» и
снял все сливки, пригласив Иванова, Янбаева и Асильдарова. А подпиши тренер
контракт с «Кубанью» раньше, может, там оказалось бы еще больше моих игроков.
Яковенко просил не отдавать Перова с Данишевским в «Торпедо», но у меня уже была
договоренность с Владимиром Алешиным. Уважаю этого руководителя и его команду,
поэтому не стал сильно упираться в вопросе цены. Теперь Перов играет все матчи,
а Данишевский после травмы уже начал выходить на поле.

— Этот форвард — ваш любимчик?
— Можно и так сказать. Я веду его дела, у Саши нет агентов. Слежу и за Ивановым
с Ещенко. Занимаюсь также Прошиным, оказавшимся в «Томи». Его называю «зазвездившейся
звездой». Сейчас защитнику надо опуститься с небес на землю, чтобы, как той
птичке из фильма, не спалить крылья. Наша команда оказалась слишком сильно
разрекламирована, на некоторых игроках это отразилось не лучшим образом.

— С Юрием Перваком не было проблем при переговорах о трансферах в
нижегородский «Спартак»? Все-таки к сменщикам обычно ревностно относятся.
— Никаких проблем. Первак же не подсиживал меня в московском «Спартаке»,
интриг не плел. Я был акционером клуба, а потом решил продать всю свою долю. И,
кстати, не пожалел о своем решении. Руководить «Спартаком» — неблагодарное дело.
Особенно мне «нравятся» заявления о том, что я оставил после себя выжженную
землю. Но Погребняк ведь продан за три миллиона, Самедов — за четыре… Где бы
такую выжженную землю найти с молодыми воспитанниками, которые не нужны тренеру
— на десять миллионов евро. Посмотрите, кто сейчас определяет игру красно-белых.
Разве Родригес или Кавенаги? Или, может, Ковач? Лидер в обороне — Ковалевски, в
середине поля — Титов и Калиниченко, Павлюченко и Пьянович регулярно забивают.
На Титова не претендую, а все остальные куплены Андреем Червиченко. Кроме
Быстрова, которого мне в свое время не удалось приобрести у «Зенита», ярких
личностей не добавилось.

И после этого говорить о «выжженной земле»… Хотя я, конечно, знаю тонкости
пиар-кампаний и причины, из-за которых были организованы демонстрации с
плакатами. Это делается с целью понижения стоимости акций перед их покупкой.
Жаль, народ этого не понимает.

ТРАНСФЕР ТИТОВА

— Ковальчука вы приглашали?
— Нет. Я следил за ним в «Карпатах», но не считаю таким уж звездным футболистом.
Очень многие футболисты могут сверкнуть на коротком отрезке, а вот похвастать
стабильностью — единицы. Слышал, договорились до того, что Ковальчук лучше
Титова! Но Егор-то показывает класс на протяжении десятка лет. Он сделал
«Спартак» в прошлом году серебряным, забив головой в матче с «Локомотивом».
Больше никто по воротам и не бил. Так же именно гол Титова принес последний пока
спартаковский Кубок. Это еще в мое время было. И сравнивать Титова с
Ковальчуком… Молдавский полузащитник не может пока похвастать стабильной игрой
в течение одного сезона, не говоря уж о чем-то большем. То же самое относится к
Бояринцеву.

— Когда-то у вас на руках был и трансфер Титова. Он мог покинуть «Спартак»?
— Егор мог оказаться в «Динамо», в других клубах. Но многие не верили, что после
травм и дисквалификации он обретет прежнюю форму. Хотя я ни на секунду в этом не
сомневался. Кроме того, сам Титов сказал мне, что не видит себя в другой
команде, и попросил найти компромисс. К чести нового руководства, мы отыскали
точки соприкосновения. У меня теперь нет ни одной акции, все вопросы полностью
закрыты.

— Вы не подсчитывали — в итоге всей футбольной эпопеи со «Спартаком» и «Химками»
остались в плюсе или в минусе?

— Получилось около нуля. Сейчас, наверное, в маленьком минусе, но какие-то суммы
за трансферы еще получу.

— А бизнес теперь не легче вести стало? Все-таки Андрей Червиченко уже
узнаваемая фигура.

— Это не всегда хорошо. Что другому человеку предлагают за десять тысяч, мне —
за сто. Говорят, ты же все равно за двести продашь. Я-то, может, и продам, но
почему сразу должен отдавать в десять раз больше?

БОЛЬШЕ НЕ СПАРТАКОВЕЦ

— Футбольный бизнес для вас уже пройденный этап? Или мы еще услышим о вас как
о руководителе одного из клубов?

— Вообще-то предложений масса. Но все они сводятся к одному — помочь потратить
мои деньги. Отвечаю: спасибо, я сам. Заинтересовать меня можно только серьезным
вариантом, при котором обязательно наличие стадиона и базы. Тогда можно начинать
хоть со второй лиги. В «Химках» же приходилось только на аренду базы в
Новогорске тратить 800 тысяч долларов в год. За три сезона отдали бы два с
половиной миллиона — столько стоит построить собственную базу. Миллион — на
возведение корпуса, еще полтора — на три футбольных поля. Мы в Тарасовке делали
полную реконструкцию, поэтому знаю, о чем говорю.

— Сейчас болеете за «Спартак» или против?
— Ни то ни другое. Не хочу подставлять левую щеку, если ударили по правой. Не
согласен даже на первый удар. Так что меня удивляет возмущение, с которым мне
задают вопрос: «Как вы можете болеть за ЦСКА в матче со „Спартаком“?» А почему
должно быть иначе? Мне разве кто-то сказал спасибо за работу в «Спартаке»? В
армейском же клубе у меня дружеские отношения с Евгением Гинером и Валерием
Газзаевым, с тренером даже отпуск вместе провели. Мне нравится, как играет ЦСКА,
как работают люди. Я больше не спартаковец. Переживаю только за отдельных
игроков в этом клубе.

Источник: Спорт-экспресс Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
18 октября 2017, среда
Партнерский контент